«сказка моей жизни» icon

«сказка моей жизни»



Смотрите также:















Автобиография

«СКАЗКА МОЕЙ ЖИЗНИ»





«Вот сказка моей жизни.

Рассказал я ее откровенно и

чистосердечно, как бы

в кружке близких друзей».


Этими словами Андерсен заканчивает свою автобиографию. Эта автобиография была написана Андерсеном для немецкого издания сборника своих произведений. Со временем эта автобиография дописывалась им, в нее входили события, происшедшие с Андерсеном в последние годы. Последнее дополнение датируется 1855 г.

После смерти Андерсена, в 1877 году Йонасом Коллином, сыном друга Андерсена Эдварда Коллина и внуком «отца и благодетеля» Андерсена Йонаса Коллина, было издано прибавление к «Сказке моей жизни», описывающее последние годы жизни писателя.

Полную версию автобиографии вы можете найти на сайте:

http://www.sky-art.com/andersen/prose/mylife/storyofmylife00.htm


^

Х.К. Андерсен

Стихотворения


Стихи Андерсена имеют широкий диапазон тем, разную глубину, представляют различный социальный интерес и могут по-разному заинтересовать вас. Мне лично кажется, что последние произведения имеют очень большую глубину, очевидно, что это так, потому что они были написаны в конце длинной, и такой плодотворной жизни Андерсена. Кроме того, перевод этих стихотворений был сделан более 100 лет назад, что также объясняет их иногда необычное, или упрощенное звучание. Надеюсь, вы по достоинству их оцените.

Василий Петрович
^

ЧУДО

(1875 г.)



Однажды мумию на север привезли

От хмурых пирамид ее родной земли.

Гласил иероглиф, что множество веков

Покоилась она среди немых песков...

В дни смерти мумию украсили пышней

И колос золотой вложили в руку ей...

И здесь, на севере, из рук ее зерно

Весной посеяли — и выросло оно!..

О, чудо! Вместе с ним в нас вера возросла!

Напрасно годы шли, меняясь без числа, —

Зерно ничтожное и жило, и живет...

Так наш бессмертный дух, среди земных невзгод,

Порой покинет свет, покинет жалкий прах —

Но сам живет, живет — и будет жить в веках!..

Да, чудо наша жизнь и вечности сильней;

Постичь нельзя ее, но чудо, чудо в ней!

В. Лебедев


^

УМИРАЮЩЕЕ ДИТЯ

(1825 г.)


*** 

Как устал я, мама, если бы ты знала!

Сладко я уснул бы на груди твоей...

Ты не будешь плакать? Обещай сначала,

Чтоб слезою щечки не обжечь моей.

Здесь такая стужа, ветер воет где-то...

Но зато как славно, как тепло во сне!

Чуть закрою глазки — света сколько,

света,

И гурьбой слетают ангелы ко мне.

***

Для чего ты ручки сжала мне так больно

И ко мне прильнула мокрою щекой?

Весь горю я, мама... Милая, довольно!

Я бы не расстался никогда с тобой...

Но уж только, мама, ты не плачь — смотри же!

Ах, устал я очень!.. Шум какой-то, звон...

В глазках потемнело... Ангел здесь... все ближе...

Кто меня целует? Мама, это он!


^ Вырезки из бумаги Х.К. Андерсена


По свидетельствам современников, Ханс Кристеан Андерсен любил и хорошо умел делать вырезки из бумаги. Он вырезал смешные фигурки, цветы, замки, фигурки балерин и клоунов и многое другое.





Высокая, тонкая ваза с цветами.

^ Автор: Г. Х. Андерсен




Дама в желтом платье (раскрашено карандашом) и квадратной узорчатой шляпой.

Вырезка для новогодней елки.

^ Автор: Г. Х. Андерсен





Пират с серьгами в больших сапогах.

Автор: Г. Х. Андерсен


^

ИЗ ПЕРЕПИСКИ АНДЕРСЕНА С ЕГО ДРУЗЬЯМИ И ВЫДАЮЩИМИСЯ СОВРЕМЕННИКАМИ


 

Наверно, ничто так хорошо не характеризует человека, как его письма. С этой точки зрения письма, написанные Андерсеном и его современниками друг к другу, представляют особый интерес. Они помогают полнее раскрыть и увидеть внутренний мир доброго сказочника, его заботы радости и заботы. У Андерсена было много друзей и удивительно как много глубины, тепла, понимания содержится в их письмах.


Копенгаген, 14 мая 1835 г.



(Ионасу Коллину). ... Тяжело у меня на сердце; мне непременно надо поговорить с Вами, но лично я не решаюсь. Надежда моя когда-нибудь доставить Вам истинную радость, одна из тех многих, от которых я уже отказался. Лучшие мои стремления терпят крушение. После моего возвращения на родину я с каждым днем все более и более чувствую зависимость и горечь своего положения. Там, где я ожидал найти поощрение и любовь, я встречаю только несправедливость и мелочную критику. Я беден, и бедность эта угнетает меня сильнее, чем последнего нищего, отнимая у меня и силы, и мужество. И я уже слишком умудрился жизненным опытом, чтобы позволить себе мечтать о лучших временах впереди. Мне предстоит такое несчастное будущее, что у меня вряд ли даже хватит мужества встретить его. Настанет время, когда мне ничего другого не останется, как искать плохенького места деревенского учителя или проситься куда-нибудь в колонии. Умри Вы, и у меня не останется никого, кто бы принимал участие во мне, а талант ничто, если обстоятельства ему не благоприятствуют.

Андерсен Г.Х.


Копенгаген, 19 января 1836 г.



(Генриетте Ганк). Наконец-то, я получил немецкий перевод «Импровизатора», то есть сам выписал книгу на свой счет; переводчик теперь в Париже, а издатель забыл про меня. Новый роман мой озаглавлен только двумя буквами «О. Т. », и название это вовсе не искусственное, деланное, а самое простое в свете (Начальные буквы имени и фамилии героя Отто Тоструп, а также инициалы Odense Tugthus, то есть одензейский смирительный дом. — Примеч. перге. ). Эта зима прошла для меня так благополучно, как еще ни одна. «Импровизатор» доставил мне самое лестное внимание со стороны лучших людей, и большая публика стала относиться ко мне куда лучше прежнего. От забот о хлебе насущном я, слава Богу, теперь избавлен, и в последнее время мог даже устроиться вполне комфортабельно. Редакции доставляют мне газеты, Рейцель — новые книги и гравюры, и вот я сижу себе в вышитых туфлях и в шлафроке, печка шипит, самовар поет на столе, а курящаяся монашка так славно пахнет. Вспоминаю бедного мальчика в Оденсе, ходившего в деревянных башмаках, и с умиленным сердцем благословляю Создателя. Теперь я в самом зените своей славы, я это вполне сознаю, а потом пойдет на убыль. Но поэт бывает в зените, кажется, лет шесть, и за это время я успею написать шесть хороших книг. А тогда дело мое сделано, и я, наверное, сумею умереть вовремя! Только бы мне удалось побывать еще раз в Италии!..

Андерсен Г.Х.


^

Глава I (отрывок)



Жизнь моя настоящая сказка, богатая событиями, прекрасная! Если бы в ту пору, когда я бедным, беспомощным ребенком пустился по белу свету, меня встретила на пути могущественная фея и сказала мне: «Избери себе путь и цель жизни, и я, согласно с твоими дарованиями и по мере разумной возможности, буду охранять и направлять тебя!» — и тогда жизнь моя не сложилась бы лучше, счастливее, разумнее. В 1805 году в городе Оденсе, в бедной каморке проживала молодая чета — муж и жена, бесконечно любившие друг друга. Это был молодой двадцатидвухлетний башмачник, богато одаренная поэтическая натура, и его жена, несколькими годами старше, не знавшая ни жизни, ни света, но с редким сердцем. Муж только недавно вышел в мастера и собственными руками сколотил всю обстановку своей мастерской и брачную кровать. На этой кровати лежал 2 апреля 1805 года живой, плачущий ребенок, я — Ганс Христиан Андерсен.
^

Глава III (отрывок)



В гимназии меня посадили с маленькими мальчиками во второй класс; я ведь в сущности ровно ничего не знал. Я был похож теперь на вольную птичку, засаженную в клетку. Охота к учению у меня была большая, но давалось оно мне трудно. Положение мое можно было сравнить с положением человека, не умеющего плавать и брошенного в море. Дело шло о жизни и смерти, и я изо всех сил боролся с волнами, грозившими утопить меня: одна волна называлась математикой, другая грамматикой, третья географией и т. д. Я захлебывался и боялся, что мне никогда не удастся выплыть. То я перевирал имена, то что-нибудь перепутывал, то задавал самые невозможные вопросы, каких не полагается задавать мало-мальски развитому школьнику. Я благоразумно решился оставить пока всякое стихокропание, но обстоятельства заставили меня на первых же порах выступить в качестве поэта. Предстояло утверждение нашего директора приезжавшим к нам епископом, и учитель пения поручил мне написать текст приветственной песни. Я написал, и она была пропета. В прежнее время я был бы в восторге от сознания, что являюсь одним из действующих лиц в таком торжестве, но тут я впервые испытал чувство болезненной грусти, которое потом давило меня много лет кряду. Во время празднества я ушел из церкви на маленькое кладбище и остановился у запущенной могилки поэта Франкенау. Я был в самом грустном настроении и стал молить Бога, чтобы Он или сделал из меня поэта, как Франкенау, или поскорее послал мне смерть.


“… около елки лежала толстая книга – подарок от мамы. Это были сказки Христиана Андерсена… Я начал читать и зачитался так, что, к огорчению взрослых, почти не обратил внимания на нарядную елку. Прежде всего, я прочел сказку о стойком оловянном солдатике и маленькой прелестной плясунье, потом - сказку о снежной королеве. Удивительная, и как мне показалось, душистая, подобно дыханию цветов, человеческая доброта исходила от страниц этой книги…”.

Отрывок из рассказа К.Паустовского “Великий сказочник”



Скачать 71,62 Kb.
Дата конвертации16.12.2012
Размер71,62 Kb.
ТипСказка
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rud.exdat.com


База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2012
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Документы