Курс лекций московский государственный институт международных отношений (университет) мид россии алексеева Татьяна Александровна современные политические icon

Курс лекций московский государственный институт международных отношений (университет) мид россии алексеева Татьяна Александровна современные политические



Смотрите также:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19
историко-политическим и концептуальным. Иногда по­следний подход также называют систематизированным, или проблем­ным.

Первый подход предполагает рассмотрение оснований политики че­рез сравнительное изучение политических мыслителей прошлого и на­стоящего. Однако в любом случае речь идет не об истории политиче­ских учений (это самостоятельный предмет) или истории политической философии, а о принципиальной схеме становления и развития магист­ральных политических идей в их политико-теоретическом осмыслении.

По концептуальному пути пошли, например, американские теорети­ки политики как Н.Бови и Р.Саймон в книге «Индивидуальный и поли­тический порядок»7. Они рассматривают политическую теорию как важную составную часть политического анализа. Во-первых, политиче­ская теория разъясняет концепции и аргументы, составляющие полити­ческий дискурс. Без анализа таких понятий как «власть», «права чело­века», «справедливость», «свобода», «общественное благо», невозмож­но вообще понять реальный смысл политических конфликтов и проти­воречий. Например, можно часто слышать, что некто обладает каким-то правом. Сложнее объяснить, что значит вообще обладать правом или дать аргументированную оценку того, какими именно правами должен обладать индивид. Во-вторых, политическая теория, по мнению Бови и Саймона, призвана формулировать, оценивать и вводить критерии для характеристики политического и социального порядка.

Мыслители, придерживающиеся «широкого» подхода, к числу важ­нейших сюжетов относят основания политических институтов и поли-

6 Graham G. Politics in its Place. A Study of Six Ideologies. Oxford: Clarendon Press, 1986. P. 10—11.

7 Bowie N., Simon R. The Individual and the Political Order. Englewood Cliffs, 1986.

16

тического поведения, идеи государства, суверенитета, нации, граждан­ственности, свободы, прав и обязанностей человека, справедливости, равенства и т.д. «Узкое» понимание предмета политической теории предполагает не просто концентрацию внимания исследователя на од­ной из проблем, а выдвижение ее в качестве стержневой, если вообще не превращение в единственную тему рассматриваемой части полити­ческого знания. Тогда вся политическая теория выстраивается вокруг отношений индивида и власти (Г.Алмонд), государства и его институтов (ИЛзензее), справедливости (А.Браун), политического порядка (фон Киль-манзегг) и т.д.

В зарубежных учебниках часто приводят трактовку предмета и ос­новных вопросов политической теории американского мыслителя Ала­на Гевирта. По его мнению, политическая теория прежде всего ищет ответы на вопросы, связанные с разработкой правильного политическо­го порядка и оптимального функционирования политической власти, а именно: что человек должен делать по отношению к обществу и пра­вительству. Подобные вопросы могут быть поставлены на различных уровнях, начиная с максимально конкретных и вплоть до предельно абстрактных. Гевирт выделяет три группы фундаментальных вопросов политической теории:

Общие вопросы об обществе. Почему люди вообще должны жить в об­ществе?

1. Общие вопросы о правлении. Почему люди вообще должны подчи-

няться какому-либо правительству? Почему одни люди должны об­ладать политической властью над другими?

2. Специфические вопросы о правлении:

2.1. Источники и месторасположение политической власти — по каким

критериям можно определить, кому именно должна принадле­жать политическая власть?

2.2. Пределы политической власти — по каким критериям следует

определять, какой должна быть величина политической власти и какие права и свободы должны быть выведены из-под поли­тического и правового контроля?

2.3. Цели политической власти — на какие цели должна быть на-

правлена политическая власть и каковы критерии определения

ее целей?8

Очевидно, что все эти вопросы выстроены в определенном иерархи­ческом порядке. Бессмысленно, например, ставить вопрос о правлении, если люди не организованы в общество, или формулировать цели поли­тической власти, если сущность власти не выявлена.

' Gewirth A. Political Philosophy. NY, 1965. P. 12.

17

Смысл политической теории может быть раскрыт по-разному. Пре­жде всего, теоретик обращается к изучению основных проблем, которые встают в политической жизни. Он обязательно формулирует цели ис­следования. Наконец, результаты исследования предстают в виде выво­дов и рекомендаций политических теорий.

Начнем с проблемного подхода. С его помощью можно выделить не­которые вопросы, сохраняющие свою актуальность на протяжении сто­летий. Они всплывают вновь и вновь, становясь своего рода вехами на пути развития политической мысли. «Существуют ли естественные ос­нования для справедливости?», «Каковы отношения между индивидом и обществом?», «Кто должен обладать властью?», — эти и другие по­добные вопросы возникают всякий раз, когда появляется необходи­мость реформирования или изменения политического сообщества. В той или иной форме они затрагивались в трудах практически всех круп­ных политических теоретиков, и, прямо или косвенно, касаются каждо­го человека. Поэтому изучение такого рода проблем может многое дать нам для понимания смысла и сути политических теорий.

В конце концов именно этим теоретики и занимаются: они пытаются найти решение политических проблем, волнующих современников. «Проблемы» в политической жизни — это отнюдь не только интеллек­туальные загадки. Это категории, относящиеся к реальным проблемам общества. Теоретик хочет понять природу и параметры проблемы, представить себе, каким образом люди могут справиться с ней, причем не путем проб и ошибок, а на основе продуманной стратегии, разрабо­танной с помощью глубокого анализа истоков и проявлений возникаю­щих вопросов и «вызовов».

Еще одна возможность — попытаться понять природу политической теории через выявление ее целей и задач. К чему стремятся политиче­ские теоретики? Чаще всего ответ сводится к поиску основных характе­ристик и способа устройства «хорошо организованного общества». Лео Стросс, один из наиболее признанных авторитетов в современной поли­тической теории, например, писал, что политическая философия (поли­тическая теория) — это

«попытка в самом деле понять как природу политических феноменов, так и способ организации правильного или хорошего политического по­рядка»9.

Действительно, все великие политические теоретики разделяли об­щий интерес — осмыслить и сформулировать, что именно делает поли­тическое сообщество хорошим, то есть таким, которое удовлетворяет

9 Leo Strauss. What is Political Philosophy? NY: Free Press, 1959. P. 12.

18

граждан-членов, обеспечивает их необходимыми благами и не бросает их в беде.

Наконец, мы можем попытаться определить смысл политических теорий, обращаясь к их конечному продукту — выводам и рекоменда­циям. Поскольку политические теории, как правило, содержат указания к действиям, этот подход обычно характеризует традицию «норматив­ной» политической теории. Таким образом, политическая теория — это форма исследования, которая дает рекомендации и устанавливает кри­терии. Нормативные теории говорят нам, что именно мы должны де­лать. Они обращаются, прежде всего, к должному, к идеальному. Тако­го рода политическую теорию часто называют политической философи­ей, ибо она находится как бы на стыке политического и философского знания.

Каждый из этих подходов, по отдельности или в какой-то комбина­ции, позволяет сделать шаг в направлении познания природы политиче­ской теории. Действительно, невозможно понять какой-либо интеллек­туальный проект без выделения основных проблем, формулирования целей исследования, а также предположений и рекомендаций, высказы­ваемых политическими теоретиками.

Фундаментальной целью любой теории является объяснение, пони­мание и интерпретация «реальности». Можно пойти еще дальше и ска­зать, что без какой-либо теории понимание «реальности» в принципе невозможно. Политическая наука, как и любая другая дисциплина, за­нимающаяся познанием, не может опираться только на эмпирические наблюдения. Необходима какая-то идея о том, что является важным для понимания мира, а что нет. Теория — это возможность увидеть лес за деревьями. Хорошая теория может выявить те факторы, которые явля­ются наиболее значимыми для понимания события. Без такого отбора никакое эффективное наблюдение невозможно в принципе. Ценность теорий заключается, прежде всего, в том, что они структурируют на­блюдения.

Теория решает несколько важных задач в процессе познания поли­тического мира.

Во-первых, она ставит проблему, — что именно необходимо иссле­довать.

Во-вторых, она создает своего рода рамки, в которые могут быть помещены наблюдения реальности (ибо оно не может быть безгранич­ным).

В-третьих, она разрабатывает направления развития идей. Теории обычно формулируются в относительно абстрактной форме, системати­зирующей эмпирические наблюдения, что позволяет увидеть смысл в разрозненной информации. Хорошая теория не только выдерживает

19

проверку практикой, но и является логически связной, отличается боль­шой глубиной. Она увязывает в комплексное целое группу идей и гипо­тез.

В-четвертых, теория порождает споры, обмен идеями и обучение в политической науке, тем самым способствуя ее развитию. Теоретиче­ские утверждения позволяют идентифицировать общие основания и различия между разными «школами».

Политическая теория выполняет несколько функций:

1. ^ Дескриптивная функция — описание политических феноменов или

всего политического мира. Результатом исследования будет такое суждение, о котором со всей определенностью можно сказать, что оно является истинным или ложным. Эта функция отвечает на вопрос: что и как происходит?

^ 2. Объяснительная функция — для объяснения характерна процедура подбора гипотетических причин к уже известным следствиям. Эта функция отвечает на вопрос: почему данные факты действительно­сти существуют и почему обладают такими, а не иными свойствами?

3. ^ Прогностическая функция — гипотезы относительно будущего развития

событий или эволюции феномена. Функция отвечает на вопрос: какой будет политическая действительность в будущем, и когда наступят оп­ределенные события?

4. ^ Инструментальная функция — предлагает определенные правила по-

ведения. Она отвечает на вопрос: какие необходимо принять решения, чтобы достичь желаемого результата?

5. ^ Идеологическая функция — результатами исследования будут хорошо

обоснованные политические цели и ценности. Относительно этой функции существуют серьезные противоречия. Некоторые идеоло­гии, например, марксизм, настаивают на этой функции. Позитивисты стремятся исключить из поля зрения науки любые нормативные су­ждения10.

Тем не менее, определение характера и предмета политической тео­рии зависит, прежде всего, от того, из какого понимания ее объекта — самой политики — исходит тот или иной автор.

^ 1.2. ПРОБЛЕМЫ МЕТОДОЛОГИИ

Закончив работу над первым томом «Капитала», Карл Маркс напра­вил экземпляр книги с теплой дарственной надписью Чарльзу Дарвину. Однако, похоже, работа Маркса у Дарвина большого интереса не вы-

10 См.: Элементы теории политики / Пер. с польского / Под ред. В.П.Макаренко. Ростов-на-Дону, 1991. С. 35—36.

20

звала — страницы книги так и остались неразрезанными11. Между тем, у Дарвина и Маркса было нечто общее — убеждение, что человеческие существа являются частью естественного порядка и поэтому доступны для научного исследования. Дарвин совершил революцию в биологии, разработав теорию происхождения видов. Маркс полагал, что сделал то же самое по отношению к человеческому обществу. Человеческое об­щество, как и любой другой естественный, природный объект — объект научного исследования. Но какого именно?

В современной науке встречаются два основных подхода к исследо­ванию естественных объектов — натурализм и холизм. В самом об­щем виде можно сказать, что натуралисты верят, что человеческое об­щество является частью природного мира и может быть понято с помо­щью общепризнанных методов естественных наук. Холисты полагают, что адекватная социальная наука не может проводить свои исследова­ния только на индивидуальном уровне, поскольку для понимания обще­ства необходимы также макросоциальные методы.

Споры вокруг натурализма не начались и не закончились Марксом. Идеи Маркса в отношении научного исследования общества были про­должением проекта Просвещения. Поскольку разум в состоянии понять сложный природный мир, он может также оценивать и анализировать дела человеческие. В процессе изучения поведения человека и культуры вскрываются определенные законы и тенденции. То, что для изучения естественного мира сделал Ньютон, по мнению Монтескье и Адама Смита, может быть сделано в мире общественном. Что же касается по­следователей Маркса в этом смысле, то среди них могут быть названы Вебер, Дюркгейм, Рэдклифф-Браун и многие другие.

ПРОСВЕЩЕНИЕ — идеологическое течение и философская концепция. Термин «Просвещение» впервые был употреблен Дж. Мильтоном в «Поте­рянном рае». На французской почве течение получило наибольший размах между 1715 и 1789 годом. Зачинателями Просвещения во Франции были та­кие мыслители как Вольтер, Монтескье, Ламетри, Гольбах, Дидро, Гельве­ции и др. -Ядро концепции Просвещения составляет убеждение в решающей роли знания и особенно познания «естественного порядка» для исправления социальных отношений.

Натурализм в самом общем виде строится на следующих двух по­ложениях:

1) общественные науки могут считаться хорошими науками в соот­ветствии со стандартами естественных наук;

11 Kincaid H. Philosophical Foundations of Social Sciences. Cambridge: Cambridge University Press, 1996. P. 1.

21

2) общественные науки могут стать хорошими науками только в том случае, если они будут соответствовать стандартам естественных наук.

Наиболее важным является первое положение. Оно утверждает, что каноны научной рациональности могут руководить исследованием со­циальной сферы. Разумеется, социальные исследования используют методы, открытые в естественных науках, и наоборот. Однако в кон­кретных исследованиях естественные науки пользуются разными мето­дами. Иными словами, у разных естественных наук свои методы. То же можно сказать и о науках социальных. Смысл спора будет отчасти рас­крыт в лекции № 3, когда мы будем говорить о позитивистском влиянии на политическую теорию.

Подобно натурализму, холизм также говорит о том, как именно нау­ка должна и может изучать общество. Холизм также выдвигает два ос­новных положения:

1) социальная наука может быть хорошей, если она исследует соци-

альные общности, такие как классы, институты и т.д., а также их характерные черты;

2) социальные науки должны только отчасти исследовать социаль­ные общности и их характеристики.

Первое положение утверждает, что в социальных науках не может быть никаких недостатков, если они занимаются макросоциальными исследованиями. Второе положение говорит, что холистская социальная наука занимает определенное место, то есть не все социальные науки обязательно должны заниматься макросоциальными исследованиями. Большинство социальных наук должно хотя бы частично быть макро­социальными. Слово «должны» здесь вовсе не является высшей концеп­туальной истиной, а отражает эмпирическое утверждение относительно того, что мы знаем о социальных науках.

Холистский взгляд на социальные науки отвергает весьма популяр­ный методологический индивидуализм. Методологический индивидуа­лизм претендует на онтологические утверждения, например, что соци­альные общности вообще не существуют. Или, что можно все общие утверждения спустить на индивидуальный уровень, который и под­тверждает их правильность. Между тем, спор между холистами и инди­видуалистами — это эмпирическая проблема, как именно нужно объяс­нять общество. Индивидуалистические объяснения подтверждают во­люнтаристскую, основывающуюся на выгоде политическую филосо­фию. Холисты предлагают совершенно иной подход, — он говорит о целостности, единстве, выделяет макропроцессы и тенденции.

22

Большая часть социальных наук работает на макроуровне. Защищая холизм, мы, тем самым, защищаем и натурализм. И наоборот. Изучая политические теории, мы встретимся с обоими подходами.

Политические теории могут быть идентифицированы в зависимости от специфического типа познавательных стратегий, или, иначе, опреде­ленных методологических ориентации. Проблема состоит в том, что соответствующая исследовательская технология должна соответство­вать принятой методологии, а это уже само по себе серьезная труд­ность. Как только мы начинаем обсуждать проблему метода, мы выхо­дим на более широкие философские вопросы. Что такое политический мир? Какое объяснение политических феноменов может быть сочтено адекватным и на каком основании? Этими проблемами занимается раз­дел политического знания, который называется «Методология и методы политического анализа». В данном учебном пособии мы не имеем воз­можности подробно остановиться на этой группе проблем. Однако не­сколько слов по этому поводу сказать все же необходимо.

Рассматривая проблемы познания политического, теоретики исполь­зуют целый ряд понятий, знакомых скорее философам, нежели полито­логам. Остановимся на этих понятиях. Например, понятие «онтологи­ческая позиция» обозначает взгляд на природу социального существо­вания и социального бытия. Эпистемология — это представление о том, как мы знаем то, что мы знаем и, в частности, что представляет собой адекватное объяснение политического события или процесса. Разные онтологические и эпистемологические позиции предопределяют разные методологические ориентации. Как мы увидим дальше, различ­ные политические теории стремятся найти разные пути познания мира.

Некоторые из концепций назовем уже сейчас, поскольку мы будем встречаться с ними на протяжении всей книги. Они занимают вполне определенное положение в широком спектре мнений. Так, позитиви­сты полагают, что мир может быть познан с помощью опыта и сбора эмпирических данных. Истина, по их мнению, может быть определена только с помощью систематического эмпирического наблюдения. Пози­тивистская политическая теория исследует имеющиеся данные и на их основании делает общие предположения о политическом поведении.

Критические реалисты полагают, что знание имеет универсальный характер. Индивиды действуют в мире, который они не выбирали и их действия имеют нередко ненамеренные структурные последствия. Тем не менее, способность индивидов понять структуру социального и по­литического миров считается сильно ограниченной. Роль политиче­ского наблюдателя сводится к тому, чтобы объяснять события через обращение к действиям индивидов и организаций в структурном контексте. Наблюдатель политического мира находится в некоей точке, из которой он и осуществляет свои наблюдения.

23

Релятивисты, наоборот, полагают, что идея объективного, универ­сального и вневременного знания вполне возможна, однако критерии истины зависят от времени, места и культуры. Крайние релятивисты настаивают, что для того, чтобы понять какое-либо политическое со­бытие, необходимо воспроизвести всеобъемлющую картину, осно­ванную на каждой имеющейся индивидуальной концепции событий. Более умеренная позиция предполагает, что роль наблюдателя за­ключается в наложении более широких смыслов на текущие события.

Еще одна важная методологическая проблема связана с тем, каким образом наблюдатель формирует свои теории. Это происходит с помо­щью дедуктивного и индуктивного методов. Дедуктивный метод предполагает выведение заключений от общего (некоего первого прин­ципа) к частному через процесс концептуального анализа и рефлексии. Индуктивный опыт, наоборот, предполагает выводы на основе эмпири­ческих наблюдений через изучение тенденций и обобщения (то есть от частного к общему).

Практически у каждой политической теории есть свои методологи­ческие предпочтения. Например, дискурсивный анализ придерживается релятивистской позиции. Бихевиорализм близок к позитивизму. Бихе-виоралисты и институционалисты, как правило, обнаруживают склон­ность к индуктивному стилю объяснения, а теория рационального вы­бора, как и нормативные теории, скорее опираются на дедуктивный метод.

А.А.Дегтярев приводит в своей книге «Основы политической тео­рии» взятую из американского учебника периодизацию развития мето­дологии политической науки как применения той или иной комбинации и набора приоритетных средств политического познания:

^ 1) классический период (до конца XIX века), связанный в основном

с дедуктивным, логико-философским и морально-аксиологическим подходами;

2) институциональный период (середина XIX — начало XX века), когда на передний план выходит историко-сравнительный и нор­мативно-институциональный методы;

3) бихевиоралистский период (50—70 гг.), когда активно стали ис­пользоваться количественные методы и

4) постбихевиоралистский период, характеризующийся сочетани­ем «традиционных» и «новых» методов12.

В развитии современной методологии все более важное значение приобретают вопросы, связанные с выяснением динамики познаватель­ных проблем культурно-исторической природы познавательных

12 Дегтярев А.А. Основы политической теории. Москва: Высшая школа, 1998. С.

27.

24

средств, изменчивости категорий и понятий. На современном этапе ме­тодология уже больше не занимается предписыванием научным дисци­плинам норм и правил исследования. Ее основная функция — выясне­ние характера проблем, требующих переработки познавательного аппа­рата отдельных наук, уточнения условий познания.

Вопросы для самопроверки__________________Ф

1. Что и как изучает политическая теория?

2. Политическая теория и политология: как они соотносятся друг с дру­гом?

3. Что такое теория? Концепция? Модель? Приведите примеры.

4. Как эмпирическое знание соотносится с теоретическим?

5. Что такое нормативная теория?

6. Объясните разницу между натуралистическим и холистским подходом в политической теории.

7. Что означают следующие понятия и термины:

♦ деонтологический;

♦ телеологический;

♦ антиномия;

♦ рефлексия;

♦ универсалия.

Дополнительная литература_______________

1. Алексеева Т.А., Кравченко И.И. Политическая философия: к формули­рованию концепции // Вопросы философии. 1994. № 3. С. 3—23.

2. Философия политики / Под ред. Б.Н.Бессонова. Кн. 1. М.: Луч, 1994.

3. Капустин Б.Г. Что такое «политическая философия»? // Полис. 1996. № 6. 1997. №1,2.

4. Дегтярев А.А. Основы политической теории. Москва: Высшая школа, 1998.

5. Элементы теории политики / Пер. с польского В.П.Макаренко. Ростов-на-Дону, 1991.

6. Степин B.C. Теоретическое знание. М.: Наука, 2000.

25

Лекция 2

^ «КЛАССИЧЕСКИЙ ПЕРИОД» В РАЗВИТИИ СОВРЕМЕННОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ: МАРКС И ВЕБЕР

Можно ли разграничить периоды развития мысли, отсчитывая их от конкретной даты — 1 января очередного столетия? Очевидно, нет. Но­вый век зарождается в недрах века предшествующего, а то и за не­сколько столетий до него. Это позволяет нам начать обсуждать полити­ческие теории XX столетия не с авторов, творивших, начиная с 1901 года, а живших раньше, но во многом предопределивших развитие по­литической мысли в последующий век.

В сущности, вся современная политическая теория стоит на двух ос­новных платформах — политических теориях Карла Маркса и Макса Вебера. Остановимся на этих традициях подробнее.

^ 2.1. КАРЛ МАРКС И ПОЛИТИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ

Марксистская политическая теория занимала и продолжает занимать важнейшее место в современной интеллектуальной жизни общества. В истории человечества, пожалуй, еще не было такой научной теории, которая оказала бы столь большое влияние практически на все области социального и гуманитарного знания. Опираясь на наследие «класси­ков» политической мысли, философии, истории и экономики, Маркс и Энгельс смогли сформулировать новое понимание общественного раз­вития.

Марксистское мировоззрение сформировало социальное и полити­ческое мышление по наиболее фундаментальным вопросам. Практиче­ски большинство современных проблем политической теории имеет марксистское происхождение. Например, одной из популярных тем в сегодняшних политико-теоретических дискуссиях между учеными раз­ных «школ» является проблема роли культурных институтов в анализе современных индустриальных обществ. Хотя концепции и конкретные

26

положения серьезно различаются в зависимости от места теории в по­литическом спектре, в целом имеется консенсус по поводу того, что культурные институты, как бы они ни понимались, заняли в обществе доминирующие позиции, которые раньше занимали экономические. В самом общем виде, таким образом, речь идет, используя марксистскую терминологию, об отношениях между базисом и надстройкой. Сегодня большинство политических и социальных мыслителей «переворачива­ют» эти отношения: по Марксу, приоритетом обладал экономический базис по отношению к надстройке, теперь надстройке придается значи­тельно большее значение. По-прежнему, сохраняются марксистские термины и представление об обществе в целом, а многие современные теории явно или скрыто имеют марксистское происхождение. Таким образом, идеи Маркса продолжают жить даже в трудах тех теоретиков, которые отвергают марксизм в целом.

^ ГЕГЕЛЕВСКОЕ НАСЛЕДИЕ

Наиболее сильное влияние на формирование взглядов Карла Маркса оказал видный немецкий философ Георг Вильгельм Фридрих Гегель (1770—1831). Сейчас нам уже трудно представить, каким мощным цен­тром притяжения интеллектуальной немецкой, да и всей европейской, мысли был Гегель в середине XIX столетия. Формирование молодого поколения в значительной степени происходило под знаком гегелевской философии. На период учебы Маркса в Берлинском университете как раз приходился спор между «гегельянцами» — убежденными сторонниками Гегеля, и «младогегельянцами» — в целом продолжавшими гегелев­скую традицию, но критиковавшими многие отдельные аспекты его теории.

Среди «младогегельянцев» был и Людвиг Фейербах (1804— 1872 гг.), впоследствии признанный также одним из крупнейших немецких философов XIX века. Критические идеи Фейербаха произвели сильное впечатление на молодого Маркса. Позднее он развил философские идеи Гегеля и Фейербаха, подняв их на новую высоту.__________________

ГЕГЕЛЬ, Георг Вильгельм Фридрих (1770—1831) — один из крупнейших немецких философов, создатель системы абсолютного идеализма, профессор философии в Гейдельбергском и Берлинском университетах. Его основные труды: «Наука логики», «Философия природы», «Философия права» и др.

Гегелевская философия стремилась дать оценку истории в целом. Вся история человечества, полагал Гегель, может быть рассмотрена как

27

единый, организованный и рациональный прогресс. Многие философы и историки рассматривали ее по-другому: как случайную цепь событий, которые следуют одно за другим хаотично и неорганизованно. Такой подход показался Гегелю искусственным и надуманным. Правильно следует рассматривать историю как связный рассказ о развитии и про­грессе. Этот прогресс не является гладким, последовательным или ку­мулятивным, он достигается в процессе борьбы, конфликта, разрывов в преемственности, которые, тем не менее, имеют свою логику.

Для Гегеля конфликт — это упорядоченный процесс, состоящий из формирования и преодоления противоречий. Тогда история человечест­ва — это просто реализация потенциала, который присутствовал уже на более ранних стадиях развития. История — это естественное выражение сущностной природы людей, подобно тому, как дерево является естест­венным выражением сущностной природы семени. Поэтому человече­ство должно реализовать собственный потенциал развития. Гегель нис­колько не сомневается в коллективистской природе истории, то есть это история человечества в целом, больших групп людей, но отнюдь не от­дельных индивидов.

Подобно тому, как семя должно со временем превратиться в опреде­ленный сорт дерева, люди обречены придти к полной свободе. Сущно­стный потенциал людей никогда не найдет своего выражения, если их способность к развитию ограничена обстоятельствами и условиями жизни. Человечество получит свое полное развитие, когда станет сво­бодным, то есть свободным от всех условных запретов. В процессе ис­тории люди обязательно представляют собой нечто меньшее, чем ис­тинная и полная природа человечества. Семя находит свое полное вы­ражение в зрелом дереве. Так же и люди сумеют найти свое полное вы­ражение только по окончании периода роста — то есть когда история завершится. Достижение полной свободы возможно только с окончани­ем «роста» людей. Следовательно, наступит конец истории. Поскольку история является процессом изменений, через которые человечество реализует свой потенциал, в тот момент, когда он будет полностью реа­лизован, дальнейшее развитие прекратится, а стало быть, история за­кончится. История движется к своему концу в двух смыслах: 1) в форме конкретного результата, и 2) как бытие, направленное к своему концу. В каком смысле человечество развивается? Для Гегеля развитие выража­лось, прежде всего, в развитии разума или духа. Гегель использовал немецкое слово «Zeitgeist», то есть «дух времени».

Тремя основными ступенями диалектически развивающегося духа являются: субъективный дух (антропология, феноменология, психоло­гия), объективный дух (право, мораль, нравственность) и абсолютный дух (искусство, религия, философия).

28

Если внимательно посмотреть на историю группы людей, то обна­ружится, что их искусство, религия и философия в данное историческое время будут иметь определенное сходство, им будет присущ общий тип мышления, разделяемые взгляды. Эта концепция поддерживает коллек­тивистские взгляды Гегеля, поскольку он полагает, что общее, которое мы находим у разных мыслителей одного и того же времени — не случай­ность. На них, как на отдельных индивидов оказывало влияние нечто большее. Иными словами, разум или дух, движущий исторический про­цесс, — это разум человечества, выражающийся в определенных людях и периодах.

Господствующий на данной ступни истории народ является носите­лем Мирового духа. Он получает единственный раз возможность соста­вить эпоху всемирной истории.

ИДЕАЛИЗМ — одна из тенденций (характерных для философского объясне­ния мира) приписывать идеям большую реальность, чем чувственно воспри­нимаемым вещам, искать прообразы общих свойств вещей и явлений в зна­чениях идей.

МАТЕРИАЛИЗМ — одна из основных тенденций в философии, противопо­ложная идеализму, и заключающаяся в установлении фактическим и логиче­ским путем духовного и психического от материального. Материя и природа является первичной, идеи вторичны.

Имя Гегеля ассоциируется с философским идеализмом, подчерки­вающим значение разума, ментальности, а не материального мира. С его точки зрения, социальный аспект физического и материального ми­ра имеет наибольшее значение, а отнюдь не сами эти миры. По мнению Гегеля, люди с помощью пяти чувств обретают знание об окружающих вещах. Лишь позднее они обрели способность понимать также и самих себя. А это в свою очередь позволило им почувствовать, что они могут стать чем-то еще большим. С точки зрения гегелевской диалектики воз­никает неизбежное противоречие между тем, чем люди были, и тем, кем они хотят стать. Разрешение этого противоречия достигается через раз­витие способности человека обретать свое место в более широком духе общества. Люди начинают понимать, что их полная реализация воз­можна только при развитии и распространении духа общества как цело­го.

Таким образом, выстраивается цепочка:





страница2/19
Дата конвертации23.12.2012
Размер4,91 Mb.
ТипУчебное пособие
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rud.exdat.com


База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2012
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Документы