Курс лекций московский государственный институт международных отношений (университет) мид россии алексеева Татьяна Александровна современные политические icon

Курс лекций московский государственный институт международных отношений (университет) мид россии алексеева Татьяна Александровна современные политические



Смотрите также:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19
Понимание вещи — понимание себя понимание более широкой структуры.

Гегель, таким образом, предложил общую теорию эволюции мира. Это субъективистская теория, поскольку изменения происходят на

29

уровне сознания, вне контроля индивидов. Иными словами, неизбежная эволюция сознания как бы «тащит» индивидов за собой.

Какова природа и логика исторического процесса? Поскольку разви­тие истории — это развитие мысли, а сутью мышления является логика, то из этого следует, что развитие истории — логический процесс. Для того, чтобы рассматривать историю как рациональный процесс, необхо­димо понять логику ее развития. Отсюда вытекает необходимость диа­лектической логики.

Для Гегеля первостепенное значение имеет развитие философии. Его история — это история цивилизаций, включая войны и внутренние конфликты. В любой момент исторического прогресса разум и дух лю­дей и цивилизаций определяется противоречиями. Конфликт и развитие через конфликт являются интегральной частью социальной жизни.

Например, военные победы Наполеона были частью той же логики, что и философские аргументы Рене Декарта или Джона Локка. История общества, его интеллектуальной культуры, и даже самой философии — все это части одной тенденции. Разумеется, ни Наполеон, ни Декарт не предполагали, что всего лишь играют роль в этой тенденции. Гегель писал о «хитрости разума», показывая, как проявляется логическая тен­денция в истории через людей, не понимающих, какую роль они игра­ют. Только человек, овладевший философией Гегеля в состоянии по­нять эту логику истории.

Обратимся теперь к политической теории Гегеля. Единственный учебник, написанный Гегелем — это «Философия права» (1821 г.). Концепции свободы и государства предопредляют гегелевскую трак­товку политики, этики и истории. Согласно Гегелю воля в своей сущно­сти свободна. В отличие от животных мы имеем цели и сознательно к ним стремимся. Обладать волей — значит стремиться к свободе. Реали­зация свободы не зависит только от личности, она в то же время соци­альна.

Политическое мировоззрение Гегеля близко к древнегреческому. Он сформулировал теорию современного государства, понимая под ним не систему институтов (полиция, армия, образование, юриспруденция и т.д.), которая управляет жизнью любой современной нации, а объектив­ное воплощение этической жизни. Иными словами, Гегель говорит о квазирелигиозном чувстве причастности к сообществу (полису).

В первой части «Философии права» Гегель говорит о законах соб­ственности. Собственность — не есть нечто естественное, — писал Джон Локк, — она основывается на договоре. Частная собственность — это общественное отношение, которое зависит от признания других. Собственность связывает человека с обществом. Можно обладать чем-то, но это не будет собственностью, если факт владения не признан общест­вом.

30

Во второй части учебника речь идет о соотношении морали прав моральных субъектов с ответственностью за свои поступки. Третья часть посвящена социальной этике, описывает взаимоотношения между семьей, гражданским обществом и государством.

Гражданское общество, по Гегелю, это сферы производства, распре­деления и потребления продуктов, необходимых для удовлетворения определенных потребностей и желаний. Гражданское общество имеет свои собственные институты — общественное управление, организа­цию правосудия, полицию и корпорации. Гегель назвал эти институты гражданского общества «внешним государством», поскольку они явля­ются простыми инструментами для достижения личных целей.

Под гражданским обществом он, по существу, имеет в виду буржу­азное общество:

Гражданское общество создано, впрочем, лишь в современном мире, ко­торый всем определениям идеи предоставляет впервые их право. С точки зрения развития понятия права — это необходимый этап. Право, по Гегелю, употребляется в трех основных значениях:

1. право как свобода (идея права);

2. право как определенная ступень и форма свободы («особое пра­во»);

3. право как закон («позитивное право»).

Гражданское общество раздираемо противоречиями, в нем сталки­ваются различные личные интересы, это почти «война всех против всех», как у Гоббса. Здесь еще не достигнута полная свобода, оно не справляется с проблемами бедности и черни.

Государство — основание гражданского общества. Формирование современного государства связано с утвержденем буржуазного строя.

«То, что есть государство — это шествие Бога в мире, его основанием служит власть разума, осуществляющего себя как волю».

Гегелевская идея государства — это правовая деятельность, в кото­рой государство, которое также есть конкретное право, предстает как правовое государство. Свобода и означает наличие правового государ­ства.

Называя нелепым демократический принцип — «все должны при­нимать участие в государственных делах», Гегель возвысил государство над индивидом и обществом. Он не понял, что в этом заложена идея будущего подавления личности государством, то есть ликвидации сво­боды и права. Тем не менее, гегелевский этатизм носит правовой харак­тер и, тем самым, прямо противоположен тоталитаризму. Идеальным государством для Гегеля была конституционная монархия. Именно та­кое будущее он видел для Пруссии, которая, как он считал, вполне мо-

31

жет стать «этически целенаправленным государством». Но так и не ста­ла. История распорядилась по-другому.

^ ПРОИЗВОДСТВО И ПРИРОДА ЧЕЛОВЕКА: МАРКСИСТСКИЙ ПОДХОД

Роль своего рода «мостика» между Гегелем и Марксом сыграли тру­ды Людвига Фейербаха. Будучи «младогегельянцем», философ крити­ковал Гегеля за увлечение проблемами сознания и духа общества. Фей­ербах как сторонник материалистической философии предположил, что необходимо отойти от субъективного идеализма Гегеля и перенести внимание с идей на материальную реальность и деятельность реальных людей. Особый интерес для Фейербаха представляла религия. Он пола­гал, что Бог — это проекция человеческой сущности. Люди создали Бога и поставили его над собой. Следствием стало то, что они оказались отчужденными от Бога и придали ему множество положительных ха­рактеристик, рассматривая себя как несовершенных, слабых и грешных. Фейербах полагал, что такую религию необходимо преодолеть, и это можно сделать с помощью материалистической философии, благодаря которой люди (а не религия) станут высшим объектом, то есть целями в себе. Предметом интереса материалистической философии являются именно реальные люди, а не абстрактные идеи.

Карл Маркс подверг фундаментальной критике идеи обоих филосо­фов. Он, подобно Фейербаху, выступил с критикой гегелевской идеали­стической философии. В основе этой критики лежала не просто его ма­териалистическая ориентация, но и интерес к практической деятельно­сти. Гегель рассматривал такие социальные факты, как богатство или государство, скорее, как идеи, нежели как реальные, материальные яв­ления. Даже когда он обращался к такому материальному процессу, как труд, Гегель видел в нем лишь абстрактный, ментальный труд. Для Маркса же труд был реальным, так же как реальными были и люди, за­нятые этим трудом.

КАРЛ МАРКС (1818—1883) родился в Трире (Пруссия) 5 мая 1818 года в семье юриста. В его роду были раввины, однако его отец по деловым сооб­ражениям принял христианство (лютеранство). В 1841 г. Карл получил сте­пень доктора философии в Берлинском университете, где сильное влияние имели «младогегельянцы». Позднее он сотрудничал в либерально-радикальной «Новой Рейнской газете», через десять месяцев его назначили главным редактором. Однако вскоре правительство закрыло газету по цен­зурным соображениям. Уже ранние статьи Маркса отражали его мировоззре­ние, которому он остался верен на протяжении всей своей жизни. В то же

32

время они содержали демократические приципы, были насыщены гуманиз­мом и юнышеским идеализмом. Он отвергал абстрактность гегелевской фи­лософии, равно как и наивные мечты социалистов-утопистов.

Маркс женился в 1843 году на Женни фон Вестфален и вскоре после это­го вынужден был покинуть в Германию и переехать в Париж, где обстановка была более либеральной.

В Париже он не только знакомится с французским социализмом и анг­лийской политической экономией, но и приобретает друга на всю жизнь — Фридриха Энгельса. Энгельс — сын текстильного фабриканта, давно уже ув­лекался социалистическими идеями. В 1844 году состоялся знаменитый раз­говор Маркса и Энгельса в одном из парижских кафе, положивший начало их сотрудничеству и дружбе. В следующем году Энгельс опубликовал свою знаменитую работу «Положение рабочего класса в Англии», а также в соав­торстве с Марксом такие работы, как «Святое семейство» и «Немецкая идео­логия». Перу самого Маркса в этот период принадлежат «Философские ру­кописи 1844 года».

Хотя у Маркса и Энгельса были общие теоретические ориентации, меж­ду ними было также немало различий. Маркс обнаруживал склонность к тео­рии, был хорошим семьянином и во многом — типичным интеллектуалом. Энгельс был, скорее, практическим мыслителем, удачливым бизнесменом, не верившим в институт семьи. Несмотря на различия, Маркс и Энгельс создали союз, они вместе писали статьи и книги, вместе работали в радикальных ор­ганизациях. И Энгельс даже поддерживал Маркса материально с тем, чтобы дать ему время для интеллектуальной и политической работы.

По просьбе Прусского правительства, французские власти выслали се­мью Марксов из Парижа. Они вынуждены были переехать в Брюссель. Ради­кализм Маркса продолжал усиливаться и он начал принимать все более ак­тивное участие в международном революционном движении. Он вступил в Коммунистическую Лигу и по просьбе товарищей вместе с Энгельсом напи­сал знаменитый «Манифест Коммунистической партии». Именно в этом до­кументе был сформулирован лозунг: «Пролетарии всех стран, соединяй­тесь!»

В 1849 году Маркс переехал в Лондон. Разочарованный провалом евро­пейской революции 1848 года, он отошел от политической деятельности и полностью посвятил себя науке. Именно в этот период он начал работу над своим фундаментальным анализом капиталистической системы. Результатом стали три тома «Капитала», которые начали публиковаться в 1867 году. В 1864 году Маркс вновь вернулся в политику — начал работать в «Интерна­ционале». Его слава как теоретика и политка быстро росла. Тем не менее, Маркса настигло несколько тяжелых ударов судьбы: в 1876 году Интернационал был распущен, в 1881 году умерла его супруга, через год — дочь.

14 марта 1883 года Маркс скончался.

По мнению Маркса, гегелевский идеализм приводит к весьма кон­сервативной политической ориентации. Как было показано выше, по

33

Гегелю, процесс эволюции поисходит вне контроля со стороны людей и отнюдь не под влиянием их деятельности. Иными словами, нет никакой необходимости в революционных изменениях, если в любом случае люди просто плывут по течению в направлении расширяющегося миро­вого сознания. Любая проблема, по Гегелю, лежит в сознании.

Позиция Маркса принципиально отлична от гегелевской. По его мнению, проблемы современной жизни всегда имеют реальные, мате­риальные источники (например, структура капитализма). И разрешение этих проблем возможно только через изменение этих структур с помо­щью коллективных действий большого числа людей. Если Гегель «по­ставил мир с ног на голову» (то есть сделал акцент на сознании, а не на материальном мире), то Маркс выстроил свою диалектику на матери­альной основе.

Маркс поддержал фейербаховскую критику Гегеля по целому ряду позиций (в частности, материализм и отрицание абстрактной стороны в гегелевской теории). Однако в целом теория Фейербаха также не удов­летворила его. Прежде всего, Фейербах, главным образом, интерсовался миром религии, в то время как Маркс полагал, что анализу должен быть подвергнут весь социальный мир, в том числе и экономика. Хотя Маркс и принял материализм Фейербаха, он отверг его односторонность и от­сутствие диалектики в его трудах. Фейербах, по его мнению, не понял самого важного в учении Гегеля — диалектики, а также отношений ме­жду людьми и материальным миром. Наконец, по Марксу, Фейербах, как и большинство философов до него, не понял значения практики — практической деятельности, в особенности, революционной деятельно­сти. Философы только объясняли мир, дело в том, чтобы изменить его.

Таким образом, Маркс взял у двух великих мыслителей те идеи, ко­торые считал наиболее важными: у Гегеля — диалектику, у Фейербаха — материализм. Критически осмыслив эти идеи, обогатив их своими собственными положениями, Маркс разработал диалектический мате­риализм, изучающий диалектические отношения в материальном мире. Материализм Маркса и его интерес к экономике заставил его внима­тельно изучить английскую политическую экономию, в частности, тру­ды Адама Смита, Давида Рикардо и других представителей «классиче­ской» политэкономии. Некоторые положения их теорий привлекли вни­мание Маркса. В этих работах встретилось положение о том, что источ­ником всякого богатства является труд. На этой основе Маркс разработал трудовую теорию стоимости. Он сделал вывод, что при­быль капиталиста основывается на эксплуатации труда наемных работ­ников. Капиталисты платят рабочим меньше, чем они заслуживают, поскольку получают меньше, нежели стоимость того, что они в дейст­вительности производят в рабочее время. Прибавочная стоимость,

34

удерживаемая и реинвестируемая капиталистом, составляет базис всей капиталистической системы. Капитализм рос благодаря постоянно воз­растающему уровню эксплуатации рабочих (а, следовательно, и объему прибавочной стоимости) и инвестированию прибыли в экспансию сис­темы. Процитируем К. Маркса:

«...В общественном производстве своей жизни люди вступают в опреде­ленные, необходимые, от их воли не зависящие отношения, которые со­ответствуют определенной ступени развития их материальных произво­дительных сил. Совокупность этих производственных отношений со­ставляет экономическую структуру общества, реальный базис, над кото­рым возвышается юридическая и политическая надстройка и которому соответствуют определенные формы общественного сознания. Способ производства материальной жизни обусловливает социальный, полити­ческий и духовный процессы жизни вообще. Не сознание людей опреде­ляет их бытие, а, наоборот, их общественное бытие определяет их соз­нание. На известной ступени своего развития материальные производи­тельные силы общества приходят в противоречие с существующими производственными отношениями, или — что является только юридиче­ским выражением последних — с отношениями собственности, внутри которых они до сих пор развивались. Из форм развития производитель­ных сил эти отношения превращаются в их оковы. Тогда наступает эпо­ха социальной революции. С изменением экономической основы более или менее происходит переворот во всей громадной надстройке. При рассмотрении таких переворотов необходимо всегда отличать матери­альный, с естественнонаучной точностью констатируемый переворот в экономических условиях производства от юридических, политических, религиозных, художественных или философских, короче — от идеоло­гических форм, в которых люди осознают этот конфликт, борются за его разрешение. Как об отдельном человеке нельзя судить на основании то­го, что сам он о себе думает, точно так же нельзя судить о подобной эпохе переворота по ее сознанию. Наоборот, это сознание надо объяс­нить из противоречий социальной жизни, из существующего конфликта между общественными производительными силами, производственны­ми отношениями...»

^ К.Маркс. К критике политической экономии. Предисловие.

В то же время КМаркс высказал критику в адрес политэкономов за то, что, вскрыв язвы капитализма, они рассматривали их как его неиз­бежный компонент. Более того, они призывали людей к принятию ка­питализма и к упорному труду во имя успеха в этой системе. Они так­же, с точки зрения Маркса, не заметили извечный конфликт между ка­питалистами и рабочими и не поставили вопрос о радикальном измене­нии экономического порядка. Маркс же, как известно, был последова-

35

тельным и убежденным сторонником радикальных перемен, перехода от капитализма к социализму.

ПРОЛЕТАРИАТ/БУРЖУАЗИЯ — в трудах Маркса пролетариат — это го­родское население рабочих, получающих заработную плату. Буржуазия — средний класс, состоящий из владельцев фабрик, магазинов, а также банки­ров, финансистов и их помощников, включая чиновников и лиц интеллекту­ального труда. Термин «пролетарий» происходит от древнего латинского слова, обозначавшего низший класс населения Рима. Термин «буржуазия» происходит от средневекового понятия «бурж», означавшего обнесенный стенами город. Бюргеры, или буржуа, были жителями такого города, а позд­нее буржуа стали называть торговцев и руководителей цехов, которые со­ставляли экономическую элиту городов в противоположность аристократам, благосостояние и власть которых основывались на землевладении.

Перу Маркса принадлежит множество работ, посвященных практи­чески всем аспектам жизни и развития общества и государства. Крайне трудно кратко изложить их содержание. Попытаемся остановиться хотя бы на основных его идеях, имеющих отношение к политической тео­рии.

Маркс разработал теорию капиталистического общества, в основе которой лежит специфическое представление о природе человека. Он полагал, что люди в основе своей являются производительными суще­ствами, то есть для того, чтобы выжить, они вынуждены трудиться, при этом взаимодействуя с природой и находясь внутри ее. Они производят пищу, одежду, инструменты, дома и другие необходимые для жизни вещи. Благодаря своей естественной производительности, люди, кроме того, выражают свой творческий потенциал. Творческие импульсы реа­лизуются совместно с другими людьми, иными словами, люди по при­роде своей социальны. Они должны в совместном труде создавать все, необходимое для жизни.

На протяжении всей истории этот естественный процесс подвергал­ся искажениям, поначалу под воздействием убогих условий жизни в примитивном обществе, а позднее — разнообразных структур, созда­ваемых обществом. Эти структуры вмешиваются в естественный произ­водственный процесс. Но именно в капиталистическом обществе это проявилось наиболее сильно — слом естественного производственного процесса достиг своей кульминации.

МАТЕРИАЛЬНАЯ БАЗА (БАЗИС) — состоит из трех элементов: средства производства (сырье, земля и энергетические ресурсы, с которыми работают люди), производительные силы (фабрики, машины, технологии, знание и опыт) и производственных отношений. Система отношений, связывающая

36

тех, кто обладает контролем над средствами производства, и тех, кто ими не обладает и продает свой наемный труд, называется производственными от­ношениями.

НАДСТРОЙКА — второстепенные аспекты общества, такие, как структура законодательства, господствующая религия, искусство и литература, а также форма и организация государства. Общество, тем самым, основывается на той его части, которая называется базисом.

В условиях капитализма происходит слом естественной связи между людьми, а также между людьми и тем, что они производят. В этом заклю­чается смысл концепции отчуждения.

ОТЧУЖДЕНИЕ — Маркс рассматривает людей как существ, участвующих в общественном производстве, которые реализуют себя и обретают свое сча­стье через свободное, производительное, здоровое осуществление своих ес­тественных способностей в совместном труде с другими людьми. Капита­лизм мешает этому осуществлению, отчуждая людей от продуктов труда, от самого труда, от их собственной человеческой природы и друг от друга. В результате происходит обнищание большинства, абсурдное в условиях тех­нической рациональности.

Отчуждение возникает в силу наличия двух классов в обществе, ко­гда малочисленные капиталисты владеют всем производственным про­цессом, продуктами производства и рабочим временем тех, кто на них работает. Вместо того, чтобы производить для себя, что было бы есте­ственным, в капиталистическом обществе люди производят нечто для капиталиста. С интеллектуальной точки зрения, Маркса прежде всего интересовали структуры капитализма и то, как они эксплуатируют тру­дящихся. В плане политической теории этот интерес подтолкнул его к разработке проблем освобождения людей от капиталистической экс­плуатации.

Таким образом, для Маркса особое значение имеет тот факт, что од­ни люди контролируют других. И дело не только в том, что одна группа населения участвует в физическом труде, а другая нет, суть дела заклю­чается в наличии частной собственности. Иными словами, линия во­дораздела проходит между теми, кто владеет средствами призводства, и теми, кто продает свой наемный труд. Первые контролируют, или ина­че, эксплуатируют вторых. Эксплуатация заключается в том, что те, кто непосредственно не участвуют физически в производственном процессе, владеют частью продукта, произведенного другими, хотя сами ничего не сделали для его производства.

Маркс вовсе не считал себя политическим теоретиком. Его труды охватывают слишком широкий круг вопросов для того, чтобы ограни-

37

чить их лишь политической теорией, однако в работах Маркса можно встретить многие ее элементы.

По мнению Маркса, главное место в надстройке занимает государст­во, являющееся инструментом правящего класса для сохранения своего господства. По мере изменения производственных отношений изменя­ется и характер государства. Внутренняя структура любого государства определяется степенью развит производительных сил. Новые произво­дительные силы обязательно сопровождаются развитием разделения труда. Кроме того, все стадии этого развития могут рассматриваться как типы и формы собственности. Маркс выделяет четыре стадии в разви­тии собственности:

1. Эдем. Первобытно-обшиныый строй. Производства еще нет. Лю­ди занимаются охотой и рыболовством, выращивают домашних животных. Разделение труда еще крайне примитивно, как прави­ло, на уровне разделения труда внутри семьи.

2. Рабство. Сюда Маркс относит рабовладельческую и феодальную формации. Зародыши рабства были уже в Эдеме, однако своей «чистой» формы оно достигает только с ростом населения, обще­ства усложняются, взаимодействие между племенами приобрета­ет форму торговли или войны. В «Немецкой идеологии» Маркс пишет о том, что поначалу в сложных племенных общинах, воз­никших в результате объединения нескольких племен, сохраня­ются традиционные формы общинной собственности, которые существуют наряду с частной собственностью, которая поначалу возникает как аномалия, а в конечном счете вытесняет общинные традиции. При феодализме, который является системой произ­водства, основанной на земельной собственности, государство контролировалось земельной аристократией. Все люди разделены на владеющих и не владеющих землей.

3. При капитализме основная форма собственности — капитали­стическая. Появляется класс торговцев, капитализм и означает победу этого нового класса, который часто называют средним классом, или буржуазией. При капитализме, когда капитал имеет большее значение, чем земля, обладающий капиталом класс ка­питалистов контролирует государство. В «Манифесте Коммуни­стической партии» Маркс и Энгельс писали:

«Современная государственная власть — это только комитет, управ­ляющий общими делами всего класса буржуазии».

4. Еще одна форма собственности — социалистическая. Социали­стическая революция может произойти, полагал Маркс, когда ра­бочие осознают свою власть над работодателями. Если буржуаз­ную революцию можно охарактеризовать как победу буржуазии

38

над феодальными землевладельцами, то социалистическая рево­люция — это победа рабочих над буржуазией.

По Марксу, любая философская или политическая теория всегда служит господствующему классу. Теория Маркса также носит классо­вый характер, но она служит другому классу — пролетариату. Истори­ческий материализм Маркса, по существу, обосновывал необходимость революции рабочего класса.

Маркс предсказал появление нового класса промышленных рабочих — пролетарита, который в один прекрасный день вступит в бой с бур­жуазией. После победы пролетариата он будет заниматься

«государственным управлением, но господства больше не будет».

Государство же попросту «отомрет» (позднее эта идея будет разви­та В.И.Лениным в работе «Государство и революция»). Процитируем Фридриха Энгельса:

«Пролетариат берет государственную власть и превращает средства производства прежде всего в государственную собственность. Но тем самым он уничтожает самого себя как пролетариат, тем самым он унич­тожает все классовые различия и классовые противоположности, а вме­сте с тем и государство. Существовавшему и существующему до сих пор обществу, которое движется к классовым противоположностям, бы­ло необходимо государство, т.е. организация эксплутатрского класса для поддержания его внешних условий производства, в особенности для на­сильственного удержания эксплуатируемого класса в определенных данным способом производства условиях подавления (рабство, крепост­ничество или феодальная зависимость, наемный труд). Государство бы­ло официальным представителем всего общества, его сосредоточением в видимой корпорации, но оно было таковым лишь постольку, поскольку оно было государством того класса, который для своей эпохи один представлял все общество: в древности оно было государством рабовла­дельцев — граждан государства, в средние века — феодального дворян­ства, в наше время — буржуазии. Когда государство наконец-то стано­вится представителем всего общества, тогда оно само себя делает из­лишним».

Ф.Энгельс. Анти-Дюринг.

Таким образом, в идеях Маркса можно выделить, по крайней мере, два варианта оценки отношений между государством и имеющимися классами общества.

Первая из них и, по-видимому, наиболее влиятельная, — это взгляд на то, что государство является инструментом господствующего класса, служащее его долговременным интересам. Именно этот подход был изложен в «Манифесте Коммунистической партии». Здесь Маркс гово-

39

рит о классовой борьбе как простом столкновении противоположно­стей.

Вторая говорит об отношениях государства и конкретных классов общества. Именно об этом Маркс писал в статьях, посвященных поли­тическим событиям во Франции — «Классовая борьба во Франции» (1850) и «Восемнадцатое Брюмера Луи Бонапарта» (1852). Маркс под­черкивает наличие множества классов, а также показывает, каким обра­зом государство, с одной стороны, доминирует в гражданском общест­ве, а с другой, — ограничивает власть буржуазии. Таким образом, госу­дарственные органы отнюдь не только выполняют функцию долгосроч­ной координации интересов господствующих классов. Маркс видел роль государства также и в ограничении и сдерживании тех, кто владеет средст­вами производства.

КЛАССЫ — «......большие группы людей, различающиеся по их месту в исто­рически определенной системе общественного производства, по их отноше­нию (большей частью закрепленному и оформленному в законах) к средст­вам производства, по их роли в общественной организации труда, а следова­тельно, по способам получения и размерам той доли общественного богатст­ва, которой они раполагают. Классы — это такие группы людей, из которых одна может присваивать себе труд другой, благодаря различию их места в определенном укладе общественного хозяйства» (В.И.Ленин).

Государство, таким образом, одновременно и является автономным, и служит интересам правящего класса. Следует, однако, заметить, что в своих ранних статьях Маркс еще не сформулировал целостного подхода к государству и его будущему.

Но и позднее Маркс не так уже много внимания уделил образу бу­дущего коммунистического общества. Его больше интересовало, как именно можно приблизить крах капитализма. Он полагал, что противо­речия и конфликты в капитализме диалектически приведут его к окон­чательному краху, но он не считал этот процесс неизбежным. В соот­ветствующее время понадобятся определенные действия людей, и ком­мунистическое общество станет реальностью. В распоряжении капита­листов огромные ресурсы для предотвращения наступления коммуниз­ма, но даже с ними сможет справиться классово сознательный пролета­риат. Коммунистическое общество — это общество, в котором впервые можно будет достичь марксистского идеала производительности. С по­мощью современной техники люди будут взаимодействовать с приро­дой и другими людьми гармонично ради производства необходимых для жизни материальных благ. Иными словами, в таком обществе будет покончено с отчуждением. Он предсказал, что истинное коммунистиче-

40

ское общество, где не будет господства одного класса над другими, не будет нуждаться в государстве как таковом и заменит его рациональ­ным управлением в общих интересах.

У Маркса с самого начала было немало последователей и еще боль­ше противников. Можно даже утверждать, что вся политическая теория XX века в немалой степени является отражением спора между марксис­тами и антимарксистами. Более того, негативная реакция на идеи Мар­кса в немалой степени способствовала формированию современной за­падной политической теории как таковой.

^ 2.2. МАКС ВЕБЕР: ВЛАСТЬ И БЮРОКРАТИЯ

Одним из гигантов немецкой общественно-политической жизни, безусловно, следует считать Макса Вебера. По мнению многих полити­ческих теоретиков, веберовская политическая теория сформировалась в долгой и изнурительной борьбе с призраком Маркса. Вебер, по сущест­ву, работал в марксистской традиции, но, если можно так выразиться, стремился «изъять» из нее самого Маркса. Следует заметить, что Вебер плохо знал труды Маркса (многие из них были опубликованы уже после смерти Вебера), поэтому Вебер полемизировал, скорее, с последовате­лями Маркса, нежели с самим «классиком». Тем не менее, учение Мар­кса было далеко не единственным источником веберовских размышле­ний. В любом случае следует признать, что Маркс оказал определенное влияние на взгляды Вебера наряду с Кантом, Ницше и многими други­ми мыслителями, которые пытались усилить значение субъективного фактора в политической теории. Уже теоретики «классического» пе­риода пытались искать ответы на вопрос: «Почему люди действуют именно так, а не иначе?»

ВЕБЕР, МАКС (1864—1920) — родился в Эрфурте (Германия) 21 апреля 1864 года в семье, принадлежавшей к «среднему классу». Существенные различия между его родителями оказали сильное влияние на формирование ребенка. Его отец как чиновник принадлежал к «истэблишменту». Он отвер­гал всякую деятельность, которая могла бы помешать его карьере. В то же время он отнюдь не отказывался от земных радостей. Мать Вебера отлича­лась страстной приверженностью кальвинизму, стремилась вести аскетиче­скую жизнь. Такое несовпадение пристрастий неизбежно вело к семейным конфликтам. По существу, родители поставили ребенка перед выбором. По­началу он скорее склонялся к отцовским представлениям о жизни, однако, позднее довольно близко подошел к мировоззрению матери.

В 18 лет он поступил в Гейдельбергский университет. Несмотря на за­стенчивость, он приобрел немало шрамов в студенческих поединках и весьма

41

активно участвовал в деятельности студенческой корпорации, членом кото­рой в свое время был и ее отец. По отцовскому примеру он избрал карьеру юриста. После трех семестров Вебер покинул университет ради службы в армии, и после увольнения продолжил образование в Берлинском универси­тете, где оставался в течение восьми лет. Там же он получил степень доктора права и начал преподавательскую деятельность. Однако его интересы про­стирались шире — на экономику, историю, политическую теорию и социо­логию. Все эти годы в финансовом отношении он продолжал оставаться за­висимым от отца, что его изрядно раздражало. Духовно он постепенно под­падал под влияние ценностей своей матери. Он принял аскетический образ жизни и очень много работал. Сегодня мы назвали бы его «работоголиком».

В 1896 году он был приглашен на должность профессора в Гейдельберг-ский университет. Однако год спустя в ходе жестокой ссоры между ним и его отцом, Вебер-старший скончался. Макс пержил нервный шок, находясь следующие 6—7 лет на границе жизни и смерти. Постепенно он все же вер­нулся к академической карьере. В 1904—1905 гг. он опубликовал свой зна­менитый труд «Протестантская этика и дух капитализма», а также другие ра­боты, посвященные мировым религиям. Смерть застигла его во время работы над книгой «Экономика и общество». Это произошло 14 августа 1920 года.

Вебер рассматривал теорию Маркса и труды современных ему мар­ксистов как экономических детерминистов, которые выводили все про­явления социальной жизни из одного источника — экономического ба­зиса. Вся история строилась на экономическом базисе, а все современ­ные структуры воспринимались как надстройка. У самого Маркса все было сложнее и глубже, но многие его последователи упростили картину и действительно придерживались экономического детерминизма.

Одним из примеров такого подхода, произведшим на Вебера наибо­лее сильное впечатление, было высказанное марксистами утверждение, что идеи представляют собой не что иное, как рефлексию материальных и, в особенности, экономических интересов, или, иначе, что материаль­ные интересы детерминируют идеологию. Веберу пришлось поставить Маркса «с ног на голову» подобно тому, как сам Маркс сделал это по отношению к Гегелю. В отличие от Маркса, Вебер перенес свое внима­ние с экономических факторов на идеи и их влияние на экономику. Для него идеи были автономной силой, способной повлиять на экономиче­ский мир.

Вебер делал акцент не столько на индивиде, сколько на группе. Это радикально отличает его взгляды от большинства школ идеализма. Тем самым, он уходил от необходимости строить свои расуждения на орга­нических сообществах, таких как народ или нация. Он сформировал свой взгляд на индивида, взяв его в традиции моральной философии протестантизма и либерализма, а также экономического индивдуализма неоклассических экономистов конца XIX века.

42

Вебер показал связь между индивидуализмом и ценностным плюра­лизмом. Освободив собственный интерес и моральное сознание инди­вида от коллективистских уз традиции, Вебер показал, что индивид не может опираться на внешние для него сообщества ради обретения смы­слов. Вслед за Фридрихом Ницше он утверждал, что «Бог умер!», в том смысле, что широко распространенная вера в трансцендентную всемо­гущую силу, которая могла придать смысл и цель жизни, теряет свою действенность. Индивиды все больше понимают, что должны принять на себя ответственность за собственные моральные ценности и выбор.

Это привело Вебера к выводу, что не может быть признана никакая теория общества, которая не принимает во внимание смысл соответст­вующих действий индивидов. Это требование известно как проверка «адекватности на уровне смысла». Он применил это положение в иссле­довании, по его мнению, уникальной Западной цивилизации, а конкрет­нее, того, почему дух современного капитализма воспринимался как ос­мысленный и морально легитимный перед лицом его противников.

Особое внимание Вебер уделил религиозным идеям, в частности, влиянию религиозных представлений на экономику. В своей знамени­той работе «Протестантская этика и дух капитализма» (1904—1905 гг.) он обратился к протестантизму как системе идей — «духа капитализма» и, в конечном счете, — к его определяющему влиянию на капиталисти­ческую экономическую систему. Вебер интересовался также и другими мировыми религиями, показывая, каким образом их природа сказывает­ся на развитии капитализма.

С точки зрения Вебера, человек стремится объединить материальные и идеальные (как он их называет) интересы. Он может быть мотивиро­ван в своих действиях как материальным (классовыми интересами по отношению к доходам и экономической власти) и идеальным (славой и статусом в рамках своей этнической группы). Эти два типа интереса могут быть взаимосвязанными, и в какое-то данное время один из них преобладает над другим. Однако они отнюдь не обязательно сливаются в один тип интерса. Таким образом, Вебер отказывается от всякой од­носторонности, будь то материально/экономическая или идеально/ нор­мативная.

Вебер также попытался соединить действие и структуру. Когда он подчеркивает бессмысленность самого действия и необходимость объ­яснить его с помощью «адекватного уровня смысла», то, тем самым, безусловно, исключает влияние структуры в общественной жизни. По его мнению, мир во все большей степени начинает напоминать «желез­ную клетку», в которой смыслы исчезают под давлением безличност­ной силы бюрократического господства.

Вебер исследует главным образом процесс рационализации. Его ин-терсовало, чем можно объяснить, почему Западу удалось создать ра-

43

циональные институты, в то время как остальной мир сталкивается на пути рационализации с трудно преодолимыми препятствиями.

То, каким образом Вебер понимает структуру, связано с так назы­ваемыми ненамеренными последствиями действий. Эта идея была взята Вебером из либеральной экономической теории как в ее «классической» (Адам Смит), так и «неоклассической» (Карл Менгер) форме. Она рас­сматривает главные социальные институты, такие как рынки, деньги, язык и т.д., как ненамеренные продукты человеческой деятельности. В этом Вебер напоминает Маркса, который также рассматривал структуру как результат человеческих действий. Для Вебера же структура — это обязательный результат осмысленных действий.

Различия между Марксом и Вебером особенно ясно видны при ана­лизе современного капитализма. Если Маркс рассматривает его пре­имущественно со структурных позиций как разорение крестьянства и развитие торговых городов, то Вебер делает главный акцент на осмыс­ленной деятельности людей, таких как появление мелкой протестант­ской буржуазии в XVII—XVIII веках. Ее приверженность самодисцип­лине, следование моральным божественным заповедям были осмыслен­ными и сознательными действиями, но привели к ненамеренному ре­зультату — формированию типа личности, чьи ценности и взгляды на жизнь предопределили ее успех как предпринимателя.

Моральные ценности и призвание служению Бога со временем трансформировалось в призвание к предпринимательству. Самодисцип­лина означала умение обходиться малым, накапливать капитал и стре­миться только к прибыли.

Вебер обсуждает этот вопрос в более широком контексте исследова­ния отношений между религией и капитализмом. Обращаясь к истории, Вебер пытался понять, почему рациональная экономическая система — капитализм — получил свое развитие на Западе и почему он столкнулся с такими большими трудностями в других частях света. Вебер считал, что ключевую роль в этом процессе сыграла религия. Однажды он даже принял участие в диалоге с марксистами, стремясь доказать, что, вопре­ки их убеждениям, религия не была просто эпифеноменом. Именно ре­лигия сыграла важнейшую роль в становлении капитализма на Западе и блокирует его развитие в других регионах мира. В Европе получила распространение рациональная религиозная система кальвинизма (одно из течений протестантизма). В других частях света Вебер нашел более иррациональные религиозные системы (например, конфуцианство, тао-изм, индуизм), которые препятствовали становлению капиталистиче­ских отношений. Тем не менее, религии создавали только временные барьеры для экономических систем и, в конце концов, вся структура обществ рано или поздно рационализируется.

44

Важнейшим фактором, способствовавшим становлению капитализ­ма, является признание высокой нравственной ценности предпринима­тельства. Постоянное расширение и модернизация производства, в со­ответствии с протестантской доктриной, приобретает характер мораль­ного и религиозного долга, служит прославлению Бога. В отличие от протестантизма конфуцианство и индуизм не создали духовных пред­посылок для эндогенного капитализма. Индуизм призывал к уходу от мира, конфуцианство — к приспособлению к миру. И только протес­тантизм признал ценность рациональных инноваций.

Но вернемся к «железной клетке». По Веберу, безличностные силы рационализации преодолевают человеческие действия, осуществляя «разволшебствление мира» по мере того, как личные ценности уничто­жаются структурами рациональности.

Вебер использует понятие рациональности во многих значениях, в основном он понимает под ней расчет, интеллектуализацию и личную логику целенаправленных действий. Инструментальный подход к дей­ствию воспринимает ценности как данность и вместо них ориентирует­ся на эффективный выбор средств ради достижения поставленной цели. «Железная клетка» возникает тогда, когда интерес к средствам и инст­рументам вытекает из поставленных целей, точнее, когда средства (вы­бор технологии) становится целью в себе. Поэтому метафора «железной клетки» не должна пониматься как внешнее ограничение человеческих действий, а, скорее, как внутреннее ограничение, встроенное в челове­ческую личность и человеческий дух.

Вебер рассматривает процесс рационализации как характерную чер­ту Западной цивилизации. Рационализация очевидна не только в эконо­мической жизни развивающегося капитализма или в культурной жизни с появлением рациональной музыки и архитектуры, но и в более фун­даментальном смысле в современных институтах управления, в частно­сти, бюрократии. Вебер рассматривал бюрократию и исторический процесс бюрократизации в рамках более широкого обсуждения полити­ческих институтов в качестве классического примера рационализации. Ни капитализм, связанный с либерализмом, ни государственный социа­лизм с его приверженностью к справедливости, не могут обойтись без бюрократического господства. С бюрократией самым тесным образом связана



страница3/19
Дата конвертации23.12.2012
Размер4,91 Mb.
ТипУчебное пособие
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rud.exdat.com


База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2012
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Документы