Задание письменной контрольной работы стр. 18 Примерные вопросы зачета стр. 68 Введение. Цели, задачи и место концепций современного естествознания в учебном процессе. Цель icon

Задание письменной контрольной работы стр. 18 Примерные вопросы зачета стр. 68 Введение. Цели, задачи и место концепций современного естествознания в учебном процессе. Цель



Смотрите также:
1   2   3   4
Тема 5. Классическое естествознание XIX века.

Переход от алхимии к атомистической химии (Дж. Дальтон). Периодический закон и периодическая система (Д.И. Менделеев). Становление научной биологии: роль микроскопа, клеточная теория (Шванн, Шлейден). Зарождение термодинамики: открытие закона сохранения энергии и отказ от флюидов. Второй закон термодинамики – понятие энтропии и гипотеза тепловой смерти Вселенной. Механицизм и кинетическая теория теплоты. Термодинамика, статистическая физика и судьба атомизма. Энтропия и стрела времени. Концепция обратимости и необратимости. Термодинамические аспекты эволюции. Атомизм и энергетизм: прерывность и непрерывность. От дальнодействия к близкодействию: теория электромагнитного поля (М. Фарадей, Дж. Максвелл). Вещество и поле. Природа света: корпускула или волна?

^ Тема 6. Классическая научная картина мира.

Базовые учения НКМ. Основания и идеалы. Механицизм и редукционизм. Абсолютность пространства и времени. Детерминизм Лапласа. Идеал опытного познания.

^ Тема 7. Исходные принципы и основные идеи теории относительности

Принцип относительности Г. Галилея и А. Эйнштейна. Исходные принципы специальной и общей теории относительности. Абсолютность и относительность пространства и времени. Основные идеи и выводы теории относительности: физический и мировоззренческий смысл. А. Эйнштейн о соотношении геометрии и физики, геометрии и опыта. Эмпирическая проверка ОТО. Неевклидовы геометрии.

^ Тема 8.Квантовая концепция

Классическая электродинамика: энергия меняется непрерывно. Излучение абсолютно черного тела противоречит классической физике. М. Планк – гипотеза квантов энергии. Фотоны как кванты электромагнитного поля (А. Эйнштейн). Квантовая модель атома Корпускулярно-волновой дуализм: электромагнитное поле как сочетание волны и фотона (Эйнштейн), вещество как частицы и волны (Л. де Бройль). Принцип неопределенности (В. Гейзенберг) и принцип дополнительности (Н. Бор). Роль макроприбора в микрофизике. Стремиться к классической определенности (Эйнштейн) или удовлетвориться статистической вероятностью (Бор, Гейзенберг и др.)? Элементарные частицы, типы взаимодействий и программы синтеза фундаментальных физических взаимодействий. Парадоксы мышления и урок истории квантовой концепции.

^ Тема 9. Пространство и время в современной картине мира.

Концепции времени: субстанциальная и реляционная, динамическая и статистическая, абсолютности и относительности. Уровни и формы пространственно-временной организации природы.

Астрономическое, биологическое и социальное время. Биоритмы и биочасы. Представления о времени в экономических учениях.

Обратимость времени в классической картине мира. Необратимость времени в термодинамике и биологии 19 века. Энтропия и стрела времени. Обратимые и необратимые процессы в естествознании, экономике. Классическая и неравновесная термодинамика, замкнутые и открытые, сложные и простые системы.

О новом диалоге человека с природой (Пригожин И., Моисеев Н.Н.). Самоорганизация в живой и неживой природе. Самоорганизация как основа эволюции экономических систем. Синергетика: от хаоса к порядку.

^ Тема 10. Космологическая картина мира.

Астрофизика о строении Вселенной. Взаимосвязь способов изучения микромира и мегамира.

Космология И.Ньютона: триумф и парадоксы. ОТО и космологические модели Вселенной А.Эйнштейна и А.Фридмана, Лэметра. Состояние, эволюция и типы звезд. Стандартная модель Вселенной: космологический и мировоззренческий смысл. Эволюционные идеи в современной космологии.

^ Тема 11. Неоклассическая научная картина мира.

Базовые учения НКМ. Основания и идеалы НКМ. Относительность пространства и времени. Статистический детерминизм. Принципы НКМ.

^ Тема 12. Возникновение и сущность жизни.

Мировоззренческие версии и научные гипотезы: религиозный креационизм (традиционный и научный, Т. де Шарден) – идея вечной жизни и гипотеза панспермии – возникновение жизни из неживой материи (наивная версия самозарождения, гипотеза А. Опарина – Дж. Холдейна) – гипотеза генетического захвата (А. Керн-Смит). Закономерно или случайно появление жизни на Земле?

Сущность, основные черты и уровни структурной организации жизни. Формы организации живых систем: организменная, популяционно-видовая, биоценотическая, биосферная. Соотношение форм, уровней организации и ступеней эволюции.

^ Тема 13. Эволюционные концепции в биологии.

Эволюционные гипотезы Ж.-Б. Ламарка и Ж. Кювье. Эволюционная теория Ч. Дарвина – А. Уоллеса. Основное противоречие жизни, борьба за существование и естественный отбор. Номогенез как альтернатива дарвинизма. Становление генетики открытия Г. Менделя, понятие гена, генотип и фенотип. Развитие молекулярной генетики: структура ДНК, генетический код и генная инженерия. Синтетическая теория эволюции: от организмов к популяции. Эволюция на популяционном уровне: мутации – популяционные волны – дрейф генов – изоляции – естественный отбор.

^ Тема 14. Эволюционные концепции в естествознании.

Основные выводы термодинамического подхода в объяснении эволюции: необратимость, тепловое равновесие, возрастание энтропии, направленность эволюции к хаосу. Подчиняется ли жизнь действию 2-го начала термодинамики? В какой мере 2-е начало применимо к объяснению жизни?

Основные выводы эволюционного учения в биологии: направленность, необратимость, стремление к совершенствованию, устойчивости, сохранению (выживанию) и порядку. Парадокс эволюционного учения. Попытки разрешения парадокса (от Больцмана до Вернадского). Биосферный уровень (аспект) эволюционного процесса. Биогеохимические и энергийные основы эволюции... Механизм преобразования солнечной энергии. Хемосинтез и фотосинтез. Преобразование энергии Солнца в химическую и биологическую энергию.


^ Тема 15. Космологические аспекты жизни.

Выводы современной космологии и новые ответы на вечные вопросы: истоки жизни на Земле, вечна ли жизнь во Вселенной. одиноки ли мы во Вселенной, связь человека с космосом? Эволюция на планетарном и биосферном уровнях. Антропный принцип. Биосфера как планетарная, динамическая система. Физические, биогеохимические и экологические основы сохранения устойчивости биосферы.

Междисциплинарный синтез эволюционных идей. Глобальный (универсальный) эволюционизм.

^ Тема 16. Человек в научной картине мира.

Происхождение человека. Религиозные учения. Религиозно-научная концепция П. Тейяра де Шардена. Космическая версия (палеовизит). Естественнонаучный антропогенез: эволюция обезьяны в человека (Ч. Дарвин и др.). Современные формы антропосоциогенеза: генетические мутации закрепились социокультурными факторами. Проблематичность истоков человека.

Поиски изменчивой сущности человека. Разнообразие мировоззренческих учений. Сочетание души (сознания) и тела. Что такое душа? Образ и подобие Бога. Осколок мирового разума. Комплекс малых тел (атомов и т.п.). Отражение материи. “Фрейдистский человек”. Научные концепции человека. Генетическая и психофизическая специфика организма. Особенности нервной системы (И. Сеченов, И. Павлов, А. Ухтомский). Головной мозг: функциональная асимметрия. Соотношение биологического и социального. Геном человека – генная инженерия, проблемы биоэтики. Здоровье человека: природные и социальные факторы. Биоритмы и биологические часы. Геронтология: старение и смерть. Время, жизнь, человек. Восприятие и переживание времени в восточной и западной, традиционной и техногенной культурах. Временные аспекты смысла жизни.


^ Тема 17. Образ человека в научной картине мира.

Космоцентризм и антропоморфность античного образа человека. Антропоцентризм и его выражение в христианстве, физике, биологии, экономике. Классический механицизм: мир - как часовой механизм»,человек его часть. Дихотомия антропологизма и механицизма в естествознании и западной культуре. Культура и цивилизация. Человек как цель и человек как средство. Технократизм и гуманизм, Культура и манипуляция человеком. Проблема безопасности человека. Возможна ли бифуркация в изменении образа человека? Опыт естествознания, истории и культуры 20 века. Науки о природе должны стать наукой о человеке. Ориентация на гуманизм как путь преодоления кризиса цивилизации.

Роль естествознания в разрешении проблем современной цивилизации и проблемы формирования мышления в контексте современной научной картины мира.


Содержание семинарских занятий.

Тема 1. Ч.П. Сноу. Две культуры и научная революция. Духовный мир современного человека раскололся на две культуры. Писатели, художники и ученые не понимают друг друга. Что может дать искусство образному мышлению ученого? Образное и рациональное восприятие мира. Какое содержание несет научная революция? Пути преодоления пропасти между культурами.

Тема 2. Философские концепции и развитие научных теорий.

Ф.Франк и Э. Стронг как представители логического позитивизма: философия бесполезна для дела науки. А. Койре и Э.Л. Берт: философия оказывала и оказывает позитивное влияние на естествознание. Философия есть больше, чем строительные леса при создании научной теории. Великие научные революции всегда определялись изменением философских концепций (научная революция XVII века была переходом от идей Аристотеля к философии Демокрита и Платона; если у И. Ньютона мерой является Бог, то у А. Эйнштейна такая мера – человек (ученый)).

Тема 3. Мифология и манипуляция человеком. Типы мировоззрения. Миф в его историческом и актуальном смысле. Почему люди принимают мифы? Социально-экономические и псевдонаучные мифы. Можно ли противостоять мифам? Что такое манипуляция и в каких целях она используется? Проблема безопасности человека.

Тема 4. Научная картина мира. Понятие и структура НКМ. Содержание и основания. Идеалы и принципы. Глобальные и локальные НКМ. Образ природы и образ человека в НКМ. Типы рациональности. Революции в науке. Что меняется в результате научной революции.

Тема 5.Рационализм как форма мировоззрения. Рационализм как достижение европейской науки. Основы, истоки и смысл мировоззрения. Можно ли сводить восприятие и обьяснение мира только к рациональным формам. Достоинства и ограниченность современных форм рационализма. Начала критики естественнонаучных и гуманитарных основ рационализма.

Тема 6. Итоги античной науки. Космоцентризм как парадигма античного периода. Основы пифагорейской теории числа. Открытие несоизмеримости. Начала геометрии Евклида. Представления о Вселенной. Геоцентризм К. Птоломея. Механика Архимеда. Учение о человеке.

Тема 7.Евклидова и неевклидовы геометрии. Пятый постулат геометрии Евклида. Постулат и теоремы. Признание единственности геометрии Евклида в науке. Основные доводы. Открытие неевклидовых геометрий и опыт измерения. Геометрия Лобачевского. Геометрия Римана. Применение неевклидовых геометрий в современной физике, космологии.

Тема 8. Становление опытного и теоретического естествознания. Геоцентризм и гелиоцентризм: доводы за и против. Н. Коперник и Дж. Бруно о Вселенной. Реальные и мысленные опыты Г.Галилея. Формирование исходных принципов механики. Механика и космология И.Ньютона: триумф и парадоксы. Формирование основ механистической картины мира.

Тема 9. Пространство и время в научной картине мира. Принцип относительности Г. Галилея и принцип относительности А. Эйнштейна. Следствия из преобразований Лоренца. Эквивалентность массы и энергии. Относительность пространства и времени. Теория относительности и опыт. Образы относительности в современной науке и культуре.

Тема 10. Пространство и время в науке и культуре. Зависимость свойств пространства и времени от типов материальных систем. Астрофизические, биологические и социально-экономические ритмы. Биологическое время и биологические часы.

Восприятие времени и культура. Понятие о стреле времени. Восприятие времени и смысл жизни.

Тема 11. Космологическая картина мира.

Астрофизика о строении Вселенной. Методы исследования Вселенной. Единство микромира и мегамира. Квантовая теория как «ключ» изучения Вселенной.

Основные положения и парадоксы космологии И.Ньютона. Создание ОТО не было случайным явлением науки. Космологический мир А. Эйнштейна. Типы моделей А. Фридмана. Основные идеи теории Большого взрыва.

Эволюция и типы звезд. Влияние космологии на современную картину мира.

Тема 12.Современные представления о возникновении и сущности жизни. Гипотезы возникновения жизни. Биогенез и абиогенез. Неорганическая эволюция и условия возникновения жизни на Земле. Теория Опарина Н.И. Сущность и критерии жизни. Уровни структурной организации жизни.

Тема.13. Эволюционные концепции в естествознании. Эволюционные учения 18-19 вв. Введение в популяционную генетику. Синтетическая теория эволюции. Концепция универсального (глобального эволюционизма).

Термодинамические аспекты жизни и парадоксы эволюционного учения. Космологические аспекты жизни.

Тема 14. Биосфера. Ноосфера. Проблемы антропосоциогенеза. Уровни эволюционных изменений: организм, вид, популяция, биоценоз, биогеоценоз, биосфера. Учение Вернадского о переходе биосферы в ноосферу. Гипотезы возникновения (формирования) человека. Моисеев Н.Н. о проблемах носферогенеза. Антропосоциогенез и проблемы будущего человека.


Задание письменной контрольной работы.

Тема 1. Мировоззрение. Наук. Культура.

Моисеев Н.Н. Расставание с простотой. М, «Аграф», 1998. - 480 с.

Н.Н.Моисеев — действительный член Российской академии наук, профессор, президент Международного независимого эколого - политологического университета, президент Российского Национального комитета содействия программе ООН по охране окружающей среды, президент Национальной организации Международного зеленого креста в России. Известен прежде всего как математик, разработчик математических моделей. В 80-е годы широкую известность получи­ли расчеты последствий ядерной войны, соавтором которых он являл­ся. Результатом этих работ стала оригинальная система взглядов на развитие биосферы, получившая название «современный эволюцио­низм». Две работы,[вошедшие в эту книгу, посвящены прежде всего проблеме выживания человечества. А для этого необходим новый взгляд на взаимоотношение человека и Природы, индивидуума и об­щества. Необходимо новое мировоззрение.!


МИРОВОЗЗРЕНИЕ

^ СОВРЕМЕННОГО РАЦИОНАЛИЗМА

Введение в теорию самоорганизации

ПРЕДИСЛОВИЕ

Первоначальный вариант этой работы возник как ответ на во­просы, поставленные ректором Международного эколого-политологического (лучше было бы его назвать эколого-гуманитарного) уни­верситета С.А.Степановым.

Университет должен готовить специалистов, деятельность кото­рых предстоит быть ориентированной на решение разнообразных проблем, связанных с взаимодействием общества и окружающей среды. Он должен выпускать экономистов, правоведов, журналистов и, конечно, экологов, но широкого, скорее гуманитарного, чем техно­логического или биологического профиля. Значит, именно гумани­тарному образованию предстоит стать основным стержнем того спе­циального образования, которое должен давать этот университет, ориентированный на подготовку специалистов, способных решать «проблемы человека».

А в основе любого гуманитарного образования должна лежать некая мировоззренческая парадигма. Или, как это было принято го­ворить еще в недавние годы, некая идеология, особенно когда речь идет о подготовке специалиста, решающего проблемы взаимоотно­шения Природы и Общества. Но что должно заменить ту марксист­скую схему, на которую три четверти века опиралось любое образо­вание, в том числе (и в первую очередь) гуманитарное? Примерно вот в таком ключе ректором университета и была поставлена эта проблема. Она не только важная для любого университета, но и очень непростая, особенно для тех высших учебных заведений, кото­рые ориентированы на подготовку специалистов, призванных ре­шать по-настоящему новые вопросы взаимоотношения человека и Природы.

Замечу, что на самом деле проблема значительно шире. Челове­чество стоит перед необходимостью пересмотра самых глубинных основ своего мировоззрения, понимания своего места в Природе, своего взаимоотношения с окружающими, пересмотра своей цивилизационной парадигмы. Значит, вопрос, поставленный ректором, далеко выходит за пределы чисто университетских учебных вопро­сов, за рамки того, чему и как надо учить в университете, и программ соответствующих курсов.

В предлагаемой книге, задуманной сначала в качестве учебного пособия по курсу лекций, делается попытка найти исходную пози­цию для ответа на поставленный вопрос в этом более широком эко­логическом … контексте. Я пытаюсь предложить лишь некую позицию для обсуждения, ибо ответ на по­ставленный вопрос может дать только глубокая творческая дискус­сия специалистов разного профиля и... время! В такой дискуссии должны участвовать не только профессионалы-философы, общест­воведы и специалисты, занимающиеся методологическими пробле­мами естествознания, но все те, кто считает важным утверждение в умах юношества определенных мировоззренческих установок. Мне хочется поставить вопрос даже шире: сегодня переломный период, когда в истории нашей цивилизации природные ограничения втор­гаются в саму жизнь и новые мировоззренческие установки стано­вятся общественной необходимостью.

Вот почему моя работа ориентирована не только на студентов. И не только на преподавателей, которым предстоит читать вводный курс философии и обучать людей тому, что сегодня называется эко­логическим мышлением. Мне хотелось бы обратиться с ней ко всем тем, кто думает об экологии человека, т.е. о обустройстве такого соб­ственного дома человечества, который остался бы годным для жиз­ни человека, несмотря на все превратности его судьбы. Это означает, что в первую очередь речь будет идти о проблемах энвайроментальных, то есть о проблемах взаимоотношения Природы и человечества как единого биологического вида.

Автор работы — естественник, и он видит человека в своем ра­курсе как составную часть Природы. Общество, политика — все это в некоем смысле вторичное, лишь некий способ существования вида homo sapiens, судьба которого и есть наша главная забота. Если чело­век не найдет нужного ключа в своих взаимоотношениях с Приро­дой, то он обречен. Каковы бы ни были политика, демократия, госу­дарственное устройство, желания и стремления сильных мира сего!

Вот с утверждения в сознании человека этого принципа, как ка­жется автору, и должно начинаться общефилософское, мировоззрен­ческое воспитание юношества. Это мировоззрение должно прийти в нашей стране на смену традиционному «научному и единственно правильному». Если исходный принцип необходимости поиска сво­его места в Природе и своей стратегии во взаимоотношениях с ней усвоен, то дальше все становится на свое место. После — прочтение и Платона, и Аристотеля, и других великих мыслителей, в том числе и (особенно раннего) Маркса, труды которого я очень ценю, уже вос­принимается не как догмы, а как попытки мудрых людей ответить на жизненные вопросы своего настоящего и будущего. С ними можно соглашаться или спорить, но вы уже имеете опору для обсуждения.

Вот почему эта работа преследует не только педагогические це­ли. Может быть, она имеет и политический подтекст. В самом деле, сейчас рождается общепланетарное зеленое движение, рождается общепланетарное понимание характера взаимоотношения Природы и человека, новое, причем гуманитарное мировосприятие естество­знания, которое может повлиять на конструктивную политическую деятельность людей, принадлежащих зеленому движению. И такая система взглядов тоже должна иметь определенный философский фундамент. Он тоже предмет для дискуссий.

Нильсу Бору принадлежит замечательное утверждение: никакое сложное явление нельзя описать с помощью одного языка. С этим утверждением нельзя не согласиться. Но базовый язык, на котором человек произносит свои первые слова, все же должен быть, иначе и другие интерпретации не будут поняты. Я думаю, что людям следу­ет условиться о таком языке, своеобразном эсперанто, и понимать друг друга. Вот попытке начать разговор о таком базовом языке и по­священа предлагаемая работа. И в его основе, как мне представляет­ся, должны быть те новые знания и интерпретации, которые возник­ли в естествознании, прежде всего в физике и биологии в нынешнем веке. Я понимаю, что такой базовый язык не единственный, что каж­дый из них будет меняться со временем, по мере обретения нового опыта. Но дискуссия о нем должна начаться.

И чем скорее, тем лучше. Только в диалоге рождается истина.

^ ФИЗИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ РАЦИОНАЛИСТИЧЕСКОГО МИРОПОНИМАНИЯ

Глава первая. ВВЕДЕНИЕ В ПРЕДМЕТ

1. Апология необходимости

В предлагаемой книге делается попытка дать эскиз некой «картины мира», некой ее интерпретации, какой она видится автору, при­числяющему себя к числу людей, стоящих, как и большинство пред­ставителей естественных наук, на позициях рационализма.

Я уже однажды предпринял аналогичную попытку, прочитав не­сколько лет тому назад серию лекций, посвященных универсально­му эволюционизму. Она была издана в 1993-м году Издательством атомной техники.

В работе, которую я предлагаю теперь, мне хотелось бы несколь­ко расширить проблематику, связав вопросы эволюции живого ве­щества и общества с основами той новой физики, шире — естество­знания, которое, по существу, и изменило наши глубинные представ­ления об окружающем мире. Это потребует обсуждения ряда фраг­ментов некой философской системы, включающей универсальный эволюционизм (т.е. описание процесса самоорганизации) в качестве основного механизма, определяющего усложнение «картины мира».

У философов существуют свои стандарты мысли, манера их вы­ражения, свой язык, которые представляют порой непреодолимое препятствие для непосвященных. Кроме того, существуют и свои мотивы анализа, далеко не всегда понятные неспециалисту. Поэтому для вторжения физика, естественника или инженера в непривыч­ную для себя область должны быть достаточно веские основания. Попытка создания и изложения любой философской системы, с точ­ки зрения прагматика, каким всегда являются физик или инженер, имеет смысл (может быть оправдана) лишь тогда, когда она пресле­дует определенные цели, так или иначе связанные с активностью че­ловека, с желанием повлиять на ее характер. И сколь бы такие цели не были субъективны, изложение соответствующей системы взгля­дов оказывается действительно оправданным, поскольку лишь в обсуждениях и дискуссиях проблем, рождающихся в интеллектуаль­ной, нравственной и духовной сферах, у людей может возникнуть новая парадигма миропонимания. А она сегодня, по моему глубоко­му убеждению, жизненно необходима. И такое утверждение — не просто «красивая фраза». Я это попытаюсь обосновать.

Постепенно мы начинаем понимать, что общество стоит сейчас на пороге катастрофы, потребующей перестройки всех оснований своего планетарного бытия. Я думаю даже, что мы находимся в пред­дверии смены характера самой эволюции биологического вида homo sapiens. Может быть, даже на пороге нового этапа антропогенеза. Возникающие время от времени академические дискуссии пока еще только фиксируют нарастающее неблагополучие, но они пока очень далеки от раскрытия всей глубины происходящего. А тем более не­способны предложить ему какую-либо альтернативу. Еще никто не рискнул продемонстрировать настоящую правду (хотя многие уже и догадываются о ней) во всей ее обнаженной непривлекательности, и мы только подходим к пониманию того, что человечество уже ис­черпало тот потенциал своего развития, который оно получило при завершении предыдущего этапа антропогенеза. Его завершение я связываю с утверждением кроманьонца в качестве единственного претендента на право называться предком современного человека (каким он и оказался на самом деле).

Сегодня мы постепенно начинаем понимать, что наши нравст­венные основы, наш духовный мир, тем более наше поведение в би­осфере уже не соответствуют тем условиям жизни, в которые погру­жается общество, и наше понимание обстановки недостаточно для преодоления появляющихся трудностей его возможного развития. Биологически, а, следовательно, и психологически мы остались теми же охотниками за мамонтами, какими были наши неолитические предки. На протяжении всего голоцена, по мере развития цивилиза­ции, нарастало несоответствие деятельности человека как единого биологического вида тем общим законам, которые управляют разви­тием биосферы. Другими словами, деятельность человека, основан­ная на выработанных цивилизационных парадигмах, ведет, вероят­нее всего, к деградации биосферы и не способна гарантировать со­хранение человека в своем составе. Вот почему реальность такова, что род людской сможет выжить лишь в условиях жесточайшего самоограничения и коллективной дисциплины. И, естественно, воз­никает вопрос: возможно ли преодоление пропасти между необходи­мостью подчинить свое поведение требованиям реальности и реаль­ными способностями человека и человечества подчинить себя этим ограничениям?

Я совершенно не исключаю возможности фатального исхода че­ловеческой истории. Если люди не смогут преодолеть тех реликтов неандертализма, первобытной дикости, агрессивности, без которых

человечество было бы неспособным выжить в предледниковые эпо­хи, то такой исход может наступить уже не в столь отдаленном бу­дущем. Но отказ от них будет означать такую же смену характера своего эволюционного развития, которая началась еще в глубинах каменного века. Эта палеолитическая перестройка привела к ут­верждению тех табу, которые легли в основу современной нравст­венности (т.е. системы нравов), среди которых табу «не убий!», в первую очередь, определило переход эволюции от чисто биологиче­ского совершенствования к эволюции общественной. Я убежден в необходимости (но не неизбежности) подобной кардинальной пере­стройки и в соответствующих местах своей книги постараюсь обос­новать этот тезис. Сейчас же я его принимаю в качестве некоторой исходной аксиомы для оправдания предпринимаемой попытки по­строения рационалистической «картины мира», цель которой дать те знания, которые, может быть, помогут облегчить остроту неиз­бежного кризиса.

Я не берусь предсказывать, каким будут облик мира и образ че­ловечества даже в ближайшие десятилетия, но глубоко убежден в том, что людям будет куда легче совершить переход человечества в новое состояние, если угодно, в новую фазу антропогенеза, если оно окажется достаточно вооруженным не только конкретными знаниями, но и определенной мировоззренческой парадигмой. Ду­ховному миру человека понадобятся определенный настрой, ори­ентация на новую структуру ценностей, столь же непохожую на со­временную, как структура ценностей, жителей греческого полиса была непохожа на представления австралопитеков, вышедших три миллиона лет тому назад из тропического леса в неприветливую и опасную саванну.

Мы говорим о смутном времени в России, и такое словосочета­ние не только вполне оправдано, но и воспринимается обществом как естественное выражение реальности. Но задумывались ли мы, что уже, вероятно, настало время говорить о том смутном времени, которое надвигается на все планетарное сообщество. А выход из лю­бого смутного времени требует утверждения некой ясности, некой общей цели и общего понимания, пронизывающего духовные миры всего множества людей, населяющих планету. Такое понимание, как показывает история человечества, приходит чаще всего (если прихо­дит) в результате действия стихии человеческих страстей и моря крови. Пример тому — результат религиозных войн в Европе, стоив­ших жизни двум третям населения Германии. Но, может, есть и дру­гой путь? Во всяком случае, такой вопрос непременно должен быть поставлен, и люди обязаны попытаться его решить! И для его осо­знания могут оказаться нужными философские системы и «картины мира». А вероятнее всего, и некоторая общая «философия выжива­ния» или «стратегия человечества»!

Люди очень разные, как и цивилизации, которые возникают на планете. И была бы не только утопичной, но и трагичной любая попытка унификации цивилизаций, духовных устремлений, да и просто желаний. И в то же время человечество едино — оно часть биосферы и взаимодействует с ней как целое, как единый биологи­ческий вид. Значит, человечество объективно нуждается в том, чтобы при всем удивительном (и необходимом для его развития) разнообразии и направленности желаний, стремлений, действий отдельных людей, народов, цивилизаций эти векторы имели неко­торую общую составляющую. Ее и могут дать Наука, Естествозна­ние, в первую очередь, и та система мышления, которая выросла на их основе и которую естественно называть рационализмом. Но не рационализмом XVIII и XIX веков, а рационализмом современ­ным, выросшим на грани нового тысячелетия, на базе новых дости­жений науки.

^ 2. Об истоках мировоззрения

Предлагаемая работа задумана как изложение той системы взглядов, которую естественно назвать современным рационализ­мом. Она представляет собой попытку помочь расширить базу для формирования мировоззрения и миропонимания, соответствующих современному уровню развития цивилизации и эмпирических зна­ний об окружающем мире. И ни в коей мере не подменить другие ис­точники формирования мировоззренческих парадигм. Я не буду расшифровывать смысла используемых терминов: мировоззрение и миропонимание. Мне кажется, что приведенные русские словосоче­тания достаточно полно раскрывают эти важнейшие составляющие духовного мира человека.

Мы только что пережили эпоху, когда считалось, что у людей должно существовать одно единственное и к тому же «правильное» мировоззрение. На самом деле, у каждого человека оно свое, и мож­но говорить лишь о некоторых его общих универсалиях. Само поня­тие «правильное мировоззрение» мне представляется лингвистичес­ким и философским нонсенсом и должно быть исключено из науч­ного лексикона. Одновременно очень важно отдавать отчет в том, что процесс формирования мировоззрения человека крайне слож­ный, он проходит под воздействием множества факторов и не может протекать по приказу. Это и семья, и обычаи, и общение с людьми, и чтение книг, и соприкосновение с искусством... И, конечно, та реаль­ная практическая повседневность, в которую погружен каждый че­ловек. Огромную и особую роль в формировании миропредставле­ния играет общение с Природой. Я думаю, что чистое звездное небо, которое каждую ночь видели над собой кочевники ближневосточ­ных пустынь, его необъятность и величественность, которые совер­шенно по-особому воспринимаются в этих пустынях, в немалой степени содействовали появлению на этой небольшой территории трех крупнейших мировых монотеистических религий (столь качественно отличающихся от религий Индии, Китая...). Все эти обстоятельства важны для человека, и анализ их места в процессе формирования мировоззрения очень непрост. Их влияние на человека, на характер его духовного мира и мировоззрения, в частности, проходит на фоне, no-меньшей мере, трех «источников мировоззрения», которые до­ступны изучению.

Прежде всего — это традиции, мифы, которые на протяжении многих десятков тысяч лет, наверное, и были основой мировоззре­ния человека в то долгое время, когда это мировоззрение было еще достаточно универсальным, не распадаясь на индивидуальное и групповое. Тогда люди жили, следуя жестким канонам, которые им диктовала природа. Да и сейчас еще традиции и мифы играют в на­шей жизни заметную роль, особенно в процессе семейного воспита­ния. И их влияние нельзя игнорировать. Может быть, не очень точ­но этот источник мировоззрения я бы назвал эзотерической идеей — идеей опоры на накопленные древние знания. Она может играть в отдельных случаях решающую роль в формировании мировоззре­ния, а значит, и в судьбе человека.

Второй источник, формирующий мировоззрение, — это религия. Или, лучше сказать, идея Бога. Эта идея возникла на гораздо более позднем этапе развития человечества.

Постоянно развиваясь, вероятно, уже со времен неолита, рели­гии превращались в системы взглядов, жизненных принципов, опре­делявшие, в известные периоды истории, судьбы народов и целых континентов. Во многих странах религии (прежде всего в странах ислама) и сейчас являются не просто системой верований, но и обра­зом жизни, а церковь не отделена от государства. Да и церкви в евро­пейском (христианском) смысле там вовсе нет: есть вера в единого Бога, переплетенная с образом жизни, системой нравственности, правопорядка и т.д. Это все регулируется шариатом — обширной си­стемой правил, определяющих практически все стороны жизнедея­тельности и быта правоверных мусульман. Заметим, что эзотеричес­кая идея «внутреннего бытия» на основе «древних знаний», т.е. ми­фов, легенд, поверий, порой (но именно — порой), отлично уживает­ся с идеей Бога.

Следует заметить, что в последние века роль религий, как опре­деляющих мировоззренческие нормативы, даже в странах ислама (не говоря уже о христианских странах) во многом изменилась, ус­тупив место иной системе аргументов, рожденных рационалистиче­ским мышлением и наукой. Однако я не исключаю возможности но­вого взлета религиозного сознания и усиления его роли в формиро­вании мировоззренческих парадигм. Причин тому много. Первую я вижу в существовании определенной внутренней потребности веры в нечто сверхестественное, которая свойственна духовному миру человека. Любая религия - это феномен истории. Она возникает в определенных условиях, под действием тех или иных причин, сти­мулируется личным воздействием, особенностями цивилизации (в отличие от Тойнби, я думаю, что не религия определяет цивилиза­цию, а наоборот — цивилизация «выбирает» религию)... Она разви­вается, ее доктрины эволюционируют; она может и вовсе исчезнуть, как исчез буддизм в Индии. Или в Индонезии, где ислам сменил ин­дуизм. Но потребность в вере в нечто Высшее, недоступное челове­ческому сознанию, видимо, вечна! Вспомним слова Гете: zu etvvas hoheren sind wir geboren — к чему-то высшему мы рождены!

Эта потребность, это мироощущение могут присутствовать у данного конкретного человека или нет — это уже другой вопрос. Но религиозное чувство заполняет определенные лакуны в духов­ном мире человека, которые не могут заполнить никакие знания. В самом деле, ведь наука отвечает лишь на вопрос «как?» — как те или иные следствия порождаются теми или иными причинами. Но есть и еще один вопрос «зачем?» (или «почему?») — зачем суще­ствует мир, Вселенная, человек, почему возникает бытие. Такой вопрос не приемлет наука, но от него нельзя отмахнуться, он все­гда остается вопросом, и каждый человек отвечает на него по-сво­ему. Порой даже не осознавая, что он на него отвечает. О неизбеж­ности существования этих двух вопросов «как?» и «зачем?», о их неразрывности писал один из величайших мыслителей и поэтов Вольфганг фон Гете.

Эта «вторая причина», второй источник мировоззрения связан с особенностями духовного мира человека. Особое значение религия приобретает в «минуты роковые», когда над народом нависает ре­альная опасность. Это эмпирический факт — а «роковые минуты», как я это постараюсь показать, приближаются. С их приближением человек теряет веру в науку и в силу традиционной культуры перед лицом катастрофы, отвратить которую они не способны. Разве мы не видим происходящей деградации западной культуры, появления массовой культуры с ее волнами порнографии, разрушения семей­ных традиций, деградацией интеллектуальной жизни и т.д. И в эти «времена разочарования» всегда снова поднимается интерес к рели­гии, растет ее значение в жизни общества. Человек ищет ответа там, когда пасуют рациональные знания. Но при этом не обязательно происходит возврат к традиционным религиям. Появляются и но­вые веры и секты, далеко не всегда консолидирующие общество. К этим вопросам я еще буду вынужден вернуться.

Падение роли (и престижа) религии в жизни практически всех христианских народов стало почти аксиомой. Но попытка понять истинные причины этого явления, необходимость модернизации оп­ределенных доктрин, а самое главное — характер деятельности, отвечающей потребностям духовного мира современного человека, свой­ственна разве только определенным группам лидеров католической церкви во главе с самим папой Иоанном-Павлом II. Православная церковь, к сожалению, очень догматична и архаична. Она слабо от­кликается на изменение духовных потребностей людей и благодаря этому открывает простор для деятельности различных сект и лично­стей, прямо спекулирующих на духовных запросах людей. Да и мир­ские интересы уж очень четко просматриваются в деяниях некото­рых отцов церкви.*

Хотя проблемы связи мировоззренческих начал с системой тра­диций и религиозными воззрениями очень важны и относятся к сфе­ре чисто гуманитарных знаний, в этой книге я постараюсь оставить их обсуждение в стороне: они требуют иной компетенции и иного настроя мысли автора.

Эти два «мировоззренческих источника» связаны с духовным, эмоциональным миром человека, с его алогичным восприятием дей­ствительности. Их нельзя игнорировать, ибо сама природа распоря­дилась так, что два полушария человеческого мозга играют весьма разную роль в его жизнедеятельности: одно полушарие отвечает за эмоциональную сферу, я бы сказал — за целостное восприятие того или иного феномена. Другое — за логическое мышление.

Третий источник мировоззрения современного человека — это «идея Природы», которую должны дать наука, и, прежде всего, есте­ствознание. «Идея Природы» должна быть развернута так, чтобы че­ловек мог опереться на нее, жить в ней, обеспечивая свое будущее. Принято говорить, что мировоззрение должно включать знания об окружающем мире — мире, в котором мы живем, т.е. знания, связан­ные со способностями человека предвидеть некоторые следствия нашего антропогенного воздействия на этот мир. Я буду очень осто­рожно использовать термин «знания» и стараться, по мере возмож­ности, объяснять тот смысл, который я в него вкладываю. Как мы увидим позднее, в этом термине сейчас уже нет былой однозначнос­ти и того представления о знаниях, которые были свойственны есте­ствознанию XIX века.

В данной книге я собираюсь обсудить лишь этот третий источ­ник формирования мировоззрения. Я вовсе не отвергаю и даже не преуменьшаю значения традиций как своеобразного экстракта об­щественного опыта, а тем более религиозного восприятия окружаю­щего мира и религиозного опыта в судьбах человека. Но моя задача более узкая: не проблема формирования мировоззрения как феноме­на человеческого бытия, а обсуждение тех особенностей, которые вносит в него современное научное видение мира. Я пытаюсь дать определенный инструмент, позволяющий использовать эмпиричес­кий опыт.

Объемы информационных лавин, которые обрушились на чело­века XX века, столь изменили классическое представление о науч­ном рационализме, о смысле исходных понятий, что это не могло не сказаться на всем характере нашего миропредставления. И, я думаю, именно с обсуждения подобных явлений должно начинаться фило­софское, да и вообще гуманитарное образование человека, имеюще­го дело с проблемами взаимоотношения человека и Природы. В са­мом деле, новая информация станет неизбежно менять наше виде­ние положения человека в мире, она будет деформировать традиции, цивилизационные установки, менять само представление об ИСТИ­НЕ. Мы подошли не только к перелому тысячелетий, но и к перело­му цивилизаций, который потребует от людей и нового мышления. Новые миропонимания, при всех неизбежных (и нужных людям) различиях, тем не менее, окажутся связанными некой общей единой «реальностью», опирающейся на надежный эмпирический фунда­мент.

Вот о ней, о ее возможных контурах я и постараюсь рассказать без каких-либо претензий на «правильность», ибо отдаю себе отчет в том, что только через наложение множества субъективных интер­претаций и может рождаться новая парадигма мировосприятия. Предлагаемое рассуждение — лишь одно из них.

Таким образом, я буду обсуждать некоторые основания «научно­го» мышления применительно к энвайроментальным проблемам, т.е. к проблемам взаимоотношения Природы и Общества. И в этом кон­тексте мне хотелось бы еще раз предупредить читателя — я никак не пытаюсь противопоставить религиозные воззрения научным. Ника­кое естествознание не содержит альтернативы Богу или, лучше ска­зать, вере. Утверждение о том, что Бог создал Мир за 6 дней ничуть не менее основательно, чем любые космогонические гипотезы, вроде гипотезы о начальном взрыве. Тот факт, что все то, что произошло через миллионные доли секунды после «НАЧАЛА», согласуется с известными нам законами физики, не придает этой гипотезе особой убедительности, как и многочисленные другие гипотезы, согласно которым существует целый ряд вселенных, развивающихся в беско­нечном времени. В основе всех подобных гипотез лежит некоторый акт веры — принятие непроверяемых утверждений. Вопрос, откуда все произошло и почему или зачем произошло (последнее может быть, самое главное), остается без ответа, и каждый волен отвечать на него по-своему. Я принимаю гипотезу о начальном взрыве просто и силу своего воспитания!

Замечу, что характер гипотезы о НАЧАЛЕ никак не влияет на все те конкретные заключения, которые будут целью моих рассуждений. Это происходит потому, что любая гипотеза о НАЧАЛЕ (в том числе и сотворения Мира за 6 дней), никак не содержит тех прагматичес­ких начал, ради которых и строится «Картина Мира».

3. Комментарии к еще не сказанному

В основе моих рассуждений, когда они носят философский или методологический характер, всегда будет лежать принцип, который хорошо обозначил В.И.Вернадский, употребив термин «эмпиричес­кое обобщение». Его смысл состоит в том, что в качестве отправных позиций для любого анализа, происходящего в косной материи, жи­вом веществе или обществе, должны лежать утверждения, согласные (непротиворечащие) эмпирическим данным, т.е. нашему опыту — опыту, приобретенному нами в практической деятельности. Следо­вание этому принципу позволяет повысить вероятность реализации предполагаемого развития событий, но, разумеется, не дает гарантий в том, что выводы, полученные на основе эмпирических обобщений, будут обладать абсолютной достоверностью. Эмпирическое обобще­ние — это тоже всего лишь интерпретация.**

В своей основе используемый мной принцип эмпиризма опира­ется на более глубокие утверждения, которые уже носят первичный характер — их уже нельзя доказать, нельзя свести к более простым, даже нельзя определить — их надо либо принять, либо отвергнуть. Главным из таких утверждений является следующее: мир, вся окру­жающая нас Природа принимаются как реально существующие. А

Вселенная — это не данность, а история. Эти утверждения и есть первичные: они не расшифровываются, так же как и смысл слова «существующее». Сформулированное утверждение либо отвергает­ся, либо, как мной, принимается без доказательства и комментариев. И в этом я вижу основное отличие от позитивистов, допускающих, что материальный мир и все окружающие нас вещи существуют лишь в нашем воображении. Если Альберт Эйнштейн не раз гово­рил, что он не видит вреда в том, чтобы принять вещь за объективно существующую, то я этот факт постулирую. Доказать подобное ут­верждение невозможно. Можно лишь безоговорочно принять его либо отвергнуть.

Более того, в качестве подобного «первоутверждения» я прини­маю и само словосочетание «объективно существующее», ибо объяс­нить его смысл невозможно, как доказать или опровергнуть сущест­вование Бога. Позднее, как увидит читатель, я буду очень осторожно употреблять и синоним этого утверждения — выражение «есть на са­мом деле». И в то же время, не имея возможности утверждать, что то или иное «есть на самом деле», я верю, что окружающее существует «на самом деле». Несмотря на эту исходную нелогичность и проти­воречивость, такое утверждение позволяет мне говорить о том, что познание имеет смысл и может быть использовано человеком по его усмотрению. А значит, делает всю мою работу оправданной и спо­собной служить человеку в его многотрудной жизни.

Может показаться, что мои рассуждения не удовлетворяют стандартам строгости. Но сегодня мы начинаем осознавать, что по­нятия строгости и логичности на самом деле весьма условны. Это стало особенно очевидным после знаменитой работы Гедделя, пока­завшей, что доказать непротиворечивость арифметики нельзя, оста­ваясь в рамках арифметики. Для этого мы должны расширить объ­ект анализа. Вот почему для обеспечения непротиворечивости мы должны неограниченно расширять область наших представлений (что, очевидно, невозможно) либо принять неизбежность опоры на шаткий фундамент необъясняемых «первопонятий». Другими сло­вами, довериться своей интуиции. Если при этом нам удастся вы­строить систему суждений, позволяющих делать предсказуемые выводы, то мы и добьемся цели, которую ставит научный (или фи­лософский) анализ.

Таким образом, с самого начала я оперирую с понятиями, объяс­нить смысл которых я не умею. Это некоторые первопонятия, с кото­рыми я буду обращаться как с аксиомами. Это позволит нарисовать некую «картину мира», в которой эти первопонятия обретут извест­ное правдоподобие — термин, который я принимаю тоже на интуи­тивном уровне.

Позднее я буду пытаться объяснить (точнее — прокомментиро­вать, проиллюстрировать) свое отношение к вопросам познания и его «объективности». Но с самого начала я хочу связать свои рассуж­дения с той антипозитивистской позицией, которая, как мне пред­ставляется, лежит в основе любого рационалистического анализа и «объективно присуща мне как исследователю» — по другому рас­суждать я просто не умею.

В основе рационалистического миропонимания лежит ВЕРА в то, что наши эмпирические обобщения нас не обманывают — Мир (Универсум) существует на «самом деле», и логические выводы, ко­торые мы делаем на их основе, позволяют служить на благо челове­ку в том смысле, в каком человек понимает свое благо!

4. Проблема выбора начала (начального уровня физических знаний)

В одной из своих работ я назвал XX век веком предупреждения. Целый ряд фактов, о которых мне еще придется говорить, показывает, что тому ходу общепланетарного эволюционного процесса, в рамках которого возникла современная цивилизация, предстоят качествен­ные перемены. Меняется само взаимоотношение человека и биосфе­ры, его место в Природе. Как говорил В.И.Вернадский еще в нача­ле XX века, человек превращается в основную геологообразующую силу планеты. Я бы еще добавил — в силу, направляющую развитие биосферы.

Имеет место пугающая двойственность. С одной стороны, растет зависимость человека от изменения характеристик биосферы, а с другой — влияние человека, его активности на параметры окружаю­щей среды. Становится очевидным, что биосфера и человек — некая единая система! В этих условиях людям нужны новые знания, новое мировоззрение. И, кажется, уже многое приходит. Может быть, мед­леннее, чем это необходимо человечеству для того, чтобы предотвра­тить надвигающийся кризис, но уже многое мы видим совершенно в ином цвете, чем это видели люди, жившие в начале века. Причина тому очевидна: в нашу жизнь вошло множество новых явлений, про­исходящих не только в природе, но и обществе. Они-то и позволили назвать уходящий век веком предупреждения. Предупреждения о том, что возможности порядка существовавшего тысячелетия уже исчерпаны.

И в XX веке мы не просто узнали множество новых фактов, с ни­ми пришло новое понимание ИСТИНЫ, новое видение человека в Универсуме и биосфере. Этот век предупредил людей о грядущих катаклизмах, но внес и новое содержание в само понимание научно­го метода.

Решающую роль в формировании нового рационалистического мировоззрения сыграли успехи физики и, прежде всего, открытия ве­личайшей из наук, созданных человечеством, — науки о микромире, квантовой механики. Благодаря этим открытиям, человек перестал быть внешним наблюдателем: оказалось, что он видит мир «изнут­ри». И это видение постепенно распространилось и на другие облас­ти знания. Вот почему, ориентируясь на гуманитарные проблемы, я буду, тем не менее, начинать разговор с физики. И в этом я сталкива­юсь с одной совершенно нетривиальной трудностью.

Каждое десятилетие нам доставляет новые факты, погружающие нас в новые глубины материального мира, понимание которых тре­бует все более и более высокого профессионализма. Поэтому для изложения той мировоззренческой позиции, которую я пытаюсь об­рисовать в этой книге, мне необходимо говорить о современной фи­зике. Но при этом я должен избежать погружения во множество очень важных деталей. Другими словами, передо мной стоит задача выбора некоего «начального уровня знаний», позволяющего нарисо­вать целостную картину, доступную не специалисту-физику (а тем более гуманитарию). Значит, приняв какие-то факты за исходные, я вынужден игнорировать множество идей, появившихся в послевоен­ные десятилетия. С полным пониманием ущербности такой позиции я буду опираться лишь на те факты из современной физики, на те ее положения, которые качественно меняют наше видение взаимоотно­шения человека и окружающего мира, лишь на тот минимум, без ко­торого я был бы лишен возможности сколь-нибудь внятно объяс­нить свою энвайроментальную позицию.

Я хотел бы сразу обратить внимание на условность предлагаемой интерпретации «картины мира», поскольку одни и те же факты мо­гут порождать разные толкования. Кроме того, речь будет идти лишь о схеме такой картины, причем весьма упрощенной. Я постараюсь показать существование зияющих пустот в эмпирическом материа­ле. Иногда их удается заполнить «правдоподобными» гипотезами, содержание которых остается на совести (или интуиции) автора. Но иногда даже и этого не удается сделать. И все же, по моему глубоко­му убеждению, предлагаемая интерпретация позволяет сделать ряд выводов, игнорировать которые нельзя.

Моисеев Н.Н. Расставание с простотой. М, «Аграф», 1998. - 480 с. С. 9-23.

Вопросы задания.

1. В чем проявляются достоинства и ограниченность классического рационализма.

2.Чем вызвана необходимость пересмотра мировоззренческой парадигмы?

3. В чем различие спора и диалога?

4. Выясните связь принципа дополнительности Н.Бора и целей диалога в науке.

5. Можно ли сводить мировоззрение только к знаниям?

6. Истоки мировоззрения человека. Как проявляется влияние мифов и традиций в формировании образов научного знания?

7. Приведите примеры мифа в науке, образов природы в научной картине мира.

8. Объясните связь истоков мировоззрения с духовным миром человека.






страница2/4
Дата конвертации11.01.2013
Размер0,76 Mb.
ТипРеферат
1   2   3   4
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rud.exdat.com


База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2012
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Документы