Политико-правовое развитие российского государства в условиях охранительного внутриполитического курса (1870-1890-е гг.) icon

Политико-правовое развитие российского государства в условиях охранительного внутриполитического курса (1870-1890-е гг.)



Смотрите также:
  1   2   3   4


На правах рукописи


БИЮШКИНА Надежда Иосифовна


ПОЛИТИКО-ПРАВОВОЕ РАЗВИТИЕ

РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА

В УСЛОВИЯХ ОХРАНИТЕЛЬНОГО

ВНУТРИПОЛИТИЧЕСКОГО КУРСА

(1870–1890-е гг.)


Специальность: 12.00.01 – теория и история права и государства;

история учений о праве и государстве


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук


Нижний Новгород - 2012

Работа выполнена на кафедре теории и истории государства и права юридического факультета
^

ФГБОУ ВПО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского»





^ Научный консультант:

доктор юридических наук, профессор, Заслуженный юрист РФ

КОДАН Сергей Владимирович








^ Официальные оппоненты:

доктор юридических наук, профессор, Заслуженный деятель науки РФ

ИСАЕВ Игорь Андреевич





доктор философских наук, доктор юридических наук, профессор

^ РЫБАКОВ Олег Юрьевич





доктор юридических наук, профессор

ЗАХАРОВ Владимир Викторович










^ Ведущая организация:

Институт государства и права Российской академии наук




Защита состоится 14 марта 2012 года в 10.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212. 166.6 при ФГБОУ ВПО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского» по адресу: 603115 Нижний Новгород, ул. Ашхабадская, 4.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВПО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского» по адресу: 603950 Н.Новгород, пр. Гагарина, 23.

Автореферат разослан «_____» _______________ 2012 года


Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат юридических наук, доцент Ижнина Л.П.

^ ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования. Изменение идеологических, государственно-правовых и социально-экономических основ развития Российского государства, произошедшее в конце 80-х–90-е гг. XX в., вызвало различные, зачастую кардинально противоположные оценки современных политиков, деятелей науки, искусства, а также всего населения России. Дискуссии между приверженцами западных либеральных ценностей и сторонниками традиционалистских, охранительных, консервативных убеждений развернулись с небывалой остротой. Актуальность этого противостояния объясняется тем, что Российское государство и общество постепенно приходят к осознанию бесперспективности слепого копирования и перенесения на отечественную социально-экономическую, политико-правовую действительность западных моделей, которые либо малоэффективны, либо вовсе непригодны в российских условиях. Либеральные реформы в России конца XX–начала XXI вв. не достигли желаемого результата – построения государства по образцу западной демократии. В этой связи часть современного российского общества в лице представителей науки и культуры обратилась к иным идеологическим ориентирам – самобытности и самостоятельности пути развития России. В его основе лежат духовно-религиозные ценности православия и других мировых религий, уважение и воспроизводство научно-технических, образовательных, социо-культурных, политико-правовых и военно-дипломатических достижений, выработанных прошлыми поколениями и получивших мировое признание.

Актуальность исследования заключается в новой интерпретации политико-правовых процессов, развивавшихся в 70–90-е гг. XIX в. в России, и их экстраполяции на современные реалии развития российского общества, государства и права. Обращение историко-юридической науки к накопленному опыту антикризисного развития Российского государства, его способности к консервативной стабилизации в самых сложных условиях заслуживает пристального внимания с целью научного осмысления наследия прошлого, его творческой переработки для решения задач, стоящих перед современным российским обществом. В этом представляется прикладная актуальность проведенного диссертационного исследования. Имперскому правительству в изучаемый период удалось в короткий срок ликвидировать угрозу терроризма, избежать революционных потрясений, поэтому именно этот этап развития Российского государства заслуживает особого внимания.

^ Степень научной разработанности темы диссертационного исследования свидетельствует о том, что внутриполитический курс Российского государства в изучаемый период в контексте охранительной политики не являлся предметом специального изучения в историко-правовой науке. В то время как некоторые его направления представлены в трудах дореволюционных, советских и современных российских и зарубежных ученых. Системный подход к этой проблеме форматирует появление ряда тематических блоков, составляющих основные направления охранительного консервативного внутриполитического курса.

Идеологическая основа диссертации представлена трудами дореволюционных общественных и политических деятелей консервативной направленности: К.П. Победоносцева, Н.В. Муравьева, Н.Х. Бунге, А.Д. Пазухина, М.Н. Каткова, В.П. Мещерского, Н.П. Гилярова-Платонова1. Они выступали за необходимость определенных корректив реформ, приспосабливая их к национальным традициям, образу жизни, сложившимся религиозным нормам. Изучение трудов либеральных правоведов: Б.Н. Чичерина, А.Д. Градовского, С.А. Муромцева и др.2 позволило выявить их трактовку целесообразности введения и определения пределов действия исключительных мер правового регулирования. Охранительный курс был изучен с позиции научных достижений зарубежных и отечественных административистов XVIII – XIX вв., разработавших концепции юридического, полицейского государств и заложивших начала науки полицейского права: Р. фон Моля, Л. фон Штейна, В.М. Гессена и др.1

После октября 1917 г. функционирование самодержавного государственного аппарата исследовалось сквозь призму классового подхода. П.А. Зайончковский, И.В. Орже­ховский, Н.А. Троицкий, Е.Н. Кузнецова, Н.П. Ерошкин2 критически оценивали мировоззрение и деятельность Александра III и его окружения. В 90-е гг. XX в. Д.В. Чернышевский3 охарактеризовал правительственную политику России 70–80-х гг. XIX в. как карательную, спонтанную, бессистемную реакцию на революционно-террористическую угрозу. Эта точка зрения представляется спорной. О.В. Будницкий исследовал историю терроризма в России как специфического явления, свойственного революционному движению4. И.В. Воронин обзорно рассмотрел модернизацию органов местного самоуправления, суда присяжных и создание института земских участковых начальников, не меняя термина «контрреформы»5.

Понимание консервативной стратегии как необходимого условия спокойного переживания обществом «цивилизационных скачков» сформулировано современными учеными: В.Г. Графским, Н.Н. Ефремовой, В.А. Твардовской, Р.Г. Эймонтовой и др.1 Н.Ф. Гриценко2 проследила влияние официальной идеологии на духовную сферу общественной жизни. А.В. Корнев3 противопоставил концепции правового и полицейского государств. В числе современных работ, направленных на переоценку личности Александра III, следует выделить исследования А.Н. Боханова, А.В. Репникова4. И.А. Исаев подчеркивает роль охранительной доктрины в развитии российской государственности5.

Изучение направлений охранительного внутриполитического курса порождает вопрос о взаимодействии государственной власти и системы самоуправления. Дореволюционные ученые Б.Б. Веселовский, И.П. Белоконский и др.6 позитивно оценивали процесс формирования и развития местного самоуправления, уделяя внимание направлениям деятельности земств и городских дум, их бюджетам на основе привлечения земской статистики. Ряд работ о местном самоуправлении дополнили издания, запрещенные цензурой в России7. В советский период в трудах Л.Г. Захаровой, Н.М. Пирумовой, В.А. Нардовой и др.8 отрицательно оценивался административный контроль и полицейский надзор за деятельностью органов самоуправления. Современные исследователи Л.А. Жукова, Л.Е. Лаптева, В.В. Куликов9 подчеркивают необходимость воздействия государственной власти на земские собрания и городские думы в России второй половины XIX в.

Неотъемлемыми составляющими внутриполитического курса Российского государства 70–90-х гг. XIX в. являются цензура, образование и национально-религиозные отношения. Исследователи цензурной политики А.М. Скабичевский, В. Розенберг, Б.П. Балуев, В.А. Твардовская, Р.И. Бурлакова1 акцентировали внимание на негативных аспектах цензуры печатных произведений. В.И. Чарнолуский, Г.И. Щетинина, В.Г. Харитонов, С.В. Кодан, Е.А. Скрипилев, Н.Н. Зипунникова и др.2, изучая образовательную сферу, подчеркивали лидирующую роль студенчества в революционном движении и влияние государственной идеологии на образовательную доктрину. К изучению национально-религиозных отношений в разные периоды обращались М.А. Рейснер, Ю.И. Гессен, А.И. Солженицын и др.3, указывая на доминирующее воздействие имперского православного государства на инородцев и иноверцев, проживавших в России.

Важным направлением охранительного курса являлась деятельность полиции и жандармерии, которая освещалась Ф.Ф. Бергом, А.И. Ели­стратовым, В.М. Гессеном, Р.С. Мулукаевым, Т.Н. Желудковой, В.М. Жухраем, З.И. Перегудовой, О.В. Гариной и др.1 Вопросы развития уголовного, уголовно-процессуального законодательства, системы судоустройства и пенитенциарных учреждений изучались в различные периоды Н.С. Таганцевым, И.Я. Фойницким, Б.В. Виленским, Н.Е. Дворниченко, М.Н. Гер­нетом, М.В. Немытиной, Н.Н. Ефремовой, А.Е. Скрипилевым, Н.Ф. Чистяковым, С.В. Боботовым, Ю.А. Филипповой, В.В. Захаровым, Н.И. Петренко и др.2 в зависимости от идеологических приоритетов конкретной эпохи.

Западная историография по исследуемой проблематике представлена работами историков З. Вортмана, Т. Тарановски, В.В. Леонтовича и др.3 Они рассматривали политику Александра II и Александра III в контексте причинно-следственного взаимодействия, воспринимая ее в ракурсе панславизма, аккультурации, насаждения православия.

Таким образом, в отечественной историко-правовой науке заявленная тема диссертационного исследования, содержащая системный анализ совокупности охранительных организационно-правовых мероприятий российского правительства в 70–90-х гг. XIX в., не была сформулирована. В этой связи политико-правовое развитие Российского государства в условиях консервативного внутриполитического курса 1870–1890-х гг. не являлось предметом самостоятельного комплексного научного изучения.

^ Объектом исследования является совокупность социально-экономических и политико-правовых отношений, сформировавшихся в Российском государстве в 70–90-е гг. XIX в., оказавших влияние на процесс разработки, особенности внедрения комплекса охранительных мероприятий российского правительства и их последствия для дальнейшего развития российской государственности.

^ Предметом исследования определено политико-правовое развитие Российского государства в контексте охранительного внутриполитического курса 70–90-х гг. XIX в. Это понятие включает в себя совокупность организационно-правовых правительственных мероприятий, нацеленных на внесение корректив в реформы Александра II с учетом сложившихся в России на рубеже 70–80-х гг. XIX в. социально-экономических и политико-правовых условий в целях восстановления режима законности, правопорядка и сохранения устоев российской государственности.

^ Цель исследования заключается в проведении всестороннего комплексного анализа процесса политико-правового развития России в условиях консервативного внутриполитического курса 70–90-х гг. XIX в. в сферах регламентации национальных, религиозных отношений, цензуры, системы образования, местного самоуправления, паспортно-регистрационного и контрольно-надзорного воздействия государства на подданных, внесения изменений в уголовное и уголовно-процессуальное законодательство, судоустройство и пенитенциарную систему.

Для достижения указанной цели в работе решаются следующие задачи:

  • дать оценку кризисному состоянию российского общества и государства в пореформенный период (70-е гг. XIX в.) и обосновать необходимость незамедлительного принятия коррекционных организационно-правовых мер;

  • выявить факторы и акторы формирования идеологических основ охранительного курса верховной власти в 1870-1890-х гг. в России;

  • сформулировать теоретико-идеологическую модель, составившую фундамент внутриполитических мероприятий Российского государства в рассматриваемый период;

  • предложить авторскую периодизацию формирования и развития полицейского государства в России;

  • систематизировать охранительные нормативно-правовые акты, изданные Российским государством в 70–90-е гг. XIX в., в иерархической последовательности по определенным критериям;

  • разработать понятийный аппарат системы охранительных отношений, формируемых в процессе реализации охранительного курса Российского государства 1870–1890-х гг.;

  • на базе обобщения и систематизации архивного статистического материала проследить динамику хронологических изменений численности лиц, преследуемых правительством в различных формах (негласный надзор, негласное наблюдение, гласный надзор, розыск, запрет въезда в империю и проживания в определенных местностях) по дифференцированным критериям: подданство, сословная, национальная и религиозная принадлежность, гендерная, возрастная характеристики, образовательный ценз;

  • представить авторскую периодизацию изменений степени охранительного организационно-правового воздействия государства на общество в изучаемый период;

  • выявить основные позитивные и негативные результаты использования государственно-правовых механизмов в реализации охранительного курса верховной власти в 1870–1890-х гг. в России;

  • дать авторскую оценку термину «контрреформы», определить его признаки в контексте анализа охранительного курса верховной власти и государственно-правового развития России в 1870–1890-е гг.

^ Хронологические рамки исследования определяются тем, что охранительный курс начинает активно развиваться в 1870-е гг., т.е. еще в недрах реформаторской политики Александра II. Об этом свидетельствует ряд организационно-правовых мероприятий – предоставление в 1871 г. полномочий по производству дознаний в отношении государственных преступлений офицерам корпуса жандармов, создание 7 июня 1872 г. Особого присутствия Правительствующего Сената для рассмотрения важнейших политических преступлений, изменение в 1878 г. правил общей подсудности уголовных дел — передача рассмотрения дел о государственных преступлениях военным судам по правилам военного судопроизводства и др. На 1880-е гг. приходится расцвет охранительного правительственного курса. Комплекс коррекционных мероприятий достиг в целом результата – восстановления правопорядка и законности к середине 90-х гг. XIX в. В этот же период уходят с политической арены яркие сторонники консерватизма. Таким образом, охранительный внутриполитический курс российского правительства, начавшийся в 1870-е гг., следует считать завершенным ко второй половине 1890-х гг.

^ Методологическая основа исследования выстроена в соответствии с его направленностью. В общую методологическую основу диссертации были положены материалистический, диалектический методы и метод научного абстрагирования, позволяющие изучать явления в развитии, выявлять причинно-следственные связи. Комплекс общенаучных методов (анализа и синтеза, дедукции и индукции, системно-структурный, историко-генетический, конкретно-исторический и др.) позволил на основе подобранного эмпирического материала выявить статистические данные и провести их сравнительный анализ, на основе которого были сформулированы выводы и определены закономерные черты государственно-правового развития России, свойственные изучаемому и современному периодам. Частнонаучные методы – догматический, историко-юридичес­кий, сравнительно-правовой, политико-правовой, хронологического и ретроспективного анализа – позволили сопоставить идеологические взгляды общественных и государственных деятелей, а также исследователей по указанной проблематике. Применяя их, удалось доказать, что реформы Александра II были усовершенствованы преобразованиями Александра III с учетом изменившихся социально-экономических и политико-правовых условий.

^ Теоретическая основа исследования. Общетеоретические подходы к изучению историко-юридического материала данной диссертации базируются на фундаментальных теоретико-правовых трудах таких ученых, как: С.С. Алексеев, Н.Г. Александров, В.К. Бабаев, В.С. Нерсесянц, Н.А. Власенко, О.Ю. Рыбаков, И.А. Исаев, В.Г. Графский, С.В. Ко­дан, В.В. Лаптева, Н.Н. Ефремова, В.В. Захаров, Т.Н. Радько, И.Ю. Козлихин, В.М. Баранов, О.А. Омельченко, С.Н. Кожевников, В.А. Толстик и др.

^ Эмпирическая база исследования включает комплекс носителей информации историко-юридического характера, отражающих политико-правовое развитие Российского государства в 1870–1890-х гг.

В работе представлен юридический анализ нормативно-правового материала, регламентировавшего охранительные мероприятия, направленные на восстановление правопорядка и законности в стране. Базовыми носителями нормативно-правовой информации явились Полное собрание законов Российской империи, Свод законов Российской империи и Свод Военных постановлений. Дискуссии, возникшие в ходе обсуждений законопроектов, были изучены на основе опубликованных отчетов Государственного Совета, обзоров деятельности Комитета Министров, Министерства народного просвещения и др.1 Полноту изучения нормативно-правовых актов обеспечивают официальные и авторские сборники законов и подзаконных актов2. Иерархическая структура законодательной базы исследования по юридической силе складывается следующим образом: манифесты, носившие декларативный характер и призванные урегулировать наиболее социально значимые отношения в целом3; отраслевое кодифицированное законодательство4; отраслевые законодательные акты, высочайше утвержденные императором5; подзаконные нормативно-правовые акты общеимперского действия и локального характера; судебные, полицейские акты правоприменения; акты органов местного самоуправления.

Изучение деятельности центральных органов власти, их правоприменительной практики осуществлялось на основе архивных материалов фондов Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ): № 94 «Верховная Распорядительная Комиссия по охранению государственного порядка и общественного спокойствия»; № 112 «Особое присутствие Правительствующего Сената для суждения дел о государственных преступлениях и противозаконных сообществах»; № 102 «Департамент полиции Министерства внутренних дел»; № 110 «Штаб Отдельного корпуса жандармов»; № 1741 «Коллекция нелегальных изданий (листовок и брошюр), отложившихся в полицейских и судебных органах дореволюционной России»; № 29 «Канцелярия Нерчинской каторги Забайкальского областного правления и военного губернатора Забайкальской области. Чита»; № 98 «Канцелярия Шлиссельбургской крепости»; № 122 «Главное Тюремное управление при Министерстве юстиции». Специфика организации и деятельности местных административных, судебных учреждений, органов самоуправления в условиях охранительного курса была выявлена по первоисточникам, хранящимся в фондах (проработано более 40) Центрального архива Нижегородской области (ЦАНО).

^ Периодическая литература составила важную эмпирическую основу, которая позволила изучить реакцию общественности на охранительные правительственные меры. В этой связи следует выделить журналы и газеты консервативной направленности: «Гражданин», «Московские ведомости», «Русский вестник», «Русские ведомости», «Журнал Министерства юстиции» и либеральные издания: «Вестник Европы», «Право», «Русская старина», «Русская мысль». Юридическим проблемам были посвящены такие издания, как «Юридический вестник», «Юридической обозрение», «Вестник права».

^ Мемуарная литература как источник освещает субъективное видение ее авторов – общественных и государственных деятелей (П.А. Валуева, Е.А. Перетца, А.А. Половцова и др.1) изучаемых явлений.

^ Научная новизна исследования выражается в проведении свободного от идеологических штампов комплексного историко-правового анализа внутриполитического курса Российского государства в период 70–90-х гг. XIX в., а также в самой постановке проблематики исследования, его системности, степени освещения различных сфер государственно-правового развития. Авторская теоретическая модель «юридического государства» как совокупности «правового» и «полицейского» государств проецируется на конкретный историко-правовой материал. Проведена периодизация процесса формирования, развития и ликвидации «полицейского государства» в России. Автор сформулировал ключевые теоретические понятия «полицейское государство», «государственная идеология», «контрреформы», «охранительные отношения», формировавшиеся в Российском государстве в 1870–1890-е гг., и в их рамках — «административно-охранительные», «дискриминационно-охранительные» и «ограничительно-охранительные».

Оригинальная авторская оценка состоит в том, что внутриполитические мероприятия российского правительства в рассматриваемый период интерпретируются как: 1) трансформация либеральных преобразований 60-х гг. XIX в., проводимая выдающимися государственными и общественными деятелями — представителями российского патриотического консерватизма в целях восстановления законности и правопорядка; 2) адаптация всех сфер государственного управления к изменившимся социально-экономи­ческим и политико-правовым реалиям 70–90-х гг. XIX в. с учетом коренных устоев российского общества и государства; 3) прогрессивное развитие Российского государства, способного адекватно и оперативно противодействовать в рамках закона реально существующей угрозе революционного терроризма и иных экстремистских сил.

^ Личный вклад диссертанта состоит в том, что на основе изучения законодательства и введения в научный оборот архивных источников детально изучена деятельность государственных органов и местного самоуправления, что позволило реконструировать особенности политико-правового развития Российского государства в рассматриваемый период. На основе использованных материалов ГАРФ и ЦАНО получены и систематизированы статистические сведения (представлены в приложениях в виде таблиц, графиков и диаграмм), что позволило впервые определить характер изменений количественных показателей эффективности охранительных мероприятий правительства на протяжении изучаемого периода и сформулировать выводы.

^ Положения, выносимые на защиту, отражают научную новизну диссертационного исследования и состоят в следующем:

1. Переход к охранительному курсу в политике верховной власти и его реализация в 1870-1890-х гг. в России были обусловлены системным социально-экономическим кризисом. Интенсивное введение земельных участков в спекулятивный рыночный оборот в ходе выкупной операции привело к обнищанию мелкопоместного дворянства, крестьянства, разночинной интеллигенции. В результате социальной трансформации была сформирована благоприятная среда для развития деструктивных тенденций, организационно оформленных в террористические организации, ставившие перед собой цель свержения существующего строя. Кризисная ситуация требовала трансформации внутренней политики и механизмов ее идеологического и государственно-правового обеспечения.

2. Политическими акторами формирования и реализации охранительного курса верховной власти в 1870-1890-х гг. в России являлись император Александр III и политическая бюрократия. Последняя в своих убеждениях представляла различные направления дальнейшего развития государственно-правовой сферы российского общества. В условиях сложившейся дестабилизационной ситуации в стране перед ее руководством остро возникла проблема выработки системы антикризисных мер, способных защитить общество и государство от фактически существовавшей в тот период угрозы революционного взрыва, и выбора средств их реализации. В результате многочисленных дискуссий, развернувшихся как в правящих кругах, так и среди широкой общественности, Российское государство встало на охранительный центристский путь выхода из системного кризиса. Были избраны правовые средства обеспечения охранительного внутриполитического курса, основанные на принципах законности, гласности, обоснованности, адекватности мер его проведения. На законодательном уровне произвол чиновничества не был предусмотрен. Злоупотребления, выявленные в процессе правоприменения, пресекались. Таким образом, охранительный курс был легитимным, а его результат – эффективным.

3. Формирование идеологических основ охранительного курса верховной власти в 1870-1890-х гг. в России и определение его государственно-правового инструментария исходило из патриотически-консервативных убеждений императора Александра III. Государь был заинтересован в наличии солидарной с ним, ответственной перед страной бюрократии и влиятельных общественных деятелей. Именно они были призваны обосновать для российского общества легитимацию изменений внутриполитического курса. При этом патриотическая консервативная мысль концентрировалась на признании самостоятельного пути развития, защите интересов России, не считая ее, в отличие от либералов, отсталой страной, идеал которой – слепо следовать западным образцам.

4. Концепция «полицейского государства» в идеологии охранительного курса верховной власти в 1870-1890-х гг. в России в формировании и реализации внутриполитического курса выступала как теоретическая модель государственного управления и правового регулирования. «Полицейское государство» – политико-территориальная организация общества, основанная на принципах законности, легитимности власти и управления, созданная для обеспечения эффективного механизма исполнения юридических обязанностей гражданами (подданными), посредством которого защищаются их права, закрепленные в законодательстве. Проецируя сконструированную модель полицейского государства на историко-правовую действительность, сложившуюся в Российском государстве в 1870–1890 гг., диссертант приходит к следующему выводу. По принципам комплектования и структуре высших и местных органов власти, по функциям государства, по формам и методам их осуществления Российское государство изучаемого этапа следует охарактеризовать как полицейское при отсутствии гармоничного сочетания с правовым. Автором предложена периодизация развития Российского полицейского имперского государства, основы которого были заложены в Московский период (XVII-XVII вв.), когда были созданы протополицейские органы: приказ тайных дел, губные избы, институт воевод, которые сочетали разнообразные функции государственного управления и не представляли собой собственно полицейских органов. Следовательно, в Московском государстве отсутствовали: 1) организационно-правовое оформление административно-полицейского механизма воздействия государства на общество; 2) полицейская система; 3) органы, занимающиеся исключительно полицейской деятельностью на профессиональной основе.

Критерием разграничения этапов является юридическое оформление органов внутренних дел: принятие соответствующей законодательной базы, определение компетенции, формирование кадрового корпуса и обозначение его правового статуса. I этап (рубеж XVII–XVIII вв. – первая половина 70-х гг. XVIII в.) – период становления полицейского государства в России, формирования его административной и правоохранительной систем; II этап (вторая половина 70-х гг. XVIII в. – вторая половина 20-х гг. XIX в.) – период интенсивного развития полицейского государства на базе действия структур государственного управления, созданных Петром I и Екатериной II; III этап (вторая половина 20-х–60-е гг. XIX в.) – период классического выражения полицейской государственности в условиях функционирования и внутреннего структурирования III Отделения Собственной Его Императорского Величества Канцелярии, учрежденного Николаем I; IV этап (60–70-е гг. XIX в.) –реформирования полицейского государства в процессе создания гражданского общества путем либеральных преобразований Александра II; V этап (70–90-е гг. XIX в.) – период адаптации государственно-правовых и общественных институтов к социально-экономическим и политическим факторам, сложившимся в России в 70-е гг. XIX в. с целью восстановления законности и правопорядка; VI этап (конец XIX–начало XX вв.) – внедрения западных начал конституционализма и парламентаризма.

5. Нормативно-правовое обеспечение охранительного курса верховной власти в 1870-1890-х гг. в России исходило из направленности в законотворческой и правоприменительной деятельности как на коррекцию либеральных реформ 60-х гг. XIX в., так и на восстановление и усиление режима законности и правопорядка. Иерархия нормативно-правовых и правоприменительных актов охранительной направленности отражает особенности российского нормотворчества изучаемого периода. Критерием определения места того или иного нормативно-правового акта в системе законодательства и, соответственно, его юридической силы являлся источник (орган), его издавший, независимо от названия документа (манифест, положение, указ, устав и т.д.). Нормативно-правовые акты, утверждавшиеся императором, подразделялись по сфере действия и назначению на: 1) декларативные манифесты, регулировавшие наиболее значимые отношения в целом; 2) отраслевые законы. Некоторые из них регулировали определенную отрасль общественных отношений в полном объеме, другие – отдельные элементы этой сферы отношений. Подзаконные нормативно-правовые акты не требовали Высочайшего одобрения. Они подразделялись на: 1) акты общеимперского характера, принятые высшими органами власти; 2) локальные акты нормотворчества, исходившие от губернской администрации. Низшее звено в этой иерархии составляли нормативные акты, изданные органами местного самоуправления. Содержание правоприменительных актов убедительно доказывает факт легитимации организационно-правового воздействия государства на подданных с целью восстановления законности и правопорядка.

6. Система охранительных отношений, формируемая в процессе реализации охранительного курса верховной власти в 1870-1890-х гг. в России, выстраивалась на основе определения содержания издаваемых нормативных правовых актов и практики их применения. Верховная власть через нормативно-правовое регулирование стремилась выстроить систему охранительных отношений, представлявших собой правоотношения в сфере обеспечения режима законности, правопорядка, сложившейся формы государства, его духовно-религиозных начал. В силу своей многоплановости они охватывают несколько видов правоотношений в зависимости от направленности воздействия государства на подданных: административно-охранительные, дискриминационно-охранительные и ограничительно-охранительные.

7. Административно-охранительные отношения в процессе реализации охранительного курса верховной власти в 1870-1890-х гг. в России представляют собой отношения в сфере осуществления контрольно-надзорной деятельности государства в лице его органов внутренних дел в отношении лиц, признанных политически неблагонадежными. Административно-охранительные отношения являются многоплановым понятием, которое классифицируется по степени, способам и средствам властного воздействия государства на подданных на отношения в сфере осуществления: 1) гласного надзора; 2) негласного надзора; 3) негласного наблюдения полиции.

8. Дискриминационно-охранительные отношения в процессе реализации охранительного курса верховной власти в 1870-1890-х гг. в России выступают как общественные отношения в сфере установления правовых запретов применительно к определенным категориям лиц. Эти отношения разнообразны и классифицируются по функциональной направленности на: 1) цензурные, 2) образовательные, 3) национальные, 4) духовно-религиозные, 5) контрольно-регистрационные; 6) пенитенциарные. Цензурные дискриминационно-охранительные отношения – это общественные отношения, возникающие в сфере установления правовых запретов на идеологической основе применительно к результатам творческой деятельности и юридической ответственности к их авторам и ответственным редакторам за нарушение соответствующих нормативно-правовых предписаний. Образовательные дискриминационно-охранительные отношения – это общественные отношения в сфере установления правовых запретов на доступ и системное усвоение знаний, умений, навыков в учебных заведениях Российской империи применительно к определенным категориям лиц в зависимости от таких критериев, как сословная, национальная и религиозная принадлежность, материальное положение, идеологические убеждения и политическая благонадежность. Национальные и духовно-религиозные дискриминационно-охранительные отношения – это общественные отношения в сфере установления правовых запретов применительно к определенным категориям лиц в зависимости от их принадлежности к той или иной духовно-религиозной, этнической общности. Контрольно-регистрационные дискриминационно-охранительные отношения – это общественные отношения, возникающие в сфере установления правовых запретов на свободу передвижения, выбор места проживания и жительства применительно к определенным категориям лиц в зависимости от таких критериев, как политическая благонадежность, сословная и национальная принадлежность. Пенитенциарные дискриминационно-охранительные отношения – это общественные отношения, сформировавшиеся в результате регламентации особого статуса политических преступников, репрессированных либо по приговору суда, либо в административном порядке. Этот вид отношений основывается на юридической дифференциации обязанных субъектов на тюремных заключенных, ссыльно-каторжных, административно-ссыльных и ссыльных поселенцев.

9. Ограничительно-охранительные отношения в процессе реализации охранительного курса верховной власти в 1870-1890-х гг. в России представляют собой социальные отношения, формирующиеся в процессе сокращения правовых пределов сферы компетенции различных форм народного представительства и установления государственного контроля и надзора за их деятельностью. Ограничительно-охранительные отношения в сфере местного самоуправления классифицируются по специфике правовой регламентации (т.е. по содержанию) на: а) регулятивно-охранительные отношения, в рамках которых происходит законодательное определение лимитированного круга вопросов, самостоятельно рассматриваемых земствами и городскими думами; б) контрольно-надзорные отношения, которые выражаются в юридическом оформлении системы взаимодействия государственной власти с органами местного самоуправления. По особенностям территориально-административной организации (т.е. по форме) выделяются: а) правоотношения в сфере земского самоуправления, б) правоотношения в сфере городского самоуправления. Ограничительно-охранительные отношения в сфере функционирования суда присяжных классифицируются в зависимости от категории дел, рассматриваемых судом, на: а) гражданско-правовые деликты, не требующие участия присяжных заседателей; б) уголовные преступления, участие в которых присяжных предусмотрено в полном объеме; в) уголовные преступления, посягающие на устои российского общества и государства, исключавшие право подсудимого на суд присяжных. Этот вид общественных отношений характеризуется также сужением круга лиц, имеющих право быть присяжными заседателями. Ограничительно-охранительные отношения в сфере деятельности мировой юстиции характеризовались тенденцией сокращения территориального распространения этого судебного института.

10. Динамика реализации нормативно-правовых актов в процессе проведения охранительного курса верховной власти в 1870-1890-х гг. в России, установленная на основе анализа соответствующих статистических показателей, позволяет выявить периодизацию изменения степени репрессивного организационно-правового воздействия государства на общество. I этап (1881–1884 гг.) –первоначального реагирования на террористический акт 1 марта 1881 г., вызвавший волну арестов и возрастание численности лиц, в отношении которых был установлен гласный и негласный полицейский надзор, наблюдение и ограничена свобода передвижения; увеличилась численность лиц, объявленных в розыск. Фактическое обнаружение разыскиваемых лиц как основание прекращения розыска составляло более 70% среди прочих, что свидетельствовало об эффективности действий полиции. Совокупный процент реабилитирующих оснований не превышал 4,7%. II этап (1884–1887 гг.) – снижения репрессивной активности государства – характеризовался: 1) определенным достижением эффективности оперативно-розыскных мероприятий, проводимых на протяжении первого этапа, в результате чего непосредственная угроза законности и правопорядку была ликвидирована; 2) уменьшением показателей охранительной деятельности государства, адекватно реагировавшего на противоправные действия. III этап (1887–1890 гг.) – вынужденного усиления правоохранительной активности в связи с попыткой покушения на Александра III 1 марта 1887 г. Факт возобновления террористической угрозы вызвал активизацию деятельности органов внутренних дел. Следствием этого явилось увеличение количества лиц, в отношении которых государство намеревалось применить репрессию, что привело к увеличению численности разыскиваемых и обнаруженных лиц. IV этап (1890–1894 гг.) – постепенного снижения охранительной активности государства в связи со стабилизацией политической обстановки. Этот период характеризуется сокращением численности поднадзорных лиц, ограниченных в свободе передвижения и разыскиваемых лиц, что свидетельствует об эффективности охранительного внутриполитического курса. При этом автор подчеркивает, что систематизация и анализ статистических архивных данных убедительно доказывают совпадение общих тенденций, свойственных как для категории лиц, находившихся в розыске, так и для тех, кто значился под гласным, негласным надзором и наблюдением полиции. Действительно, из их числа значительную часть в сословном отношении составляли мещане, в гендерном — мужчины, в религиозном плане — православные, при существенном удельном весе исповедовавших католицизм, униатство и иудаизм.

11. Анализ результатов использования государственно-правовых механизмов в реализации охранительного курса верховной власти в 1870-1890-х гг. в России позволяет выявить основные позитивные и негативные результаты, которые проявились в определенных сферах жизнедеятельности российского общества изучаемого периода. В социально-политическом плане была достигнута определенная стабилизация с учетом негативных факторов (нерешенность крестьянского вопроса, дискриминация инородцев и иноверцев). В правовой сфере произошло укрепление законности и правопорядка путем: 1) организационно-правового оформления и эффективного применения гласного, негласного надзора и наблюдения полиции в отношении неблагонадежных лиц; 2) криминализации ряда деяний и усиления санкций за совершение уголовных преступлений против государства и православного вероисповедания; 3) приведения в соответствие охранительных норм материального и процессуального права; 4) охранительной коррекции принципов судопроизводства и системы судоустройства. Отрицательные аспекты изучаемого внутриполитического курса выражались в: 1) политической цензуре; 2)  особо тяжких условиях содержания политических заключенных; 3) применении внесудебных репрессий – административной высылки и запрета проживания в определенных местностях; 4) введении наряду с общей юстицией чрезвычайных военных судов для рассмотрения дел о государственных преступлениях; 5) сословных принципах формирования органов местного самоуправления, института присяжных заседателей и системы паспортного контроля.

12. Понятие «контрреформ» в контексте анализа охранительного курса верховной власти и государственно-правового развития России в 1870–1890-е гг. необходимо откорректировать – под контрреформами следует понимать систему внутриполитических мер российского правительства 70–90-х гг. XIX в., направленных на восстановление режима законности и правопорядка, экономического благосостояния и социальной стабильности с учетом сложившейся социально-экономической и политико-правовой ситуации. Комплекс охранительных мероприятий представляет отнюдь не возврат к патриархальной феодальной России, но – коррекцию либерального курса Александра II, не упраздняя весь комплекс его мероприятий. Правительственный курс 1870–1890-х гг. придал динамизм преобразованиям 1860-х гг., привел их в соответствие с особенностями российской политико-правовой и социально-экономической действительности, сложившейся на рубеже 1870–1880-х гг. Следовательно, термин «контрреформы» с его приставкой «контр» не соответствует фактически сложившейся доктрине и реально проводившемуся охранительному политическому курсу.

^ Теоретическая значимость исследования заключается в том, что выявленные закономерности, разработанный понятийный аппарат, введение в научный оборот новых источников – все это содействует решению ряда дискуссионных проблем, связанных с развитием отечественного государства и права в изучаемый и современный периоды. Диссертация решает научную проблему, имеющую важное значение для развития науки истории государства и права России.

^ Практическая значимость исследования определяется тем, что полученные автором результаты исследования могут быть использованы специалистами в процессе преподавания дисциплин: история отечественного государства и права, история политических и правовых учений, теория государства и права, разработки спецкурсов по истории политико-правового развития Российского государства в 70–90-е гг. XIX в. и восполняют тем самым пробел в изучении соответствующих разделов правоведения. Обобщение опыта политико-правового развития Российского государства 1870–1890-х гг. позволяет выявить определенные тенденции, свойственные современной российской правовой действительности, осмысление которых создает возможность законодателям наиболее эффективно для Российского государства и общества разрабатывать внутриполитический курс коррекции реформ 1990–2000 гг. Анализ современной охранительной нормотворческой и правоприменительной деятельности Российского государства показывает определенную преемственность тенденций в развитии законодательства, регулирующего правовой режим исключительного положения, усиление организационно-правовых мер борьбы с терроризмом и др. При этом заметим, что обобщение опыта политико-правового развития Российского государства 1870–1890-х гг. позволяет выявить тенденции, корреспондирующие к современной российской действительности. Среди них: 1) принятие законодательства, регулирующего режим исключительного положения с целью восстановления законности и правопорядка, борьбы с терроризмом; 2) криминализация деяний и ужесточение мер уголовной ответственности за совершение государственных преступлений; 3) ограничение компетенции суда присяжных заседателей при рассмотрении дел о государственных преступлениях; 4) усиление административного контроля и надзора за деятельностью органов местного самоуправления.

^ Апробация и внедрение результатов исследования осуществлялись при проведении лекционных и семинарских занятий по курсам: «История отечественного государства и права», «История политико-правовых учений», «Проблемы теории государства и права» и докладывались на международных, всероссийских и региональных научных конференциях (Москва, Санкт-Петербург, Нижний Новгород, София, Киев, Таганрог, Новосибирск и др.). Результаты диссертационного исследования нашли отражение в 6-ти опубликованных монографиях (75 п.л.), в 70-ти научных статьях (из них 28 опубликовано в научных журналах, рекомендованных ВАК Министерства образования РФ), в 42 х докладах на конференциях. Общий объем публикаций составляет 97,7 п.л.

Структура диссертации включает введение, 2 части, 8 глав (20 параграфов), заключение, библиографический список и приложения.

^ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, дается обзор научной разработанности заявленной проблематики, обозначаются объект, предмет, цель, задачи, теоретическая и эмпирическая база исследования, приводится разработанный понятийный аппарат, формулируются положения, выносимые на защиту, аргументируется научная новизна, теоретическая и прикладная значимость работы, показывается апробация результатов.

^ Часть I «Идеологические, организационно-правовые основы политики российской власти 70–90-х гг. XIX в.» содержит четыре главы.





страница1/4
Дата конвертации08.02.2013
Размер0,8 Mb.
ТипАвтореферат
  1   2   3   4
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rud.exdat.com


База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2012
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Документы