Курс лекций по философии управления Петра Георгиевича Щедровицкого в Высшей Школе Экономики 2000 г. Расшифровка: агт “НмН стр из 97 icon

Курс лекций по философии управления Петра Георгиевича Щедровицкого в Высшей Школе Экономики 2000 г. Расшифровка: агт “НмН стр из 97



Смотрите также:
  1   2   3   4   5   6   7   8


Курс лекций по философии управления Петра Георгиевича Щедровицкого в Высшей Школе Экономики 2000 г.

Расшифровка: АГТ “НмН” стр. из 97


Кассета №1


П. Г. Щедровицкий:

Меня зовут Петр Щедровицкий, я буду читать вам несколько лекций, сколько точно не знаю, но как минимум ближайшие четыре понедельника в одно и тоже время с семи часов ориентировочно до десяти. Общее название курса «Введение в вводную технологию организационно-управленческого мышления», курс будет разбит на ряд эскизов, каждый из которых имеет достаточное самостоятельное значение. И призван ввести либо некоторые понятия, прежде всего речь идет о так называемых категориальных понятиях, то есть понятиях, которые возникли в истории мышления и стремятся стать категориями или могут стать категориями. Или групп понятий связанных друг с другом и задающих в своей совокупности некоторую область. Из этого вытекает, что, прежде всего я буду стремиться оснастить этими средствами понимания вашу понимающую работу. Это значит, что я исхожу из того, что понимание является специфическим интеллектуальным процессом достаточно самостоятельным, что это понимание является работой, работой понимания. То есть, она продуктивна и продуктом понимания является смысл.. В этом плане я рассчитываю, что в результате нашей совместной работы. Значит, понимание является работой. Продуктом понимания является смысл. И как некая особая предельная форма существования смысла – осмысленность. В том числе и осмысленность действия, возможного действия. А поскольку вы ничего здесь и теперь, то есть в рамках лекционного курса делать не будете. Более того, мы даже, наверное, не будем решать никаких задач, учебных задач, неких ситуаций, то вот этот процесс коммуникации и понимания будет основным рабочим процессом в нашем взаимодействии. В этом плане тот, кто понял и у него образовался смысл, может считать, что наше взаимодействие состоялось. То, кто по каким-то причинам не понял, должен сразу об этом сказать в форме вопроса. При этом я прекрасно понимаю, что вопрос является очень развитой формой фиксации непонимания. Поэтому, если вы чувствуете, что не понимаете, но не можете сформулировать вопрос, то все равно старайтесь. Глупых вопросов не бывает, бывают глупые ответы.

Почему это важно, потому, что непонимание имеет такую тенденцию – накапливаться. Поэтому, не поняв какой-то момент, вы на следующем шаге начнете попадать в ситуацию углубляющегося непонимания в результате разрыва процесса понимания. И потом, по всей видимости, наше взаимодействие просто разрушится, и вы перестанете понимать.

Я сказал на предыдущем шаге, что каждый эскиз будет достаточно самостоятельным фрагментом. То есть их можно записывать на разных листочках. Вообще, тасовать. Тасовать как некую колоду, колоду понятий, колоду пониманий. Порядок не произволен, то есть время от времени я буду останавливаться, и объяснять, почему я строю именно такой порядок, а не другой. Но достаточно пока исходить из следующего, что будет две основных группы эскизов. Первые мы условно назовем предметными, а вторые методологическими. Это означает, что в ходе своего изложения я буду затрагивать две группы понятий. Значит, для того, что бы чуть-чуть пояснить, чем эти группы, отличаются друг от друга и какую роль они могут играть в дальнейшем, в дальнейшей организации вашего понимания и, может быть, мышления.

Надо вспомнить, что Иммануил Кант различал два типа категорий. Он говорил, что есть категории конститутивные, есть категории регулятивные. Значит, если быть более точным, то надо говорить не о двух типах категорий, имея в виду, как бы, различия в материале этих категорий, а о двух функциях категорий в мышлении и деятельности. То есть о функции регулятивной и функции конститутивной. Понимая, что эти функции могут играться разными конкретными категориями. Одна и та же категория может быть и регулятивной и конститутивной. Значит, не столько два типа категорий, сколько два типа функций. В чем эти функции?

Конститутивные категории указывают на то, как устроен мир, а регулятивные категории отвечают на вопрос, как нам мыслить или понимать этот мир. Но в духе самих понятий одни регулируют наше понимание, являются регуляторами, регулятивами, а вторые конституируют устройство противостоящего нам мира и, в частности, такие единицы этого мира, как объекты.

Таким образом, в моем изложении будут два ряда категорий, или два ряда категориальных понятий, одни будут про управление, а также про ряд более частных объектов мыслей, включенных в это поле управляемости. Поле того, что есть управление и чем это управление управляет? Второй ряд категорий будет связан с тем, как я, мыслю управление и почему я мыслю так, а не иначе? И как, вообще, можно мыслить про управление?

Соответственно, вы можете обозначать первые параграфы, там, не знаю, кружечками, а вторые звездочками, ну, и понятия.

Начнем мы, конечно же, с группы понятий которые относятся к регулятивной плоскости, или вообще, то, называется методологией. То есть начнем с понятия очень важного, может ,одного из самых важных, которые регулируют наше мышление, наше понимание.

Напоминаю, если чего-нибудь вылетело, то свидетельствуйте об этом и спрашивайте.
^

Параграф №1 со звездочкой.



Это понятие ситуации.

В смысле, как мы мыслим.

Я буду многие из своих рассуждений вести в таком псевдоисторическом ключе. То есть я буду вам рассказывать про историю.

Вопрос:…..

П. Г. Шедровицкий

А потому, что это же миф. На самом деле никакой истории нет, не было, и никогда, скорее всего, не будет. Мы придумываем, и история как некая рамка, есть форма придумывания. Вот такой особый способ, который человечество выдумало для того, что бы нечто придумывать. И особым образом объективировать, потому, что мы можем нечто придумать, но это будет фантазия или сон. А история это такое пространство, которое позволяет наши выдумки объективировать.

Вот, Геродот он, когда, собственно, в отличие от хронографов, стал вводить идею истории, то столкнулся с одной простой ситуацией. Ситуация выглядела так: он спрашивал у разных свидетелей, как проходили греко-персидские войны и, в частности, как шли какие-нибудь битвы. И выяснил следующею вещь, что одни свидетели говорили, что греков было тысяча, персов три тысячи и победили греки, а вторые говорили, что греков было три тысячи, персов было две, а победили персы. При этом и те и другие были участниками. И когда он обошел достаточно большое количество народу, то он понял, что не дождешься у них ответа на вопрос, что же было. И придумал метод, с помощью которого, как ему казалось, можно было получить ответ на вопрос, что же было на самом деле. Немцы бы написали через тире Что - Было – На – Самом – Деле. Вот это «ЧтоБылоНаСамомДеле», как одно слово, он решил вывести. И с тех пор мы точно знаем, что любая наша история является конструктивной, является мифом и пишется для чего-то.

Но вот, например, история о том, как все-таки выиграли греки у персов, писалась для того, что бы отделить варваров от эллинов, и потом построить империю Александра Македонского. На этом мифе о том, «как все было на самом деле». Поэтому все, что я буду говорить, это псевдоисторическая реконструкция, то есть я буду как будто бы говорить про историю, но, на самом деле, каждый раз и в каждой точке строить миф, как предпосылку понятия.

Ответил?

Вопрос:…..

П. Г. Шедровицкий

Понятия нет. Поэтому ругаются. Я думаю, ругаются в чисто социальном плане. Ругаются потому, что если будет признана другая версия истории, то возникнет другая академия наук. Пайки начнут распределять иначе. Ну, там сразу масса проблем возникает. Если вы, опять же, посмотрите в прошлое, то вы увидите, что такие же дискуссии шли вокруг тех людей, которые начали впервые изучать анатомию, которые говорили, что тело имеет такое устройство, а не другое. Как известно, что того, кто первый сказал, что земля вращается вокруг солнца, его сожгли, поэтому Фоменко еще повезло.

Итак, все то, что я буду отвечать на вопросы, пишите, вообще, в отдельные колонки. Потому, что ответы на вопросы не являются тезисами, не являются суждениями, а являются ситуационными знаниями, знаниями подсказками. То есть я вам намекнул на некоторую линию, но я вам не буду ничего про нее говорить, для этого надо читать лекции по философии и методологии истории. Дальше у вас будет время и возможности, и вы познакомитесь с соответствующими работами. Их довольно много, это вот такой «коридор», вот мы с вами открыли дверь, посмотрели, увидели там огромный «коридор», можете туда ходить. Но лучше, если вы не будете делать этого прямо сейчас. Тогда вы будете потеряны для наших лекций.

Итак, основной пункт, что я буду сейчас обсуждать – первый параграф, параграф со звездочкой. То есть параграф методологический или регулятивный. И будет он посвящен понятию ситуации. Пользоваться я буду при этом приемом, который назвал псевдоисторическим.

Был такой человек Иоган Готлиб Фихте. Говорят, что он один из классиков так называемой немецкой классической философии. В период между 1802 и 1804 годом, он читал большой, развернутый курс лекций для немецкой общественности. Курс лекций назывался «Основные черты современной эпохи». В этом курсе лекций, с моей точки зрения, он впервые последовательно развернул особый метод размышления, построил некий мыслительный инструмент, который, с моей точки зрения, в течении прошедших чуть менее двухсот лет, в общем, ну, если хотите, кардинально изменил интеллектуальную культуру Европы.

Если читать этот текст, вот так, наивно, то выглядит он приблизительно следующим образом. Фихте рассуждает так, что вот есть некий объективно происходящий процесс, который имеет свою внутреннюю энергию и развертывается определенным образом. То есть можно выявить некие фазы, этапы развертывания этого процесса, которые происходят как бы объективно. Сам Фихте и немецкая общественность, которая собралась на эти лекции, погружена в определенный этап, в определенную фазу развертывания этого процесса. В этом смысле, есть некая точка, в которой находится то сообщество, которое участвует в обсуждении этих лекций, эта точка находится не в начале и не в конце этого процесса, она находится, где-то посередине. И вот эта точка стояния или то место, относительно этого процесса, которого занимает данное сообщество, может иметь свои характеристики и может быть обозначена как «определенная эпоха». Соответственно, эта эпоха как фаза или этап развертывания этого процесса предъявляет ко всем сидящим в зале, ну, и ко всем, кто, вообще, хочет о чем-то думать и что-то делать определенные требования, если хотите – определенные вызовы.


Схема №1

Еще раз подчеркиваю, как бы, объективно, как бы, независимо от тех, кто, собственно, это обсуждает и в этом процессе соприсутствует. И только тот, кто, собственно, сумеет ответить на эти вызовы своим мышлением и своими действиями, он, вообще, современен, или своевременен. Он, в этом смысле, находится на острие того, что происходит. А тот, кто не понимает того, что происходит, не чувствует этого напряжения, данного этапа и включенности самого этапа в более широкий процесс, тот не современен и не своевременен. Да и, вообще, болтается, как цветочек в проруби.

Вопрос: Мы точку выделяем во времени или в состоянии системы.

П. Г. Щедровицкий.

А там понимаете, там со временем все будет непонятно, потому, что у этого процесса есть свое внутреннее время, своя внутренняя логика, ну, то есть своя поступательность и, следовательно, свое время. Более того, вокруг этого есть много всяких интересных рассуждений. Но можно сказать так, что пока не прошел шаг, времени нет. Сами часы, сама мерка, задана этим процессом, а не чем другим. Не сменой времен года, или не сменой суток, дня и ночи, а именно самим этим процессом. В нем заложена система отсчета и в нем заложены внутренние часы. Деятельностные часы, это часы, которые сами задают способ оценки всего остального.

Из аудитории: Получается, эпоха задает время

П. Г. Щедровицкий.

Да, эпоха задает время. И смена эпох, она задает переход, ну, там, условно, от дня к ночи или от одного времени года к другому.

Дальше возникает один очень интересный момент, дальше Фихте задает вопрос: Ну, хорошо, следует ли из этого, что, если мы ничего не будем делать, то оно будет идти само собой? Что это значит? Что этот процесс – объективен? Я все время говорил: «Как бы объективен», то есть «Как бы разворачивается». Значит ли это, что этот процесс происходит без участия Человека с большой буквы? Человека как представителя рода человеческого.

И Фихте отвечает: нет, это не так. Все гораздо сложнее, поскольку этот процесс двигается вперед волей и энергией самоопределяющихся людей. В грубой форме, если представить себе на секундочку ситуацию или положение дел, точнее, при котором никто не самоопределяется и не действует, в логике этого процесса, то и процесса этого нет!

Вопрос:…..

П. Г. Шедровицкий

Хороший вопрос. Это значит, что некто, ну, если хотите, интуитивно, или разумно схватывает мир происходящего и действует, продвигая, соучаствуя в развертывании этого процесса. То есть отвечает на те самые вызовы, даже иначе, грубее я бы сказал – принимая эти вызовы как свои, как вызовы для него, а не вообще какие-то там вызовы, а во-вторых, отвечая на них или пробуя на них ответить.

Давайте удерживать эту тонкую грань. С одной стороны, этот процесс как бы объективен, и те вызовы, которые он из себя излучает, это вызовы как бы объективны. С другой стороны, если не будет человеческого самоопределения, если не будет принятия самого факта существования этого процесса и тех вызовов, которые из него следуют, то этот процесс и не будет идти. Часы остановятся, процесс то может и будет идти, но какой-то этап займет вместо пятидесяти лет, пятьсот, или пять тысяч, что не играет роли, если мы берем физическое время. Не произойдет перехода, будет такое безвременье.

Вопрос:…..

П. Г. Шедровицкий

Это будет известно лет через сто, или это будет известно только на следующем шаге.

Вопрос: Есть равенство между словами.

П. Г. Шедровицкий

Нет, равенство поставить нельзя, если бы было можно, я бы сказал одно слово, но и провести границу очень трудно, очень трудно ответить на вопрос: это только попытка или это весомый вклад в развертывание?

Там были классики, которые «подошли вплотную и остановились перед». Была знаменитая в свое время формула про три источника и три составных части марксизма, а в числе них были классики утопического социализма, которые «подошли вплотную и остановились перед…». Граница между теми, кто «подошел вплотную и остановился перед» и теми, кто перешел и своим мышлением и своим действием перетащил этот процесс в следующую фазу, провести из этой точки очень трудно. Из точки самого самоопределения.

Но можно сказать и иначе, что, если не пытаться, то ничего и не произойдет. То есть, если не пытаться сделать этот вклад в развертывание процессов, то точно ничего не будет. В этом смысле попытка – это необходимо, но недостаточно, чтобы это произошло реально.

Дальше возникает третий момент, не менее важный, чем два первых. А именно. Но тогда ведь складывается одна интересная вещь, а что это за видение процесса? Я все время говорил «как бы, объективное», но ведь совершенно понятно, что это видение, эта модель, это представление о том, как идет процесс, вырабатывается самими людьми. И чем больше оно выработано и репрезентировано в поле интеллектуальной культуры, тем...

Вопрос:…..

П. Г. Шедровицкий

Так вот я про это вам и говорю. Почему я говорю «как бы, объективное», потому, что посмотрите, какая любопытная вещь. Гегель писал так. Он писал: объективная реальность, конечно же, есть, но она дана нам через восприятие ощущений, а, следовательно, субъективна. Я начал с того, что этот процесс есть, он есть, как бы объективен, и в этом смысле, как бы, независим от воли и мышления людей. Но, с другой стороны, мы прекрасно с вами понимаем, что любое представление этого процесса есть полагание, осуществляющееся в мышлении и деятельности. В этом смысле это всегда гипотеза о том, как устроен этот процесс на самом деле. И вот теперь я говорю самую важную вещь: это не просто гипотеза, которая претендует на описание того, что есть, но это еще и проект.

«Проект» это камень, который бросался вперед путешественником, когда он не знал, что там дальше. Шел в тумане в горах и бросал вперед камень. Специальный камень, по звуку он определял, что там впереди, это был своего рода «проект». Это скорее указание на то, что мы хотим и что должно быть. Это есть некий образ будущего.

Тогда возникает самая интересная вещь. Итак, процесс – это то, что существует, и существует как бы объективно. Но он не может разворачиваться вне и помимо воли, инерции людей, вне самоопределения, когда я признаю существование этого процесса и принимаю его вызовы, как требование к своему собственному самоопределению. Но при этом я полагаю этот процесс скорее как проект, чем описываю реальное положение дел. И таким образом получается, что речь идет о своеобразном двойном полагании. В одном шаге мы полагаем внешнее, мы полагаем процесс, мы полагаем объективность, мы полагаем вызовы, мы полагаем эпоху, а в другом мы полагаем самих себя. Самих себя, но не вообще и в принципе, а таких самих себя, которые либо отвечают, либо могут ответить на эти вызовы, либо соразмерны, либо не соразмерны этому процессу, либо обладают, либо не обладают соответствующими характеристиками, для того, чтобы соучаствовать в этом процессе.








страница1/8
Дата конвертации23.07.2013
Размер1,46 Mb.
ТипРасшифровка
  1   2   3   4   5   6   7   8
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rud.exdat.com


База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2012
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Документы