Внимание!!! внимание!!! внимание!!! icon

Внимание!!! внимание!!! внимание!!!



Смотрите также:
1   2   3   4   5   6

Ликвидация пенсий

Клиенты пенсионных фондов рискуют

не получить вложенные средства

(«Коммерсантъ» 14.10.2009)

^ Александр Мазунин

Ряд негосударственных пенсионных фондов (НПФ), оставшихся без лицензий, не смогут вывести свои пенсионные резервы из управляющих компаний до начала собственной ликвидации. Такое разъяснение Федеральная служба по финансовым рынкам направила в ответ на запрос управляющей компании "Капиталъ". Пока с заявлением о ликвидации в суд обратились лишь 7 из 33 НПФ, но даже по ним не вынесено решений. На практике это может означать, что десятки тысяч клиентов фондов, оставшихся без лицензии, рискуют столкнуться с проблемой возврата вложенных в фонды средств.

В распоряжении "Ъ" оказался запрос управляющей компании "Капиталъ" в Федеральную службу по финансовым рынкам (ФСФР) с просьбой дать оценку сложившейся ситуации вокруг доверительного управления пенсионными резервами негосударственных пенсионных фондов (НПФ), оставшихся без лицензий. Как следует из запроса, среди клиентов управляющей компании оказались три НПФ, лицензии которых были аннулированы или прекратили свое действие. Между тем, согласно заключенным договорам доверительного управления пенсионными резервами с этими фондами, аннулирование лицензии фонда не указано в перечне оснований для прекращения действия договора. Кроме того, N 75-ФЗ "О негосударственных пенсионных фондах" не содержит запрета на совершение операций с активами таких НПФ. "При этом спецдепозитарии в случае совершения нами сделок с активами этих фондов фиксировали нарушения по причине "осуществления управляющей компанией деятельности по размещению пенсионных резервов после аннулирования лицензии фонда". Это и заставило нас обратиться в ФСФР",— пояснил "Ъ" гендиректор "Капитала" Вадим Сосков.

Из ответа регулятора (также есть в распоряжении "Ъ") следует, что управляющая компания вправе совершать любые действия с активами фондов, оставшихся без лицензий, в соответствии с ранее заключенным договором. При этом компания не имеет права перечислять активы или денежные средства в такой фонд (в том числе и для выплаты пенсий и выкупных сумм) до момента прекращения действия договора. Основанием для его прекращения, указывает ФСФР, может стать лишь факт принятия судом решения о ликвидации НПФ.

"Пока нет ни одного случая рассмотрения в суде заявлений о ликвидации НПФ",— указывает руководитель компании "Пенсионные и актуарные консультации" Евгений Якушев. По данным ФСФР, на 13 октября количество НПФ, у которых прекратилось действие лицензии, составляет 33. "Из них восемь НПФ находятся в стадии реорганизации в форме присоединения к другим фондам, семь НПФ приняли решение об обращении в суд на предмет ликвидации и уже сформировали ликвидационные комиссии, еще два фонда представили нам документы для получения бессрочной лицензии",— уточняют в ФСФР. "Процесс присоединения затягивается, Минюст до сих пор не может согласовать эту процедуру, и клиенты находятся в подвешенном состоянии",— говорит руководитель одного из НПФ.

Общее число клиентов фондов, оказавшихся без лицензии, участники рынка оценивают в 30-50 тыс. человек, и если письмо ФСФР в адрес одной конкретной компании будет распространяться на все остальные, то клиенты не смогут получить выкупные суммы. "Ликвидация фонда — лишь одно из оснований для прекращения договора, и меры к погашению дебиторской задолженности фонд может принять и до ликвидации",— пояснили "Ъ" в ФСФР.

"Несмотря на то что количество клиентов фондов, которые рискуют не получить выкупные суммы, не так велико в масштабах всей системы негосударственного пенсионного обеспечения, для всей отрасли возникают серьезные репутационные риски",— считает президент НПФ "Социальное развитие" Вячеслав Федоров. По его мнению, корень этой проблемы кроется в отсутствии системного подхода к регулированию рынка. "У НПФ несколько регуляторов: это и ФСФР, и Минздравсоцразвития, и Минюст, но в результате никто не берет на себя ответственность за те фонды, которые остались без лицензий",— говорит господин Федоров. Запрос "Ъ" в Минюст вчера остался без ответа, связаться с представителем Минздравсоцразвития вечером не удалось. "По сути, никто сейчас не занимается этой проблемой, и клиенты НПФ, и сами фонды оказались в патовой ситуации, которая может затянуться очень надолго",— резюмирует господин Якушев. В ФСФР вчера заявили "Ъ", что "выступая в целях защиты прав вкладчиков, регулятор оставляет за собой право обращения в суд с целью инициирования ликвидации фондов".


^ Обжалованию не подлежит

Участников фармрынка не

допустили к законотворчеству


(«Время новостей» 14.10.2009)

Галина ПАПЕРНАЯ

Последний вариант законопроекта «Об обращении лекарственных средств», ровно неделю назад без особой огласки переданный Министерством здравоохранения и социального развития в правительство на рассмотрение первого вице-премьера Александра Жукова, не нравится ни российским, ни западным представителям фармацевтического сообщества. Окончательная министерская версия этого документа, на днях по неофициальным каналам просочившаяся за пределы властных кабинетов, абсолютно разочаровала бизнесменов почти полным сходством с предыдущей версией, еще летом вывешенной на сайте Минздравсоцразвития. И собравшей массу негативных отзывов от участников рынка.

Напомним, что 27 августа этого года, когда министерство опубликовало первый вариант законопроекта «Об обращении лекарственных средств», руководители сразу семи крупнейших фармацевтических ассоциаций -- Ассоциации российских фармпроизводителей (АРФП), Ассоциации международных фармпроизводителей (AIPM), Союза профессиональных фармацевтических организаций (СПФО), Ассоциации европейского бизнеса (АЕБ), Российской ассоциации аптечных сетей (РААС), Ассоциации организаций по клиническим исследованиям (АОКИ), Ассоциации производителей фармацевтической продукции и изделий медицинского назначения (АФП) -- написали письмо на имя председателя Совета Федерации Сергея Миронова, в котором потребовали «кардинально пересмотреть» предложенный министерством вариант по причине «неточности, неоднозначности, размытости формулировок и коррупциогенности» предложенного текста. Чиновники пообещали прислушаться.

Но двухмесячная доработка документа в министерстве, как утверждают сегодня представители фармсообщества, свелась к тому, чтобы как можно меньше изменений внести и как можно хитрее оформить старые тезисы. Еще одна претензия бизнеса: никаких производителей, дистрибьюторов и прочих представителей отрасли в Минздравсоцразвития не приглашали для обсуждения финальной редакции законопроекта. «Мы имели возможность проводить обсуждения в Федеральной антимонопольной службе, Министерстве промышленности и торговли, Министерстве экономики -- где угодно, но только не в Минздравсоцразвития», -- рассказала «Времени новостей» исполнительный директор АОКИ Светлана Завидова. «Я несколько раз общался с должностными лицами министерства и даже передал им подготовленный членами нашей ассоциации перечень поправок, но до рассмотрения их по существу дело так и не дошло», -- посетовал исполнительный директор AIPM Владимир Шипков. «Меня никто не приглашал для обсуждения законопроекта, и я не знаю, чтобы приглашали кого-то еще», -- рассказал руководитель АРФП Виктор Дмитриев.

При сравнении последнего варианта законопроекта и предыдущей версии становится понятно, почему бизнесменов не позвали в соавторы: все основные «пункты преткновения» в документе остались нетронутыми. Во-первых, представители отрасли категорически против разделения государственных функций по регистрации препаратов и выдаче разрешений на проведение их клинических испытаний. Сейчас регистрацией и экспертизой предлагаемых исследований (выдачей разрешений) занимается Федеральная служба по надзору в сфере здравоохранения и социального развития («Росздравнадзор»), проект закона предусматривает изъятие функции экспертизы и передает ее некому федеральному государственному автономному учреждению. Этот новый орган, как говорится в законопроекте, создан для «обеспечения исполнения полномочий федерального органа по разрешению проведения клинических исследований лекарственных препаратов и по государственной регистрации лекарственных препаратов». Таким образом, производителю препаратов фактически предлагается пробиваться через лишнюю инстанцию. «И сейчас возникают проблемы при пересылке документов из федеральных государственных учреждений, где готовят документы для регистрации, в «Росздравнадзор», где непосредственно происходит регистрация препаратов. Теперь же добавляется еще одна структура, дающая разрешения, что не может не усложнить взаимодействие участников рынка с органами государственного регулирования. Да и процесс этот вряд ли будет занимать меньше времени», -- говорит Виктор Дмитриев. «По сути, это не только раздвоение ответственности, -- сказал «Времени новостей» генеральный директор исследовательского агентства DSM Group Александр Кузин. -- Во всем мире наблюдается противоположная тенденция: концентрация ответственности за все этапы принятия решения в одних руках. Иначе концов не найти».

Второй пункт, вызвавший большое недовольство в компаниях-производителях, -- введение новых ограничений, связанных с клиническими исследованиями лекарственных препаратов на территории России. В частности, непонимание у компаний-производителей вызывает то место законопроекта, где говорится, что ответственный за проведение клинических исследований должен быть обязательно медиком, «имеющим лечебную специальность, соответствующую проводимому клиническому исследованию лекарственного препарата». «Таким образом, из клинических исследований сразу исключаются все терапевты и педиатры, -- считает г-жа Завидова. -- Ведь нет просто детских лекарств, есть лекарства, показанные при определенных болезнях». По словам руководителя АОКИ, даже трудно посчитать, насколько уменьшится число врачей, занятых в испытаниях новых препаратов, если такое ограничение в окончательном варианте закона сохранится. «Но другое ограничение -- стаж работы по программам клинических исследований лекарственных препаратов не менее пяти лет -- разом уменьшит число исследователей минимум на четверть и навсегда закроет доступ к исследованиям региональным клиникам, где таких специалистов нет», -- уверена г-жа Завидова. Все упомянутые ограничения грозят локализацией всех исследований в рамках немногочисленных профильных лечебных центров, общим сокращением числа клинических исследований и их значительным удорожанием. Последний факт особенно тревожит российские компании, не такие богатые, как западные фармгиганты. В первом полугодии 2009 года в России было выдано всего 242 разрешения на проведение клинических испытаний, в то время как в США таких разрешений было дано 4054. Понятно, что этот сегмент фармрынка находится у нас и сейчас буквально в зачаточном состоянии.

Стоит отметить, что некоторые незначительные изменения все же появились в обсуждаемом варианте законопроекта «Об обращении лекарственных средств». Одно из них также относится к клиническим испытаниям: теперь они формально не делятся на фазы, декларируется только цель этой работы. Что, несомненно, гармонизирует российское законодательство с западными стандартами, где наименование фаз заметно варьируется от страны к стране и не закреплено в нормативной базе.

Лишние вопросы и недоумение снял и пункт, относящийся к госрегулированию цен на медикаменты. В отличие от предыдущей редакции в нынешней везде четко сказано, что все меры по регулированию относятся только к препаратам из списка жизненно необходимых и важнейших лекарственных средств (ЖНВЛС), а не ко всем медикаментам на рынке вообще. Раньше этот момент не был уточнен в тексте документа.


^ Фармацевтам предложили нового куратора

Депутаты предложили перевести фармпром под эгиду Минздравсоцразвития


(«Газета» 14.10.2009)

Ирина Власова

В канун проведения 14 октября правительственного часа в Госдуме о состоянии промышленного комплекса России первый замруководителя фракции " Единая Россия " , член думского комитета по охране здоровья Татьяна Яковлева вчера заявила: " Ряд отраслей промышленности оказались на грани краха из-за кризисных явлений, другие испытывали трудности еще до мировой экономической дестабилизации " .

К такого рода отраслям Яковлева отнесла фармацевтическую индустрию и медицинскую промышленность. " Но если концепция по развитию отечественной фармпромышленности до 2020 года худо-бедно была создана, то к поддержке медицинской промышленности даже и не приступали, а ведь именно эти отрасли — важная составляющая национальной безопасности страны, от которых зависит наш демографический потенциал " , — заявила депутат.

Министерство промышленности и торговли, на ее взгляд, недостаточно внимания уделяет именно развитию фармацевтической и медицинской отраслей, возможно, из-за того, что Минпромторг — слишком крупная структура, которая вынуждена заниматься сразу всеми отраслями страны. Исходя из этого, Татьяна Яковлева предложила передать регулирование фармацевтической и медицинской промышленностью в ведение Министерства здравоохранения и социального развития.

По мнению депутата, в России необходимо систематизировать фармацевтический рынок, очистить его от лишних участников и сократить путь препаратов от завода до аптеки.

Яковлева назвала самой главной задачей на перспективу " возрождение отечественной фарминдустрии, создание механизмов защиты российского производства, господдержку отрасли, повышение ее конкурентоспособности и вывод на международный уровень " .

Аналитики полагают, что этот "пробный шар" не совсем правилен. "Минздравсоцразвития должно не площадками, долями рынка и производительностью заниматься, — сказал "Газете" генеральный директор отраслевого агентства DSM group Александр Кузин, — а здоровьем населения и продолжительностью жизни. При этом технологии и инструменты, которыми будут власти этого добиваться, не должны волновать организаторов здравоохранения".


^ Продвижение лекарств могут остановить

В Госдуму внесен законопроект,

предусматривающий запрет

на рекламу медикаментов


(«Газета» 14.10.2009)

^ Ирина Власова

Депутат фракции "Справедливая Россия: Родина / Пенсионеры / Жизнь" Антон Беляков внес вчера в Госдуму законопроект, предусматривающий запрет рекламы лекарств на телевидении и радио, а также во всех неспециализированных печатных изданиях. Документ предполагает внесение поправок в статью 24 закона "О рекламе". В случае их принятия реклама лекарств, медтехники, изделий мед назначения будет разрешена только в местах проведения медицинских и фармацевтических выставок, конференций и в специализированных СМИ.

Изменения не коснутся только рекламы медицинских услуг. "Сегодня потребление лекарств в России растет, и вместе с тем законодательство в сфере рекламы провоцирует бесконтрольное потребление лекарств", — сказал Беляков "Газете".

Депутат привел данные, согласно которым до 70% россиян предпочитают самолечение посещению врача. В результате около 5% больных, поступающих в лечебно-профилактические учреждения, пострадали из-за неправильного приема лекарств. Парламентарий отметил, что провизоры в аптеках зачастую советуют гражданам препараты, опираясь на ту же телерекламу, поэтому необходимо полностью запретить рекламу лекарств в СМИ.

Международная практика

По информации журнала Американской медицинской ассоциации, вредное воздействие лекарств является четвертой ведущей причиной смертности в США. Согласно данным, собранным потребительскими ассоциациями ряда стран, интенсивная реклама лекарств приводит к замене необходимого препарата рекламируемым. Причем чаще всего больной сам принимает лекарство, ориентируясь на инструкцию производителя.

Для разрешения подобных коллизий в Евросоюзе и Соединенных Штатах были приняты меры по ужесточению рекламного законодательства лекарств.

Руководитель департамента центра маркетинговых исследований "Фармэксперт" Давид Мелик-Гусейнов рассказал " Газете " , что в Германии, к примеру, запрещено рекламировать препараты от серьезных недугов, таких как туберкулез и гепатит, но разрешена реклама лекарств, применяемых при легких заболеваниях. "А в Америке позволено рекламировать часть рецептурных препаратов, но без рецепта их купить абсолютно невозможно. Вот над чем в России нужно работать", — считает он.

В РФ в 2006 году были введены некоторые ограничения на рекламу лекарственных средств (в частности, было запрещено рекламировать рецептурные препараты), но эффективность их, по экспертной оценке, невелика.

Российская действительность

Эксперты отмечают, что в РФ нет четких критериев отнесения препарата к группе рецептурных или без рецептурных, мало проводится независимых клинических исследований, отсутствует эффективная система регистрации побочных эффектов. При этом потребление и, соответственно, продажи безрецептурных препаратов растут. Уже в 2006 году стоимостная доля рынка таких лекарств достигла 53% и продолжает расти. На британском рынке доля препаратов, продаваемых без рецепта, не превышает 20% общего оборота.

"В России требуется изменить не столько закон "О рекламе", сколько правоприменительную практику, — сказал "Газете" эксперт Всемирной организации здравоохранения, доцент Московской медицинской академии имени И.М. Сеченова Андрей Мешковский. — Иностранные производители никогда в собственных странах, рекламируя свою продукцию, не ведут себя так беспардонно, как в России". Еще в большей степени это касается, по его словам, производителей биоактивных добавок, про биотиков, лактобактерий и прочих псевдонаучных вещей. Он также заметил, что в России создана мощная коммерческая машина по получению сверхприбыли за счет продвижения безрецептурных лекарств: наценка на них доходит до 50%, тогда как на рецептурные не превышает 30%.

По данным Российской ассоциации аптечных сетей, у 75% отечественных аптек безрецептурные препараты формируют свыше 50% прибыли, тогда как на рецептурные приходится 10— 20% прибыли аптеки. Согласно оценкам ЦМИ " Фармэксперт " и аналитического агентства DSM Group, фармацевтические компании тратят до 30% прибыли на продвижение своей продукции через рекламу и врачей.

Сам себе врач

Данные исследования, проведенного в РФ в 2008 году компанией Nielsen, показывают, что россияне, в отличие от европейцев и американцев, более восприимчивы к рекламе фармпрепаратов и склонны к самолечению.

Так, лишь 17% респондентов в России сообщили, что при проблемах со здоровьем отправляются к врачу, остальные идут в аптеку. Полностью рекомендаций лечащего врача придерживаются чуть более половины опрошенных. 47% опрошенных сами решают, какой препарат принимать, либо следуют советам родственников. По доверию к рекламе, согласно информации Nielsen, жители России обогнали всех, кроме китайцев. 22% опрошенных в РФ сообщили, что покупают лекарства, ориентируясь на рекламу. В других странах таких не более 19%. Данный показатель в России с момента вступления в силу новой редакции ФЗ " О рекламе " вырос с 24% в 2006 году до 32% в 2008-м.


^ Доноров не хватает,

но кровь найдется


(«Российская газета» 14.10.2009)

Евгений Новиков

В США на 1000 жителей насчитывается 40 доноров, регулярно сдающих кровь. В России этот показатель составляет 13-14 в Москве и Санкт-Петербурге и 7-9 в остальных регионах. Причем половина из них - это родственники и близкие людей, нуждающихся в переливании крови, еще около 35 процентов сдают кровь за вознаграждение и только 10-15 процентов россиян делятся своей кровью безвозмездно.

Минздравсоцразвития утверждает, что потребность учреждений здравоохранения в компонентах и препаратах крови растет из года в год. Это связано с увеличением количества оперативных вмешательств, лечебных манипуляций и осложненных родов. Однако на сегодняшний день число доноров сократилось на 20 процентов по сравнению с 2001 годом и продолжает уменьшаться. Это привело к тому, что сейчас в российских больницах, по данным министерства, удовлетворенность в компонентах крови составляет 40 процентов, в препаратах плазмы крови - около 10 процентов.

Аналогичный процесс идет и в западных странах. Всемирная организация здравоохранения отмечает растущую с каждым годом потребность в донорской крови и препаратах крови. Основные группы нуждающихся, по информации ВОЗ, - женщины с осложнениями беременности, лица, получившие серьезные травмы, и дети с тяжелой, угрожающей жизни анемией. Особенно остро дефицит донорской крови ощущается во время военных конфликтов, в экстренных ситуациях - после аварий, катастроф и природных катаклизмов, когда одновременно большому количеству людей требуется донорская кровь.

Чтобы решить проблему дефицита, эксперты ВОЗ рекомендуют повсеместно улучшать работу с донорами для обеспечения глобальной "доступности и безопасности крови". Таким же путем идет и наша страна. В целях поддержки донорского движения и модернизации доставшихся нам в наследство с советских времен станций переливания крови была разработана государственная программа развития Службы крови в России на 2008-2011 годы. На ее реализацию из государственного бюджета уже было выделено около 16 млрд рублей, однако дефицит донорской крови пока ликвидировать не удается.

Справиться с нехваткой крови медики не могут в силу разных причин: это и старение нации, и быстрое распространение инфекционных заболеваний, и ухудшение экологических условий. Поэтому, считают эксперты, традиционалистский подход к решению проблемы бесперспективен. Будущее, по мнению руководителя кафедры клинической трансфузиологии и гематологии ММА имени Сеченова профессора Алигейдара Рагимова, за молекулярной биологией, генной инженерией, а также за биотехнологиями, которые помогут решить проблему дефицита крови.

Особое направление, над которым бьются ученые всего мира, - создание искусственной крови. Знаковые открытия в этой области уже сделаны в Японии и США, где ведутся разработки кровезаменителей на основе модифицированного человеческого или животного гемоглобина. С 1998 года для лечения животных разрешен кровезаменитель Oxyglobin, а с 2001 года - препарат для лечения людей Hemopurе, производимый на основе гемоглобина крупного рогатого скота. Создала эти препараты американская компания Biopure Corporation, с которой в течение пяти лет сотрудничала российская OPK Biotech - структура российской Объединенной промышленной корпорации (ОПК). Недавно ОПК приобрела американского лидера биотехнологий, которому принадлежат около 30 патентов в области гематологии. В создание препаратов Hemopurе и Oxyglobin было вложено больше 600 млн долларов, еще 100 млн долларов выделили конгресс и минобороны США - на проведение клинических испытаний этих препаратов.

Гендиректор аналитического агентства DSM Group, специализирующегося на исследованиях фармрынков, Александр Кузин считает, что многие компании, ведущие разработки инновационных препаратов и технологий, в кризис лишились финансирования. Однако в случае с Biopure компания получила мощного инвестора, для которого эти вложения будут отнюдь не портфельными. С другой стороны, это приобретение откроет новые перспективы для российской науки, ускорит реализацию нацпроекта "Здоровье" и станет источником значительных налоговых отчислений в российский бюджет. Кроме того, это реальный шаг к ослаблению сырьевой зависимости российской экономики, к ее переходу на инновационный путь развития, первое подтверждение словам министра экономического развития Эльвиры Набиуллиной о том, что Россия к 2020 году станет ведущей державой в таких отраслях, как аэрокосмос, нано- и биотехнологии.

Как раз такой инновационный продукт и выпускает теперь OPK Biotech. Из крови крупного рогатого скота выделяются красные кровяные тельца, из них - гемоглобин, который проходит дополнительную очистку от остатков других белковых соединений, а затем группируется в полимерные соединения. Как и настоящая кровь, Hemopure разносит кислород в ткани организма и забирает из них углекислый газ, при этом не имеет ее недостатков. Hemopurе абсолютно безопасен, в отличие от донорской крови при его применении отсутствует риск заражения инфекционными заболеваниями (гепатитом С, СПИДом, сифилисом, цитомегаловирусной инфекцией, которая может вызвать тяжелые нарушения в развитии плода, и др.). Даже сверхсовременные тесты донорской крови не могут дать 100-процентной гарантии, что во время переливания пациент не получит опасную инфекцию. Причиной тому, как отмечают в ВОЗ, могут быть и лабораторные ошибки, и то, что кровь брали у донора, когда он был уже болен, но антитела к вирусу в его крови еще не появились.

Инновационный препарат не только безопасен, но еще и универсален - он подходит людям с любой группой крови. Помимо этих преимуществ, Hemopure сохраняет свои полезные свойства в течение трех лет при температуре +30 С и полтора года - при + 40 С, тогда как донорская кровь может храниться лишь до 3 недель. Такие свойства заменителя крови позволяют иметь его в штатном наборе каждой кареты "скорой помощи".

Сейчас специалисты изучают эффективность препарата при лечении опасной для жизни анемии у пациентов, страдающих острым миелобластным лейкозом (ОМЛ). При этом заболевании клетки крови, в том числе и эритроциты, либо незрелые, либо их крайне мало. В результате у больных, а чаще всего это пожилые люди и дети, развивается анемия, которая приводит к острому кислородному голоданию всех тканей и органов. Проводить химиотерапию при этом нельзя, но без нее пациент погибнет в течение нескольких месяцев. Чтобы выжить, такой больной нуждается в еженедельных переливаниях крови, однако регулярные переливания приводят к избытку в организме железа, в тяжелых случаях - к интоксикации. Возможно, Hemopurе станет спасением для больных ОМЛ.

В настоящее время OPK Biotech производит кровезаменители в США на двух своих заводах в Кембридже, штат Массачусетс, и Саудертоне, штат Пенсильвания, общей мощностью 500 тыс. доз препарата в год. В ближайшее время российская компания планирует построить в России и за рубежом несколько новых заводов и научно-производственный комплекс, где совместными силами российско-американских ученых будут совершенствоваться имеющиеся в активе OPK Biotech биотехнологии.


^ Карта высокой мобильности

Социальные платежные карты

стремительно завоевывают российские регионы


(«Российская газета» 14.10.2009)

Ольга Игнатова

— МОГУ оплатить покупку картой? — поинтересовалась де­вушка в супермаркете.

— Конечно, но только при на­личии документа, удостоверяю­щего личность, — любезно отве­тил продавец.

— Ой, — спохватилась девуш­ка, — а у меня нет при себе паспор­та. И водительского удостовере­ния тоже. — Секунду подумав, юная особа достала из сумочки социальную карту студента. — Вот посмотрите, а это подойдет?

— Конечно, — ответил прода­вец, — это ведь тоже удостовере­ние личности.

Действительно, .социальные пластиковые карты все больше входят в нашу жизнь. Сегодня они есть у пенсионеров, студен­тов, людей с ограниченными воз­можностями — так в нескольких регионах страны: в Москве, Баш­кортостане, Ивановской, Астра­ханской, Смоленской и других областях.

Со временем география соци­ального пластика будет только расширяться — идея нашла под­держку на самом высоком уровне, поскольку напрямую согласуется с реализуемой правительством программой «Электронное пра­вительство», которая предпола­гает предоставление удаленного доступа каждому гражданину к государственным информацион­ным ресурсам. Более того, вице-премьер и руководитель аппарата правительства РФ Сергей Собянин охарактеризовал социаль­ные карты как один из важней­ших технических элементов по предоставлению гражданам стра­ны услуг в электронном виде, в обеспечении доступа к ключевым государственным услугам.

Пионером в апробировании идеи внедрения социальных карт стала Москва. Эксперимент по созданию и распространению со­циальной карты москвича начал­ся в 2001 году. Уже тогда столич­ные власти преследовали четкие цели: в первую очередь чиновни­кам хотелось выяснить точный объем средств, которые должны идти на финансирование льгот. Льготники же с появлением в их жизни социальных карт должны были, как предполагалось, полу­чить бездну удобств и преиму­ществ. Во-первых, право бес­платного проезда в обществен­ном транспорте и льготного — на пригородных электричках. Во-вторых, дисконт во многих мага­зинах и аптеках. В-третьих, на­личие персонального банковско­го счета, на который перечисля­ются пенсии и пособия, после чего не нужно ходить в сберкассу и выстаивать очереди, чтобы снять свои деньги. Следует всего лишь воспользоваться банкома­том.

Надо отметить, что в полном объеме социальная карта в столи­це заработала не сразу. Поначалу она использовалась только как транспортная. Но со временем ее «способности» увеличились. Те­перь социальным пластиком, вы­пускаемым Банком Москвы, пользуются более 5 миллионов москвичей.

Столичную идею взяли на во­оружение и регионы. О запуске региональных проектов уже за­явили, к примеру, такие крупные финансовые-институты, как Сбербанк и «УРАЛСИБ». Пер­вый из них реализует проект в Красноярском крае и Астраханс­кой области, второй — в Башкор­тостане, Смоленской и Ивановс­кой областях. Недавно, выступая на презентации проекта в городе Рославле, смоленский губерна­тор Сергей Антуфьев подчеркнул, НТО нередко решение социальных задач упирается в проблему ад­ресности и эффективности ис­пользования финансовых ресур­сов. Внедрение электронных карт позволит сделать систему ком­пенсации социальных льгот бо­лее прозрачной. Это приведет к снижению нагрузки на муници­пальный и областной бюджеты.

К примеру, применение в ав­тобусах Рославля системы учета поездок по социальным картам уже дало возможность получить точную информацию о количест­ве поездок, совершаемых льгот­никами. Соответственно, как под­черкнул смоленский губернатор, благодаря электронному контро­лю муниципалитет точно знает число льготников и перечисляет ' транспортникам именно ту сумму

денег, которая требуется на покрытие расходов по льготному, проезду именно этого количества' пассажиров.

— Этот проект будет способс­твовать тому, что социальная поддержка дойдет до каждого нуждающегося жителя Смоленской области, — отметил Сергей' Антуфьев. j

Окрыленные успехами пилот­ных проектов банки активно совершенствуют систему социаль­ных карт. Если первые карты име­ли только банковские и транспор­тные составляющие, то сейчас они становятся многофункциональ­ными и обрастают новыми «при­ложениями»: медицинскими, об­разовательными, налоговыми и т.п. К примеру, на презентации проекта в Астраханской области глава Сбербанка Герман Греф го­ворил, что социальная карта впол­не может использоваться в качес­тве пропуска в здание вуза, чита­тельского билета и средства до­ступа к сети Интернет. А банк «УРАЛСИБ» уже предоставляет своим клиентам в Башкортостане возможность платить налоги с по­мощью социальной карты, а так­же получать' информацию о взно­сах, поступивших на страховую и накопительную части трудовой пенсии, чистом доходе от разме­щения страховых взносов и т.п.

В Башкирии «УРАЛСИБ» раз­вивает проект уже несколько лет, и сейчас в республике самые пе­редовые и высокотехнологичные социальные карты в стране. В их миниатюрном микрочипе может

храниться колоссальное коли­чество информации — индивиду­альные данные владельца, сведе­ния о пенсионных накоплениях, социальных льготах, медицинс­кая карта. Возможности такой карты почти не ограничены. А ре­зультаты использования впечат­ляют. В Уфе ожидают повышения собираемости налогов (в первую очередь имущественного и зе­мельного) — ведь с помощью кар­ты уплачивать их стало гораздо проще. А в поликлиниках и боль­ницах Башкортостана уже не ста­ло очередей, у окон регистратуры непривычно свободно.

Теперь пациент отмечается с помощью карты в регистратуре и таким образом идентифицирует­ся. Его спрашивают, к какому до­ктору ему нужно попасть, и авто­матически ставят в очередь. Врач на приеме занимается не бумаж­ной волокитой, а исключительно пациентом. Кстати, в Башкор­тостане уже подсчитали, что до введения социальной карты док­тор 85 процентов драгоценного времени тратил как раз на оформ­ление документов, а не на лече­ние.

А тем, кому положено льгот­ное лекарство, еще удобнее. Если человек относится к льготной ка­тегории граждан, то ему нужно

идти в льготную аптеку. Врач со­общит, есть ли нужное лекарство в одной из таких аптек. Если да, то его отложат, и забрать его можно в любое удобное время, распла­тившись при этом социальной картой.

А еще социальную карту мож­но использовать как полноцен­ную банковскую. Поэтому если льготник, скажем, хочет копить деньги, то самый лучший спо­соб — не хранить их дома под пе­риной, а перевести на депозит­ный счет социальной карты. При этом будет начисляться повы­шенный процент годовых — 4 процента, притом что по обыч­ным пластиковым картам годо­вой доход, как правило, не превы­шает одного процента.

Б августе банк «УРАЛСИБ» заключил соглашение с Пенсион­ным фондом России, и теперь держатели его карт через банко­маты или систему удаленного до-ступа «УРАЛСИБ Интернет-банк» могут получать интересую­щую их информацию о страховой и накопительной части трудовой пенсии.

Президент Республики Баш­кортостан Муртаза Рахимов, комментируя инициативы «УРАЛСИБа», положительно оценил деятельность банка и от­метил, что существует большой потенциал для дальнейшего ук­репления деловых связей между банковским сектором и предпри­ятиями Башкортостана.

— Активное сотрудничество особенно необходимо в условиях

экономического кризиса, — доба­вил глава региона.

Башкирский опыт внедрение социальных карт признан успеш­ным, и его официально решили распространить по всей России, Как отметил председатель прав­ления Пенсионного фонда Рос­сии Антон Дроздов, повышение уровня пенсий — это, конечно, не все, что нужно делать для людей.

— Сегодня наша задача — обеспечить россиянам комфорт­ные условия при оформлении пенсий, пособий, — подчеркнул Дроздов. По мнению чиновника, благодаря внедрению проекта по выдаче льготным категориям граждан социальной карты эта задача во многих регионах уже успешно решается.

По словам специалистов Пен­сионного фонда, количество ус­луг, предоставляемых с помощью социальной карты, в скором вре­мени вырастет до 50. По ней мож­но будет оформить даже путевку в санаторий. Подобные социаль­ные карты в ближайшее время получат жители еще пяти регио­нов России. В идеале, говорят специалисты, такая единая база должна будет позволить полу­чать государственные услуги не только по месту жительства че­ловека, но в любом городе стра­ны.

Разумеется, надо учитывать, что сразу не удастся охватить со­циальными картами всю Россию. Во многих регионах еще слиш­ком низок уровень технического обеспечения. Проблем возникает множество — как технических, таки административных, связан­ных с необходимостью объеди­нить все направления в единую базу. Ведь в каждом регионе нуж­но интегрировать все информа­ционные ресурсы, связанные с предоставлением льгот, выстро­ить схему взаимодействия, на­иболее удобную для всех участ­ников проекта, — от городской службы соцзащиты до транспор­тных компаний, от чиновников до конкретных владельцев соци­альных карт.

Но все эти проблемы, безу­словно, решаемы. Тем более что совсем недавно банк «УРАЛ­СИБ» договорился со Сбербан­ком России о том, чтобы унифи­цировать технологию создания социальных карт.

— Мы договорились с главой Сбербанка Германом Оскарови­чем Грефом о том, что будем сов­местно работать над единой тех­нологией выпуска социальных карт, — подчеркнул председатель правления банка «УРАЛСИБ» Андрей Донских, — Это необхо­димо для того, чтобы стандарт социальной карты был единым и все банки могли его использо­вать, что существенно сэкономит силы и средства всех участников системы и позволит создать еди­ные национальные стандарты.

В целом, как резюмируют участники банковского сообщес­тва, развитие социального плас­тика имеет огромное значение для страны. Фактически речь 1 идет о совершенствовании всей системы распределения льгот: она становится более прозрач­ной, что стимулирует развитие экономики в целом, а также су­щественно поднимает качество жизни населения.

В целом, как резюмируют участники банковского сообщес­тва, развитие социального плас­тика имеет огромное значение





страница2/6
Дата конвертации13.08.2013
Размер1,66 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rud.exdat.com


База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2012
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Документы