Россия в эпоху перемен: социальный вектор icon

Россия в эпоху перемен: социальный вектор



Смотрите также:
  1   2   3   4   5   6   7


МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ


РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СОЦИАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

Филиал в г. Азове





РОССИЯ В ЭПОХУ ПЕРЕМЕН:

СОЦИАЛЬНЫЙ ВЕКТОР


Сборник материалов

III студенческой научно-практической конференции

18 апреля 2008 года


Азов

2008

ББК 60.54я431


Печатается по решению совета филиала ГОУ ВПО

Филиал Российского государственного социального университета

в г. Азове


Россия в эпоху перемен: социальный вектор. Сборник материалов III студенческой научно-практической конференции 18 апреля 2008 года. – Азов: ОООАзовПечать, 2008. – 132 с.


Материалы сборника посвящены вопросам анализа актуальных социальных проблем современной России. В сборник вошли материалы III студенческой научно-практической конференции 18 апреля 2008 года, прошедшей в рамках Недели науки в Азовском филиале Российского государственного социального университета и являющейся итогом работы Студенческого научного общества и НИРС Азовского филиала РГСУ.

Содержание сборника отражено в 5 разделах: «Социальные проблемы меняющегося мира», «Социальные проблемы детей и молодежи», «Проблемы социально-психологического здоровья современной российской семьи», «Социальное сиротство в современной России», «Социальная работа в различных сферах жизнедеятельности».

Все учебно-исследовательские работы студентов выполнены на кафедре гуманитарных, математических и естественнонаучных дисциплин АФ РГСУ.


Общая редакция ^ Андреевой О.И., к.п.н., зав.кафедрой гуманитарных, математических и естественнонаучных дисциплин АФ РГСУ.


© АФ РГСУ, 2008




РАЗДЕЛ I.

^ СОЦИАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ МЕНЯЮЩЕГОСЯ МИРА


Гальчук Тимур,

студент 2 курса факультета ГМУ

Н. рук. Андреева О.И., к.п.н.


ВИРТУАЛЬНЫЙ МИР

^ КАК НОВАЯ СОЦИАЛЬНАЯ РЕАЛЬНОСТЬ


Для современной эпохи характерно бурное развитие компьютерной техники и компьютерных технологий. Речь идёт об активном вхождении в жизнь общества новейших информационных технологий и глобальной сети Интернет, в рамках которой формируется особая среда – своего рода киберпространство. Компьютеризация всех сфер общественной деятельности и повседневной жизни человека становится отличительным феноменом рубежа XX-XXI вв. В последние годы развитие информационных технологий способствовало созданию многообразных технических и психологических феноменов, которые получили название «виртуальной реальности».

Следует подчеркнуть, что феномен виртуальной реальности приобретает характер устойчивого развития, своего рода доминанты современного общественного устройства.

Итак, на современном этапе своего развития информационные технологии позволяют сделать возможным соединение двух реальностей – виртуальной и реальной – еще более наглядным, ощутимым и одновременно более глубоким образом.

Таким образом, окружающая нас повседневная реальность во все большей степени виртуализируется. Философия, давшая человечеству основные представления о мире реальном, на наш взгляд, должна сделать то же самое и по отношению к активно внедрившемуся в нашу жизнь миру виртуальному.

В современном мире существует противоречие между повседневной реальностью и виртуальной, так как многие люди не понимают значимость принятия этой новой реальности, ставшей объективной в современном обществе.

Цель исследования определилась в изучении виртуальной реальности как нового социального феномена. Мы предположили, что принятие виртуального мира, как новой социальной реальности обусловлено половозрастными характеристиками человека.

Информация — это не второстепенный атрибут нашей деятельности, а стратегически важный ресурс развития общества, использование которого позволяет экономить другие виды ресурсов — энергетические, материальные и людские. Современная действительность ярко демонстрирует повышение роли информации в производственных процессах, появление в XX веке такого занятия, как промышленный шпионаж. В рамках on-Line-контакта, возникает возможность множества контактов и ресурсов, которые в реальной жизни стали бы для личности возможными только в том случае, если она вступает в огромную сеть персональных отношений. Характерной чертой новых форм сетевого общения является бестелесность партнёров в процессе коммуникации.

Новые информационные технологии предоставили возможность перейти от реальных к виртуальным способам передачи и освоения информации. Глобальная сеть создает условия для формирования виртуальных общностей, стирает границы между государствами, и, в конечном счете, выстраивает вокруг себя специфическую форму культуры киберкультуру.

Для того чтобы определить отношение респондентов к Интернету и доказать существование виртуальной реальности как нового социального феномена нами было проведено эмпирическое исследование, которое проводилось в 3 этапа. Были использованы методы: телефонного опроса, Интернет-опроса и вторичной обработки данных, а также обобщение полученных данных. В исследовании приняли участие 130 респондентов.

Обобщенный анализ всех этапов исследования позволил сделать следующие выводы:

  1. В результате использования метода телефонного опроса, мы выяснили, что 69,2% молодёжи и 70% мужчин, а также 35,3% людей старшего поколения и 30% женщин имеют возможность и желание пользоваться Интернетом. Молодёжь и люди мужского пола имеют больше возможности и желания пользоваться Интернетом по сравнению со старшим поколением и людьми женского пола. Это ограничивает возможности людей старшего возраста в трудовой деятельности и повседневной жизни. Женская половина населения и старшее поколение недостаточно высоко оценивают значение современных технологий, что ведёт к снижению взаимодействия с виртуальным миром. В результате чего они в полной мере не могут ощутить все прелести окружающего мира.

  2. С помощью метода Интернет-опроса и вторичной обработки данных мы выяснили, что молодёжь более притягательна к виртуальной реальности, чем старшее поколение. Так, 50% молодёжи и всего лишь 35% старшего поколения хотят увеличить своё время пребывания в ней. Кроме того, 25% молодёжи своё свободное время проводит дома за компьютером. А 27,5% старшего поколения рассматривает Интернет только в качестве инструмента работы и не имеют желания находиться в нём в свободное время.

Таким образом, наше предположение о том, что принятие виртуального мира как новой социальной реальности обусловлено половозрастными характеристиками человека, подтвердилась полностью.

Новая реальность создаёт очень благоприятные условия для работы и учёбы. Эти условия предоставляются только тому, кто её принял. Вследствие чего создаётся непреодолимая пропасть между теми, кто её принял и полноценно использует предоставленные ему возможности и тем, кто сопротивляется всему новому. Это деление возникает в основном между молодым и старшим поколением, а также между мужчинами и женщинами, то есть между теми, кто понимает и не понимает значимость виртуального мира.

Мы полагаем, что в дальнейшем данная проблема может быть рассмотрена в следующих аспектах:

  1. Проблема приобщения к виртуальному миру детей с ограниченными возможностями.

  2. Проблема информатизации отдалённых населенных пунктов.

  3. Проблема защиты авторского права в сети Интернет.

  4. Интернет и уголовная ответственность.



Зинченко Наталья,

студентка 5 курса факультета «Социальная работа»

Н. рук. Андреева О.И., к.п.н.


Психология бедности:

анализ явления в современной России


С начала 90-х годов ХХ столетия бедность прочно стала темой номер один в социальной сфере России. Причиной этому послужили, прежде всего, начало экономических реформ, которые повлекли обесценивание сбережений населения, рост открытой и латентной безработицы, появление и развитие феномена хронической задолженности по заработной плате и социальным пособиям. Реальный уровень доходов и потребления большей части населения России существенно сократился.

Поэтому одним из важнейших направлений современной социальной политики в России, как на федеральном, так и на региональном уровнях, является решение проблемы бедности.

В общественной жизни бедность и ее крайняя форма — нищета - оцениваются как социальное зло. Именно поэтому бедность связывают с регрессом в общественном развитии, чем обусловливается необходимость рассмотрения бедности как острой социальной проблемы.

Исследование психологии бедности как социальной проблемы крайне важно для практики, поскольку здесь заключены большие резервы повышения эффективности принимаемых на государственном уровне решений.

В своем исследовании мы предположили, что одним из факторов устойчивости бедности как явления в современной России является широкое распространение субкультуры бедности и недооценка психологического аспекта этого явления в представлениях россиян.

В теоретической части работы раскрыты социологические подходы к изучению бедности, даны определения понятия “бедность”, критерии ее измерения и причины воспроизводства бедности.

Итак, бедность – это состояние нужды, нехватки жизненных средств, не позволяющее удовлетворить насущные потребности индивида или семьи.

Далее в работе освещается понятие социальной стратификации – как некой структуры общества и отдельных слоев населения или страт.

Далее в работе рассматриваются вопросы теории и практики сокращения бедности, а так же психология бедности.

Печально констатировать тот факт, что существующие стратегии борьбы с бедностью не рассматривают бедность как культурный феномен и поэтому они малоэффективны. В работе сделан акцент на анализе субкультуры бедности.

Под субкультурой бедности мы понимаем своеобразный сгусток сознания в виде определенной картины мира и вытекающих из нее специфических норм, ценностей, символов, стереотипов, языка (диалекта, сленга) этикета, восприятия.

Субкультура бедности имеет свои характерные черты:
– экономическая и социальная зависимость;

– отсутствие четких моделей ролевого поведения;

– девиантное поведение: наркомания, алкоголизм, проституция;

– отчуждение и политическая пассивность;

– отсутствие жизненных планов и уверенности в себе;

– повышенная конфликтность внутрисемейных отношений (грубость, ссоры родителей и детей, частые разводы);

– доминирующее положение женщины в семье;

– ранний секс;

Для подтверждения гипотезы нами было проведено эмпирическое исследование. Оно проводилось в 3 этапа.

Первым этапом нашего исследования стала вторичная обработка данных исследования «Бедные в современной России», проведенного кафедрой политической психологии Санкт-Петербургского университета под руководством д.п.н., профессора Дейнека.

Было выявлено, что реальная картина отражения богатства и бедности в современном российском самосознании находится где-то посередине между двумя крайностями, понимая их временность и относительность в условиях России, где «от тюрьмы и от сумы не зарекайся».

Достаточно посмотреть на отношение россиян к пословицам и поговоркам о бедности и богатстве, в которых аккумулирована народная мудрость, чтобы убедиться: что к бедности отношения и богатых и бедных приблизительно одинаково, например “Бедность не порок, а несчастье ” с этой пословицей согласились 73,6% богатых и 80,5 % бедных.

А вот отношение к щедрости и труду у этих слоев разное :

^ Чем беднее, тем щедрее, чем богаче, тем скупее” - с этим согласны только 30% богатых и 83,6% бедного населения.

Как известно, любое явление познается в сравнении.

Поэтому мы провели сравнение между восприятием бедности в России и в западноевропейских странах.

Среди причин бедности в восприятии европейцев и россиян наиболее показательной оказалась лень и неприспособленность к жизни: в Европе этот показатель 9,7% от опрошенных, а в России 22,6% от количества опрошенных.

Для выявления факторов бедности в современной России нами был проведен следующий этап исследования. В опросе принимало участие 93 респондента.

Анализ результатов социологического опроса граждан, направленного на выявление наличия предрасположенности к субкультуре бедности, показал следующее:

57% опрошенных не считают себя экономически независимыми людьми,

64,5% не всегда уверены в своих силах,

у 37,6 респондентов главой в семье является женщина и, наконец,

71% респондентов для полного счастья не хватает денег.

Поэтому наша гипотеза, с одной стороны не нашла своего полного подтверждения. А с другой, латентно проявили себя некоторые признаки субкультуры бедности, такие как:

  • Экономическая зависимость,

  • Отсутствие уверенности в себе,

  • Доминирующее положение женщины в семье.

Естественным встал вопрос о том, в какой степени субкультура бедности проявляется в бедных слоях населения.

На третьем этапе нашего исследования мы провели повторный анализ анкет, разделив респондентов на условно ”богатых” и ”бедных”.

Были выявлены те же признаки субкультуры бедности, но в большем процентном отношении, за исключением компонента, которого не достает, чтобы чувствовать себя счастливым. В первом случае - это деньги, во - втором, это любовь.

Результат повторного анализа анкет также частично подтверждает нашу гипотезу о том, что один из факторов устойчивости бедности, такой как субкультура бедности (с явными или латентными ее признаками) присутствует в сознании россиян.

Но в то же время субкультура бедности (как специфическое явление, которое имеет характерные только для него черты) присуща не только низшему классу.

Мы полагаем, что если не начать принимать меры по искоренению субкультуры бедности, то она может перерасти в явление массового характера. Для этого необходимо сделать переоценку жизненных ценностей и исчислять богатство не материальными благами, а культурными.

Пока в сознании россиян этого не случится, мы будем далеки от развитых стран и никогда не выйдем на новый виток развития.


Штанько Александр,

студент 4 курса факультета ГМУ

Н.рук. Андреева О.И., к.п.н.


^ ПРОБЛЕМА КОРРУПЦИИ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ


Проблема коррупции в последнее время приобрела огромную и вполне обоснованную актуальность. По уровню коррупции Россия относится к неблагополучным странам. Это свидетельствует о необходимости реализации государственной антикоррупционной политики.

Сегодня, по оценкам экспертов, суммарный объем взяток в нашей стране практически сравнялся с ее валовым внутренним продуктом, удвоение которого поставлено Президентом России В.В. Путиным в качестве стратегической общенациональной задачи. Взятки приводят к росту цен. В результате и граждане, и предприниматели выплачивают коррупционерам около 40% своих доходов в качестве своеобразного дополнительного "налога".

При самой оптимистичной оценке у нас регистрируется не более 1% реального взяточничества.

По рейтингу коррумпированности на первом месте – политические партии, на втором – служба безопасности дорожного движения, на третьем – Государственная Дума, на четвертом – правоохранительные органы.

Руководители государства, политики, общественные и религиозные лидеры регулярно заявляют о необходимости борьбы с этим злом, время от времени отдельные проворовавшиеся чиновники отдаются под суд и отправляются в тюрьму, но, несмотря на это, коррупция продолжает расти и распространяться.

С сожалением, приходится признать, что на протяжении последнего десятилетия наша страна не могла сделать сколько-нибудь существенных шагов на пути сокращение или хотя бы нейтрализации коррупции. Напротив, коррупционные проявления усиливаются и становятся более опасными на фоне роста организованной экономической преступности и теневой экономики. Теперь уже ни у кого не вызывает сомнения тезис о невозможности искоренения коррупции. Меры, принимаемые государством, недостаточны для активного воздействия на это социальное явление именно потому, что они не подкреплены ни действенными социальными программами, ни материальной поддержкой государственных служащих, ни воспитательным воздействием на молодежь и гражданское общество. До настоящего времени отсутствует и законодательная база для привлечения к ответственности коррупционеров.

В целом исследователи отмечают две противоположные тенденции в поведении чиновников и населения. Каста чиновников наращивает коррупционное давление на граждан и наглеет. А граждане активнее сопротивляются. Если бы не коррумпированность правоохранительных органов и судов, не «круговая порука» в органах исполнительной власти, то перевес в этой битве мог бы быть на стороне граждан.

Почти 60% россиян не верят в то, что в России можно вести рентабельный и при этом честный бизнес, свидетельствуют данные опроса исследовательского холдинга ROMIR Monitoring. Во всероссийском опросе приняли участие 1600 респондентов в возрасте от 18 лет и старше, в более чем 100 городах и населенных пунктах страны, во всех федеральных округах. При этом среди жителей крупных городов с населением от 500 тысяч до миллиона человек число тех, кто относится скептически к словосочетанию "прозрачный и прибыльный бизнес", превышает среднероссийский показатель и составляет 64%.

Отвечая на вопрос, почему в России нельзя вести рентабельный и при этом честный бизнес, почти половина респондентов (45%) заявили, что эти понятия в нашей стране, по крайней мере, на данный момент, просто несовместимы.

Чуть меньшее число респондентов (42%) уверено в том, что развитию бизнеса мешает коррупция контрольно - лицензионных государственных учреждений, следовательно, встав на путь предпринимательства, придётся давать взятки.

Если за 2005 год в целом по стране выявлено более 9 тысяч фактов получения и дачи взяток, то уже за последние 9 месяцев 2006 года таких преступлений зарегистрировано более 9,5 тысячи. Кроме того, выявлено 1300 должностных лиц, совершивших злоупотребления полномочиями, 1846 - допустивших превышение полномочий, а всего по стране пресечена незаконная деятельность 12,5 тыс. коррупционеров. За 6 месяцев 2006 года за дачу/получение взятки осуждено 200 лиц.

По мере «развития капитализма в России» меняется и стратегия взяточников. У российского бизнеса появились серьезные деньги. Растет слой молодых предпринимателей. А в государственном «раздаточном цехе» «тарелками» по–прежнему ведают жуликоватые чиновники. Сегодня основной удар коррупционеры перенесли с бытовой коррупции в сферу бизнеса.

Характерная особенность последнего пятилетия: при некотором сокращении числа деловых взяток резко - более чем в 10 раз – возросли размеры: с 10 тыс. долларов в 2002 году до 135 тыс. в 2006 году. «Четыре года назад за одну среднюю взятку можно было купить скромную – 30 метровую квартиру, а сегодня такая взятка дает чиновнику возможность переселиться в апартаменты площадью 200 – 300 квадратных метров» - говорит один из социологов.1

Еще одна особенность, проявляющаяся в возрастных категориях коррупционеров: в последнее время кроме устоявшейся группы людей предпенсионного возраста, малозаметных, не засвеченных в прессе, в процессе приема-передачи предмета взятки все больше попадаются молодые, начинающие и амбициозные люди, чей возраст не превышает 30-35 лет. Если первые берут деньги уже не для себя, а для своих детей и внуков, то вторые привыкающие к современной беззаботной жизни, «просаживают» дополнительный заработок в элитных ресторанах. Они уверены, что работа в госаппарате – только лишь первая ступенька в карьере и жить надо уверенней.

В последнее время молодые предприниматели и чиновники средней руки находят общий язык, роль которого все больше принимают тесные, финансовые отношения, не прописанные, естественно, ни в одном правовом документе.

В связи с этим особую актуальность приобретают разработанные правительством и администрацией Президента методы борьбы с коррупцией, в число которых входят:

1. Комплекс семинаров, круглых столов и тренингов по повышению квалификации (экономические, юридические, бухгалтерские и др. аспекты деятельности) молодых специалистов.

2. Социально-психологические тренинги для молодежи, малого бизнеса по созданию нужного климата в коллективе.

3. Коллективные организации предпринимателей должны предоставлять информационные и консультативные услуги бизнесу в большем объеме.

4. Поддержка ассоциациями бизнеса, фондами и отдельными предпринимателями деятельности негосударственных некоммерческих организаций, занятых правозащитной деятельностью, в частности, помощью молодым специалистам и бизнесу в отстаивании прав собственности.


^ Факторы отказа от коррупционных практик:

  • формирование правосознания среди молодых предпринимателей;

  • наличие некоррупционных путей решения проблем (это подталкивает к идее демонополизации государственных функций);

  • непротиворечивое и выполнимое законодательство;

  • изменение стиля работы контролирующих органов: помогать предпринимателям, а не изыскивать слабые стороны;

  • уверенность молодых специалистов, что их налоги идут на защиту их прав;

  • ликвидация собственной юридической безграмотности, грамотное и постоянное использование услуг юристов;

Факторы, способствующие коррупции:

  • бесконтрольность;

  • безнаказанность;

  • особенности менталитета;

  • затруднение выхода на рынок новых фирм, экономической адаптации молодых специалистов, что приводит к снижению конкуренции;

  • негодные законы и иные нормативные акты;

  • круговая порука чиновников разных ведомств (покрывают и поддерживают друг друга);

  • отсутствие парламентского контроля над использованием бюджетных средств на уровне региона.

Способы ограничения коррупции:

  • любые вопросы о пожертвованиях благотворительного толка должны решаться властями через ассоциации бизнеса и только через них;

  • стабильность правил игры;

  • наличие полной информации о решениях власти и ее собственности (площадях);

  • упрощение административных процедур;

  • воспитывать нормальное правосознание, начиная со школьного возраста, развивая его в Вузах.

  • введение в программу проф.подготовки студентов учебной дисциплины «Антикоррупционное управление».



Штанько Александр,

студент 4 курса факультета ГМУ

Н. рук. Андреева О.И., к.п н.


Российско-мусульманский диалог

как социальный феномен современности


Сравнительно недавние случаи, причиной которых являются сложившиеся агрессивные отношения между Палестиной и Израилем, показали всему миру как США и непосредственно Израиль борются с проявлениями терроризма, сепаратизма и радикального исламизма. Но причиной тому, как признают жители всем известного Сектора Газа, не терроризм, как угроза национальной безопасности израильского государства, а давние межконфессиональные разногласия, эхо которых можно услышать уже сегодня. Кстати говоря, последствия незатихающего конфликта – 3 млн. палестинских беженцев!

Нельзя не упомянуть о военных операциях США в Ираке. В результате, которых по самым скромным подсчетам погибло только мирного населения Ирака более 1 млн. человек! Количество раненых вообще трудно определить. Поток беженцев составляет 4 миллиона человек! Зато, по словам госсекретаря К.Райз, в Ираке сейчас демократия, улучшается гражданская жизнь, и этим правительство этого нефтяного государства обязано ни кому иному, как Америке. Причиной вторжения, нарушающего все уставные международные соглашения и права, является ни что иное, как негативное восприятие «бородатых дядек» (начиная с покойного С. Хусейна) Джорджем Бушем и его компанией, которые якобы создают угрозу национальной безопасности не только США, но и всему миру в целом. Объектом исследования нахождения американцев в Ираке в работах многих политологов определяется и энергетическая составляющая арабского государства.

Очень плачевный пример межконфессиональных конфликтов в нашей стране проявляется во внутригосударственных отношениях с Чеченской Республикой, именуемой Ичкерией. Хорошо подготовленные и своевременно финансируемые бандформирования создали на многие годы негативное отношение не только к чеченцам, но и всем лицам, как у нас принято говорить, кавказской национальности, хотя, нередко, славянской внешности. И мы не говорим, что Россия заняла правильную позицию, развязав вооруженный конфликт, затянувшийся на многие годы. Наоборот – это основное ее упущение, причиной которого являлась политическая нестабильность в стране.

Чтобы и дальше не допускать разложения нравственных и духовных основ личности, сегодня необходима консолидация всех сил религиозных институтов православия и ислама.

В России нет проблем в области православно-мусульманских отношений, заверил Патриарх Московский и всея Руси Алексий ΙΙ членов Международного дискуссионного клуба «Валдай», с которыми он встретился в Москве. По мнению Патриарха, в Западной Европе эти проблемы стали возникать в основном после Второй мировой войны. «Все больше рабочих из исламских стран, все больше строится исламских центров, которые живут анклавами, не ассимилируются»,- сказал он.

В России же, по его словам, мусульмане живут вместе с православными. «Нотки напряженности» часто «преподносятся извне».

«Мы вместе живем, мы должны сотрудничать, должны изучать и делиться культурой цивилизаций, которая есть на Востоке, в исламском мире, и в Европе, и в России. Изучение цивилизаций только обогащает людей».

Мы в свою очередь готовы сказать, что незнание никогда не приводило к пониманию. Более того, оно культивировало в духовном мире ненависть, агрессию, экстремизм.

Другое духовное лицо нашей страны - Равиль Гайнутдин говорит: «В нашем обществе постепенно начинает преобладать убеждение, что действия отдельных лиц и групп нельзя приписывать религии, ее учению, растет понимание того, что не Ислам порождает экстремизм, который в корне не соответствует этому учению, противоречит заветам Священного Курана. Необходимы общие усилия, чтобы противостоять страшному злу терроризма и экстремизма и тем явлениям в обществе, которыми терроризм и экстремизм порождены, и теми, которые в свою очередь порождают.

Борьбе с ксенофобией и проявлениями национальной нетерпимости посвящены усилия руководства нашей страны. Только конструктивный диалог способен помочь в преодолении ксенофобии и отдельных проявлений межнациональной розни, продиктованной социальными и экономическими проблемами.

Мусульмане России во все времена подтверждали приверженность межнациональной и межконфессиональной толерантности, которая на протяжении веков является основой взаимоотношений народов нашей России, представителей разных национальностей и вероисповеданий.

Но мы повторимся, что, зачастую, нотки насилия преподносятся извне, и, мало того, безнравственными людьми с атеистическим сознанием и определенной степенью заинтересованности (передел власти и собственности). Решение же межконфессиональной конфликтности состоит не в поиске правых и левых, виноватых и невиновных, разжигающих конфликт и пытающихся его затушить, а исключительно в поиске возможных путей выхода из той или иной ситуации, естественно общими, православно - мусульманскими усилиями.

Цель исследования - анализ современного состояния российско-мусульманского диалога и определение пути сближения двух авраамических религий: православия и ислама.

Исходя из вышеперечисленных проблемных аспектов межконфессионального диалога нами было выдвинуто предположение о том, что росту межконфессиональной разобщенности способствует этнизация власти, следствием чего является спад индивидуальной религиозности.

Итак, начинать следует, прежде всего, с истории развития тех или иных процессов и явлений, происходящих в нашем обществе.

Вглядываясь с высоты тысячелетий в территорию между двумя морями - Черным и Каспийским, - в древние торговые пути между бассейнами Дона и Волги, в пространства культурных движений человечества - Месопотамии и Средней Азии, мы видим исторический перекресток, за овладение которым велись долгие бесчисленные войны. Это Северный Кавказ.

Северный Кавказ - один из самых сложных и своеобразных регионов России с точки зрения своей истории, социально-экономической, геополитической и этнополитической ситуации. С древнейших времен народы Северного Кавказа прошли сложный и драматический путь. Находясь у истоков формирования и развития кавказской цивилизации, они, наряду с другими народами Кавказа, испытали взлеты и падения государственности, культуры, традиционных форм хозяйствования и социальной организации общественной жизни каждого народа и всего кавказского сообщества.

Процесс интеграции Северного Кавказа в Россию проходил сложно и противоречиво, включая в себя и добровольное вхождение, и колонизацию, и жестокую вооруженную борьбу между мировыми державами за господство в этом важном геополитическом регионе.

Северный Кавказ отличается высокой степенью этнокультурного многообразия. Здесь живут представители таких мировых религий, как ислам, христианство (православное), буддизм. Исторически Закавказье и Северный Кавказ всегда соединяли Европу и Азию, были контактной зоной исламской и христианской цивилизации и, в то же время, объектом столкновений интересов великих держав. Северный Кавказ является жизненно важным для России средоточием сухопутных, морских и воздушных коммуникаций между двумя континентами. Эти геополитические, культурно-конфессиональные, транспортно - коммуникационные факторы могли бы стать мощным стимулом как для достижения межнационального и религиозного согласия в регионе, стабильности в международных отношениях Российской Федерации со странами Причерноморья и Прикаспия, закрепления выгодных экономических и стратегических позиций ее в Каспийском и Черном морях, так и возрастающей конфликтности.

Теперь мы можем с легкостью сказать, как формировалось российско-кавказское единство и что способствовало появлению пусть не совсем крепкого, но довольно долгосрочного дружественного сосуществования. Это толерантность как компонент российского менталитета.

Именно толерантность всегда являлась условием эффективного взаимодействия православия и ислама. Толерантность это такая тонкая психологическая грань, которая при определенной четкости своего присутствия в повседневной жизни любого общества, способна решить подчас непростые и довольно глобальные проблемы.

Особое значение, конечно же, приобретает духовно-нравственный аспект православно-мусульманского сотрудничества. Он напрямую связан с преодолением деструктивных тенденций в социально-культурной и духовной сферах, необходимым для цивилизационного выживания России.

Конвертирование нравственно-поведенческих норм обеих религиозных систем в современные формы социально-ответственного поведения должно стать важнейшей задачей при выработке альтернативных проектов мироустройства, предлагаемых незападными цивилизациями, включая российскую.

Мы хотим отметить необходимое присутствие толерантности в межцивилизационном диалоге, строящееся на взаимном уважении культур и религий, на постоянном обмене опытом и накопленными ценностями.

Например, российские власти могут использовать опыт ислама в борьбе с пьянством и наркоманией. А знания об общем и специфическом, в той или иной культуре, дают их владельцу определенные преимущества. Важность понимания культурного языка представителя другой национальности и вероисповедания очень высока, особенно в наше время.

И вот, когда суть межконфессиональной терпимости и религиозного взаимоуважения представлена, хотя и в сжатом виде, следует обратиться к современному состоянию российско-мусульманского диалога.

Наличие в сознании каждого человека определенных поведенческих норм, нравственных ценностей, некоторого уровня религиозного сознания, что, впрочем, и включает в себя толерантность, дает нам определенный ответ на те вопросы, решение которых требует от нас современный этап развития общественных отношений.

Трансформации межнациональных отношений в большинстве случаев происходят при более или менее активном участии религиозного фактора, традиционно обуславливая тесную связь национального и религиозного. Исследовательский интерес представляет регулятивный механизм этой взаимосвязи, степень ее влияния на состояние и динамику межэтнический отношений. Сегодня интерес к религиозному наследию возрождается, но в нем присутствует много составляющих: собственно богоискательские мотивы, утрата навыков сакрального познания, стремление народов осмыслить себя в качестве субъектов национально культурных традиций, обрести утраченные ранее ценности, в том числе и некое конфессиональные единство с другими этносами и народностями.

Активизация религиозного поведения стала своеобразной защитной реакцией на те трудности, которые общество и люди испытывают в переходный период. Сегодня в основе роста религиозности лежат не только вероискательские и мировоззренческие мотивы, но и простое чувство самосохранения, национальные чувства, основанные на культуре этноса.

Исторически сложившиеся ассоциативные связи между конкретными этносами и конфессиями со временем стали проецироваться на весь духовный блик и национальную культуру тех или иных народов. Такова, например, роль православия в этнической истории и культуре русских, ислама в эволюции этноса казахов, татар, чеченцев, дагестанцев и т.д. В общественном и индивидуальном сознании это часто приводит к отождествлению национальной и конфессиональной принадлежности. В местах компактного проживания этносов данное обстоятельство играет значительную роль.

Однако непосредственно этнический или религиозный факторы не часто становятся первопричиной обострения межконфессиональных и межнациональных отношений. Подлинные истоки этого явления обычно лежат в социально-экономической сфере, в неравенстве жизненных условий разных этносов, в несовпадении стратегических интересов, в противоборстве за обладание территориями, ресурсами и т.д. Обращение же к национальному самосознанию или к религиозным чувствам является в таких случаях лишь средством мобилизации людей для достижения целей, с религией и интересами наций не связанных. Поэтому в многоконфессиональных регионах очень важно поддерживать состояние веротерпимости!

Религия обладает силой, способной внести покой в душу каждого человека, гармонизировать отношения между людьми разных вероисповеданий и разных национальностей. Тем самым она может придавать устойчивость, стабильность обществу в целом и его дальнейшему развитию. Религия может быть также дестабилизирующим фактором, если не установлено межконфессиональное взаимодействие, взаимопонимание и веротерпимость.

Аргументируя вывод о мусульманах России как составной части исламской цивилизации, мы были бы не правы, если бы на этом поставили точку. Если откинуть некоторые случаи непонимания и противостояния православия и ислама, причиной которых является обоюдное невежество, то возникает впрочем дружественная картина российско-мусульманского диалога. Будучи частью исламской цивилизации, мусульмане нашей страны одновременно не перестают быть составным компонентом российской цивилизации. Живя бок о бок с русскими православными народами России на протяжение многих столетий, взаимодействуя с ними в различных областях жизни, мусульманские народы внесли немалый вклад в развитие экономики и культуры своей Отчизны, в формирование ее социокультурного своеобразия.

Но в то же время нельзя не заметить нарастание этнизации власти, как, безусловно, негативного явления в политической сфере, которое на первый взгляд не заметно, может быть не столь важно, в общей массе современных социальных проблем. Но закономерность этого явления и его окорыствование способно в большей мере придать высокий уровень конфликтности в поликонфессиональном и полинациональном поле нашего общества.

В рамках исследовательской работы было проведено эмпирическое исследование, направленное на подтверждение выдвинутого выше предположения. Исследование проводилось в 2 этапа.

На первом этапе был проведен анализ СМИ, который в свою очередь состоял из двух частей: анализ телевизионного эфирного времени и анализ периодической печати. Было выявлено, что в общем огромном потоке информации присутствовали факты, подтверждающие этнизацию власти и межконфессиональной разобщенности в нашей стране и за ее пределами. Например, был отмечен тот факт, что наша страна представляет четкую позицию противодействия косовскому сепаратизму в лице национального большинства мусульман-албанцев. И всячески поддерживает православное национальное большинство сербской автономной республики, оказывая гуманитарную поддержку косовским сербам.

В данной работе речь шла о внутригосударственных российско-мусульманских отношениях, но наличие упомянутого факта не лишает сути проделанной работы и позиции России по вопросу Косово.

Для более четкого представления этнизации власти на примере Косово-Сербского конфликта, нашему вниманию были представлены следующие факты: сербским анклавам в Косово строго-настрого запрещено занимать какие-либо посты. Более того, косовские сербы ущемлены в правах и являются людьми второго сорта; возглавляет Косово вчерашний полевой командир, который управляется несколькими семейными кланами. Он сконцентрировал в своих руках 95% экономики. Еще один факт, доказывающий этнизацию власти: из более чем 30 районов Косово лишь 4 имеют население, где преобладают сербы (около 80%), в остальных регионах – 80-90% албанцев. Перемещение сербов по территории некогда являющейся их родной – небезопасно.

Анализ же периодических изданий, показал следующее: в общем потоке печатной информации присутствовали факты, прямым образом подтверждающие этнизацию власти и тесно связанную с ней межконфессиональную разобщенность. Статистика показывает следующие цифры: в Тахтамукайском районе Адыгеи проживает 33% адыгов, а в местной милиции они составляют 100% руководящего состава – 88% офицеров и 90% рядовых сотрудников. В Кошехабльском районе проживает 46% адыгов, а в руководстве РОВД из 100% - среди офицеров 79%, среди сотрудников 76%. В министерстве культуры и ЖКХ вообще нет ни одного русского начальника, исключение – мэрия Майкопа и Майкопского района. В гуманитарной сфере: из 12 деканов республиканского университета адыгов – 10.

Вообще, с наступлением эпохи парада суверенитетов, когда Адыгея получила статус республики, в ней был взят жесткий курс на этнизацию власти. Сегодня по данным Госкомстата, адыги составляют - 24% местного населения, русские - 65,8%, украинцы - 3,2%. При этом именно представители титульной национальности занимают почти все ведущие экономические и политические высоты.

Т.о. при анализе информации прослеживается четкая этнизация власти представителями Адыгейской Республики. А в межконфессиональной разобщенности данный процесс проявляется в противостоянии 2-х этнических организаций, также функционирующих на территории Адыгеи – «Союз славян Адыгеи» и «Черкесский конгресс». Акцент следует сделать на слове «черкесский» или «черкес», что в переводе с турецкого означает «отрезающий головы»…

Статья под названием «Происхождение националиста» /страницы 55-61/ показала следующее: некий Александр Белов-Поткин с благословления власти стал координатором Центрального совета Движения против нелегальной иммиграции. Его цель – выслать всех мигрантов из страны, тем самым, освободив целые сегменты экономики, торговой сферы и ЖКХ, отказаться от ненужных республик Северного Кавказа, на содержание которых расходуются колоссальные средства и без отдачи, использовать в реализации этих целей опыт Гитлера. Главный лозунг Александра – «Россия для русских».[18]

Мы думаем, было бы лишним комментировать ситуацию, описанную в журнале, все вполне ясно. Тем более что Кремль «дает добро» руководителю вышеописанной организации на проведение митингов и маршей русских. Здесь наблюдается встречная с адыгейской (описанной выше) ситуация. Так сказать ответная реакция.

Второй этап исследования был направлен на выявление связи этнизации власти с уровнем религиозности. Были использованы методы: вторичная обработка данных; социологический опрос и метод экспертной оценки.

Вторичная отработка данных проводилась по материалам социологического журнала «Социс»: №3 и №7 за 2007 год.

Обобщенный анализ данных показал, что Астраханская область (а именно этот регион стал объектом исследования), в отличие от Адыгейской республики, представлена православной христианской конфессией, исламской и немного буддистской этноконфессиональной картой. Обнаружена высокая степень веротерпимости при относительно низких показателях каких-либо притеснений в вероисповедании населения Астрахани.

87% респондентов отметили, что никогда лично не сталкивались с конфессиональной дискриминацией. Это очень высокий показатель степени стабильности межрелигиозных взаимоотношений. И лишь 11% в какой-то форме встречались с нарушением свободы вероисповедания.

Во время экспертного опроса (экспертами выступил: от мусульманской стороны - имам мечети; от православной - священник одной из церквей г. Азова) и подтверждения выдвинутого предположения об этнизации власти и ее влиянии на уровень индивидуальной религиозности, мы подтвердили свое предположение о том, что этнизация власти как явление, безусловно, присутствует в нашей стране. Это подтвердили как первое, так и второе духовное лицо. «Российско-мусульманский диалог некоторое время был прерван военными действиями на Кавказе, но это не должно оставлять правоверных в стороне от общественной жизни страны, в которой они живут. Усилия, направленные на межконфессиональное взаимопонимание, должны предприниматься как со стороны православных верующих, так и мусульман», - говорят наши эксперты. Что касается влияния этнизации власти на уровень индивидуальной религиозности, то прямой связи мы не обнаружили, поскольку на уровень религиозности могут влиять многие другие факторы.

На следующем заключительном этапе исследования был проведен социологический опрос в виде анкетирования. Цель проведения этого этапа – выявление уровня толерантности представителей православия и мусульман.

Результат опроса представителей изучаемых конфессий показал, что веротерпимей и уважительней к другой стороне оказались мусульмане. 80% опрошенных-мусульман высказались о своем безразличном отношении к въезду в их регион представителей другой веры, и никто не высказался об ограничении! У 93% мусульман высокая концентрация представителей другой веры в их регионе чувство тревоги не вызывает. Уже эти цифры, думается, можно рассматривать как серьезный показатель толерантного сознания мусульман.

В заключении хотелось бы отметить следующий факт: исследование, проведенное нами, частично подтвердило выдвинутое нами гипотезу о том, что росту межконфессиональной разобщенности способствует этнизация власти, следствием чего является спад индивидуальной религиозности.

Мы выделили и заострили внимание на самых спорных и ярких информационных фактах, свидетельствующих об этнизации власти в нашей стране и за ее пределами, но под чутким руководством и вниманием России. Конечно же, мы надеемся, что данная работа принесет пользу прочитавшим ее людям, поможет им более вдумчиво и серьезно анализировать происходящие в обществе этноконфессиональные изменения и не оставит их в стороне от решения собственных, повторим, собственных задач…


Левченко Елена,

студентка 2 курса факультета ГМУ

Н.рук. Андреева О.И., к.п.н.


Катастрофа как объект социологического анализа


Казалось бы, что по мере развития цивилизации опасности и угрозы существованию человечества, странам и народам, лично каждому будут ослабевать. Но происходит обратное. Человек и человечество, оказались неспособными осознать складывающиеся реальности, адекватно среагировать на новые угрозы в силу легкомыслия, беспечности, отсутствия информации или других обстоятельств. Именно собственным поведением людей объясняется катастрофичность нынешней ситуации в мире, подошедшим к роковой черте.

Первый звонок земляне получили с гибелью «непотопляемого «Титаника»», второй – Чернобыльская катастрофа. Но в поведении человека эти сигналы ничего не изменили к лучшему. Остается ждать третьего, но как бы он не оказался последним.

Новейшие тенденции развития современной цивилизации свидетельствует о том, что неизмеримо возросли и продолжают пока нарастать угрозы глобальных катастроф. Социум должен быть готов к новой реальности. Люди должны научиться жить в гармонии с природой – таково веление времени.

При всей важности потенциала эффективности управленческой деятельности и объемов финансовых, материальных, и иных ресурсов, которые могут ею использоваться, в экстремальных ситуациях, наряду с другими, действует чрезвычайно болезненный для управленческих структур дефицит – дефицит компетентности. Дело в том, что чрезвычайные ситуации характеризуются наличием более или менее острого кризиса, высокой степенью неопределенности в развитии процессов, которыми необходимо управлять, дестабилизацией социально – психологической устойчивости населения, вовлекаемого в принятие или осуществление управленческих решений, необходимостью привлечения для разработки таких решений большого числа различных специалистов, которых, как правило, не хватает, нехваткой времени для разработки и осуществления как стратегических, так и оперативных решений по стабилизации обстановки. Все это чаще всего непривычно для имеющихся управленческих кадров, компетентность которых формировалась в принципиально иных условиях, а в чрезвычайной ситуации требует коренной трансформации, что неизбежно оборачивается у большинства управленцев недостаточной компетентностью. У них в подавляющем большинстве случаев бывает ни достаточных знаний, ни тем более умений и навыков в быстром принятии оптимальных решений во внезапно возникающей чрезвычайной обстановке. Поэтому для овладения социальной технологией управленческой деятельности необходима организация специальной профессиональной и морально - психологической подготовки к действиям в экстремальных ситуациях тех кадров, которые обучаются на различных факультетах, курсах, в школах менеджеров и готовятся заняться управленческой деятельностью. В этом же направлении следует подумать и о подготовки инженерно-технических кадров, готовящихся в вузах и техникумах.

Первым шагом в управлении чрезвычайной ситуацией должно стать осознание и предупреждение. Самая главная и чаще всего встречающаяся ошибка в управленческой деятельности состоит в недооценке опасности.

Цель работы: доказать необходимость социологического анализа катастроф в современном социуме,

Мы предположили, что социологический анализ катастроф является обязательным фактором деятельности властных и управленческих структур по стабилизации обстановки во внезапно возникающей чрезвычайной ситуации.

Теоретическая часть работы посвящена катастрофам и современному социуму, характеристики современного социума, определению и классификации катастроф. Человек, оставаясь существом разумным, и человечество, обладая коллективным разумом, оказались неспособными осознать складывающееся реальности. Именно собственным поведением социума объясняется катастрофичность нынешней ситуации в мире, подошедшим к роковой черте, когда перед человечеством встал выбор: либо погибнуть, либо, используя накопленный потенциал, выйти на принципиально иные решения относительно своего существования и развития. Катастрофа – это явление, которое представляет угрозу для жизни людей, а также сопровождается уничтожением материальных ценностей. Новейшая тенденция развития современной цивилизации свидетельствует о том, что неизмеримо возросли и продолжают нарастать угрозы глобальных катастроф.

Во второй главе дается социологический анализ катастроф и необходимость социологического анализа катастроф. Безопасность человека и среды его обитания становится важнейшей характеристикой качества жизни и состояния экономики. Первостепенное значение приобретает необходимость изучения риска для человека и общества со стороны экономических и социальных структур и путей его предотвращения, а также соблюдение прав человека на безопасные условия проживания. Современному социуму необходимо стабилизировать отношения между окружающей средой и возрастающей его хозяйственной деятельности. Ведь интенсивные темпы деградации, могут представлять страшную угрозу для человечества.

В рамках данной работы было проведено эмпирическое исследование на подтверждение или опровержение гипотезы о том, что социологический анализ катастроф является обязательным фактором деятельности властных и управленческих структур по стабилизации обстановки во внезапно возникающей чрезвычайной ситуации.

Исследование проводилось в три этапа. Были использованы методы: анкетный опрос, экспертная оценка, и обобщенный анализ полученных данных. В итоге были получены следующие результаты:

  • Подготовленность современных руководителей к управлению во время катастроф в процентном соотношении равна 40.

  • Большинство руководителей, в случае аварии на предприятии, ведут себя неправильно.

  • 46,7% респондентов видят серьезную опасность в пожаре и 40% в террористическом акте, но при этом в случае пожара 13,3% респондентов вызовут пожарную службу и не будут принимать участия в эвакуации сотрудников.

  • 46,7% респондентов психологически не готовы к ЧС. Это значит, что у таких управленцев в случае катастрофы на предприятии могут погибнуть люди.

  • 46,75 респондентов не смогут подавить панику во время ЧП на предприятии.

  • 53,4% респондентов не выделяет финансовые средства на систему безопасности.

  • Проблему не подготовленности управленцев во время катастрофы, осознают и сами управленцы, поскольку 100% респондентов указывают на то, что им нужны знания о прошлых катастрофах.

Социологический анализ катастроф необходим для того, чтобы информировать управленцев и давать инструкции о том, как правильно себя вести в чрезвычайной ситуации.

Таким образом, гипотеза о том, что социологический анализ катастроф является обязательным фактором властных и управленческих структур по стабилизации обстановки во внезапно возникающей ситуации подтвердилась полностью. Цель работы достигнута.

Мы полагаем, что в дальнейшем данная проблема может быть рассмотрена в следующих аспектах:

1. Пути повышения психологической готовности современных руководителей к ЧС.

2. Система тренинговой подготовки к развитию совладающего поведения личности во время террористического акта.






страница1/7
Дата конвертации15.08.2013
Размер2,27 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5   6   7
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rud.exdat.com


База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2012
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Документы