Книга Али Вячеслава Полосина -это честный рассказ о пути человека к Исламу. Автор книги известный человек, в прошлом депутат, автор законов, давших свободу верующим нашей страны, священник. icon

Книга Али Вячеслава Полосина -это честный рассказ о пути человека к Исламу. Автор книги известный человек, в прошлом депутат, автор законов, давших свободу верующим нашей страны, священник.



Смотрите также:
  1   2   3   4   5


Почему я стал мусульманином

﴿لماذا أسلمت﴾

][ Русский–Russian– روسي ]


Али (Вячеслав) Полосин




Проверка: Абу Мухаммад Булгарий


2009 - 1430




﴿لماذا أسلمت﴾


« باللغة الروسية »


فيتشيسلاف بلوسين


مراجعة: أبو محمد البلغاري


2009 - 1430




Содержание


Отзывы.

Биографическая справка.

Предисловие.

^ ПОЧЕМУ Я ВЕРНУЛСЯ К ЕДИНОБОЖИЮ?

ВМЕШАТЕЛЬСТВО РИМСКОГО ИМПЕРАТОРА В ХРИСТИАНСКОЕ ВЕРОУЧЕНИЕ.

ПОЧЕМУ МОНОТЕИЗМ ПЕРВЫХ ХРИСТИАН НЕ УСТОЯЛ ПЕРЕД ПОПУЛЯРНЫМИ В ДРЕВНОСТИ МИСТЕРИЯМИ? ...


ОТЗЫВ


Книга Али Вячеслава Полосина -это честный рассказ о пути человека к Исламу. Автор книги - известный человек, в прошлом - депутат, автор законов, давших свободу верующим нашей страны, священник. И то, что он пришел к Исламу - не случайность, это выстраданный опыт, это глубоко осознанный выбор.


У нас в стране гарантирована свобода совести - право, которое обеспечивает мирное сосуществование разных религий. Каждый выбирает сам и не препятствует другим делать их выбор. И есть уже укорененные религии, ставшие частью наших традиций. Ислам - одна из них: первая проповедь Ислама, первый азан прозвучали на Северном Кавказе, в Дербенте, 14 столетий назад. С 922 года Ислам стал государственной религией многих народов России, был таким и в предшественнице Московского царства - Золотой Орде. Поэтому сознательное обращение любого жителя России к Исламу - это в определенном смысле есть его личный возврат к собственным истокам.


Али Полосин хорошо знает ту религию, в которой он был долгое время, и потому знает, с чем и почему он расстался. Об этом книга.


Но есть и еще один важный момент: в последние годы в нашу страну (а также и в большинство мусульманских стран) из США и Южной Кореи ринулись полчища протестантских миссионеров с тоннами литературы и гуманитарной помощи, раздаваемой под условием принятия их веры. Используя незнание населением основ и Корана, и Библии, эти миссионеры пытаются совратить как мусульманскую, так и православную молодежь в "осовремененное" христианство. И книга "Почему я стал мусульманином" дает им по-настоящему аргументированный ответ - ответ с прекрасным знанием Библии, ее сильных и слабых мест. Автор убедительно доказывает, что текст Библии не дает оснований для противопоставления библейских пророков Исламу, что монотеизм - строгая вера всех пророков, включая Иисуса и его учеников, что Всемогущий и Единственный не нуждается в помощи Его же созданий. Библия, если ее правильно понимать, - это путь к последнему Пророку монотеизма, к священному Корану.


Думаю, что, прочитав эту книгу, читатель будет лучше разбираться и в Исламе, и в ортодоксальном и осовремененном Христианстве. А главное - эта книга побуждает читателя размышлять самому о смысле своего существования, помогает усилить веру в Аллаха, а значит - помогает быть более нравственным человеком, добрым семьянином, ответственным гражданином своего Отечества.


Пусть Аллах Всевышний поможет Вам в этом!


Алауди Мусаев, доктор юридических наук, полковник МВД России


ОТЗЫВ На книгу "Почему я стал мусульманином"

Прежде всего, хотелось бы призвать уважаемого читателя обратить внимание на характер прочтения данной книги. Дело в том, что каждое слово и словосочетание настолько многозначны, что при втором, третьем или четвертом прочтении открывается огромное смысловое пространство, заложенное всего лишь в нескольких словарных единицах. Фактически всего лишь несколько десятков страниц пои желании автора могли бы вылиться в несколько томов под заголовком: "Что есть Ислам?". Причем, не только для новичка, но и для самого взыскательного читателя. Прочитав книгу, я все время испытывала странное желание вернуться к ней - как будто чего-то не дочитала.


Безусловно, книга чрезвычайно информационна, структурно продумана, академически верна и одновременно эмоционально захватывающа. Хотелось бы, чтобы читатель отнесся к ней без религиозного пристрастия, с надлежащей культурой духа, с тонким осмыслением текста.


Я уверена, что каждый читатель, независимо от своего образовательного и социального уровня и психологического настроя, найдет в этой книге для себя нечто такое, что не оставит его равнодушным ни к смысловой, ни к сюжетной, ни к литературной линии книги.


Иман Валерия Порохова,

академик РАЕН

(секция "Национальная безопасность"),

автор перевода Корана на русский язык


Биографическая справка


^ ПОЛОСИН АЛИ ВЯЧЕСЛАВ


Вячеслав Сергеевич Полосин родился 26 июня 1956 г. в Москве. Русский. Доктор философских наук, кандидат политических наук.


Окончил философский факультет Московского Государственного Университета в 1978 г. по специальности «социология», диплом: «Критика концепции «духа капитализма» Макса Вебера».


В 1980 г. стал работать в православной церкви чтецом. В 1983 г. закончил Московскую духовную семинарию. В 1983 - 1985 годах служил священником в Средней Азии, был настоятелем церкви в г. Душанбе, откуда был выслан советскими властями. С 1985 по 1988 г. внештатный сотрудник Издательского отдела Русской православной церкви.


С 1988 по 1991 г. настоятель церкви в г. Обнинске Калужской области, протоиерей. С 1996 г. в деятельности церкви не участвовал, числился внештатным священником.


С 1990 по 1993 г. - народный депутат РСФСР (РФ) от Калужской области, член Верховного Совета РФ, член Президиума Верховного Совета РФ, председатель Комитета Верховного Совета РФ по свободе совести, вероисповеданиям, милосердию и благотворительности. Соавтор законов РФ «О свободе вероисповеданий» и «О свободе совести и о религиозных объединениях», многих законодательных инициатив и поправок. Один из разработчиков церемониала вступления в должность Президента РФ в 1991 г.


В 1993 г. закончил Дипломатическую Академию МИД РФ, защитил кандидатскую диссертацию по политологии на тему «Церковь и государство в СССР в 1971-1991 гг».


С марта 1994 по ноябрь 2000 г. - эксперт Государственной Думы РФ, советник Комитета по делам общественных объединений и религиозных организаций, государственный советник 3 класса.


В 1999 г. выпустил книгу «Миф, религия, государство» (440 с.) о влиянии религиозных мифов на политическое развитие общества и защитил докторскую диссертацию по философии религии на тему «Диалектика мифа и политическое мифотворчество». Автор ряда публикаций на религиозные и религиозно-политические темы.


В мае 1999 г. публично объявил о своем возвращении к Единобожию и исповедал Ислам; принял второе имя - Али. С октября 1999 г. - советник Совета муфтиев России.


В 2000 г. выпустил книгу «Прямой путь к Богу» (68 стр.), в которой раскрыты богословские основы, побудившие христианина принять ислам. В 2001 г. опубликовал «Манифест новой России: третий путь — прямой!». В том же году выпустил монографию «Преодоление язычества» (206 с), в котором рассматриваются философские основы Единобожия и его отличие от политеизма.


Один из разработчиков «Основных положений социальной программы российских мусульман», выпущенных Советом муфтиев России в 2001 г.


С октября 2000 г. - председатель новосозданной религиозной организации мусульман «Прямой путь» в Москве.


С февраля 2002 г. - главный редактор общероссийской независимой газеты «Всё об Исламе». В мае 2003 г. на учредительном съезде избран Председателем Союза мусульманских журналистов России.


ПРЕДИСЛОВИЕ


Во имя единственного Бога. Милостивого. Милосердного!


Книга «Прямой путь к Богу» разошлась, но ко мне по-прежнему обращаются многие с просьбой объяснить, почему моим жизненным выбором стал Ислам. Я решил, что повторять предыдущую работу нет смысла, а стоит написать нечто новое, включив в него отдельные моменты биографии из «Прямого пути». Тогда я писал предельно кратко, чтобы объяснить самые важные моменты моего личного выбора. Теперь есть возможность написать более обстоятельно.


Кроме того, за прошедшие с момента написания почти 4 года накоплен немалый опыт общения и дискуссий, и возникла необходимость остановиться на ряде аргументов, которые в прошлой работе я не затрагивал. В итоге предлагаю вниманию читателя книгу, в которой некоторая часть является переработкой прошлых текстов, но большая часть - новым материалом.


Я жил вне традиции Ислама большую часть моей жизни, и пришел к своему единственному сознательному выбору сам, на основе 40-летнего жизненного и духовного опыта, долгих лет учебы и поисков, в результате готовности следовать призыву Всевышнего. Будучи не вправе скрывать свой путь от других, я предлагаю размышления о нем покорным Богу и тем, кто еще не определился в своей вере до конца.


Ислам является добровольным выбором миллионов россиян и фундаментом государственного строительства ряда коренных народов России, по меньшей мере, с 922 года. Для нашего будущего мир и добрососедские отношения мусульман и христиан, составляющих абсолютное большинство российских граждан, являются особенно актуальными.


Для упрочения таких отношений принципиально важно сохранить свободу личного мировоззренческого выбора, чтобы каждый мог сам, независимо от других, признавать или не признавать для себя приоритет той традиции, которая соответствует его религиозному чувству, духовному опыту, интеллекту. Недопустимо придавать мировоззренческим дискуссиям, богословской полемике и научным спорам характер политической борьбы.


Недопустим и прозелитизм, т.е. целенаправленное перетягивание верующего человека, посещающего общину, в другую веру и в другую общину. Проповедь должна быть обращена на тех, кто сам хочет ее слушать, включая безбожников, не определившихся и суеверных людей. Согласие и взаимное уважение, корректные богословские дискуссии - это основа веротерпимости и норма здорового общества.


Скажи: "Исходит истина от Бога твоего:

Кто хочет, тот уверует в Него,

Кто хочет, тот останется неверным"

(Коран, 18:29).


Мои суждения относительно христианства не являются критикой данного вероисповедания, конкретной церкви или конкретных священнослужителей, которым я желаю мира и благополучия, а лишь отображают процесс моего собственного духовного познания, т.е. моего выбора между истинными и ложными основаниями, различными аргументами, процесс освобождения от собственных заблуждений на пути к подлинному Источнику бытия - единственному и всемогущему Богу. Это - мой путь, но каждый человек выбирает сам. А Аллах знает лучше.


^ ПОЧЕМУ Я ВЕРНУЛСЯ К ЕДИНОБОЖИЮ?


Я вырос в неверующей семье, однако с детства в душе верил в неведомого мне Бога, Который всесилен и Который всегда может помочь обращающемуся к Нему. В детстве и юности, в нескольких трудных ситуациях, когда моих сил было недостаточно, я внутренне обращался к неведомому мне, но единственному Богу, и ситуация исправлялась в лучшую сторону.


Поэтому специально для того, чтобы узнать истину о Боге, я поступил на философский факультет МГУ - о других источниках познания я тогда ничего не знал. Я был плохо подготовлен к вступительным экзаменам, на одно место в МГУ было 12 претендентов. Но мое желание узнать Истину и служить ей было столь сильным, что я, не будучи ни кем научен, в душе обращался к Всемогущему, чтобы Он помог. И Он помог: я вытаскивал наилучшие из всех билетов на экзаменах, мне задавали дополнительные вопросы, ответы на которые мне накануне рассказали друзья, и я получал максимальные баллы.


Учась на втором курсе МГУ, я впервые открыл Библию, которая произвела на меня противоречивое впечатление. Отдельные пророческие тексты (Исаии, Иеремии, Ионы, Иезекииля) казались поистине сверхъестественными, в других Богу приписывалось желание истребить большинство народов земли и были такие странные понятия, как «мышца», «рука», «тело», «плоть и кровь» Бога.


В 70-ые годы в Москве никакой религиозной альтернативы коммунистической идеологии, кроме православной церкви, не существовало, и, придя в православный храм в возрасте 19 лет, я нашел древнюю традицию, красоту гимнов, воспевающих Бога, и решил получить настоящие богословские знания, для чего поступил позднее в духовную семинарию. Это не было осознанным выбором конкретной религии, ибо сравнивать православие мне было не с чем: это был только решительный отказ ото лжи безбожия вообще и приход в ту религиозную организацию, двери которой были тогда открыты. Советская власть препятствовали верующим, и мне пришлось немало пережить, прежде чем я поступил в семинарию с третьей попытки.


Изучив в семинарии основы христианского богословия, в 1983 году я стал священником. Для меня этот сан был тогда символом духовной и интеллектуальной борьбы с безбожием, я ощущал себя воином Бога. Однако по мере реального служения в церкви приходилось решать не столько духовные и интеллектуальные задачи, сколько совершать всевозможные ритуалы, заказываемые, большей частью, очень суеверными людьми. И даже тогда, когда я ясно понимал, что эти ритуалы по своей сути не отличаются от языческих заклинаний, я не мог отказаться от их совершения -они стали обязательной частью церковной практики. Это создавало ситуацию внутренней раздвоенности между личной верой во Всеведущего и Всемогущего и необходимостью послушания официальной иерархии.


В 1983 - 1985 годах я служил священником в Средней Азии, где впервые познакомился с мусульманами и Исламом, к которому стал ощущать внутреннее тяготение. Однажды ко мне в церковь пришел немолодой таджик благообразного вида, про которого говорили, что он тайный шейх, и он мне предсказал, что я стану мусульманином. Тогда мне это было непонятно, но и не вызвало никакого сопротивления, ибо и в православии для меня важнейшей была вера в единственность и всемогущество Бога, а не в чудотворения людей.


За неподчинение властям в 1985 г. Совет по делам религий запретил мне совершать богослужения, и 3 года я жил переводами богословской литературы. В 1988 пошел процесс реабилитации людей, занимавшихся «незаконной пропагандой религии», стали возвращать храмы, куда требовались священники, и власти разрешили мне служить, но только за границами Московской области. Епископ Калужский предложил мне место в г. Обнинске.


Тогда борьба с атеизмом стала уходить в прошлое, но на первое место в реальной религиозной жизни выдвинулось строительство зданий и совершение культов, дающих доход. И я стал ощущать себя уже не столько воином Бога, сколько легальным колдуном, от которого ждут только обрядов и заклинаний, и потому в 1991 году вышел за штат церковного служения. В 1990 - 1993 годах я, будучи избран депутатом Верховного Совета России, был председателем Комитета по свободе совести, разработал Закон о свободе вероисповеданий и Постановление об объявлении Рождества Иисуса Христа (мир ему) нерабочим днем, поправки в законы о многочисленных льготах для религиозных организаций.


Но все более я ощущал духовную потребность найти для самого себя богословское объяснение церковных ритуалов, доказать самому себе, что они находятся в рамках монотеизма. Поэтому я стал углубленно изучать древнехристианские источники: историю церкви, историю богослужений, историю богословия. Основательное изучение и анализ первоисточников привели меня к очень серьезным сомнениям в истинности всего римско-византийского богослужения: я обнаружил в нем множество заимствований из языческих обрядов древности, причем эти заимствования оправдывались догматами церкви, принятыми в период ее огосударствления, в IV - IX веках. Я ощутил в себе призыв свыше не участвовать в том, что противоречит таким качествам Бога, как единственность, всезнание и всемогущество. Что такого человек может сообщить Богу, что Тот «не знает»? Какими знаниями человек, даже угождающий Богу, может «помочь» Богу изменить уже принятое Им на основе Его всезнания решение? Какие «советники», «помощники» или «сотоварищи» могут быть у Того, Кто знает все и Кто один в силах это изменить?


В полной мере я осознал ответы на эти вопросы в 1995 году, после чего перестал участвовать в богослужениях церкви даже за штатом. Однако привитая вера в «богочеловечество» Иисуса Христа еще препятствовала пониманию простого и ясного принципа Единобожия. Я сам пришел к Единобожию, но еще не знал, в какой конкретной религии монотеизм выражен ясно и без человеческих искажений.


В 1996 г. на первом телеканале шла программа «Ныне», в исламской части которой монотеизм Ислама был объяснен ярко и понятным мне языком. Однако перевод текста Корана, выполненный Крачковским, лишь затемнял смысл откровения Всевышнего - я просто его не мог понять вообще, и это затрудняло восприятие Ислама как религии единственного Творца. Когда же через год я познакомился с переводом Корана Имам Валерии Пороховой и с исламским учением об Иисусе (мир ему), никаких сомнений в принятии Ислама у меня больше не было. Милостивый и милосердный Создатель укрепил меня в этом, и в 1998 году я вместе с супругой решил исповедать Единобожие сначала тайно, при двух свидетелях, а затем и публично, что случилось весной 1999 года.


Ниже я хочу привести те размышления, которые помогли мне отказаться от образопоклонства и исповедать любовь и поклонение единственному Богу, без соучастников и «угодников».


^ ВМЕШАТЕЛЬСТВО РИМСКОГО ИМПЕРАТОРА В ХРИСТИАНСКОЕ ВЕРОУЧЕНИЕ


В первые два века христиане считали все таинства древнего мира (мистерии) * «сатанинским действом», не поклонялись образу креста (их символом была рыба) и проклинали попытки придать Богу сотоварищей (например, учение Феодорита о святой Троице в III веке). Молитвенные собрания древних христиан восходили к иудейскому празднованию субботы и сопоставимы с намазом, на них вспоминали исторические события, пели псалмы и учили нравственности.


Позднее, в уже государственной церкви Римской империи, молитвенные собрания стали превращаться в пышные церемонии с использованием всевозможных украшений и драгоценностей. Многое из того, что сегодня является христианским богослужением, берет начало в других религиях и даже в придворных ритуалах (например, ритуал торжественной встречи епископа в храме берет свое начало в ритуале встречи Римского императора). Император влиял на решения церковных соборов (каноны, догматы), иногда лично их редактировал, объявлял вне закона тех, кто не соглашался с его редакцией, причем самым мягким наказанием была ссылка с конфискацией имущества. Так, в 325 г. На первом вселенском соборе в Никее большинство членов собора были против введения нового догмата о «единосущии» Иисуса с Богом, но император Константин (тогда - язычник) оказал нажим на них, и большинство согласилось, хотя потом и оправдывалось перед народом. Три священника во главе с Арием, не подписавшие новый догмат, были изгнаны императором в ссылку.


Как глава государства император Рима преследовал вполне понятную для политика цель: духовно обосновать необходимость политического подчинения всех народов одному правителю - верховному «наместнику Христа» на земле. Разница между укоренившимися религиями не бралась им в расчет - всех хотели унифицировать, а несогласных - уничтожить. Поэтому после принятия христианства император Рима присвоил себе титул «Pontific maximus», т.е. «первосвященник вселенной». Правда, после политического падения древнего Рима конкурировавший с Византией Римский папа присвоил этот титул и себе, так что шла вражда между двумя «верховными наместниками бога» - римским папой и византийским императором, приведшая к расколу единой государственной церкви на православную и католическую церкви.


В «Новом завете» нет ничего, что могло бы трактоваться в пользу вмешательства государственного правителя в учение церкви. Почему же христиане согласились с этим? Ясный ответ на этот вопрос мы можем найти в самой церкви. Так, выступая на Большом Московском соборе Российской православной церкви 1666-67 годов, митрополит Вселенского патриархата Паисий Лигарид сказал царю Алексею Михайловичу Романову о православном понимании должности царя: «Наречется новым Константином. Будет царь и вместе архиерей, как и преданный вере Христовой великий Константин восхваляется у нас на великой вечерне - иереем и царем. Да и у римлян, как и у египтян, царь соединял в себе власть священства и царства... По сим и подобным причинам царь именуется Богом. И ты, богоподобный Алексей Михайлович, имеешь право на богоименование» *.


Тем самым, налицо признание глубокой внутренней связи между византийско-христианским учением о царе как о «помазаннике Божием» и мифологиями древних восточных монархий, тождество функций христианского царя и древнеегипетского обожествленного фараона. Духовенство, как и в древних царствах, получало «освящение» от правителя, становилось частью государственного аппарата в обмен на политическую лояльность.


Таким образом, цель создания Римским императором государственной церкви и соответствующего учения - это сохранение абсолютной и безответственной политической власти правителя над людьми с помощью религиозной веры в «божественность» этого правителя. Верхушка тогдашнего духовенства согласилась на качественные изменения христианского вероучения ради «рая на земле». Это блестяще показал великий русский писатель Ф. М. Достоевский в легенде о великом инквизиторе в романе «Братья Карамазовы»: «порок» древнего христианства великий инквизитор увидел в том, что Иисус проповедовал лишь духовную свободу и не принял порфиры и меча кесаря. Этот «недостаток» древнего христианства исправили в IV веке, соединив Христа с Кесарем в одну должность, безответственную перед обществом.


Следует отметить, что император Рима Константин Великий, вводивший всеобщее христианство, оставался язычником, посвященным в культ Митры, и крестился лишь в 336 г. перед смертью, причем от священника-арианина. Многие религиозные лидеры не устояли перед соблазном благ мирской власти, и к учению Иисуса (мир ему) примешались как придворные церемонии, так и народный культ, что повлекло за собой в V веке качественные изменения в самом вероучении (догматы о богородице, о «святой Троице» и т.п.). Несогласные с такими изменениями в христианстве религиозные подвижники бежали от государственной церкви в пустыни - так родился феномен монашества, которое впоследствии тоже было подчинено официальным структурам империи. Множество христианских общин бежали на юг и не принимали нового учения императорской церкви, считались «еретиками» и преследовались. После пришествия предсказанного пророками монотеизма благословенного Мухаммада эти христианские общины, составлявшие значительную часть населения Аравии, Малой Азии и Северной Африки, добровольно приняли Ислам, благодаря чему и стало возможным столь быстрое создание великого Халифата.


^ ПОЧЕМУ МОНОТЕИЗМ ПЕРВЫХ ХРИСТИАН НЕ УСТОЯЛ ПЕРЕД ПОПУЛЯРНЫМИ В ДРЕВНОСТИ МИСТЕРИЯМИ?


В IV веке в церкви были официально установлены и названы христианскими ранее отрицавшиеся таинства (по-греч.: «мистерии»), была лишь произведена замена имен и названий - с древних на новые. Однако заклинательный характер этих мистерий сохранился и с новыми именами. Так, и спаситель «правогласных египтян» Осирис, и персидский богочеловек Митра, согласно мифам, родились примерно в день зимнего солнцестояния 25 декабря, причем Митра - в пещере среди животных. Рождество этих богов-спасителей пышно праздновалось в Римской империи даже в IV веке. Схожим стало и рождество Коляды в славянских землях, так что и сегодня рождественские песни христиан в Восточной Европе зовутся «колядками». В середине IV века, вводя повсюду христианство, император назначил день 25 декабря днем рождества Иисуса - специально с целью вытеснения популярного массового праздника рождения античных богов. При этом ранее никто в христианской церкви с самого ее возникновения такой даты не знал и не праздновал.


Таинства, установленные христианами в Римской империи по случаю боговоплощения, страдания, смерти и телесного воскресения Иисуса, практически не отличались внешне и по структуре от таинств-мистерий язычников, более того - они были призваны поглотить языческие мифы и культы, чтобы переподчинить миллионы верующих новому, христианскому духовенству и новому «первосвященнику вселенной» - римскому императору. А христианское духовенство установило культ императора не просто как одного из богов (так было в язычестве с его множеством национальных культов), а как единого для всех всемирного «Спасителя», преемника и наместника раввина и Царя иудейского - Христа.


Культы Осириса-Сераписа (Египет-Рим), Орфея (Греция), Аттиса (Рим), Митры (Персия - Рим) и многие другие строились по одной и той же схеме «боговоплощения»: чудесное рождение богомладенца от девы - страдания за людей и смерть - схождение в ад - телесное воскресение и вознесение на небо. Жрецы этих культов при огромном скоплении народа ритуально воспроизводили содержание мифов, совершали массовые шествия с возглашениями: «Аттис воскрес!» или «Осирис воскрес!», причащали верующих кровью божества в виде вина (греки), крови быка (римляне), красного пшеничного напитка (египтяне), считая, что это гарантирует им нарушение законов природы в пользу верующих.


«О вы, божественные Духи! -молился древний египтянин за тысячу лет до рождества Иисуса Христа. -Произнесли ли предо мной вы такие слова: "Пусть участвует он в Вечной Жизни, Причастившись священных хлебов Геба!" Хлеб причастия моего будет из белой пшеницы, Причащаться я буду напитком из красной пшеницы»


{«Египетская Книга мертвых») *.


Причастие телом и кровью божества характерно для большинства древних религий, причем развитие шло от жестокого натурализма в сторону гуманизации: у отсталых племен это могло быть замещающее человеческое жертвоприношение, затем человека заменило животное, затем кровь животного стала символизироваться вином или красным напитком, а плоть - хлебом. В книге мага Зардушта (Зороастра) воплощенный бог Митра говорит своим ученикам: «Кто ест мою плоть и пьет мою кровь, остается во мне, и я остаюсь в нем» *. Очевидно, эта сакраментальная формула популярнейшей в Древнем Риме религии произвела сильное впечатление и на религиозных авторов в Израиле, который, по свидетельству своих же пророков, постоянно уклонялся в культы иных народов.


И в христианской церкви общая структура древних мифов и даже текст многих молитв были сохранены и получили дальнейшее развитие. Так, статуи египетской богородицы Исиды с богомладенцем - спасителем на руках повсеместно стояли в Риме, так что древние христиане часто поклонялись ей, не видя принципиальной разницы между ней и иудейской праведницей Мариам (сохранились тексты, в которых священники наказывают верующих за поклонение не тем статуям). Христиане IV века возродили древнюю практику причащения мистической кровью божества через ее ритуальную замену красным вином.


Следует заметить, что и в древнем языческом мире к этой практике не все относились однозначно. Например, известный оратор Цицерон писал о религиозных фанатиках:


«Когда мы называем хлеб Церерой, а вино - Вакхом, мы употребляем не более как общеизвестные риторические фигуры. Или вам на самом деле кажется, что на свете есть человек настолько безумный, чтобы искренне верить, что употребляемая им пища является богом?»


В средневековье возродился также обычай обращаться к духам ранее умерших людей с просьбой нарушить законы Творца в пользу просящего, что, по сути, превращает дух телесно умершего человека в существо, способное самостоятельно изменять порядок мироздания, т.е. в бога, как он понимается среди язычников. Простая логика подсказывает: как может изменить порядок вещей тот, кто его не создавал и кто над ним не властен?


Я думал: зачем же уподоблять всемогущего Творца человеческому начальнику, любящему лесть и угодничество и принимающему решения не по установленному Им Самим закону, а исходя из просьб особо приближенных фаворитов - «святых угодников»? Здесь проглядывает либо неверие во всемогущество и всезнание Бога вообще, либо отрицание в Его действиях той справедливости, которую Он Сам утвердил в Своем откровении. Безусловно, Всевышний волен принимать любое решение по просьбе любого человека, тем более праведного, однако речь идет о легализации общей практики поклонения не Создателю, а Его творениям - людям - с лукавой целью самим вообще уклониться от личного прямого поклонения и обращения к Богу.


Так отзовитесь вашему Владыке,

Пока не наступил тот День,

Которому Аллах не даст отсрочки.

Вам нет убежища в тот День,

И [от грехов своих] вам не отречься.

Но если [ зная это,] отвратятся — (что ж!)

Над ними стражем Мы тебя (о,Мухаммад) не посылали,

И на тебе —лишь передача [откровений] (Коран 42:47-48).

Творец всеведущ и всемогущ, поэтому Ему известны не только любые просьба и обращение всякого человека, но и каждое его тайное желание. Если Аллах по Своей милости посчитает необходимым и полезным что-либо дать человеку, то Он сделает это как всесильный Владыка; если Он посчитает это ненужным или вредным, то не сделает. Он может использовать и использует для этого и посредников в лице ангелов, пророков, посланников, духовных учителей, праведников, но только Аллах принимает решения и дает этим посредникам полномочия передавать людям Его волю. Они - лишь Его слуги, глашатаи Его повелений. Если же человек сам по себе захочет что-то «посоветовать» Богу, побудить Его изменить Его решения о судьбах других людей, то этот «советник» должен для этого знать о состоянии душ и о делах других людях больше, чем знает Сам всеведущий Творец! Претендуя на такое положение, человек фактически заявляет о претензиях быть сотоварищем (соучастником, компаньоном) всемогущего и всеведущего Бога в Его общении с человечеством. Именно таковы претензии жреческого сословия во все времена!


Пророк Божий Исаия, наблюдавший, как народ Израиля участвовал в языческих мистериях, с горечью вопрошал: разве может человек по собственной воле проникнуть в разум своего всемогущего Создателя и помочь Ему в определении судеб других людей и народов?


«Скажет ли глина горшечнику: «что ты делаешь?»..

Кто уразумел дух Господа,

и был советником у Него и учил Его?

С кем советуется Он, и кто вразумляет Его,

и наставляет Его на путь правды,

и учит знанию,

и указывает Ему путь мудрости?..

Разве ты не знаешь...

что вечный, Господь Бог,

сотворивший концы земли,

не утомляется и не изнемогает?

разум Его неисследим»

(Библия, Ис. 45:9; 40:13 - 15,28).


А вот как сказано в Коране:

Неужто они прочат в соучастники Ему

Таких, которые творить не могут,

И сами же Другим сотворены?

Они не могут помощь оказать ни им,

И ни самим себе...

Поистине, все те, кого вы призываете помимо Бога,

Такие же рабы Ему, как вы

(Коран, 7:191-192,194).


Меня озадачивали и многие народно-религиозные ритуалы. Например, в России в селах сохранялся, помимо прочих, такой обряд. Официальные структуры, будучи не в силах победить культ языческого бога - покровителя скота Велеса - заменили его культ культом созвучного по имени греческого святого Власия. Однако на практике в дни, когда ранее молились Велесу, старший в семье мужчина облачался в вывороченную козлиную шкуру - как это делал жрец бога Велеса - и поил освященной в церкви водой домашний скот, чтобы тот не заболел. Для этого его кормят также веточками вербы, которые почему-то заменяют в церкви ветки пальм (символ встречи царя или триумфатора). На день Пятидесятницы весь пол в храмах с согласия духовенства устилают травой, после чтения молитв о ниспослании Духа на людей эту траву верующие разбирают по домам и используют в качестве средства от мышей.




страница1/5
Дата конвертации24.10.2013
Размер0,95 Mb.
ТипКнига
  1   2   3   4   5
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rud.exdat.com


База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2012
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Документы