Е образование и воспитание в современных условиях сборник научных статей и методических материалов Выпуск 1 (1), 2010 Вольск 2010 icon

Е образование и воспитание в современных условиях сборник научных статей и методических материалов Выпуск 1 (1), 2010 Вольск 2010



Смотрите также:
  1   2   3   4   5


МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ САРАТОВСКОЙ ОБЛАСТИ


ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

НАЧАЛЬНОГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«Профессиональное училище № 59»

Филиал в г.Вольске


НРАВСТВЕННОЕ

ОБРАЗОВАНИЕ И ВОСПИТАНИЕ

В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ


Сборник

научных статей и методических материалов


Выпуск 1 (1), 2010


Вольск 2010

УДК 37.034 (082)

ББК 74.2 я43

74.5


Печатается по решению Педагогического совета

филиала ГОУ НПО «ПУ № 59» в г.Вольске


Нравственное образование и воспитание в современных условиях: Сборник научных статей и методических материалов. – Вып.1 (1), 2010. - 96 с.


Цель издания – обобщение и обмен практическим опытом по вопросам формирования нравственно-этической и духовно-нравственной культуры детей, подростков и молодежи в свете общероссийской экспериментальной работы по введению новой образовательной области духовно-нравственного воспитания.

В данном выпуске представлена серия статей и учебно-методических материалов педагогов, коллективов и специалистов учреждений начального, среднего и высшего профессионального образования, осуществляющих деятельность на территории Вольского муниципального района, а также научных работников, молодых ученых и студентов образовательных учреждений Саратовской области и других регионов.


© Государственное образовательное учреждение

начального профессионального образования

«Профессиональное училище № 59», 2010


Содержание


Обзорные статьи


Поздеев А.И. Проблема нравственного просвещения

и воспитания в современном российском образовании 5

^ Протоиерей Михаил Воробьев. Опыт нравственного

воспитания подростков в Вольской военной школе 14

Поздеева Ю.Г., Поздеев А.И. Нравственно-этическое

образование: история развития, состояние и перспективы 34

^ Мартынова Т.А. Профессиональная социализация и

профессиональное самоопределение 49


Содержание и методы обучения


Воляник Н.П. Методологическая культура

преподавателя ОБЖ 53

^ Ломова З.В. Нравственное образование и воспитание

студентов на занятиях по дисциплине «Инженерная

графика» 58

Поздеев А.И., Поздеева Ю.Г. Учебная программа курса

«Экологическая этика» для учащихся учреждений

начального профессионального образования 65


Организация воспитательной работы


Гавкина Н.Н. К вопросу о нравственном воспитании

в среднем профессиональном образовании 78

^ Жданова Л.Н. Компьютеризированные дети –

Формирование их нравственно-этической культуры 82

Гавкин И.А. Реализация патриотического воспитания

в современном образовании 84


Работы молодых исследователей


Гавкин А.А. Формирование патриотизма как неотъемлемой

части социально-нравственной направленности личности 87

Мишина М.С. Подготовка воспитанников

реабилитационных центров к интеграции в общество 92


Редакционная коллегия:


^ ПОЗДЕЕВ А.И., кандидат биологических наук, заведующий филиалом ГОУ НПО «Профессиональное училище № 59» (ответственный редактор)

МАТРЕНОВА Т.Г., заведующая учебной частью по общеобразовательным предметам ГОУ НПО «Профессиональное училище № 59»

^ ПОЗДЕЕВА Ю.Г., преподаватель ГОУ НПО «Профессиональное училище № 59», преподаватель кафедры иностранных языков Поволжского кооперативного института (филиала) Российского университета кооперации


Экспертно-консультационный совет:


^ ЛЕВИНА М.В., начальник управления образования администрации Вольского муниципального района

ФРОЛОВА С.В., кандидат педагогических наук, доцент, профессор АВН, директор ГОУ СПО «Вольский педагогический колледж»

^ ГОВОРОВА Е.Н., кандидат педагогических наук, директор МУО «Учебный информационно-методический центр» г.Вольска

МАНУХИНА Т.В., заместитель директора по научно-методической работе Вольского филиала ФГОУ СПО «Всероссийский колледж строительства мостов и гидротехнических сооружений»

^ НИКУЛИНА Э.А., кандидат педагогических наук, доцент, заместитель директора по методической работе ГУ «Вольский центр социальной помощи семье и детям «Семья»»


^ ОБЗОРНЫЕ СТАТЬИ


ПРОБЛЕМА НРАВСТВЕННОГО ПРОСВЕЩЕНИЯ И ВОСПИТАНИЯ

В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ОБРАЗОВАНИИ


Поздеев А.И.

заведующий филиалом ГОУ НПО «Профессиональное училище № 59»,

кандидат биологических наук

(г.Вольск Саратовской обл.)


В последние десятилетия вопросам нравственно-этического и духовно-нравственного просвещения и воспитания в общеобразовательной и профессиональной школе уделяется много внимания. И не только традиционно в педагогических и научных кругах. Эта проблема стала предметом широкого общественного обсуждения, а порой и некоторого резонанса.

С одной стороны, важнейшей задачей современного российского образования является формирование у подрастающего поколения гражданской ответственности, патриотизма, культуры, правового самосознания, толерантности, что теснейшим образом связано, а порой и целиком базируется как на моральных ценностях общества, общепринятых требованиях, нормах и правилах морали, так и нравственном сознании каждого индивидуума. Все крупнейшие педагоги мира, Я.А. Коменский, И.Г. Песталоцци, Дж. Дьюи, А. Дистервег, Р. Оуэн, У.X. Килпатрик, С. Френе, П. Робен, и др., а также выдающиеся русские и советские педагоги И.И. Бецкой, К.Д. Ушинский, С.Т. Шацкий, В.И. Водовозов, В.Я. Сто-юнин, Д.Д. Семенов, Н.К. Крупская, А.С. Макаренко, В.Н. Сорока-Росинский, П.Ф. Каптерев, В.П. Вахтёров, В.А. Сухомлинский и др., говорили о необходимости систематического нравственного образования и воспитания детей. Они рассматривали обретение учащимися моральных знаний как приоритетную задачу школьного обучения.

С другой стороны, политические и социально-экономические преобразования, происходившие в России с начала 90-х г.г. ХХ века, коренным образом изменили не только государственный строй, но и повлекли за собой утрату единых устоявшихся и длительное время господствовавших принципов моноидеалогической советской морали. Это объективно дало возможность развития общества с новыми демократическими социальными отношениями и образовательным пространством, основанном на гуманистических идеях и богатейшем отечественном и мировом педагогическом опыте. Однако, при этом были утрачены и конструктивные подходы к решению воспитательных задач, ценностные ориентации и приоритеты, что, в свою очередь, повлекло за собой возникновение угрозы нравственной деградации молодого поколения в переходный период и, как следствие, стремительный рост асоциальных проявлений: преступности, правонарушений, алкоголизма, наркотизма, суицидальности, сексуальных девиаций, в том числе и среди подростков.

Научно-педагогическое общество в постсоветский период, пытаясь преодолеть нравственный вакуум, активизировало работу по совершенствованию системы образования, в том числе по воспитательно-идеалогическому, социально-правовому, нравственно-этическому, духовно-нравственному и другим направлениям. Это работы Ю.П. Азарова, Ш.А. Амонашвили, Б.Г. Ананьева, И.А. Арабова, А.Ю. Белогурова, Л.И. Божович, В.Н. Бондаренко, Н.И. Болдырева, В.П. Борисенкова, Л.В. Бурмистрова, С.Г. Ваниевой, Г.Н. Волкова, Б.С. Гершунского, Ю.И. Дика, Э.С. Дзуцева, В.К. Журавлева, И.К. Иванова, Э.П. Козлова, С.Г. Колбовской, В.Н. Крупина, А.Е. Лихачева, И.В. Метлика, Н.Д. Никандрова, Л.И. Новиковой, Н.М. Романенко, Н.Л. Селивановой, Т.В. Скляровой, Б.А. Тахохова, Л.С. Турбовского, Г.Н. Филонова, Е.Е. Хатаева, С.Р. Чеджемова, А.И. Шемшуриной, М.И. Шиловой, О.Л. Янушкявичене и многих других.

Духовно-нравственное развитие и воспитание личности гражданина России в последние годы стало одной из ключевых задач российского образования. В ежегодных Посланиях Президента России Федеральному собранию Российской Федерации подчеркивается, что моральные ценности, объединяющие народ, являются таким же важным фактором развития, как политическая и экономическая стабильность.

По мнению авторов концепции духовно-нравственного развития и воспитания личности гражданина России в рамках проекта «Разработка общей методологии, принципов, концептуальных основ, функций, структуры государственных образовательных стандартов общего образования второго поколения», образованию отводится ключевая роль в духовно-нравственной консолидации российского общества, его сплочении перед лицом внешних и внутренних вызовов, в укреплении социальной солидарности, в повышении уровня доверия человека к жизни в России, к согражданам, обществу, государству, настоящему и будущему своей страны [1].

Эта концепция является методологической основой разработки и реализации федерального государственного образовательного стандарта общего образования и формулирует социальный заказ современной общеобразовательной школе как определенную систему общих педагогических требований, соответствие которым обеспечит эффективное участие образования в решении важнейших общенациональных задач. Концепция определяет базовые национальные ценности, цели, задачи и основные принципы организации духовно-нравственного развития и воспитания. Согласно концепции, содержание воспитания группируется вокруг базовых национальных ценностей, а для решения воспитательных задач необходимо обращение к различным субъектам духовной, культурной и социальной жизни, в том числе к учебным дисциплинам.

Однако до настоящего времени основная образовательная программа современной российской школы не содержит отдельных обязательных предметов нравственно-этической и духовно-нравственной области. Базисный учебный план общеобразовательных учреждений предусматривает лишь возможность введения этих дисциплин в рамках его вариативной части (регионального компонента) в виде факультативных, элективных, межпредметных, профильных, курсов с минимально ограниченной учебной нагрузкой [2, 3], а также в качестве дополнительного образования во внеучебной деятельности учреждений. Определенное значение имеет и возможность интеграции отдельных тем, разделов, модулей в предметы основного цикла. В то же время одним из основных требований государственного образовательного стандарта к результатам общего образования является формирование достаточно глубоких знаний и представлений обучающихся в сфере нравственной культуры. Достигнуть таких результатов только за счет преподаваемых в школе основных гуманитарных дисциплин, полагаем, очень сложно.

В рамках общероссийской экспериментальной работы по введению в программу общего образования новой образовательной области духовно-нравственного воспитания во многих регионах осуществляется введение дисциплин (модульных курсов по изучению православной культуры, других религий, светской этики) по выбору учреждений, учащихся и их родителей (законных представителей) с перспективой придания им обязательного характера через несколько лет.

Тем не менее, по мнению многих авторов, проблема нравственного образования в школе до сих пор не получила статус достаточно чёткой и структурно выверенной концепции, а включение нравственных знаний в различные виды учебно-воспитательной деятельности носит преимущественно стихийный характер [3, 4, 5], более того, усиление в содержании образования информативного и вариативного начала ведет к снижению роли базовых знаний в нравственном воспитании [6].

На наш взгляд, отсутствие единой концепции нравственного образования носит как объективный, так и субъективный характер. Плюрализм мнений, как один из главных принципов демократического строя, многонациональный и поликонфессиональный характер общества, особенности геополитической структуры нашего государства создают, с одной стороны, благоприятную почву для создания объективных подходов к организации образовательного пространства и полноценной реализации конституционных прав граждан на образование, а с другой стороны, затрудняют формирование устойчивых нравственных ориентиров, определение единых базовых принципов и ценностей в аспекте нравственно-этического и духовно-нравственного образования. До сего времени не удается стандартизировать основные положения и подходы к решению проблемы нравственного образования. Нормативно-правовое поле, не предусматривающее обязательного нравственного образования в рамках отдельного предмета, но и не ограничивающее преподавание предметов нравственно-этической и (или) духовно-нравственной области в рамках реализации регионального компонента, специфики самого учреждения, факультативных занятий и дополнительного образования, предоставляет широкие возможности для творческой инициативы коллективов научно-педагогических и образовательных учреждений, общественных организаций, отдельных учителей и преподавателей к поиску содержания, форм и методов обучения исследуемой образовательной области. Но это зачастую приводит и к разобщенности результатов научно-исследовательской, методической и практической работы: спектр предлагаемых, рекомендуемых, апробированных и просто разработанных и используемых внутри учреждений учебных программ и разработок, а также издаваемых в последнее время учебных и учебно-методических пособий, весьма широк и разнообразен, но их поток, в то же время, часто носит хаотический характер даже при наличии общероссийских рекомендованных примерных программ [7].й мере ских рекомендованных примерных программем, блоковой деятельности учреждений.

Проблемы нравственного и (или) духовно-нравственного образования широко обсуждаются не только в научных и педагогических кругах, но и на уровне Правительства РФ, Общественной палаты РФ, ведущих религиозных конфессий, общественных организаций, в средствах массовой информации [1, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19]. Основным спорным вопросом является определение основного содержания, базирующегося на тех или иных ценностных ориентирах и источниках нравственности. Особенно остро дискутируются вопросы преподавания в образовательных учреждениях духовно-нравственных дисциплин на основе ценностей религиозного мировоззрения.

Тем не менее базовые национальные ценности производны от национальной жизни России во всей ее исторической и культурной полноте, этническом многообразии [1]. Традиционными источниками нравственности являются: Россия, многонациональный народ Российской Федерации, гражданское общество, семья, труд, искусство, наука, природа, традиционные российские религии. Гражданское согласие по базовым национальным ценностям и единство нации достигаются через базовый ценностный консенсус в диалоге различных политических и социальных сил, этнических и религиозных сообществ и поддерживаются их открытостью друг другу, готовностью сообща решать общенациональные проблемы, в числе которых формирование нравственности детей и молодежи как основа развития нашей страны.

Вопросам педагогики и психологии нравственности, развития нравственных качеств личности посвящены работы многих известных исследователей: Р.Г. Апресяна, Л.А. Григоровича, А.А. Гусейнова, М.А. Вейта, Е.В. Савченко, Н.М. Труновой, Л.Н. Антилоговой, В.Э. Чудновского, И.С. Кона, А.В. Мудрика, Л.И. Рувинского, Н.И. Швецовой, О.С. Богдановой, О.В. Черепковой, Т.А. Шиловой, Ю.М. Орлова, М.И. Рожкова, В.Я. Ядова и многих других. Их исследования прямо или косвенно затрагивали проблему формирования нравственных ориентиров подрастающего поколения.

Несмотря на богатый научный и практический опыт нравственно-воспитательного воздействия на детей и подростков, относительную социальную и экономическую стабильность в стране в настоящий период, остаются острыми и актуальными проблемы детской и подростковой преступности, безнадзорности и правонарушений среди несовершеннолетних.

По статистике Министерства внутренних дел Российской Федерации количество преступлений, совершенных несовершеннолетними в 2009 году составила 85459 (в 2007 г. – 139099, в 2008 г. – 116090). Несмотря на заметное снижение детской и подростковой преступности, абсолютные цифры по-прежнему очень высоки. Стабильно высокими остаются в последние годы и удельный вес преступлений, совершаемых подростками, в общем количестве преступлений (в среднем 7-8 %%), и количество тяжких преступлений (33-35 %%), а также совершенных повторно (16-19 %%), группой лиц (42-46 %%), в состоянии алкогольного или наркотического опьянения (10%).

В частности, по данным пресс-службы ГУВД по Саратовской области в 2007 году подростками было совершено 2241 преступлений, удельный вес составил 8,6 %; в 2008 году – 1951 с удельным весом 8,1 %. В одном только городе Саратове в 2009 году на учете в милиции состояли 1062 подростка, из них 88 условно осужденных. На фоне общего снижения количества преступлений наблюдается увеличение доли преступлений, связанных с угоном транспортных средств, в сфере незаконного оборота наркотиков, а также совершенных в общественных местах. Лишь школьными инспекторами милиции в 2009 году было составлено 2138 протоколов по фактам административных правонарушений и раскрыто 386 преступлений.

Опросы, проводимые межведомственной комиссией по делам несовершеннолетних при правительстве Саратовской области, показали, что 2% учащихся общеобразовательных школ (8-11 кл.) не прочь при определенных обстоятельствах попробовать наркотики, 80 % студенческой молодежи лояльно относятся к нерегулярному употреблению наркотиков, в круг общения 10,6 % респондентов входят лица, употребляющие наркотики, а 8 % сами употребляли наркотические средства.

Подростковый (ранний юношеский) возраст является периодом интенсивного нравственного и духовного наполнения внутреннего мира человека, формирования ценностного содержания и его индивидуализации, бурного развития самосознания и самооценки личности. Педагогическим и психологическим аспектам нравственного воспитания в связи с особенностями развития подростков старшего школьного возраста посвящены работы К.З. Агатуровой, Л.И. Божович, Л.С. Выготского, К.М. Гуревича, Г.Е. Залесского, В.В. Зеньковского, И.С. Кон, А.Н. Леонтьева, И.С. Марьенко, Н.А. Меньшинского, М.Я. Микулинской, В.С. Мухиной, Т.И. Петраковой, В.А. Петровского, С.Л. Рубинштейна, Т.В. Снегиревой, В.И. Слободчикова, Б.М. Теплова, В.И. Шубина, Д.И. Фельдштейна, Ю. Хэрис, М.И. Шилова, Д.Б. Эльконина, Э. Эриксона. В числе возрастных особенностей этого периода многие авторы указывали на возрастающую роль нравственного сознания в регуляции поведения.

Тем не менее бесспорным является и факт, что подавляющее большинство девиантных проявлений у подростков также приходится на старший школьный возраст [ 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28]. Кроме того, исследователи отмечают, что отклоняющееся поведение чаще всего наблюдается у учащихся вечерних общеобразовательных учреждений, учреждений начального профессионального образования, воспитанников учреждений господдержки.

Эти обстоятельства наглядно подтверждают необходимость совершенствования существующих концепций, содержания, методов и приемов нравственного просвещения и воспитания в образовательных учреждениях всех типов, начиная с дошкольных, и по всем ступеням общего и профессионального образования, полномасштабного использования потенциала учебной деятельности как эффективного средства формирования нравственных знаний, умений, навыков, положительной мотивации и рефлексии в поступках.


Литература


1. Данилюк А.Я., Кондаков А.М., Тишков В.А. Концепция духовно-нравственного развития и воспитания личности гражданина России. М.: Просвещение. – 2009. – 25 с.

2. Базисный учебный план общеобразовательных учреждений Российской Федерации. – Стандарты второго поколения. - М.: Просвещение. – 2008. – 25 с.

3. Рыжаков М.В. Модель основной образовательной программы общего образования. – М.: ИОСО РАО. - 2007. – 82 с.

3. Метлик И.В. Интеграция знаний о религии в учебно-воспитательной деятельности светской школы: Автореферат дисс… доктора пед. наук.–М.: ГосНИИ семьи и воспитания, 2005.– 50 с.

4. Козлов Э.П. Нравственное образование в средней школе: актуальность, состояние, проблемы//Здравый смысл. - № 2 (47). - 2008. – с.20.

5. Концепция экспериментальной работы по проблеме «Непрерывное нравственное образование в общеобразовательной школе». – М.: Институт общего среднего образования Российской Академии образования, лаборатория нравственного образования. - 2004. – 6 с.

6. Петракова Т.И. Гуманистические ценности образования в процессе духовно-нравственного воспитания подростков: Автореферат дисс… доктора пед. наук. – М.: МПГУ, 1999. – 39 с.

7. Приложение к Письму Министерства образования Российской Федерации органам управления образованием субъектов Российской Федерации от 22.10.2002 №14-52-876 ин/16.

8. Предложения Совета Общественной палаты РФ по вопросам изучения религиозной культуры в системе общего образования. Рекомендации ОПРФ от 29.11.06 г., г.Москва.

9. Резолюция конференции Министерства образования Российской Федерации «Государственные образовательные стандарты в контексте формирования нравственных и духовных ценностей обучающихся». - 20-21 декабря 2007 г., г.Калуга.

10. Концепция включения в новое поколение государственных стандартов общего среднего образования учебного предмета «Православная культура» в составе новой образовательной области учебного плана «Духовно-нравственная культура» / прот. Борис Даниленко, Метлик И.В., Петракова Т.И., прот. Виктор Дорофеев, иерей Сергий Рыбаков, Гладких Л.П., Меньшиков В.М., Понкин И.В., Рыжова Т.В., Склярова Т.В., Скоробогатов В.Д., Хребтова А.И., Янушкявичене О.Л. и др. Москва, 2007. - 21 с.

11. Протокол Комиссии по вопросам толерантности и свободы совести Общественной палаты РФ от 24.04.2007 г., г.Москва.

12. Политика РПЦ: консолидация или развал страны? / Открытое письмо десяти академиков РАН к Президенту Российской Федерации В.В.Путину // Научно-популярное приложение «Кентавр» к «Новой газете». – 2007. - № 3. с.1-2.

13. Вера и знание – не антагонисты. По поводу письма десяти академиков // Советская Россия. – 2007. - № 106 (13009). – с.2.

14. Галицкая И.А., Метлик И.В., Соловьев А.Ю. О предупреждении внедрения нетрадиционных религиозных объединений и культов деструктивной направленности в учебные заведения. Методические рекомендации для директоров школ и работников органов управления образованием // Научно-методический журнал «Директор школы». - 2000. - №4 (51). С. 97-127.

15. Кувакин В. Внести ясность. Светское и религиозное в российской школе // Здравый смысл. - № 2 (47). - 2008. – с.12-17.

16. Кувакин В. Этику – в школу // Здравый смысл. - 2009. - № 3 (52). - с.2.

17. Козлов Э.П. Светская этика в школах Москвы // Здравый смысл. – 2009. - № 4 (53). - с.27.

18. Козлов Э.П. Нравственное образование: говорят директора московских школ // Здравый смысл. – 2009. - № 3 (52). - с.29-31.

19. Нравственное образование: говорят директора московских школ // Здравый смысл. – 2009. - № 4 (53). - с.27-35;

20. Я.Гилинский, И.Гурвич, М.Русакова, Ю.Симпура, Р.Хлопушин. Девиантность подростков: теория, методолгия, эмпирическая реальность. - С.-Пб: Медицинская пресса, 2001. - 200 с.

21. Гилинский Я.И. Девиантология: социология преступности, наркотизма, проституции, самоубийств и других «отклонений». СПб: Юридический центр Пресс, 2004. С. 15-39.

22. Блэкборн Р. Психология криминального поведения. СПБ, 2004. - 496 с.

23. Ягудин З.Г. Безнадзорный подросток: механизмы социально-педагогической поддержки и перевоспитания. - Казань: КГПУ, 2002. - 103 с.

24. Холостова Е.И. Социальная работа с дезадаптированными детьми. – М.: Дашков и Ко, 2007. – 277 с.

25. Смотрова Л.Н., Шацков П.А. Профилактика безнадзорности и правонарушений среди несовершеннолетних. - Саратов: Наука, 2007. - 78 с.

26. Черникова Н.В. Формирование нравственных качеств у подростков с девиантным поведением: Дисс. ... кандидата пед. наук. – Елец: ЕГУ, 2007. - 176 с.

27. Косенко А.А. Преступная девиантность несовершеннолетних и ее профилактика (теоретические и практические аспекты): Дисс. … кандидата юрид. наук. - Краснодар: Краснодарская академия МВД РФ, 2003. – 196 с.

28. Иванова А.А. Педагогическая профилактика в системе предупреждения преступлений: Дисс. …кандидата юрид. наук. - Нижний Новгород: Нижегородская академия МВД России, 2006. – 188 с.


^ ОПЫТ ДУХОВНО-НРАВСТВЕННОГО ВОСПИТАНИЯ ПОДРОСТКОВ

В ВОЛЬСКОЙ ВОЕННОЙ ШКОЛЕ


Протоиерей Михаил Воробьев,

настоятель Вольской Крестовоздвиженской Церкви,

преподаватель Саратовской Духовной Семинарии

(г.Вольск Саратовской обл.)


Уездный Вольск мог похвастаться своими учебными заведениями. Помимо цеpковно-пpиходских школ, имевшихся пpи каждом пpиходском хpаме, нескольких начальных гоpодских училищ (мужских и женских), существовала женская классическая гимназия, pеальное училище, учительская семинаpия. Духовное ведомство pасполагало с 1847 года своим Духовным училищем и с 1903 года - женским епаpхиальным училищем. Военное обpазование в гоpоде было пpедставлено Батальонами военных кантонистов, переведенными в Вольск из Саратова в 1831 году [1].

Военная школа занимала заметное место в общественной и культурной жизни уездного Вольска. Если не считать пропитанных масонским духом «Пропилей», учрежденных в 1811 г. К.В. Злобиным, не сумевших укорениться в старообрядческой почве города, это было старейшее учебное заведение города, которое привлекло в Вольск немало образованных офицеров, преподавателей, талантливых учеников, которые культурным интересом заметно разбавляли мещанскую атмосферу провинциального городка.

Протоиерей В.Г. Еланский, относящий основание школы военных кантонистов в Вольске к 1824 г., утверждает, что первоначально здесь обучались 1200 отроков, а затем их число колебалось от двух до шести тысяч человек [2].

В 1827 году школы кантонистов были преобразованы в полуроты, роты и батальоны кантонистов. В них кантонисты обучались грамоте, военному делу, а по достижении призывного возраста отправлялись в армию на должности музыкантов, сапожников, фельдшеров, портных, писарей, ружейных мастеров, цирюльников, казначеев. Значительная часть кантонистов отправлялись в учебные карабинерные полки и после их окончания становились унтер-офицерами. Авторитет школ военных кантонистов стал столь высок, что в них нередко поступали и дети неимущих дворян и обер-офицеров.

Все заведения военных кантонистов Российской империи были объединены в пять учебных бригад. Вольские батальоны входили в самую многочисленную 4-ю учебную бригаду, состоявшую, помимо двух Вольских батальонов, из двух батальонов в Нижнем Новгороде, двух – в Казани, двух – в Перми и одного – в Симбирске [3].

26 июня 1837 г. батальоны кантонистов посетил Цесаревич Великий князь Александр Николаевич, проезжавший через Вольск во время своего ознакомительного путешествия по Российской империи. В своем письме отцу Императору Николаю I, отправленному из Саратова 28 июня, наследник всероссийского престола отмечал недостаток помещений для размещения обучающихся в батальонах подростков: «В Вольске мы обедали и я смотрел батальон кантонистов, которого малая часть помещена в 2 казенных зданиях, чисто содержаны, тогда как если бы Клейнмихель не скупился, то можно было бы купить огромный дом одного купца, где бы все могли поместиться со всеми удобствами» [4].

Вольские батальоны военных кантонистов, в которые поступало множество подростков евреев, привезенных их западных губерний Российской Империи, стали миссионерским поприщем правящего архиерея Саратовско-Царицынской епархии Преосвященного Иакова (Вечеркова). Его деятельными помощниками стали знаменитый саратовский протоиерей Гавриил Чернышевский, вольские священники Петр Бибиков и Василий Кузнецкий.

Среди крещеных в Вольске кантонистов оказались подростки, искренне полюбившие Православие и продолжившие обучение в Казанской Духовной Семинарии. Среди них известный миссионер архимандрит Нафанаил Кузнецкий (Ицка Рабин) и церковный писатель Александр Алексеев (Вульф Нахлас) [5].

Внутренняя и внешняя политика в царствование Николая I сковывала развитие государства. Застой в государственной жизни в полной мере проявился в бездарно проигранной Крымской войне. Удрученный позором поражения император, считавший себя первым государем Европы, умер от огорчения. С вступлением на престол нового царя наступала эпоха великих перемен. Назревшие реформы в организации и управлении армии были проведены в первую очередь. Уже в коронационном манифесте Александра II от 26 августа 1856 г. батальоны военных кантонистов совершенно упразднялись. Дети солдат освобождались от обязательного поступления в армию. Все евреи моложе 20 лет, находившиеся на военной службе отправлялись по домам.

14 мая 1858 года Вольская школа, официально именовавшаяся Третьей учебной Саратовской бригадой батальонов военных кантонистов, была преобразована в Саратовское училище военного ведомства, основной целью которого была подготовка детей военнослужащих для службы в армии на нестроевых должностях.

Четырехклассное Саратовское училище Военного ведомства, размещавшееся в Вольске, готовило чертежников, артиллерийских и инженерных кондукторов, топографов, учителей гимнастики и фехтования. Военная реформа, проведенная десять лет спустя, 1868 г. еще раз изменило статус этого учебного заведения. 3-го сентября 1868 г. Саратовское военное училище было преобразовано в Вольскую военную прогимназию. Ее начальником был назначен полковник Павел Яковлевич Остелецкий. Инспектором - лейб-гвардии штабс-капитан Александр Игнатьевич Тожимайло.

Военные прогимназии были созданы для обучения детей беднейших дворян и заслуженных нижних чинов. В дальнейшем выпускники прогимназий поступали в юнкерские училища или в специальные школы военного ведомства, выпускавшие унтер-офицеров для нестроевых должностей.

Всего было создано 8 военных прогимназий, из которых две: Вольская и Ярославская были особыми школами, имевшими специальное предназначение. В прогимназию Ярославля направляли неуспевающих воспитанников других прогимназий, в Вольск – злостных нарушителей дисциплины.

В апреле 1868 года Главный начальник военно-учебных заведений приказал циркулярно спросить все гимназии о числе воспитанников, кои по характеру своего поведения и наклонностям затрудняют воспитательное дело, а потому заслуживают удаления из заведений. Циркуляр требовал, чтобы были обозначены черты характера, по которым воспитанник представляется трудным в воспитательном отношении, а в приложенной к циркуляру форме в числе других вопросов, на которые гимназии должны были дать ответ, находим вопрос о склонности каждого из воспитанников к необязательным занятиям - мастерствам, ремеслам и т. д.

В особой графе требовалось указать причины, по которым воспитанник удаляется из заведения, и объяснить, какие меры исправления были приняты заведением по отношению к каждому из увольняемых. После предоставления гимназиями затребованных сведений Главный начальник положил резолюцию: «В нынешнем году предполагается воспитанников всех гимназий, затрудняющих заведения положительно дурными наклонностями и дурным влиянием на товарищей, соединить в Саратовской начальной школе; для обсуждения этого дела уже назначен начальник школы, полковник Остелецкий. Полагаю выбрать не более 50 воспитанников на первый год, иначе новому заведению нельзя будет справиться, а потому списки директоров рассмотреть и сортировать по аттестациям, неуспешных переводить в Московскую начальную школу, 16-летних выпускать в юнкера, в полки» [6].

В 1868 году в Вольск вступила первая партия воспитанников в количестве 28 человек, которые были предназначены к исключению, но взамен того направлены в Вольское военно-учебное заведение, еще носившее тогда название Саратовской военно-начальной школы. В следующем году, когда школа была преобразована в прогимназию, в нее перевели еще 80 воспитанников. Прежние ученики, не успевшие закончить обучения, были размещены по другим военно-учебным заведениям [6].

Среди воспитанников Вольской прогимназии было немало сирот, которые в случае их исключения из военной школы лишились бы полностью всякой опеки и средств к существованию. Нравственная гибель этих оставшихся без попечения подростков была бы неизбежной.

Стремясь к наиболее правильной организации обучения и быта учащихся, полковник Я.П.Остелецкий досконально изучил опыт европейских исправительно-воспитательных учреждений. Вместе с инспектором прогимназии в 1869 г. он побывал в Германии, Франции и Швейцарии, стараясь вникнуть во все стороны жизни европейских исправительных школ.

Предложения Остелецкого легли в основу разработанных в Главном управлении военно-учебных заведений руководящих правил организации и ведения исправительно-воспитательного дела в Вольской военной прогимназии. Правила учитывали особенность контингента этой школы: воспитанники, переведенные сюда из военных гимназий и прогимназий, принадлежали к привилегированным сословиям и предназначались к поступлению в военную службу.

На основании этих правил все воспитанники Вольской прогимназии были разделены на небольшие группы (до 15 воспитанников) под руководством двух воспитателей, классное обучение ограничено общим курсом военных прогимназий, а главная задача состояла в исправлении нравственных недостатков переводимых сюда воспитанников.

Как отмечает известный русский педагог Иван Алексеевич Сикорский, изучивший опыт Вольской военной прогимназии и сделавший специальный доклад на IV Международном конгрессе гигиены в Женеве в 1882 году, «первым делом нового заведения было расширение собственной территории. Место, принадлежавшее прогимназии, было весьма невелико. Недоставало сада - что было большим недостатком. Это обстоятельство, но в особенности соображения педагогического характера побудили вновь назначенного начальника прогимназии полковника Остелецкого хлопотать об увеличении места, занимаемого прогимназией. К зданиям прогимназии прилегало с двух сторон прекрасное, обширное место - сад с находящимся в нем старым домом, принадлежащими ведомству Государственных имуществ. После продолжительной переписки просимый участок земли с постройками на нем, по Высочайшему повелению, был передан Вольской военной прогимназии» [6].

В первые три года своего существования Вольская военная прогимназия жила в соответствии с общими правилами для военных прогимназий. Однако ввиду особого ее назначения, как воспитательно-исправительного заведения, в устройстве и деятельности ее допущены были отступления от общего порядка. В первую очередь был усилен состав воспитателей. Их количество было увеличено почти вдвое. При назначении на должность внимательно рассматривались личные качества каждого кандидата, которые должны были соответствовать новому назначению прогимназии.

В докладе по этому предмету в Военный Совет говорилось: «В настоящее время выяснилось, что комплект воспитанников исправительного заведения не должен превышать 100 человек, и что соответственная такому составу цифра ежегодно открывающихся вакансий в Вольской прогимназии (от 20 до 25) удовлетворяла бы потребностям военно-учебного ведомства. Вместе с тем представляется ныне безотлагательно необходимым допустить те изменения в существующем распределении сумм по содержанию Вольской военной прогимназии, кои неизбежно вызываются исключительною целью этого заведения» [6].

Предложения о реорганизации Вольской военной прогимназии вызвали возражения Военно-кодификационного комитета, который считал. Что нравственно испорченные подростки могут успешно перевоспитываться в обычных гимназиях и прогимназиях, а в случае их полной неисправимости попросту исключаться из военного ведомства.

Однако начальник военно-учебных заведений генерал-адъютант Николай Васильевич Исаков поддержал предложения Остелецкого, и возражения Военно-кодификационного комитета были отклонены. Уступка была сделана в только одном пункте. Обучение детей в воспитательно-исправительном учреждении могло оскорбить родительские чувства, поэтому Вольской военной прогимназии не стали менять название.

В результате принятых Военным Советом постановлений, с 1августа 1874 г. педагогический состав в Вольской прогимназии, рассчитанной на 100 учащихся, оставался таким же, каким он был прежде при 200 воспитанниках: 9 воспитателей и 4 учителя.

Штатные оклады увеличивались как в военных гимназиях, то есть до следующих размеров: директора до 2400 р., инспектора до 1500 р., воспитателей до 540 (вместо 360), учителей до 360 р. (вместо 240 р.) и священника до 720 р. Кроме того, увеличивались оклады за выслугу до 900 р. и 600 р. (против 540 р. и 360 р.) соответственно.

Как замечает И.А. Сикорский, «такое увеличение размеров окладов содержания мотивировалось необходимостью привлечь наиболее способных деятелей, а равно для вознаграждения значительно усиленной их работы, и, наконец, в видах возможно более продолжительного удержания таковых лиц на занимаемых ими должностях» [6].

При этом существенно увеличивались расходы на содержание прислуги, фельдшера, служащих канцелярии. Выделялась особая сумма в 1500 руб. на организацию обучения воспитанников ремеслам, искусствам, садовым и полевым работам.

В 1878-1879 годах для воспитанников Вольской прогимназии было построено новое кирпичное здание. Тогда же построены: баня, прачечная, проведен водопровод и обустроена территория. Bce эти работы потребовали до 220000 рублей расходов.

В 1869 г. особая комиссия при Главном управлении военных учебных заведений при участии директора Вольской прогимназии П.Я. Остелецкого составила руководящие правила для организации и дальнейшего ведения воспитательно-исправительного дела в прогимназии.

Как сообщает Сикорский, «основные требования этих руководящих правил и указаний состояли:

1) в разделении воспитанников на группы, или семьи, по их нравственным свойствам и характеру;

2) в установлении физического труда и ремесленных занятий, как существенного элемента воспитания и морализации;

3) в осуществлении строгого регулирования всей духовной и материальной жизни воспитанников» [6].

В отчете Главному управлению о ходе воспитательной работы в Вольской прогимназии, представленном в 1873 г., П.Я. Остелецкий сообщал, что в своей деятельности Вольская военная прогимназия во многом руководствовалась воззрениями и практикой исправительных заведений Западной Европы. Это, прежде всего, выразилось в разделении воспитанников по их нравственным качествам на малые группы или семьи. Все заведение было разделено на 4 группы. Каждая группа была выделена, как особая семья, в отдельное помещение, которое имело свой зал, спальню, ретирады и прочее.

Два воспитателя группы помещались рядом, или весьма близко, они чередовались между собою дежурством, причем дежурный находился безотлучно при группе 24 часа и даже спал в группе. Ночной надзор поручался дядьке, который не спал. Всякая группа состояла из двух воспитательных отделов, порученных каждый руководству особого воспитателя. На долю каждого воспитателя приходилось от 8 до 12 воспитанников. Более трудные воспитанники поручались более опытным воспитателям.

Свободный от дежурства воспитатель был обязан присутствовать при вечерних занятиях воспитанников, при играх, прогулках, ремесленных и садовых занятиях и большей частью принимал в них участие, служа живым примером. Независимо от этого, воспитатель имел 7-9 уроков в неделю для своего отдела или для своей группы. Различные группы проживали изолированно. Учащиеся сходились вместе только на уроках, в столовых, при общем пении всем заведением и отчасти при прогулках, но всегда в этих случаях за раздельностью групп следили воспитатели и прислуга.

По наблюдению воспитателей, большинство воспитанников проявляли весьма слабый интерес к умственным занятиям; приблизительно у 10% воспитанников существует выраженное нежелание заниматься как умственным, так и физическим трудом. Однако у большинства учащихся была замечена способность к физическому и механическому труду и даже особая склонность и любовь к занятиям ремеслами [6].

Уже в 1869 г. между прудами и зданиями на территории прогимназии были разбиты огороды, на которых, во избежание праздности, трудились воспитанники, был разбит небольшой фруктовый сад, посажены декоративные кустарники и деревья различных пород.

В прогимназии работали переплетная, столярная и слесарная мастерские, были приобретены и установлены различные станки, работу на которых успешно осваивали воспитанники.

Вместе с тем руководители и воспитатели Вольской военной прогимназии в своем стремлении к европейским методам воспитания и исправления учащихся не забывали и о старой и доброй отечественной традиции. Уже тогда за неробкими юношами из Вольской военной прогимназии закрепилось имя «вольцы», напоминавшее одновременно и о городе, где находилось одна из старейших военных школ России, и о непростом характере питомцев этого учебного заведения.

Об этом периоде истории Вольской военной школы сохранились строчки в известной всей русской армии песне «Журавель», где в нелицеприятной, а порой и непристойной форме говорилось едва ли не обо всех заметных воинских подразделениях России. О Вольской военной школе «Журавель» излагал следующее:

Абсолютное незнанье –

Вольца первое признанье.


Кое-что это бессмертное произведение военного фольклора сообщало и о не отмеченных на Женевской конференции методах воспитания в Вольской прогимназии:

Драли ж… многи лета

Предкам Вольского кадета.


Впрочем, то же самое говорил «Журавель» и о родственных «вольцам» воспитанниках Ярославской прогимназии:


Ярославцев тоже драли,

Но чтоб так - так уж едва ли!


О военной прогимназии и нравах ее воспитанников в Вольске ходили страшные слухи. «Вольцов» обвиняли в ужасных преступлениях и пороках. Впрочем, в этих обвинениях звучала явная досада на то, что доступ в это учебное заведение, открывавший возможность получения в дальнейшем высшего военного образования, для сыновей вольских обывателей был закрыт.

Боялись Вольской прогимназии и в других военных школах России. А.И. Куприн в повести «На переломе (Кадеты)» говорит об «отчаянных» воспитанниках кадетских корпусов, которым предстояло отправиться в славный волжский город: «В конце концов начальство “махало на них рукой” и дожидалось только, когда отчаянный, не выдержав вторично экзамена в одном и том же классе, оставался на третий год. Тогда его отправляли в Ярославскую прогимназию, куда ссылали из всех гимназий России все, что было в них неспособного и порочного. Но Ярославская прогимназия - и та сортировала отчаянных и спроваживала их, в свою очередь, в Вольскую прогимназию. Об этой Вольской прогимназии между воспитанниками ходили самые недостоверные, но ужасные слухи. Говорили, что там прогимназистов обучают различным ремеслам простые кузнецы, слесари и плотники, которым предоставлено право бить своих учеников; говорили также, что там по субботам обязательно дерут всех учеников: виноватых—в наказание, а правых - в поощрение, на что будто бы каждую субботу истребляются целые воза ивовых прутьев. Каждый отчаянный знал, что рано или поздно ему не миновать Вольской, и постоянно бравировал этим, бравировал, если только можно привести такое сравнение, с тем же напускным самохвальством, с каким арестант, осужденный на каторгу за крупное убийство, хвастается и куражится перед мелкими воришками.

- Ну что ж, в Вольскую так в Вольскую! - говорил отчаянный, сплевывая сквозь зубы. - Не боюсь я никого, кроме бога одного!» [7].

После преобразования в 1882 г. военных гимназий в кадетские корпуса военные прогимназии были закрыты, а две из них - Ярославская и Вольская преобразованы в военные школы, куда из кадетских корпусов по-прежнему направлялись неуспевающие и провинившиеся ученики; штат Ярославской школы по-прежнему насчитывал 400 человек, а Вольской - 100.

Успехи в исправлении безнадежно испорченных подростков, о которых докладывал в Женеве Иван Сикорский, были бы невозможны без участия законоучителей, священников, которые помимо преподавания Закона Божия служили в домовой церкви прогимназии.

Пpеосвященный Саpатовский епископ Иоанникий (Руднев) освятил этот небольшой деpевянный хpам с "устpоенною на 4-х столпах колокольней" 21 октябpя 1870 г. Пpичет этой домовой цеpкви был весьма лаконичным и состоял большей частью всего лишь из священника и псаломщика, хотя в последние годы существования в нем служил славившийся свои голосом дьякон Михаил Иванов.

Крестовоздвиженская церковь в Военной школе была построена, прежде всего, в целях нравственного воспитания кадетов. То, чего не могли добиться офицеры-воспитатели, иногда удавалось священникам – преподавателям Закона Божия. Среди них были люди незаурядного ума и подлинного благородства, способные переломить нелегкий характер своих воспитанников.

Тpидцать два года настоятелем Кpестовоздвиженской цеpкви был замечательный священник Василий Гавpилович Еланский.

Pодился будущий законоучитель военной школы 31 декабpя 1843 г. в слободе Бабинкиной Аткаpского уезда в семье дьякона. Учился в Балашовском Духовном училище в 1852-1858 гг, откуда пеpешел в Саратовскую Духовную Семинарию. По окончании семинаpии в 1864 году. опpеделен был пpеподавателем Саpатовского Духовного училища, пpобыл в этой должности до 10 декабpя 1866 года, затем посвящен в священники в село Золотое. Священствовал здесь 18 лет, был миссионеpом, законоучителем цеpковно-пpиходской школы, составил богатую пpотивоpаскольническую библиотеку. 1 маpта 1884 г. указом Пpеосвя-щенного епископа Павла священник Василий Еланский был пеpеведен в Вольск законоучителем и настоятелем цеpкви военной пpогимназии, сменив переехавшего в Царицын протоиерея Евгения Андреевича Тихомирова. Пpосвещенный вольский священник был пpинят членом Саpатовской Ученой аpхивной Комиссии 18 декабря 1886 года [8], то есть почти с самого ее основания. С 1 июля 1888 года он избиpается членом Саpатовского отделения Всеpоссийского Миссио-неpского общества. С 1 сентябpя 1888 года отец Василий - член Нижегоpодской Губеpнской Ученой Аpхивной Комиссии. 16 августа 1889 г. Василий Гавpило-вич назначается помощником благочинного вольских гоpодских цеpквей, а 19 августа того же года избиpается членом пpавления Вольского Духовного Училища. Тpидцатипятилетие служения отца Василия в священном сане было отмечено Св. Синодом возведением 1 мая 1901 года в сан пpотоиеpея. Светские нагpады также не обошли Василия Гавpиловича. 6 мая 1897 года он был удостоен оpдена Святой Анны тpетьей степени, а 1 мая 1905 года этим же оpденом втоpой степени.

16 августа 1906 года шестидесятитpехлетний пpотоиеpей был почислен за штат, но пpодолжал служить в Кpестовоздвиженской цеpкви и заниматься научными pазысканиями.

После pеволюции он всеми возможными сpедствами стаpался сохpанить культуpные ценности, pанее пpинадлежавшие цеpкви. В 1921-1922 году он pаботает в должности аpхеолога в штате Вольского Истоpико-художественного музея. Сохpанились конспекты его докладов на заседаниях ученого совета музея, из котоpых видно, какие усилия он пpилагал, чтобы убедить слушателей в ценности цеpковного искусства.

Интеpесно отметить, что в описи икон, поступивших в музей, составленной пpи участии Еланского, возpаст, художественная и истоpическая ценность многих пpедметов явно завышены. Тpудно допустить такую ошибку в датиpовке у специалиста столь высокого класса. Естественно пpедположить, что такое завышение ценности в общем-то pядовых икон сделано с единственной целью - сохpанить цеpковную святыню от уничтожения.

О шиpоте научных интеpесов пpотоиеpея В.Г. Еланского многое скажет далеко неполный список его печатных pабот:

1. О цеpковном хозяйстве, газета Совpеменность, 1878 г. октябpь;

2. Pаздоp между стаpообpядцами в селе Золотом. СЕВ, 1881 г., 2;

3. О секте подпольщиков в камышинском уезде, истина, 1881 г. Псков; 4. Несколько слов по поводу саpатовских беспоповских деяний 1878 и 1881 г., СЕВ, 1;

5. По поводу "ваpсонофцев", Цеpковный вестник, 1882, 22;

6. Кpаткий очеpк подпольнической секты... СЕВ, 1882, 27, 29;

7. О хаpактеpе подпольщиков и их pелигиозных pаспевцах и стишках, СЕВ,14;

8. Описание дел аpхива Вольской гpадской думы с 1783 по 1859 г.;

9. Описание аpхива Вольского Духовного пpавления, Тpуды СУАК, 1888 г. т.1, вып. 2,3,4,5;

10. Описание бумаг, извлеченных из аpхива Вольского нижнего земского суда 1818 - 1842 гг., Тpуды СУАК, 18899 г. т.2, вып.1,2;

11. Описание бумаг, извлеченных из аpхива Вольской гоpодской полиции. Тpуды СУАК, 1891, т.3, вып.2;

12. Кpаткая записка об истоpическом пpоисхождении Вольской военной школы. Тpуды СУАК, 1893 г., т.4, вып.1;

13. Истоpическая записка о постpоении в г.Вольске Пpедтеченского собоpа. Вольск,1894;

14. То же, СЕВ, 1894, 24;

15. Истоpическая записка о постpоении в г.Вольске стаpообpядческих цеpквей, часовен, и молитвенных домов. СЕВ, 1899, 2;

16. Дpевности Вольской единовеpческой цеpкви. Тpуды СУАК, 1913 г., вып.30;

17. Покpовская цеpковь в г.Вольске. Тpуды СУАК, 1913 г. вып.30;

18. В.А.Злобин, Вольск, 1914.

11 июня 1872 года пpи этом хpаме, котоpый считался не только домовым, но и пpиходским, было учpеждено Крестовоздвиженское Бpатство "с целью pаспpостpанения истиннаго учения Святой Пpавославной Цеpкви и возвышения нравственности, а также содействовать обучению детей бедных родителей ремеслам и оказывать посильную помощь нуждающимся". Многолетним председателем совета Братства был замечательный общественный деятель Вольска провизор Иван Андреевич Рейнхардт. При Братстве была учреждена одноклассная начальная школа. На средства Братства была собрана церковная библиотека, которая в 1912 г. насчитывала 662 тома.

Почетными членами Крестовоздвиженского братства были правящий архиерей Саратовско-Царицынской епархии Преосвященный епископ Гермоген (Долганев), протоиерей Василий Еланский, граф Василий Петрович Орлов-Денисов, знаменитый вольский благотворитель Яков Васильевич Меркульев. В число пожизненных членов Крестовоздвиженского братства входили: Вятский епископ Никон (Рождественский), вольский городской врач Александр Аркадьевич Воронцов, С.Г. Мельников, В.П.. Катенев, И.П. Гвоздев, А.П. Малинычев.

Средства братства складывались из членских взносов (в 1913 г. членов братства числилось 74 человека), пожертвований частных лиц, средств, выделенных Городской и Земской управами, Городского полицейского управления. Среди усердных жертвователей особенным участием отличалась семья вольских заводчиков Меркульевых, Городского головы Н.П. Ларина, купцов Квасковых, Буровых, Брусянцевых, Кекселей, семья преподавателя Учительской семинарии С. Лавлинского. На 1 января 1914 г. капитал Крестовоздвижеского братства состоял из 27502 руб. 64 коп [9].

В 1882 г. в военном ведомстве российской империи произошла еще одна реформа военного образования. Ее целью было создание учебных заведений, которые могли бы дать учащимся полноценную начальную военную подготовку, поскольку открытые ранее военные гимназии и прогимназии оставались по своей сути вполне гражданскими школами, которые только состояли в военном ведомстве. В результате реформы 1882 г. военные гимназии были преобразованы в кадетские корпуса, упраздненные в 1862 г. Все военные прогимназии, кроме Ярославской и Вольской были закрыты, а эти последние были преобразованы в военные школы, куда из кадетских корпусов направлялись неуспевающие и провинившиеся ученики. К 1891 г. штат Ярославской школы по-прежнему насчитывал 400 человек, а Вольской - 100.

Реформа 1882 г. вызвала множество толков и разногласий. Как отмечал выдающийся военный педагог А.Д. Бутовский, «возврат к кадетским корпусам не был встречен в военно-учебном ведомстве с большим единодушием. Военно-гимназические педагоги считали, что такое переименование поведет военно-учебные заведения к искажению здравых педагогических принципов, и что следовательно, насколько это возможно, такую реформу надо проводить с большой осторожностью» [10, с.7].

В 1896 г. Вольская военная школа осталась единственным учебным заведением подобного типа во всей Российской империи. Сюда были переведены ученики Ярославской военной школы, которая была преобразована в полноценный Кадетский корпус, и количество учащихся в четырех классах возросло до 500 человек Директором Вольской военной 19 мая 1886 г. был назначен генерал-майор Николай Филиппович Абдулов, помощниками директора подполковники К.К. Анисимов и Н. Агапов. В 1902 г. сюда перестали направлять неисправимых питомцев других военных учебных заведений, однако репутация «вольцов» оставалась подмоченной. В 1903-1904 учебном году в Вольской военной школе был открыт 5-й класс [11].

В январе 1905 г. командование Казанского военного округа сообщило Городскому голове Вольска о предстоящем преобразовании Вольской Военной школы в юнкерское училище с числом обучающихся в 800 человек. Военное ведомство брало на себя обязательство строительства необходимых помещений, которое должно было продолжаться два года. На время строительства Городская дума должна была отыскать помещения для размещения юнкеров и различных хозяйственных нужд. Однако разразившиеся в стране революционные беспорядки не позволили осуществиться этому проекту. Юнкерское училище в Вольске так и не было открыто, а новые здания на территории усадеб В.И. Злобина и Л. И. Расторгуева появились только в 1910-е годы, когда здесь уже располагался кадетский корпус.

Проделки воспитанников Вольской военной прогимназии были известны далеко за пределами маленького уездного городка. В "Путеводителе по всем русским водным путям", изданном капитаном П.А. Оленевым в 1908 г., это учебное заведение было названо едва ли не главной достопримечательностью Вольска: «В городе много училищ, - писал Оленев, - в том числе знаменитая Вольская военная школа, не так еще давно бывшая своего рода арестантскими ротами для всех русских кадетских корпусов. Подвиги питомцев этой школы, обозленных и искалеченных военной педагогией, стали легендарными. Наконец, немного лет назад, Великий Князь Константин Константинович принял к сердцу эту школу, и теперь она совершенно изменилась. То, что не поддалось самой суровой дисциплине, не устояло против гуманности...».

Великий Князь Константин Константинович отнюдь не формально выполнял свои обязанности по воспитанию будущих офицеров. Основную задачу военных педагогов он видел в том, чтобы развивать у кадет "сознание их человеческого достоинства и бережно устранять всё то, что может унизить или оскорбить это достоинство".

Как отмечал многолетний сотрудник Константина Константиновича выдающийся военный педагог А.Д. Бутовский, «чтобы понять, как велико было влияние Великого Князя на настроение вверенных его попечению воспитанников, стоит только припомнить, что в мрачный период революционных волнений военно-учебные заведения продолжали жить своей нормальной жизнью, и не только остались чисты от заразы, но во многих случаях деятельно ей противостояли» [10, с.7].

По вступлении в должность главного начальника военно-учебных заведений великий князь совершил объезд всех кадетских корпусов. Двух месяцев тесного общения в непринужденной обстановке ему хватило для ознакомления с постановкой воспитания и обучения кадетов, знакомства с административным составом корпусов. Побывал Константин Константинович в 1900 г. и в Вольской военной школе. Летом того же года воспитанники школы кадеты побывали у Великого Князя в гостях, в его великолепном Стрельнинском дворце. Позже Константин Константинович сам приехал в Вольск к своим юным друзьям. В библиотеке корпуса после этого посещения осталась роскошно изданная книга стихов Константина Константиновича, а в Крестовоздвиженской церкви – икона Преподобного Сергия Радонежского, написанная в Троице-Сергиевой пустыни, небольшом монастыре под Стрельной, где вольские сорвиголовы молились вместе с Великим Князем.

Именно «вольцам» был посвящен один из лучших сонетов поэта К.Р. «Кадету»:


Хоть мальчик ты, но сердцем сознавая

Родство с великой воинской семьей,

Гордися ей принадлежать душой.

Ты не один: орлиная вы стая.

Настанет день, и, крылья расправляя,

Счастливые пожертвовать собой,

Вы ринетесь отважно в смертный бой.

Завидна смерть за честь родного края!

Но подвиги и славные дела

Свершать лишь тем, в ком доблесть расцвела:

Ей нужны труд и знанье, и усилья.

Пускай твои растут и крепнут крылья,

Чтоб мог и ты, святым огнем горя,

Стать головой за Русь и за Царя.


Воронеж - Вольск

11 марта 1909

Это стихотворение было написано по пути из Воронежа в Вольск. Великий князь спешил посетить новый кадетский корпус, в который летом 1908 г. была, наконец, преобразована Вольская военная школа. Первым директором Вольского Кадетского корпуса стал генерал-майор Виктор Петрович Моралевский. Корпус был рассчитан на 250 учащихся, которые набирались постепенно в течение 6 лет по мере поступления в первый класс.

О глубокой озабоченности Великого князя нравственным воспитанием будущих офицеров свидетельствует и А.Д. Бутовский, сопровождавший своего начальника во всех поездках по провинциальным военно-учебным заведениям: «Будучи человеком искренно и глубоко религиозным, Великий князь предпринимал много усилий для подъема религиозно-нравственного воспитания. Всегда во всех своих беседах с воспитанниками, беседах, которые уже по одной своей форме ласкового, душевного разговора, неотразимо на них действовали, он с особенной серьезностью затрагивал вопросы нравственности и религии… «Меня удивляет, - говорил он не раз, - совершенное равнодушие кадет к урокам Закона Божия. Эти уроки не дают им ни сведений, ни религиозно-нравственного настроения. В церкви кадеты стоят вообще недурно, но молятся из них весьма немногие. Вечером, в маленьких ротах, я вижу после общей молитвы молящихся перед ротным образом перед отходом ко сну; но в старших ротах это уже явление редкое. Какой же смысл преподавания Закона Божия в кадетских корпусах? В чем выражается воспитательная деятельность законоучителя?» Мы высказывали наше предположение, что такое происходит от общей постановки Закона Божия в кадетских корпусах. Закон Божий преподается не от сердца, а от разума…На священника кадеты смотрят, прежде всего, как на учителя скучного и непонятного для них предмета, а потом уже, – и это не всегда, - как на наставника в вере и в христианской нравственности. Поэтому кадеты не только не воспитываются в вере, но теряют даже всякий интерес к Священному Писанию.

Всякий раз, когда я бываю в корпусе на богослужении, - докладывал я Великому Князю, - я спрашиваю после службы у нескольких кадет старшей роты, от какого евангелиста и какое евангелие читалось во время службы? Я нисколько не преувеличу, если скажу, что не всегда даже один кадет из десяти мог ответить на такой вопрос” [10, с.24].

Неблагоприятная ситуация с преподаванием Закона Божия в военных учебных заведениях сильно беспокоила Великого князя. По его инициативе была учреждена особая комиссия с участием столичных законоучителей для разработки новых программ и методов в преподавании предмета, имевшего первостепенное воспитательное значение.

Как отмечает А.Д. Бутовский, «убедившись …, что кадеты, даже заботливо воспитанные в религиозном отношении, мало знакомы со Священным Писанием, и что этому знакомству не способствует проходимый в корпусах курс Закона Божия, он особым приказом выразил желание, чтобы в кадетских корпусах ежедневно читалось Евангелие, предоставляя законоучителям и директорам организацию этого дела, соответственно местным условиям» [10, с.23].

Теперь при поступлении в Кадетский корпус ученикам выдавалось Евангелие с русским и старославянским текстами. Мусульманам выдавался Коран. На первой странице Евангелия вклеивалось стихотворение поэта К.Р., заверенное Корпусной печатью:


Пусть эта книга священная,

Спутница нам неизменная,

Будет везде и всегда.

Пусть эта книга спасения

Вам подает утешение

В годы борьбы и труда.

Эти глаголы чудесные,

Как отголоски небесные,

В грустной юдоли земной,

Пусть в наше сердце вливаются,

И небеса сочетаются

С чистою вашей душой.


Между тем, замечает генерал Бутовский, «находились педагоги, говорившие, что такое принудительное чтение не воспитывает любви к евангелию, что для маленьких кадет еще рано читать Евангелие, так как они не могут его понять. Но казалось бы, сами же эти господа должны помнить, что все воспитание основано на привитии добрых привычек, и что нет такого возраста для человека, когда слышание Слова Божия было бы для него излишним» [10, с.24].

Генерал-лейтенант Бутовский оказался прав, так же, как автор известного волжского путеводителя капитан Оленев: «То, что не поддалось самой суровой дисциплине, не устояло против гуманности...». Кадеты всей России, в том числе и «вольцы», беззаветно любили Константина Константиновича. К его многочисленным титулам добавился еще один неофициальный: «Отец всех кадет». При посещении им кадетских корпусов с его шинели срезали на память пуговицы, после посещения столовой корпуса кадеты похищали столовые приборы, которыми он пользовался, ему подносили книги, стремясь получить автограф.

Нравственное влияние Константина Константиновича, одного из самых образованных членов Императорского Дома было весьма сильным. Прямым свидетельством этого влияния, обаяния личности замечательного русского поэта стал журнал «Волец», который в 1913-1916 гг. издавался вольскими кадетами.

Неполная подшивка этого журнала чудом сохранилась в фондах Российской Национальной Библиотеки, куда попала, вероятно, или вместе с библиотекой самого Константина Константиновича или с документами Управления учебных заведений Военного министерства.

Первый выпуск «Вольца», относившийся к началу 1913 г., был инициативой самих воспитанников Кадетского корпуса. Любители изящной словесности Баталин, Ветвицкий, Токмаков горели желанием показать «городу и миру» свои поэтические произведения. Инициатива была поддержана законоучителем протоиереем Стефаном Каверзневым и директором корпуса генерал-майором Михаилом Павловичем Бородиным; отредактированный и отпечатанный в вольской типографии А.В. Лебедева журнал был послан Августейшему попечителю. К празднику зимнего Николы, который актовым днем корпуса, была получена приветственная телеграмма Великого Князя, напечатанная во втором выпуске «Вольца»: «От души поздравляю с двойным праздником Ваше Превосходительство, господ служащих и дорогих питомцев, моих кадет. Желая Вам всем благополучия и все больших успехов на славу корпуса, на пользу отечеству, на радость Верховному Нашему Вождю. Константин».

В свой последний приезд в Вольск в мае 1914 г. Великий князь Константин Константинович вручал «вольцам» корпусное знамя. Великий князь, бывший на протяжении многих лет кадровым офицером, хорошо понимал, какое важное значение в патриотическом воспитании и поддержании боевого духа военнослужащих имеет знамя. Вскоре после своего назначения Константин Константинович добился возвращения кадетским корпусам прежних знамен, сданных в музеи при реорганизации корпусов в военные гимназии. Однако вновь образованные корпуса, в том числе и Вольский, знамен не имели. Благодаря заботам Великого князя 12 ноября 1913 года появился Высочайший указ о пожаловании знамен тем Кадетским корпусам, которые их еще не имели. Константин Константинович считал своим личным долгом вручать их каждому корпусу при самой торжественной обстановке. 14 мая 1914 г. знамя было вручено Вольскому Кадетскому корпусу.

Уже через несколько дней в Вольском Кадетском корпусе состоялось первое торжество с новым знаменем. Это был царский молебен, посвященный дню Рождения Императрицы Александры Федоровны. Знамя было вынесено на кадетский плац и поставлено рядом с «Романовской» иконой-складнем, сооруженной в честь 300-летия дома Романовых на пожертвования кадет и служащих корпуса.

А еще через несколько дней 29 мая 1914 г. во время первого выпускного акта Вольского Кадетского корпуса знаменщик Игорь Беккер, закончивший обучение, передал знамя новому знаменщику - кадету Широкову. Первый выпуск Вольского Кадетского корпуса состоял из 12 человек. Имя выпускника Бориса Кузнецова было занесено на мраморную доску.1

В 1918 г. Вольский Кадетский корпус был преобразован в школу Труда и Знаний имени В.С. Богомоловой. Крестовозвиженский храм был закрыт в числе первых вольских церквей. Библиотека и архив были разграблены.

История школы Труда и Знаний была недолгой. Уже в 1928 году на территории бывшего Кадетского корпуса вновь открывается военное училище. Рабоче-Крестьянская Красная Армия нуждалась в квалифицированных кадрах. Специализация новой военной школы в разные годы ее истории была различной. Ныне это Вольское Высшее Военное Училище Тыла, единственное учебное заведение Министерства Обороны РФ, которое готовит специалистов по вещевому и продовольственному обеспечению Российской Армии.

26 декабря 2005 года Преосвященным Лонгином, епископом Саратовским и Вольским, на территории училища была освящена новопостроенная церковь в честь Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня.

Литература


1. Саратовский край. Исторические очерки, воспоминания, материалы. – Саратов: Издание саратовского Общества вспомоществования нуждающимся литераторам, 1893.

2. Еланский В.Г. Краткая записка об историческом происхождении Вольской военной школы // Труды Саратовской Ученой Архивной Комиссии. - Вып.1. - Саратов. 1993. - С. 25.

3. Столетие Военного министерства. 1802-1902.-Т.4.-Ч.2.-Кн.1.-Спб., 1907.-С. 51.

4. Венчание с Россией. Переписка великого князя Александра Николаевича с императором Николаем I. 1837 год. Письмо № 13 / Сост. Л.Г. Захарова, Л.И. Тютюнник. - М.: Изд-во МГУ, 1999.

5. Агурский М. Евреи-христиане в Русской Православной Церкви // Вестник РХД. - № 114. - с.52 – 72; № 115. - с. 117-138; № 116. - с. 86-108.

6. Сикорский И.А. Сборник научно-литературных статей по вопросам общественной психологии, воспитания и нервно-психологической гигиены. кн.II. - Киев, 1889 г.

7. Куприн А.И. Собрание сочинений. - Том 3. - М., 1971. - С. 7- 72.

8. Труды Саратовской Ученой Архивной Комиссии.-Вып.1.–Саратов,1888.-С.10.

9. Отчет Совета Вольского Крестовоздвиженского братства за 1913 г. – Вольск: Тип. И.А. Гусева, 1915. - С. 23.

10. Бутовский А. Д. В вагоне августейшего главного начальника военно-учебных заведений. Отрывок из воспоминаний, посвящ. памяти вел.кн.Константина Константиновича. - PC, 1915. - т.163. - № 8. - с.187-208.

11. Военная энциклопедия. - Т.7. – СПб, 1911. - С.32.





страница1/5
Дата конвертации24.10.2013
Размер1,26 Mb.
ТипОбзор
  1   2   3   4   5
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rud.exdat.com


База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2012
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Документы