«Сами мы не местные» – формирование, развитие и разрушение городских политических режимов (опыт биографического анализа политической элиты крупного индустриального центра) icon

«Сами мы не местные» – формирование, развитие и разрушение городских политических режимов (опыт биографического анализа политической элиты крупного индустриального центра)



Смотрите также:
Пустовойт Ю.А. (Новокузнецк)


«Сами мы не местные» – формирование, развитие и разрушение городских политических режимов (опыт биографического анализа политической элиты крупного индустриального центра)


«Сами мы не местные» – доклад, посвященный описанию процессов взаимодействия между Центром и периферией, в ходе которых Центр не только использует ресурсы периферии, но и полностью подчиняет ее, политически лишая каких бы то ни было элементов самостоятельности. Это исследование появилось благодаря двум обстоятельствам. С одной стороны, можно отметить подъем гражданской активности, как реакции на позицию властей в отношении отдельных кадровых перемещений, размещению на территории города небезукоризненных, с точки зрения экологической безопасности, предприятий. С другой стороны, в настоящее время в русле политической науки появились работы, дающие четкие методологические, нормативные и организационные ориентиры исследовательскому процессу в локальных сообществах. В середине 2012 года вышло масштабное исследование В. Г. Ледяева «Социология власти. Теория и опыт эмпирического исследования власти в городских сообществах», где подробно разбиралась история и методология изучения власти в городах США, и был предоставлен краткий обзор европейских и российских исследований. Кроме этого, в качестве теоретических ориентиров нами использовались общие принципы и методы макросоциологических исследований (Р. Коллинза, И. Валлерстайна, Ч. Тилли, Дж. Арриги и др.) и результаты макросоциологических работ, построенных на российском эмпирическом материале (С. Нефедов, П. Турчин, Г. Дерлугян, Н. Розов и др.).

Теоретической основой исследования служит одно из самых перспективных, по мнению В. Г. Ледяева, направлений – концепция городских политических режимов, под которыми подразумевается коалиция акторов, обладающих доступом к институциональным ресурсам и осуществляющих управление общностью. Согласно работе американского исследователя Кларенса Стоуна «Режимная политика: правление в Атланте, 1946 – 1988», эта коалиция представляет собой широкий и относительно устойчивый спектр взаимодействий, основанный, прежде всего, на неформальных связях акторов и формулирующий свою «повестку дня» через согласие по поводу фундаментальных ценностей, целей и программ развития городской общности. Новизна подхода К. Стоуна заключалась в смещении перспективы видения политических процессов от власти, как механизма принуждения, к власти, как умению координировать усилия, договариваться и совместно достигать поставленных целей. Стоун выделяет следующие признаки политического режима: широкий спектр взаимодействия, наличие неформальных связей, высокую степень взаимосвязи совместных усилий, степень стабильности, кросс-секторальный характер, согласие по фундаментальным ценностям и наличие ресурсов для достижения целей.

Как формируются и развиваются городские политические режимы? Какую роль в них играет разномасштабный бизнес и другие негосударственные акторы? Какими ресурсами они располагают, и как им представляется развитие городского сообщества? И, наконец, что (какой комплекс ограничений) стоит на пути социальных и культурных инициатив, ориентированных на развитие городского сообщества?

В качестве рабочей гипотезы мы предположили, что в условиях кризиса 90-х годов в городе был сформирован локальный политический режим, ориентированный на местную проекцию интересов бизнеса, что, в целом, давало возможность отнести его к описанному Стоуном режиму роста.

Однако, в течение времени в связи с развитием крупного производства произошло усиление влияния бизнеса, ориентированного на международные, федеральные и региональные экономические и политические структуры, что вполне укладывается в логику мир-системного анализа Иммануила Валлерстайна. Сложилась ситуация, при которой у крупного бизнеса нет стимулов для развития городского сообщества, а у среднего и мелкого – нет достаточных ресурсов.

К этому внешнему по отношению к городу экономическому фактору добавился внутренний, политический, связанный с тем, что в посткризисное время на первом этапе формирования режима сложились устойчивые авторитарные практики, которые со временем, в соответствие с принципами ментальной динамики и институционального самоподрыва (Н.С. Розов), запустили комплекс механизмов стагнации.

В итоге в городе действующая коалиция сменилась структурой власти, которую можно обозначить как «полиархия назначенцев», что отражает наличие нескольких центров принятия решений, не нуждающихся в активной поддержке со стороны населения. На этой основе сформирован имидж городской власти, как руководителей, в целом, не связывающих свое личное будущее с развитием города и городского сообщества.

В рамках имеющихся в настоящее время исследовательских традиций (прежде всего, Харви Молотча и Джона Логана) мы считаем, что главной стратегической проблемой города является его рост, определяемый увеличением численности населения, ростом экономической активности и интенсификацией использования земли.

Выводы, сделанные нами, не носят окончательного характера, хотя и мало вероятно, что после дополнительного сбора информации существенно изменятся. Нам не удалось окончательно решить проблему доступа к ключевым респондентам, что, кстати, достаточно хорошо проявляет рост дистанции от населения представителей властных структур. В конце 90-х годов отказы от встреч были редкостью даже среди работников администрации, в настоящий момент попытки установления контакта уже с депутатами разного уровня или представителями политических партий и объединений редко бывают результативными. Поэтому в фокусе внимания находились оценки тех лиц, которых можно обозначить, как «компетентные очевидцы», то есть того круга, которые в силу тех или иных обстоятельств принимали участие в разработке или реализации решений, определяющих жизнь городского сообщества. Полученные сведения проверялись через другие источники, активно привлекались газетные материалы и официальная статистика.

Хронологические рамки исследования начинаются с середины 80-х годов, точнее с периода шахтерских забастовок, серьезно изменивших состав и конфигурацию властных отношений в городе, и заканчиваются современным периодом.

На настоящий момент в крупном индустриальном центре (г. Новокузнецк) проживает 549403 жителя (в 1991 году – 616100 человек). Основная компания «Евраз групп» (15 место среди производителей стали в мире), имеющая серьезные по масштабу предприятия (ОАО ЗСМК, ОАО «Евразруда», ОАО «Южкузбассуголь»). Кроме этого, на территории города расположены производства «Новокузнецкого алюминиевого завода» (4 место в группе Русал), «Кузнецкие ферросплавы» (в 90-е годы выплавляли треть ферросилиция в стране, поставляя его в 30 стран мира). В целом, по официальным источникам, в 2011 году в Новокузнецке отгружено товаров собственного производства по обрабатывающему комплексу (не включая добычу полезных ископаемых) на 215, 4 млрд. рублей. Для сравнения, в 1,5 миллионном Новосибирске тот же показатель в этот же период был 89,65 млрд. руб. Показательно соотношение публичных бюджетов городов: 17,6 млрд. рублей (Новокузнецк) и 33,7 (Новосибирск) и соотношение «декларированных» (по «валовому» показателю доходов без учета расходов) миллионеров и миллиардеров. В Новокузнецке налоговой инспекции сообщили о доходах выше 1 млрд. рублей 2 человека (1179 человек признали, что зарабатывают больше 1 миллиона за год). В Новосибирске, по сведениям УФНС, 11 миллиардеров, 6959 миллионеров.

При примерно равном населении и сопоставимых городских бюджетах г. Кемерово и г. Новокузнецка, по данным Росстата, в областном центре выше среднемесячная заработная плата (22294 руб. к 19638 руб.), выше численность врачей на 10000 населения (115 к 49), выше число маршрутных автобусов (92 к 37) и т.д. По данным Российской гильдии риэлторов, Новокузнецк – один из трех городов России с самой низкой ценой на квадратный метр жилья на вторичном рынке.

Рассмотрим основные периоды политической истории города. Они реконструированы на основе интервью, биографических данных (в той или иной степени мы стремились проследить судьбы всех, кто каким-то образом проявлял политическую активность) и анализа публикаций в ведущей городской газете (было просмотрено порядка 300 сообщений на политические темы или с упоминанием тех или иных политических персоналий). В некоторых случаях, как, например, при реконструкции приватизации предприятий металлургической отрасли привлекались публицистические материалы из различных средств массовой информации.

В конце 80-х годов система власти в городе Новокузнецке, по мнению большинства опрошенных, в целом, представляла собой вполне сложившийся и развивающийся городской политический режим. Его ядром выступал партийно-хозяйственный актив, в котором ключевую роль играли представители партийно-административной номенклатуры. Руководители комбинатов, шахт и предприятий реализовали не только собственные программы развития, но и несли серьезную социальную нагрузку. Управленческая практика в городе находилась в соответствии со стандартами, заданными в 70-80-е годы командой инициативных руководителей во главе с Н. С. Ермаковым. В центре их внимания находились не только развитие экономического потенциала территории, но и расширение социальных и культурных возможностей городского сообщества. В городе активно развивается образование, спорт, медицина, деятельность культурно–просветительских учреждений.

В политическом плане различные городские группы активно участвуют в перестроечных процессах. Регулярно обсуждается идея придания городу статуса «город федерального подчинения», что объединяет сторонников различных политических платформ и объединений.

С 1991 года начался период, который мы обозначили как «приватизационный». Основную политическую роль в городе первоначально играет Совет народных депутатов (до 1993 года). В этот период формируются основные контуры и стратегии коалиции, которая будет определять приоритеты городского развития в последующие десятилетия. Политическая ситуация в городе обусловлена характерными для того времени социальными и экономическими факторами: отсутствует нормативная база, финансирование социальных программ заметно снижается (хотя в Кузбассе менее заметен спад производства), в стране начинается приватизация. В качестве приоритетных объектов выступают наиболее ликвидные предприятия и организации. Этот период пронизан конфликтами как между исполнительной и законодательной властью, так и между лицами, претендующими на должность главы города. Региональные власти в лице губернатора М. Кислюка практически не вмешиваются в политическую жизнь города. В этой ситуации произошло формирование новой политической коалиции, во главе которой стал С. Д. Мартин, обладающий опытом административного управления в партийных и административных структурах города, сумевший объединить вокруг себя руководителей, ориентированных на развитие бизнеса, связанного с городской инфраструктурой: «Водоканал», «Южкузбасстрой», «Хладокомбинат», «Новокузнецкий муниципальный банк», «Дирекция рынков Кузбасса». Люди, возглавляющие эти приватизированные и вновь созданные предприятия и организации, сформировали ядро новой коалиции, определяющей стратегию городского развития. Общую идеологическую направленность можно сформулировать как: «Сделаем город привлекательным для инвесторов», а основой общей позиции выступали личные, зачастую еще со студенческих времен, контакты и специфика локального бизнеса.

С апреля 1997 года после официальной победы на выборах С. Д. Мартин становится Главой города Новокузнецка. В октябре этого же года губернатором Кемеровской области избран А. Тулеев. С этого времени городские власти начинают попадать под все усиливающийся контроль региональных властных структур, хотя время от времени стараются демонстрировать свою независимость. На этот период приходятся две смены собственников на крупнейших металлургических предприятиях (в обоих случаях городская коалиция поддерживала региональную власть), три крупнейших аварии на шахтах, непосредственно связанных с городом, приватизация муниципального имущества, закончившаяся отставкой Главы города (апрель 2010 года). Собранный материал позволяет зафиксировать в этот период все признаки коалиции (широкий спектр взаимодействия, приоритет неформальных связей, наличие «повестки дня» и т.д.). Часть экспертов отмечает ограниченность стратегии правящей группы («деньги вкладываются только в то, что приносит прибыль»), административный авторитаризм («стремление управлять всем и всегда») и снижение внимания к социальным и культурным общественным инициативам. Крупные собственники избавляются от социальной нагрузки (до 1993 года территория была закреплена за предприятиями) и соответствующих объектов, которые, перейдя на муниципальное содержание, не имеют серьезных ресурсов для развития. Региональные власти, в свою очередь, используют все возможности контролировать городскую политику, что включает в себя перевод ряда государственных структур в областной центр, регулярные кадровые согласования, активное участие в выборах всех уровней, где поддерживаются кандидаты, позиционирующие себя с областным, а не городским руководством и т.д., и т.п. Относительная политическая самостоятельность закончилась с отставкой Главы города в 2010 году. Поводом для отстранения был скандал, связанный с приватизацией муниципального имущества в пользу управляющих компаний в сфере жилищно-коммунального хозяйства и энергетики (руководили компаниями сыновья мэра).

В настоящий момент город, по выражению одного из респондентов, представляет собой «Сибирскую площадку Евраза», местные власти лишены инициативы, эмоциональная оценка перспектив городского развития, в целом, зависит от позиции респондента, чем ближе к власти, тем оптимистичней.

Итак, структура городской власти, которую можно обозначить как политический режим развития, была сформирована и развивалась с начала 90-х годов до 2010 года. Позитивное влияние на формирование политического режима оказала идеология развития, направленная на реализацию интересов бизнеса с «городской пропиской», включение бизнесменов в систему принятия решений и исторические мифология подчеркивания исключительного статуса Города-сада. Особую роль в формировании режима сыграло наличие неформальной структуры, лиц, связанных общим жизненным опытом, образованием, которые в условиях приватизации смогли выдвинуть из своей среды лидера, ставшего мэром и главой коалиции, и реализовать собственные экономические интересы. Была выдвинута повестка дня, основой которой были приоритеты самостоятельного городского развития и относительной независимости от региональной власти.

Общая экономическая структура города в рассматриваемый период не претерпела изменений, и, в целом, все исследуемые властные группы можно отнести к режимам, ориентированным на интересы бизнес-структур. Ядро властной коалиции составляют ключевые фигуры в администрации города и руководители крупных металлургических и угольных предприятий. Однако, отношения между промышленниками и администрацией складываются в различных формах. Например, в поздний советский период доминировала формула «Город – социальный цех предприятия», в 90-е и нулевые годы – «Город – перспективное место для инвестиций». Сейчас нет точной артикуляции, но вероятнее всего город рассматривается промышленниками, как вариант «бытовки при промзоне».

Изученный материал показывает, что правящая группа, построенная на авторитарных принципах и безгранично либеральных экономических приоритетах, ведет не столько к развитию территории, сколько к ее использованию с целью извлечения максимально возможного объема ресурсов. Как правило, владельцы бизнеса не участвуют в дебатах по сложным экологическим проблемам, предпочитая ориентировать депутатский корпус и руководителей администрации выступать с нужными им публичными заявлениями. Традиционно часть депутатов и работников административных структур либо работали на крупных предприятиях, либо получали персональную поддержку от них. Отдельно, через подконтрольные средства массовой информации подчеркивается социальная направленность бизнеса и формируется его позитивный имидж. Такое дистанцирование имеет своим следствием формирование лояльности со стороны горожан. Интересно, что в ходе интервью респонденты пофамильно называют тех политиков, в адрес которых направляют критические высказывания, а руководителей бизнеса обычно скрывают за названием предприятия или используют общие понятия (промышленники, владельцы и т.д.). Обычно употребление таких речевых фигур считается признаком неосознанного страха и зависимости.

В целом, рассмотренный нами случай совпадет с результатами исследований в крупных американских городах. Механизмы доминирования вполне соответствуют выводам Дж. Гэвенты. Крупный экономический субъект, не связанный с территорией, на разных этапах проявляет определенную степень властной активности: от принуждения и блокировок невыгодных для себя решений до полного невмешательства в городские дела с формированием притягательного имиджа.

В настоящий момент логика формирования режима («полиархии назначенцев»), определяется институтами более высокого уровня, чем городские структуры, и вопросы городского развития решаются в соответствии с признанием их актуальности в региональных или общефедеральных органах власти. Уровень легитимности действующего губернатора в регионе значительно превышал и превышает уровень легитимности городских властей, авторитарные методы управления привели к исключению и неучастию демократически ориентированных электората и элиты в местных политических процессах. Отсутствие равноправной конкуренции, выборочное карьерное продвижение на основе принципов лояльности, создание подконтрольных экономических структур снижают качество принимаемых коалицией управленческих решений.

В сложившихся условиях необходимо формирование институтов и практик, обеспечивающих социальную ответственность бизнеса не столько перед властями, сколько перед населением. Однако, в настоящий момент нет субъекта, способного предложить и реализовать программу усиления контроля над бизнес-структурами. В США, как показано в работах Р. Даля, электоральный ресурс стал ресурсом власти в условиях роста численности населения, вызванного иммиграцией, и развития демократических процедур. В рассматриваемом нами городе население сокращается, и для обслуживания производства со временем требуется все меньше и меньше рабочей силы, так как ряд предприятий модернизируется, ряд закрывается. Приход к власти политического лидера, ориентированного на активные прогрессивные инициативы (повышение экологической безопасности, серьезные вложения в доступную медицинскую помощь и образование), маловероятен, так как для его победы необходимо электоральное большинство, чего сложно добиться, учитывая корпоративную подконтрольность работников. Кроме этого, вновь создаваемая коалиция должна предоставить адекватную программу решения городских проблем, увязать ее с индивидуальными интересами участников, что означает неизбежный конфликт с уже сложившимися структурами, на разрешение которого вновь потребуются дополнительные ресурсы.

В этих условиях привычная стратегия индивидуального поведения – бегство. Это, собственно говоря, и наблюдается во всех формах (от отправки детей на учебу до вывоза активов и покупки недвижимости в других регионах) и среди всех слоев населения.

Вероятно, один из позитивных выходов из сложившейся ситуации – решение проблем на национальном уровне принятием соответствующего законодательства, закрепляющего социальную ответственность крупного промышленного бизнеса перед населением в форме индивидуально-ориентированных договорных обязательств.


Литература.


Гельман В.Я., Рыженков С.И. Локальные режимы, городское управление и «вертикаль власти» // Политическая экспертиза. 2010. №4. С. 132–133.

Ледяев В.Г. Социология власти: Теория и опыт эмпирического исследования власти в городских сообществах. М.: ИД НИУ ВШЭ, 2012. 472 с.

Розов Н. С. Колея и перевал: макросоциологические основания стратегий России в XXI веке. М.: РОССПЭН, 2011. 735 с.



Скачать 124,71 Kb.
Дата конвертации24.10.2013
Размер124,71 Kb.
ТипДокументы
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rud.exdat.com


База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2012
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Документы