Рефераты, курсовые, дипломные работы Тема: \"Основания и пределы уголовной ответственности соучастников преступлений\" icon

Рефераты, курсовые, дипломные работы Тема: "Основания и пределы уголовной ответственности соучастников преступлений"



Смотрите также:
  1   2   3   4   5   6   7



Тема:

"Основания и пределы уголовной ответственности соучастников преступлений"

Оглавление





Оглавление 2

Введение 3

Глава 1. Понятие и признаки виды и формы соучастия в преступлении по действующему российскому законодательству 7

1.1 Понятие соучастия в преступлении 7

1.2 Признаки соучастия в преступлении 15

1.3 Виды и формы соучастия в преступлении 26

^ Глава 2. Квалификационные признаки уголовной ответственности за соучастие 46

2.1 Ответственность соучастников по общим квалификационным признакам 46

2.2 Ответственность соучастников преступления по специальным квалификационным признакам 54

Заключение 73

Список использованной литературы 76

Приложение 81



Введение



Актуальность темы дипломной работы. Изменяющиеся условия современной жизни не могут не отражаться на способах совершения преступлений. Если в первой половине XX в. преступления совершали в основном одиночки, то в настоящее время наблюдается рост числа преступлений, в которых принимают участие группы или целые организации. В первую очередь это экономические преступления, преступления в сфере наркобизнеса, а также террористические акты, в совершении которых задействовано, как правило, несколько лиц. Объясняется это тем, что осуществление достаточно сложного преступления требует участия, помимо непосредственных исполнителей, также и других лиц с целью его подготовки, сокрытия следов, реализации предметов преступления и т.п. В этих условиях законодатель стремится закрепить такие уголовно-правовые нормы, которые обеспечивали бы репрессию не только в отношении непосредственных исполнителей, но и всех тех лиц, чья деятельность способствует совершению преступлений. Таким образом, в системе институтов и норм уголовного законодательства институт соучастия занимает важное место.

В науке уголовного права сравнительно много исследований связанных с соучастием1.

Однако, несмотря на обилие новелл в институте соучастия по действующему уголовному законодательству, многие вопросы правоприменения по отношению к различным формам совместной преступной деятельности вызывают определенные трудности, что свидетельствует о недостаточной проработанности ряда указанных норм, отсутствии их системного восприятия, внутренней противоречивости.

Среди ученых существует значительный разброс мнений по актуальнейшим вопросам соучастия и недостаточно четкая регламентация их в уголовном законе приводят к неоднозначности судебных решений и многочисленным ошибкам при квалификации и назначении наказания. Многие судебные ошибки тесно увязаны с пониманием соучастия вообще, с представлением о признаках соучастия и видах соучастников, с проблемами форм соучастия, в связи с чем требуется их глубокий анализ, четкие и ясные определения.

В таких условиях трудно говорить о надлежащей законности. И даже частичный анализ опубликованной судебной практики показывает: по делам об изнасиловании 26,1% ошибок приходился на групповые преступления, причем обращает на себя внимание их динамика - из общего числа ошибок по этим делам в 1971-1979 годах только 10% приходилось на групповые изнасилования, тогда как в 2004-2006 годах их было уже 38,6%2.

Таким образом, актуальность выбранной темы дипломной работы обусловлена, с одной стороны, важностью места института соучастия в системе институтов и норм уголовного законодательства, а с другой - неоднозначностью данного явления и, в этой связи, необходимостью дополнений теоретических построений, позволяющих расширить сферу ее правового анализа и применения.

Объектом нашего исследования являются общественно-правовые отношения, возникающие в процессе реализации уголовной ответственности за соучастие в преступлении. Предметом - уголовно-правовая характеристика соучастия, основания и пределы уголовной ответственности соучастников преступлений.

Цель работы заключается в осуществлении юридического анализа уголовной ответственности за соучастие в преступлении, в изучении и обобщении научных материалов, в определении уровня теоретической разработки данной темы в настоящее время, в попытки выработать собственную точку зрения на аспекты данной проблемы.

Задачи дипломной работы:

1. Изучить понятие, признаки соучастия в преступлении по действующему российскому законодательству, виды соучастников преступления, а так же виды и формы соучастия;

2. Исследовать проблемы уголовной ответственности соучастников преступлений исходя из квалификации соучастия в преступлении;

3. Предложить меры по совершенствованию уголовного законодательства, регулирующие ответственность за соучастие в преступлении.

Теоретической основой работы стали: Конституция Российской Федерации, действующее уголовное законодательство Российской Федерации, труды ученых-юристов и практиков И.А. Бушуева, Ф.Г. Бурчака, Л.Д. Гаухмана, А. Жиряева, А.Ф. Зелинского, Н.Г. Иванова, А.П. Козлова, А.Н. Трайнина, и других авторов, исследующих данную тему.

При подготовке и написании работы использовались следующие методы познания объективной реальности: сравнительно-правовой метод, метод системного анализа. Результаты проведенной работы позволят определить степень эффективности действующих правовых норм, регламентирующих ответственность за соучастие в преступлениях.

Структура выпускной квалификационной работы, которая состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованной литературы, приложений.
^

Глава 1. Понятие и признаки виды и формы соучастия в преступлении по действующему российскому законодательству




1.1 Понятие соучастия в преступлении



Согласно УК РФ: "Соучастием в преступлении признается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления"3. По мнению ряда ученых4, данное определение соучастия не является безукоризненным.

Проблема соучастия всегда относилась к числу спорных, многие ее аспекты остаются дискуссионными и по сей день. Вопрос о юридической природе соучастия решается в теории уголовного права неоднозначно.

Еще в конце XIX - начале XX вв. мнения ученых по поводу природы соучастия, а соответственно его сущности, разделились.

Одни ученые считали, что соучастие зависит от главного действия, между иными соучастниками и результатом стоит исполнитель со своим поведением; иные соучастники причинно не связаны с результатом и отвечают за чужое дело (акцессорная природа соучастия).

Так сторонник акцессорной природы соучастия выступал и выступает М.И. Ковалев: "Мы считаем, что и советскому уголовному законодательству свойственно признание акцессорной природы соучастия... Если нет самого преступления, то можно ли говорить вообще о соучастии в преступлении, то есть об участии в том, чего в действительности нет"5.

Другие ученые придерживались иной точки зрения и считали, что соучастник отвечает за собственные действия, а не за совокупные, поскольку каждое действие, обусловившее наступивший результат, является самостоятельным основанием для вменения лицу всего результата6.

Сторонникам ни той, ни другой позиций не удалось найти достаточно весомых аргументов в обоснование своих точек зрения. Теория и практика, по мнению А.П. Козлова, идут по пути их смешения7.

В этой связи Г. Колоколов отмечал: "При рассмотрении дискуссионного вопроса об акцессорной природе соучастия диссертант занял позицию поддержки тех криминалистов, которые признают акцессорность соучастия. Однако понимается она в диссертации лишь как лидирующая роль исполнителя, укладывающаяся в формулу: нет соучастия без исполнителя. Наличие такого подхода отнюдь не исключает самостоятельной ответственности других соучастников в пределах их умысла"8.

В советском уголовном праве был продолжен поиск приемлемого законодательного определения соучастия.

В УК РСФСР 1960 г. под соучастием понималось умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении преступления.

Начиная с этого периода, разногласия среди ученых возникали, в связи с местом, которое должен занимать термин "умышленное" в определении "соучастие". Одни ученые считали наиболее приемлемым нахождение его перед термином "совместное", поскольку подобное помогает распространить умышленность не только на само деяние, но и на совместность как таковую.

Так С.В. Афиногенов пишет: "Положение закона о том, что соучастие - это умышленное совместное совершение преступления, делает ненужной ссылку на то, что и сами преступления, совершаемые в соучастии, должны быть умышленными"9.

Другие ученые предлагали переместить данный термин и определять им лишь совершение преступления. На этой основе делали и законодательное предположение: "Соучастием является совместное участие двух или более лиц в совершении одного того же умышленного преступления"10. При этом исключалась тем самым возможность соучастия в неосторожном преступлении и излишняя объективизация понятия совместности11.

По мнению А.А. Пионтковского "сторонники приведенной точки зрения не выполнили поставленной перед собой задачи, поскольку, отделяя термин "умышленное" от совместности, они делали возможной неосторожную совместность, в частности в умышленном преступлении, и в то же время способствовали закреплению представления о совместности как сугубо объективной категории"12.

А.А. Пионтковский отмечал: "представляется, с позиции существующей доктрины соучастия только как умышленной деятельности в умышленном преступлении более последовательны те авторы, которые термин "умышленное" в определении соучастия повторяют дважды, характеризуя им и совместность, и преступление: умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления"13.

В действующем Уголовном кодексе России закреплено определение соучастия в такой позиции: термин "умышленное" повторен в нем два раза - применительно к совместному участию и к преступлению. По мнению Д.А. Безбородова законодатель сделал так, чтобы абсолютно полно реализовать доктрину умышленного соучастия14.

В последние годы предпринята попытка разработать самостоятельную категорию неосторожного сопричинения как элемента института множественности участников одного преступления, в который входят соучастие, групповое исполнение и неосторожная сопричастность15.

Д.В. Савельев и ряд других ученых называют групповое исполнение умышленным сопричинением и предлагают создать соответствующую норму об умышленном и неосторожном сопричинении16.

С позиции А. Трухина данное решение несостоятельно, так как множественность участников должна предопределять особенности субъективного характера, особенности личности участников, тогда как соучастие, например, есть лишь специфика совершения преступления, специфика объективного участия в преступлении (об этом свидетельствует и определение видов соучастников в законе). Так же неудачен термин "сопричинение", поскольку он лишь частично отражает объективную связь между поведением и результатом; эта связь - не всегда причинная. Более обоснованно называть явление неосторожное сопричинение, неосторожным соучастием17.

С подобным решением согласны и мы.

К определению соучастия некоторые авторы предлагают подходить через решение проблемы структуры виновности в соучастии на двух уровнях. Во-первых, виновное участие каждого в достижении результата. Во-вторых, дифференциации виновности при функциональных связях18.

При решении первой проблемы о виновном участии каждого в достижении результата, предлагается помнить о различном психическом отношении участников к собственному деянию и результату, которое дифференцируется следующим образом: умышленное отношение к деянию при умышленном отношении к результату; умышленное отношение к деянию при неосторожном отношении к результату; неосторожное отношение к деянию при умышленном отношении к последствиям; неосторожное отношение к деянию при неосторожном отношении к последствиям.

В первом варианте отражено то умышленное соучастие, которое сейчас общепризнанно.

Во втором, третьем - соучастие со смешанной формой вины, признаваемое некоторыми учеными19.

В тоже время есть и несогласные с такой позицией. В частности критикуя неосторожное соучастие при смешанной форме вины П.Ф. Тельнов отмечал, "неосторожность не позволяет наметить определенные границы уголовной ответственности за объективно связанное поведение двух или более лиц... "20.

Нам кажется это не совсем верным. Присоединяясь к мнению автора одной из публикаций Н.Г. Иванову21, считаем, что каждый вменяемый человек, достигший возраста уголовной ответственности, способен оценить свой вклад в преступный результат и при неосторожности. Участник, помогая другому, действует с определенной целью в направлении какого-то желаемого результата, в то же время предвидит (преступное легкомыслие) либо должен и мог предвидеть (преступная небрежность) возможность наступления преступного результата, последовавшего от такой помощи и носящего побочный к его деятельности характер.

М.И. Ковалев аргументируя, невосприятие неосторожного соучастия отмечает: "Всякая деятельность соучастников должна отражаться в сознании исполнителя, и только будучи оцененной им, используется для достижения результата. Если исполнитель не понимает, что его подстрекают к преступлению, то и употребленные пособником средства или внушения подстрекателя не могут оказать на него осознанное им воздействие. Да и преступника, не отдающего себе отчет в том, что в совершении противоправного деяния ему помогают другие лица, нет оснований квалифицировать как соучастника. Нельзя также усмотреть соучастия там, где подстрекатель и пособник не сознают, что они участвуют в преступлении. Действующий неосторожно не может предвидеть, как поведет себя исполнитель в создавшейся ситуации"22.

По мнению Н.Г. Иванова представляется неверной аргументация, в которой доказательством наличия только умышленного соучастия выступают категории, связанные с умыслом (если лицо не понимает, что его подстрекают к совершению преступления, то действительно нет умысла, но это вовсе не доказывает отсутствие соучастия) 23.

Рассматривая второй уровень - дифференциацию психического отношения участников согласно функциональным связям - целесообразно отметить наличие в уголовном праве дискуссий и по этому положению.

Так, по мнению А.Н. Трайнина, "соучастия нет, когда исполнитель действует умышленно, а помогавшие ему лица - неосторожно. Соучастия также нет, когда умышленно действуют третьи лица, а исполнитель - неосторожно. Но соучастие имеется во всех случаях совместного совершения несколькими лицами одного и того же неосторожного преступления"24. Свою точку зрения автор подтверждает тем, что при умышленном склонении неосторожно действовавшего лица к совершению преступления мы сталкиваемся с опосредованным причинением, а не соучастием, объединяя подстрекателей и пособников одним понятием склоняющих лиц и забывая при этом о пособничестве, которое к причинению не может иметь никакого отношения. Автор утверждает, что в тех случаях, когда есть неосторожное склонение умышленно действующего лица к совершению преступления, нет соучастия в силу отсутствия знания у неосторожно действующего лица о возможном поведении умышленно действующего лица25.

Как подчеркивает С. Улицкий, приведенная А.Н. Трайниным аргументация спорна. "Ведь если мы рассматриваем вину относительно функций участников, то признание неосторожным поведения участника свидетельствует о сравнительной неосторожности, о том, что такое лицо либо предвидит поведение умышленно действующего участника и легкомысленно рассчитывает его предотвратить, либо не предвидит, хотя должно было и могло предвидеть. Естественно, если лицо не знало о возможном поведении умышленно действовавшего лица (не предвидело, не могло и не должно было предвидеть), то нет речи не только о соучастии, но и о неосторожности вообще. Кроме того, не следует забывать о первом уровне определения вины: при наличии функционально сравнительной вины может отсутствовать вина по отношению к последствию, т.е. вина при соучастии определяется на основе совокупности двух уровней: вина есть тогда, когда имеется и функционально сравнительное психическое отношение, и психическое отношение к результату. При анализе второго уровня выходим на важнейшее свойство вины в соучастии - отражать не только психическое отношение к результату собственного поведения, но и отношение к совместности поведения; то, что все участники действуют совместно, в направлении единого результата, должно находить отражение в сознании каждого участника. Без такового не может быть соучастия, даже неосторожного"26.

По мнению А.П. Козлова введение неосторожного соучастия в закон поможет избежать излишних и всегда болезненных терминологических изысканий, найти относительно точную квалификацию тем общественно опасным проявлениям, которые пока остаются за рамками уголовного права27.

Таким образом, анализ научной литературы позволяет заключить: российское уголовное законодательство стремилось и стремится совершенствовать общее понятие соучастия. Вместе с тем, никакая регламентация в законе особенностей видов поведения нескольких лиц при совершении одного преступления еще не доказывает наличия соучастия. Общее понятие соучастия помогает практикам осознать, когда та или иная деятельность нескольких лиц является соучастием, когда - прикосновенностью, а когда - индивидуальной деятельностью каждого лица. Именно в общем понятии соучастия заложена основа разграничения институтов уголовного права, пограничных с соучастием. Закрепление понятия соучастия в уголовном законе - достижение российского уголовного права, поскольку оно ограничивает судебный произвол по установлению или непризнанию соучастия в каждом конкретном уголовном деле. Определение соучастия помогает установить его признаки.





страница1/7
Дата конвертации24.10.2013
Размер0,93 Mb.
ТипРеферат
  1   2   3   4   5   6   7
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rud.exdat.com


База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2012
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Документы