Методические рекомендации по изучению курса Для специальности 031001 Филология (Русский язык) icon

Методические рекомендации по изучению курса Для специальности 031001 Филология (Русский язык)



Смотрите также:
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ

И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕУЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«КАБАРДИНО-БАЛКАРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ

УНИВЕРСИТЕТ им. Х.М. БЕРБЕКОВА


ПАРЕМИЧЕСКИЕ ЖАНРЫ

РУССКОГО ФОЛЬКЛОРА


Методические рекомендации по изучению курса


Для специальности 031001 – Филология (Русский язык)


Нальчик

2010


УДК 82-392

ББК 82


Рецензент:

доктор филологических наук, зав. кафедрой

гуманитарных и естественных научных дисциплин

Нальчикского филиала Белгородского университета

потребительской кооперации

^ Н.У. Ворокова


Составитель: Кудаева З.Ж.


П18 Паремические жанры русского фольклора [Текст]: методические рекомендации по изучению курса / З.Ж. Кудаева – Нальчик: Каб.-Балк. ун-т, 2010. - 23 с. – 100 экз.


Издание содержит методические рекомендации по изучению одного из разделов курса «Устное народное поэтическое творчество» темы «Паремия», а также контрольные вопросы и рекомендуемую литературу.

Предназначена для студентов специальности 031001 – Филология (Русский язык).


УДК 82-392

ББК 82


Кабардино-Балкарский

государственный университет, 2010


^ ПАРЕМИЧЕСКИЕ ЖАНРЫ РУССКОГО ФОЛЬКЛОРА


Цели и задачи изучения темы

Паремические жанры русского фольклора как один из разделов курса «Устное народное поэтическое творчество» введены в программу изучения сравнительно недавно. В этой связи возникает необходимость в более углубленном изучении обучающимися таких понятий как «паремия», «паремические жанры», поскольку в современной фольклористике отсутствует однозначная трактовка этой проблемы.

Возникает также необходимость в обосновании нового подхода к изучению данной темы, характеристике включаемых в соответствии с новыми научными теориями в разряд паремий жанров, пояснении и комментировании наиболее сложных дискуссионных проблем, неоднозначно освещаемых в учебной литературе, научном и методологически обоснованном определении направления и угла зрения, под которым их следует рассматривать, анализе различных подходов к решению данной проблемы.

^ Требования к уровню подготовленности студента

Студенты должны быть знакомы с текстами русских пословиц и поговорок, примет, афоризмов, представленных в сборниках В.И. Даля «Пословицы русского народа» [Даль,1957]; С.В. Максимова «Крылатые слова» [Максимова, 1955]; И.М. Снегирева «Русские народные пословицы и притчи» [Снегирев, 1999]; М.А. Рыбниковой «Русские пословицы и поговорки» [Рыбникова, 1961]; сборнике «Русские пословицы и поговорки», составленном Ф.М. Селивановым, Б.П. Кирданом и В.П. Аникиным [Русские пословицы и поговорки, 1988], а также в других собраниях, подробный список которых содержится в списке рекомендованной литературы.

^ Характеристика основных понятий и определений, необходимых студенту для усвоения данной темы

Паремия

Древнегреческое слово paroimia означает «изречение», «притча». В современной отечественной науке о фольклоре в последние десятилетия утвердилось в качестве термина, объединяющего ряд так называемых «афористических» или «малых» жанров фольклора, в частности, пословиц, поговорок, афоризмов, примет. Соответственно, паремиология - наука, изучающая пословицы и поговорки. Терминологический смысл слова «паремия» и «паремиология» получили сравнительно недавно, благодаря исследованиям ряда ученых, прежде всего Г.Л. Пермякова, автора работ «От поговорки до сказки (Заметки по общей истории клише)» [Пермяков, 1970], «Основы структурной паремиологии» [Пермяков, 1988], составителя и редактора сборников «Паремиологический сборник. Пословица. Загадка: (структура, смысл, текст)» [Паремиологический сборник, 1978], сборника «Паремиологические исследования» [Паремиологические исследования, 1984].

^ Жанровая дифференциация паремий

Проблема жанровой классификации паремий остается до сих пор не до конца разрешенной в отечественной фольклористике. В этой связи представляется необходимым обратить внимание студентов на существующие различные подходы к решению данной проблемы, изложить их суть и остановиться на характеристике жанров, бесспорно относимых к паремиям, независимо от тех или иных теоретических выкладок.

Студентам рекомендуется представить историю формирования теоретических взглядов по проблеме жанровой дифференциации паремий, разработанных в отечественной фольклористике и связанных с именами В.И. Даля, А.А. Потебни, Г.Л. Пермякова, В.П. Аникина и др. [Даль, 1957; Потебня, 1976; Пермяков, 1970; Аникин, 1975, 1966].

Более подробно следует остановиться на изложении теоретических взглядов одного из ведущих исследователей в области современной паремиологии - Г.Л. Пермякова. Анализ паремиологической концепции Г.Л. Пермякова необходимо продолжить, противопоставив его теории точку зрения В.П. Аникина, нашедшей отражение в статьях и рецензиях, а также в современном учебнике по курсу «Русское устное народное творчество» [Аникин, 2004]. Необходимо отметить эволюцию взглядов В.П. Аникина, от полного неприятия структурно-семиотического метода Г.Л. Пермякова до частичного признания его взглядов на классификацию паремиологических жанров [Аникин, 1975; 2004]. Следует рекомендовать студентам статью Г.Л. Пермякова «К вопросу о структуре паремиологического фонда», вошедшую в сборник «Типологические исследования по фольклору» [Пермяков, 1975], а также переизданную в его книге «Основы структурной паремиологии» [Пермяков, 1988].

В дальнейшем на основе анализа предложенного материала, студентам рекомендуется высказать свою точку зрения на теоретические установки Г.Л. Пермякова. Подобный подход поможет выработать у студентов способность к анализу в усвоении предложенного учебного материала, сформирует навыки научно-исследовательского труда.

В ходе изложения учебного материала следует подчеркнуть актуальность исследований, посвященных проблеме жанровой классификации паремий, обусловленных необходимостью создания единой паремиологической концепции, отражающей закономерности существования и функционирования паремий в общекультурном масштабе.

Переходя к характеристике паремиологических жанров русского фольклора, следует отметить, что она характеризуется общностью семантических, функциональных и формообразующих признаков. Изучение их во взаимосвязи и взаимозависимости представляет не схоластический интерес, а служит выявлению специфики их организации как особой фольклорной формы, отображающей действительность.

Необходимо отметить, что, как и всякая система, паремиологическая градация несколько условна, так как в реальном функционировании паремиологические жанры могут представлять собой промежуточные явления, переходить друг в друга (загадко-пословицы). Анализируя различные паремические жанры, включаемые в систему, следует отметить, что они характеризуются рядом признаков, выделяющих их из общефольклорной жанровой системы и что свойством, общезначимым для всех типов паремий является традиционно отмечаемая исследователями афористичность, предельная сжатость, канонизированность текста.

Далее представляется необходимым перейти к характеристике общих для паремических жанров свойств, в частности обратить внимание на тот факт, что паремии не создаются в каждом новом речевом использовании, а воспроизводятся в готовом виде; вариативность паремий незначительна; тексты паремий синтаксически ограничены, как правило, объемом одного предложения; паремии характеризуются свойством сентенциозности и бивалентности - относятся одновременно к явлениям языка и фольклора. «Пословицы, - это прежде всего элементы языка как инструмента коммуникации. Они натурально функционируют в речи и по характеру передачи информации стоят близко к неустойчивости предложениям» [Григас, 1978, 3-4]. Сентенциозность в той или иной степени присуща всем видам паремий, то в форме прямого дидактизма, характерного для пословиц, то в виде прагматической обучающей функции, свойственной загадкам.

Г.Л. Пермяков утверждает, что все 24 типа паремий, выделяемых из одного общего афористического жанра, обладают общим набором прагматических текстовых функций и представляют «парадигматические формы одной и той же сущности (паремии вообще), у которой трансформированы те или иные стороны внешней или внутренней структуры» [Пермяков, 1975, 261]. Система паремиологических жанров, разработанная им на основе анализа основных функций, не подкрепляется исследованием закономерностей на уровне поэтической организации. Между тем, в соответствии с принятыми в фольклористической науке принципами, одним из параметров определения жанра является его поэтическая структура. Система паремиологических жанров, с одной стороны, включена в чисто языковые явления - фразеологический уровень языка и порой с трудом поддается достаточно четкому отграничению.

Завершая характеристику дифференцирующих признаков паремий необходимо сделать вывод, что паремиологические жанры русского фольклора представляют собой обширную сообщающуюся систему, представленную разнообразными по форме, функциям и структуре жанрами. Жанр образуют произведения, объединяемые едиными признаками - сходством поэтической, синтаксической структуры, а также сходством функционирования.

В завершение студентам следует сгруппировать различные паремиологические жанры по принципу их логико-синтаксической завершенности:

- паремии в форме незамкнутых предложений, являющихся частью логического суждения: поговорки, присловья;

- паремии в форме замкнутых предложений, являющих собой, помимо синтактико-грамматической завершенности, законченность, полно выраженное суждение: пословицы, афоризмы, приметы, считалки, скороговорки.

Для лучшего усвоения данной темы следует предложить студентам дополнить эту схему примерами.

Подводя итоги, необходимо подчеркнуть, что русский паремический фонд укладывается в типологические ряды на основании общих для них признаков: внеконтекстовая, структурно-грамматическая, синтаксическая незавершенность, незаконченность паремического произведения.

Второй типологический ряд паремий включает в себя тексты, логически и синтаксически законченные. Формально паремии этого типа представляют тексты, не нуждающиеся в процессе употребления в дополнительных синтактико-грамматических атрибутах.

Из многообразия паремических жанровых форм в качестве объекта дальнейшего изучения выделены в соответствии с существующей программой жанры, наиболее характерные и значимые для поэтического творчества в целом и одновременно представляющие один из типологических рядов паремий.

^ Пословицы и поговорки

Изучение жанра пословиц следует начать с выявления различных пословичных типов. Следует отметить, что пословица как жанр - не однородное явление и в русском пословичном фонде могут быть выделены три различных типа:

- пословицы с образной мотивировкой общего значения;

- пословицы с прямой мотивировкой общего значения;

- афоризмы - паремии, соотносимые отчасти с так называемыми «крылатыми выражениями».

Характеристику различных типов пословиц следует подкрепить различными примерами.

Первые два типа паремий выделяются по признаку прямого/переносного значения, разделение первых двух с третьим произведено по признаку авторской принадлежности и его отсутствия. Афоризмы включают в себя высказывания известных в народе общественных деятелей, исторических личностей и полулегендарных героев.

Студентам следует обратить внимание на тот факт, что среди названных типов количественно преобладают пословицы с прямой мотивировкой общего значения. Пословицы с образной мотивировкой общего значения - метафорическое обобщение, образная модель некой типической ситуации, частные манифестации которой соотносятся с ней по принципу аналогии. Метафорические пословицы представляют тот образно-поэтический канон, который характерен для паремиологического творчества. Пословицы метафорические и пословицы прямого смысла представляют собой два типа обобщения: образного и абстрактно-логического.

Метафорические пословицы - это одновременно и речевой отрезок, и художественный текст, замкнутый в структуру традиционной для данной языковой культуры организации и уподобления.

Один из жанровых признаков пословицы – установка на истинность. Следует привести примеры пословиц, значения которых противоречат друг другу и на основании их анализа предложить сформулировать вывод, смысл которого заключается в том, что пословицы служат выражением некой идеи или закономерности, которая представляется истинной. Однако установка на истинность вовсе не означает, что пословица выражает ее в действительности. Истина, выраженная пословицей, не является абсолютной. Деление на пословицы с образной мотивировкой и пословицы с прямой мотивировкой своего значения усложняет прямое соотнесение пословичного выражения с его объектом.

Многозначность пословицы. Для лучшего уяснения этого свойства пословицы следует обратиться к примерам. Анализ различных контекстовых применений пословицы должен убедить, что пословица может иметь более чем одно значение и что смысл, обретаемый пословицей в реальном ситуативном контексте, может даже противоречить его основному значению. В результате анализа необходимо подвести студентов к заключению, что в сборниках, будучи отделены от конкретных ситуаций употребления, пословицы представляют собой тексты, выражающие «абсолютные» истины, или же точнее, обладающие установкой на истинность. В реальном же контексте они обладают ситуативно обусловленным значением. Зависимость смысла пословицы от реального контекста определяет характерное для нее свойство как многозначность. Однако многозначность как один из дифференцирующих признаков жанра свойство не всех, а только определенного типа пословиц - так называемых пословиц с образной мотивировкой общего значения.

Значение, вернее, смысл пословицы в каждом реальном ее употреблении обусловлен объективными свойствами ситуации, а также субъективными установками, целями и задачами информанта. Полисемантизм пословицы - явление речевое, так же как речевым является традиционный контекст ее употребления. Определенной манифестацией вышеприведенной зависимости смысла пословицы от употребления или контекста служит художественный текст, который представляет собой один из типов речи.

Классификация пословиц. Представив студентам несколько различных тематических групп пословиц, предложить распределить их тематическому признаку и, основываясь на этом, сделать вывод о том, что выявление соотношения смысла пословиц с действительностью приводит к систематизации пословиц в определенные семантические типы. Анализ массива пословиц прямого смысла на семантическом уровне показывает, что можно выделить следующие типы:

- пословицы, выражающие взгляды на высшие вопросы бытия: о жизни и ее смысле, о смерти, боге, о счастье, горе, радости;

- пословицы, регламентирующие поведение (идеальные его формы);

- пословицы, манифестирующие социальные отношения и взгляды;

- пословицы, выражающие отношение к одной из основных форм человеческой деятельности - труду.

Внутри вышеперечисленных групп возможна подобная градация пословичного материала по отношению к тем или иным объектам, явлениям, проблемам, разрешение которых они несут в себе.

В ходе дальнейшего изложения темы необходимо дополнить информацию о тематической классификации пословиц сведениями о других существующих в современной фольклористике принципах систематизации.

Анализируя различные формы пословиц, в которой они выполняют свои основные функции, показать, что внутри каждого из семантических типов пословицы могут иметь форму: а) приказа или рекомендации действовать в соответствии с определенным кодексом общепринятых взглядов и норм; б) констатации факта, вывода о тех или иных закономерностях по поводу различных явлений, процессов в природе и обществе; в) оценочно-экспрессивных пословиц, выражающих отношение к вышеназванным закономерностям.

Поговорка

Прежде чем приступить к изложению учебного материала студентам следует представить тексты пословиц и поговорок разграничивая их. Далее изложить выработанные в отечественной фольклористике различные точки на проблему разграничения пословиц и поговорок, анализируя вместе с ними эти подходы и помогая сделать нужные обобщения.

В отечественной паремиологии отсутствует единая точка зрения на проблему разграничения пословиц и поговорок, поэтому дальнейшее достаточно подробное изложение и анализ различных подходов на проблему разграничения пословиц и поговорок необходимы, поскольку студентам предлагается уточненная точка зрения по этому вопросу.

Необходимо также отметить, что поговорка как фольклорно-языковое явление существует на стыке фольклорного и речевого субстрата и представляет собой особый вид народной фразеологии. Пословица представляет собой ясно выраженное, глубокое, законченное выражение, композиционно разделяющееся на две части, синтаксически более сложное и распространенное, чем поговорка. Поговорка - словосочетание, смысл которого в самостоятельном уподоблении, вне предложения непонятен. Поговорка синтаксически как бы не закончена, не завершена и больше похожа на иносказательную речь.

Наиболее распространена точка зрения на соотношение пословицы и поговорки, согласно которой к поговорке относят все устойчивые сочетания слов со структурой словосочетания, не представляющие собой синтаксически законченного целого. В соответствии с этим синтаксическая неполнота поговорки считается рядом ученых ее главным грамматическим признаком [Шрамм, 1954; Рыбникова, 1958, 37; Ожегов, 1973, 521; Самородов, 1959, 299].

«Пословицы, - как отмечает А.Н. Шрам, - есть законченное словесно-художественное произведение, состоящее из одного предложения, простого или сложного... К поговоркам относятся ... не являющиеся предложением сочетания» [Шрамм, 1954, 2]. Но существует и другая, разделяемая нами точка зрения, что поговорка, как и пословица, может быть представлена целым предложением. «Все поговорки, - отмечает С.Г. Гаврин, - распадаются на два типа: поговорки-предложения и поговорки-словосочетания» [Гаврин, 1958, 31]. «Практически, - считает Г.Л. Пермяков, - пословицы и поговорки представлены всеми возможными видами предложений» [Пермяков, 1970, 18].

Г.Л. Пермяков предпринимает попытку разграничения пословиц, поговорок и фразеологизмов в логико-семиотическом аспекте, исходя из того, что «...пословицы и поговорки являются знаками ситуаций и определенных отношений между вещами», тогда как фразеологизмы являются знаком вещи, и в смысловом отношении эквивалентны слову [Пермяков, 1970, 19, 34].

Одна из линий изучения пословиц и поговорок характеризуется тем, что дифференцирующим признаком пословицы считают присущее ей философски обобщенное содержание и прямой дидактизм, и отсутствие этих качеств у поговорки [Кожин, 1967; Морозова, 1972]. «Пословица, - по мнению А.Н. Кожина, - суждение большой обобщающей силы, в ней указывается на результат познавательной деятельности» [Кожин, 1967, 6].

Точки зрения на разграничение пословиц и поговорок зачастую диаметрально противоположны друг другу. Согласно одной из них «основным отличием пословицы от поговорки считается переносный смысл, которым обладает пословица, и отсутствие его у поговорки» [Широкова, 1931, 117]. Другие исследователи считают основным признаком поговорки присущую ей образность, иносказательность. «Поговорка - окольное выражение, переносная речь, простое иносказание, обиняк, способ выражения, но без притчи, без суждения, заключения, применения; это одна половина пословицы» [Даль, 1957, 20]. Современный исследователь В.П. Аникин придерживается такого же мнения: «Поговорка - это широко распространенное образное выражение, метко определяющее какое-либо жизненное явление. В отличие от пословиц, к которым они близки по форме своей, поговорки лишены прямого обобщенного поучительного смысла и ограничиваются образным, нередко иносказательным определением какого-либо явления» [Аникин, 1957, 14]. Традиционно в русской и советской фольклористике И.М. Снегиревым, А.А. Потебней, Е.А. Ляцким [Ляцкий, 1897, II, 3; Снегирев, 1823; 1831-1834; 1999; Потебня, 1976], Г.Л. Пермяковым, В.П. Аникиным [Пермяков, 1970; Аникин, 1957] различались пословицы, в которых значение выражается с помощью образа, и пословицы в форме прямого суждения: «Одна пословица назидает иносказательно, стороною, обиняками, заставляя угадывать наставление, скрытое под прозрачным покровом иносказания, а другая - учит открыто, прямо, наго» [Снегирев, 1831, I, 139].

Такой подход к разграничению этих двух жанров не избавляет исследователей от противоречивости и произвольности толкований. В данном случае становится очевидным, что образность и переносный смысл присущ и пословицам (определенному их типу), и поговоркам и, следовательно, не может быть включен в число дифференцирующих признаков жанра.

Одним из дифференцирующих признаков, по мнению некоторых исследователей, служит обобщенный смысл, характерный для пословиц и отсутствующий у поговорки [Кожин, 1967, 6; Аникин, 1957, 15; Даль, 1957, 18, 20]. Однако С.Г. Гаврин не столь категоричен в отрицании обобщенности как свойства, данного якобы только пословице, и признает его и за поговоркой, но с присущей ей особенностью обобщения. Поговорка отличается, на его взгляд, характером обобщения отображаемых ею предметов и явлений действительности. «По содержанию своему, - считает С.Г. Гаврин, - поговорка - наименование, обозначение конкретного предмета, явления, случая, по функции, в практике обобщения, поговорка - средство обобщения предметов и явлений действительности [Гаврин, 1958, 33].

При разграничении пословиц и поговорок, на наш взгляд, необходимо учитывать и логико-семантический аспект организации изречений, их синтактико-грамматические особенности, а также поэтическую структуру.

Следует предложить для обсуждения и собственную точку зрения автора, согласно которой поговорка как жанр имеет ярко выраженную определительную функцию. Предметом ее является, как правило, некий субъект, которого поговорка различным образом определяет, характеризует.

Заключая изложение темы «Пословица и поговорка» следует сделать обобщающие выводы, сопоставляя выявленные жанровые признаки пословиц и поговорок. В этой связи необходимо констатировать следующие признаки пословиц и поговорок, используя собственные научные разработки, прошедшие апробацию в виде диссертационного исследования, изданных статей и монографий [Кудаева, 2001, 2008].

Пословица - синтезированная, закодированная в специфическую форму и структуру информация, содержащая выводы и закономерности, касающиеся разнообразных сторон бытия, это, как уже не раз отмечалось в литературе, мировоззрение, философия, нравственная, этическая, наконец, эстетическая система, присущая данному этносу. Пословице свойственна сентенциозность, она обобщена и в том случае, когда это сделано в образной форме, и с помощью прямого суждения, умозаключения. Пословица может быть дидактична и, более того, императивна. Поговорка в отличие от пословицы не носит характера прямого обобщения в форме вывода, заключения, рекомендации действовать тем или иным образом. Поговорка прежде всего оценочна, она выражает определенное отношение к тому или иному факту, происходящему в действительности. Однако факт, избранный в качестве объекта для отображения и оценки поговоркой, не случаен, а принадлежит к типическим ситуациям и свойствам. Таким образом, поговорка в отличие от пословицы не имеет форму прямого обобщения, но обобщает благодаря выбору объекта изображения. Поговорке присуща определенная модальность, обусловливаемая выбором того или иного образа. Поговорка всегда определяет качества и свойства некого субъекта - человека в оценочно-экспрессивной форме. Модальность поговорки определяется выбором того или иного образа. Поговорка, по мнению А.А. Потебни, «поэтический иносказательный образ не сложного сцепления лиц и действий, а одного из элементов этого сцепления, стало быть, отдельно взятого лица, качества, действия» [Потебня, 1976, 526]. Таким образом, поговорке формально и семантически чужда форма типического обобщения, суждения, однако функционально она характеризует с определенной модальностью типический объект, выражает отношение и дает оценку типическим ситуациям и свойствам. Поговорка построена, как правило, как распространенное определение некого субъекта, который в тексте не назван, но подразумевается, или как сравнение. Этим обстоятельством и обусловлена внеконтекстовая незавершенность поговорки, которая проявляется как в синтаксическом аспекте, так и в логико-семантическом.

Продолжая и детализируя функциональную модель Г.Л. Пермякова, из которой следует, что пословицам и поговоркам свойственна одна моделирующая функция [Пермяков, 1975], можно утверждать, что отмечаемая выше внеконтекстовая незавершенность поговорок определяет доминирующий для нее характер орнаментальной функции. Таким образом, по своей роли в фольклорно-коммуникативном процессе пословица и поговорка различаются тем, что для первой превалирующей является моделирующая функция, для второй - орнаментальная.

Одним из основных свойств пословицы считается ее обобщающий характер. Обобщение пословицы имеет различные воплощения - в форме вывода, заключения, констатации определенной закономерности, рекомендации, приказа действовать идеальным образом. Обобщающий характер пословицы сопряжен с еще одним характерным ее признаком - сентенциозностью, дидактичностью. Поговорка же в отличие от пословицы не носит характера прямого обобщения, но обладает им благодаря выбору изображаемого объекта. В заключение студентам рекомендуется ознакомиться с работами Л.А. Морозовой [Морозова, 1972; 1975; 1976;], С.Г. Гаврина [Гаврин, 1958], А.Н .Кожина [Кожин, 1967].

3. Приметы

Изложение материала следует начать с характеристики примет как одного из жанров, входящих в паремическую систему. Следует отметить, что примета - жанр чрезвычайно похожий на пословицы и включающийся собирателями, как правило, в сборники наряду с ними. Возвращаясь к ранее изложенному материалу, необходимо напомнить, что, подобно пословицам, жанр примет относится к типологическому ряду паремий с «замкнутой» логико-синтаксической структурой. «По своей внешней морфолого-синтаксической структуре и по составу реалий, - утверждает Г.Л. Пермяков, - эти формы действительно очень близки к пословицам и афоризмам, представляя собой различные синтаксические и коммуникативные типы замкнутых предложений. Однако по своему смыслу и по характеру употребления данные клише резко отличаются от пословичных» [Пермяков, 1970, 84].

Следует подчеркнуть, что в отличие от пословиц, как правило, полисемантичных, несущих, имеющих обобщающий смысл, приметы однозначны и не допускают иносказательного, обобщенного толкования; что в этом смысле они как бы однолинейны и лишены подтекста. Исключение составляют случаи, когда в речевом контексте может быть использована омонимичная примете пословица. Функциональные особенности жанра примет составляют их основные дифференцирующие признаки.

Приводя примеры пословиц и примет, следует предоставить студентам самим сделать вывод о том, что пословица - это философское обобщение, умозаключение, констатация, касающаяся целого ряда ситуаций. Напомнить о таком свойстве пословицы, как многозначность. Подчеркнуть, что пословица – это знак, служащий для обозначения целого пучка ассоциативно связанных ситуаций. Необходимо дать представление о примете как о естественнонаучном, бытовом наблюдении, а также суеверном утверждении, касающемся конкретных проблем или объектов. Студентам следует обратить внимание на то, что обобщение в приметах чисто прагматического, утилитарного плана и их информативный спектр ограничен народнохозяйственной областью. Необходимо подчеркнуть, что жанр примет включает в себя различные типы - суеверные правила, естественнонаучные бытовые закономерности и обобщения, сельскохозяйственные, охотничьи, медицинские, юридические, этические/этикетные рекомендации и правила.

Характеризуя примету, студентам следует прежде всего обратить внимание на доминирующий признак жанра – его прогностическую функцию. «Своим функциональным признаком, прогнозом, - считает Е.Г. Павлова, - она (примета) отличается от всех других непрогностических фольклорных паремий» [Павлова, 1984, 294]. Следует отметить, что, несмотря на то, что часть примет может иметь форму правила, совета или запрета (императивные приметы), это не лишает их прогностической функции, присутствующей имплицитно.

В дополнение к материалу, представленному в учебнике, для лучшего понимания жанра следует дать представление об основных логических структурах примет:

  1. Если (не) (есть) (нет) сделать то-то, это будет иметь следствием то-то.

  2. Нельзя делать то-то, иначе будет плохо.

  3. То-то делать нельзя.

Студентам необходимо обратить внимание на неоднородность жанра примет и на тот факт, что внутри корпуса примет могут быть выделены два типа:

1) . суеверные приметы, «в которых прогнозируется человеческая жизнь вне зависимости от ее аспекта и от того, чем она прогнозируется, а также
приметы, в которых прогнозируются явления природы «случайными или преднамеренными человеческими действиями» [Павлова,
1984, 295];

2) прагматические или естественные приметы - наблюдения и
закономерности, основанные на опыте практической деятельности
(«деловые, хозяйственные», как их принято называть). Этот тип включает в себя опыт различных производственно-хозяйственных сфер, наблюдения над закономерностями природы. Наблюдались вид заходящего солнца, поведение животных, расположение созвездий, луны, направление ветра. Отмечались признаки, свидетельствующие о возрасте животного, его достоинствах и т.п.

В соответствии с охватываемыми объектами, прагматические приметы могут быть классифицированы следующим образом: а) сельскохозяйственные; б) метеорологические; в) медицинские.

Дополнить сведения о жанре примет позволит монография З.Ж. Кудаевой «Мифопоэтическая модель адыгской словесной культуры» [Кудаева, 2008], которую можно рекомендовать студентам в качестве дополнительного источника и которая посвященна воссозданию мифопоэтической картины мира на основе анализа текстов суеверных примет.

В заключение следует дать выработанное автором следующее определение приметы, обобщающее его основные жанровые признаки:

Приметы - это однофразовые тексты, обладающие функцией правила или прогноза, призванные осуществлять кодификацию процесса будничной жизни согласно действующей в данной этнокультурной традиции мифологической модели.

Для лучшего представления жанра примет следует рекомендовать статью Павлова Е.Г. Опыт классификации народных примет [Павлова,1984,294-299.].


Вопросы для самопроверки

1. Какими основными жанровыми признаками характеризуется пословица?

2. По каким признакам принято разграничивать пословицу и поговорку?

3. Какие типы пословиц выделяются исследователями и в чем состоят их особенности?

4. Каковы функции пословиц и поговорок в речи?

5. В чем состоит и как проявляется такое свойство пословицы, как многозначность?

6. В чем состоит основная функция пословичного образа?

7. В чем состоят особенности поэтики пословиц и поговорок?

8. В чем состоят особенности ритмической организации пословиц?

9. Почему и в каких случаях используется рифма в пословицах?

10. Как и в какой форме находят отображение в пословице история и быт народа?

11. Какие из существующих собраний пословиц являются наиболее полными и научно значимыми?

12. Какие из существующих исследований, посвященных пословицам и поговоркам, являются наиболее научно значимыми?

13. Что отличает примету от пословицы и поговорки?

14. Каковы основные жанровые особенности примет?

14. Какие жанровые типы, разновидности примет принято выделять?

15. В чем состоит основная функция примет?


Рекомендуемая литература

Тексты

  1. Русские народные пословицы и притчи, издаваемые И.М. Снегиревым. - М., 1848; Новый сборник русских пословиц и притчей, служащих дополнением к собра­нию русских народных пословиц и притчей, изданных в 1848 году И. М. Снегире­вым. - М., 1857. Переизд.: Снегирев И.М. Русские народные пословицы и притчи / Изд. подг. Е.А. Костюхин. - М., 1999.

  2. Даль В.И. Пословицы русского народа. Сборник пословиц, поговорок, речений, присловий, чистоговорок, прибауток, загадок, поверий и пр. (Чтения Общества исто­рии древностей российских при Московском университете). М., 1861-1862; Переизд.: Даль В.И. Пословицы русского народа. - М., 1957.

  3. Максимов С.В. Крылатые слова. - СПб., 1890; изд. 2-е. - СПб., 1899. Изд. 3-е. - М., 1955.

  4. Рыбникова М.А. Русские пословицы и поговорки / Отв. ред. Б.П. Кирдан. - М., 1961.

  5. Пословицы, поговорки, загадки в рукописных сборниках XVIII-XX вв. / Изд. подг. М.Я. Мельц, В.В. Митрофанова, Г.Г. Шаповалова. - М.; Л., 1961.

  6. Народные пословицы и поговорки / Сост. А.И. Соболев. Под ред. Н.Н. Белецкой. - М., 1961.

  7. Словарь русских пословиц и поговорок / Сост. В.П. Жуков. - М., 1966. Переизд.: М., 1998.

  8. Русские пословицы и поговорки /Сост. А.М. Жигулев. - М., 1969.

  9. Русские пословицы и поговорки / Сост. Ф.М. Селиванов, Б.П. Кирдан, В.П.Аникин. - М., 1988.

Исследования

  1. Даль В.И. Напутное // Пословицы русского народа. - М., 1957.

  2. Потебня А.А. Из лекций по теории словесности. Басня. Пословица. Поговор­ка. Харьков, 1894. То же: Потебня А. А. Теоретическая поэтика / Сост., автор вступ. ст. и коммент. А. Б. Муратов. - М., 1990. С. 55-131.

  3. Ермо­лов А. Народное погодоведение.- М., 1995; Ермолов А. Всенародная агрономия.- М., 1996.

  4. Аникин В.П. Русские народные пословицы, поговорки, загадки и детский фольклор. - М., 1957.

  5. Пермяков Г.Л. От поговорки до сказки. Заметки по общей теории клише. - М., 1970.

  6. Митропольская Н.К. Русские пословицы как малый жанр фольклора. -Вильнюс, 1973.

  7. Федоренко Н.Т. Афоризм как жанр словесного искусства // Вопросы литературы. - 1973. - №9. - С. 141-175.

  8. Паремиологический сборник. Пословица. Загадка. Структура, смысл, текст / Сост. Г.Л. Пермяков. - М., 1978.

  9. Паремиологические исследования. Сб. статей. - М., 1984.

  10. Пермяков Г.Л. Основы структурной паремиологии. - М., 1988.

  11. Пушкарев Л.Н. Духовный мир русского крестьянина по пословицам XVII-XVIII веков. - М.,1994.

  12. Малые формы фольклора. Сб. статей памяти Г.Л. Пермякова. - М., 1995.

  13. Благова Г.Ф. Пословица и жизнь. Личный фонд русских пословиц в историко-фольклористической ретроспективе. - М., 2000.

  14. Савенков Л.Б. Русская паремиология: семантический и лингвокультурологический аспекты / Отв. ред. Е.А. Корнилов. - Ростов-на-Дону, 2002.


Литература

  1. Аникин В.П. Русские народные пословицы, поговорки, загадки и детский фольклор. - М.: Госуд. учебно-пед. изд-во Мин. просв. РСФСР, 1957. -240 с.

  2. Аникин В.П. Об историческом приурочении пословиц, поговорок и загадок. - Советская этнография, 1960. - №4. С. 44-52.

  3. Аникин В.П. Мудрость народов. - В кн.: Пословицы и поговорки народов Востока. - М., 1961. – С. 7-20.

  4. Аникин В.П. Об интернациональном и национальном изучении пословиц (к определению понятия жанра и его признаков). - В кн.: Русский фольклор. - М.-Л., 1966. - Т.Х. – С. 28-42.

  5. Аникин В.П. О «логико-семиотической» классификации пословиц и поговорок. - В кн.: Русский фольклор. - М.-Л., 1975. Т.XVI. – С. 263-278.

  6. Аникин В.П. Русское устное народное творчество. Учеб. для вузов. - М.: Высш. шк., 2004.

  7. Гаврин С.Г. К вопросу об отличии пословицы от поговорки в современном русском литературном языке. - Учен. зап. Пермского гос. пед. института. - Пермь, 1958. - Вып.17. - С.28-46.

  8. Григас К.Й. Методологические вопросы сравнительного изучения балтийских и славянских пословиц. Доклад на VIII Международном конгрессе славистов - Препринт. - Вильнюс, 1978. - 29 с.

  9. Григас К.Й. Литовские пословицы (Сравнительное исследование). Автореф. дис ... докт. филол. наук.- М., 1981. - 37 с.

  10. Даль В.И. Напутное // Пословицы русского народа. - М., 1957.

  11. Кожин А.Н. О разграничении пословиц и поговорок. - УЗ МОПИ.- Т.204. - М., 1967. - Вып.14. - С. 5-12.

  12. Кудаева З.Ж. Адыгская паремия: система, поэтика. – Нальчик: Эльбрус, 2001.

  13. Кудаева З.Ж. Мифопоэтическая модель адыгской словесной культуры. - Нальчик: Эльбрус, 2008.

  14. Ляцкий Е.А. Несколько замечаний к вопросу о пословицах и поговорках.- ИОРЯС - СПб., 1897. - Т.2. - Кн.3. - С.745-782.

  15. Митропольская Н.К. Русские пословицы как малый жанр фольклора. - Вильнюс, 1973. - 56 с.

  16. Морозова Л.А. Художественная форма пословиц// Вопросы жанров русского фольклора, - М., 1972. - С.3-17.

  17. Морозова Л.А. Пословицы и поговорки (К вопросу об определении и разграничении) // Вестник МГУ. Серия Х. Филология, 1972. - №2. - С.57-65.

  18. Морозова Л.А. Русские народные поговорки. - Русская речь, 1976. - №6.- С.23-26.

  19. Морозова Л.А. Антитеза в пословицах. - В кн.: Фольклор как искусство слова. - М., 1975. - С.95-106.

  20. Ожегов С. И. Словарь русского языка /Ред. Н.Ю. Шведовой - Изд.10-е.- М.: Сов. энциклопедия, 1973. - 846 с.

  21. Павлова Е.Г. Опыт классификации народных примет. - Паремиологические исследования. - М.: Наука, 1984.- с. 294-299.

  22. Пермяков Г.Л. От поговорки до сказки (Заметки по общей теории клише). - М.: Наука, 1970. - 240 с.

  23. Пермяков Г.Л. Основы структурной паремиологии. - М.: Наука, 1988. - 237 с.

  24. Пермяков Г.Л. К вопросу о структуре паремиологического фонда. - В кн.: Типологические исследования по фольклору. - М., 1975.- С. 247-274.

  25. Потебня А. А. Эстетика и поэтика. - М.: Искусство, 1976. - 614 с.

  26. Пропп В. Я. Фольклор и действительность. Избранные статьи. - М.: Наука, 1976. - 325 с.

  27. Рыбникова М.А. Русские пословицы и поговорки. - М.:АН СССР, 1961. - 230 с.

  28. Рыбникова М.А. Русская поговорка. - В кн.: Рыбникова М.А. Избранные труды. - М., 1958.- С.515-526.

  29. Самородов К. Т. Мордовские пословицы и загадки. - Саранск: Мордовск. книжное изд-во, 1959.- Т.1. - 428 с.

  30. Снегирев И. М. Опыт рассуждения о русских пословицах. - М.: В унив.типогр., 1823. - 49 с.

  31. Снегирев И.М. Русские в своих пословицах. Рассуждения и исследования об отечественных пословицах и поговорках в четырех книгах. - М., 1831-1834.

  32. Снегирев И.М. Обозрение пословиц// Русские народные пословицы и притчи.- М., 1848. - С. XXI.

  33. Фойт В. Разработка общей теории пословиц. - В кн.: Паремиологический сборник.- М.: Наука, 1978, с.230-238.

  34. Широкова О. Жизнь пословицы. - Русский язык в школе. - М., 1931.-№6-7.- С.116-121.

  35. Шрамм А.Н. Наблюдения над синтаксическим строем русских пословиц.- Автореф. дис....канд. филол. наук - М., 1954.- 16 с.




Скачать 248,69 Kb.
Дата конвертации25.10.2013
Размер248,69 Kb.
ТипМетодические рекомендации
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rud.exdat.com


База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2012
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Документы