Научно-исследовательская лаборатория icon

Научно-исследовательская лаборатория



Смотрите также:
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   20

^ 3.4. Перформативные характеристики дискурса


Известный тезис Дж.Остина о противопоставлении двух типов высказываний – перформативных и неперформативных (Остин, 1986, с.27) – породил мощное направление в прагмалингвистике – теорию речевых актов. Суть этого противопоставления сводится к тому, что нечто признается либо не признается фактом. Фактичность как атрибут бытия соответствует логическому и филологическому понятию «диктум». Диктум как констатация объективного положения дел всегда предполагает наличие человеческого отношения к этому положению дел, такое отношение – «модус» – может быть акцентированным либо неакцентированным, но нет диктума без модуса, как и нет модуса без диктума (можно сказать, впрочем, что «чистый диктум» есть внечеловеческое объективное состояние дел, потенциальная пропозиция, а «чистый модус» – это внепредметное эмоциональное самовыражение; эти экстремальные позиции могут выделяться лишь условно). Факт есть объективное состояние дел, но в меняющемся мире нечто может становиться фактом и переставать быть фактом. Перформативное высказывание фиксирует точку становления в нашем сознании нового факта. Например: «На основании защиты диссертации диссертационный совет присуждает Кочкину Михаилу Юрьевичу ученую степень кандидата филологических наук по специальности «теория языка».

Теория речевых актов привлекла к себе внимание многих исследователей. Показательно, что в фокусе исследовательского интереса всегда оказывались не диктумные, а модусные характеристики тех высказываний, которые можно было рассмотреть с учетом типичных речевых ситуаций: условия общения, интенции коммуникантов, эмоциональные состояния участников общения, правила интерпретации, вариативность способов, жанровая специфика. Наряду с горячими сторонниками и разработчиками этой теории появилось и немало ее противников. Аргументация против этой теории сводится к тезисам о ее схематичности и ригидности (в реальном общении «чистые» речевые акты составляют исключение, а не правило, живое общение лабильно, спонтанно и зависит от множества ежесекундно меняющихся и не всегда предсказуемых обстоятельств, не следует выдавать частные случаи за общие правила, например, вопросы на допросе вовсе не иллюстрируют богатства всех типов вопросов). Признавая определенную правоту противников теории речевых актов, следует отметить, что потенциал этой теории еще не исчерпан. Можно выделить несколько основных направлений развития теории речевых актов.

Первое и наиболее разработанное направление теории речевых актов является движением в сторону построения целостной коммуникативной теории успешного высказывания. Постулаты общения П. Грайса и других исследователей органически входят в модель успешного высказывания, в его иллокутивный компонент. Для ученых, разрабатывающих речевой акт (речевое действие) с общих прагмалингвистических позиций, наиболее важным является вопрос о коммуникативной ситуации, т.е. об обстоятельствах реального общения, включающих, прежде всего, характеристики коммуникантов. Здесь смыкаются интересы исследователей, которые позиционируют себя в прагмалингвистике и социолингвистике (точнее – микросоциолингвистике). В центре внимания этих специалистов находится минимальный контекст, дающий возможность вычленить и охарактеризовать то или иное речевое действие. В качестве примеров обычно приводятся сравнительно простые коммуникативные поступки – просьбы, комплименты, извинения, поздравления, обещания и др. (Hymes, 1977; Ballmer, Brennenstuhl, 1981; Серль, 1986; Романов, 1988; Карасик, 1992; Еремеев, 2001; Антонова, 2004; Миляева, 2004). Детально описывается пошаговая структура того или иного речевого акта.

Второе направление развития теории речевых актов представляет собой дрейф этой теории в сторону теории жанров речи. Опираясь на классические тезисы М.М. Бахтина о противопоставлении первичных и вторичных речевых жанров и развиваясь в направлении интеракционального понимания общения (от модели кодового обмена информацией – к модели инференционной, предполагающей наличие выводимого знания, и далее – к модели интеракционной, суть которой состоит во взаимосвязанном диалоге участников общения), сторонники такого понимания речевых действий фокусируют свое внимание на более сложных коммуникативных поступках, таких, как, например, разговор по душам или проработка провинившегося на общем собрании коллектива (Дементьев, 2000; Макаров, 2003).

Третье направление развития теории речевых актов можно определить как коммуникативистское или неориторическое в том смысле, что исследователи сосредоточивают свой научный интерес на выявлении способов оказания влияния на адресата в процессе общения применительно к типовым ситуациям и, следовательно, к типовым речевым актам (Мечковская, 1996; Кашкин, 2000; Бокмельдер, 2000; Стернин, 2001). И.А. Стернин предлагает многоаспектную типологию видов общения, противопоставляя его по теме (политическое, научное, религиозное и др.), по цели (деловое и развлекательное), по степени официальности (официальное и неофициальное), по форме общения (закрытое, открытое, смешанное), по свободе выбора партнера (инициативное и принудительное), по степени проявления личности (обезличенное и личностное), по продолжительности (кратковременное и длительное, периодическое и постоянное), по соотношению формы и содержания (прямое и косвенное) (Стернин, 2001, с.11-25). С определенными оговорками сюда же можно отнести анализ аргументативных стратегий речи.

Четвертое направление развития теории речевых актов можно выделить на основе признака перформативности. Вспомнив персонажей романа И. Ильфа и Е. Петрова «Золотой теленок», доказывающих свое право быть истинными детьми лейтенанта Шмидта с помощью знаменитой фразы «А ты кто такой?» (подразумевается продолжение «чтобы вести себя таким образом»), поставим во главу угла при определении перформативности право говорящего делать нечто свершившимся фактом. Наш тезис сводится к тому, что целесообразно выделять не только перформативные и неперформативные высказывания, но и аналогичные типы дискурса.

Для определения перформативности необходимо вернуться к лингвистически релевантному определению факта. В общепринятом понимании, по данным словарной дефиниции в современном толковом словаре русского языка, факт – истинное событие, реальное происшествие или явление (БТС). В Оксфордском словаре выделяются более дробные характеристики этого феномена: 1) a thing that is known to have occurred, to exist, or to be true; 2) a datum of experience (often foll. by an explanatory clause or phrase: the fact that fire burns; the fact of my having seen them); 3) (usu. in pl.) an item of verified information; a piece of evidence; 4) truth, reality; 5) a thing assumed as the basis for argument or inference (COD).

Выделяются следующие характеристики факта: нечто, имевшее место, истинное; экспериментально полученные данные; достоверная информация; истина; основание для аргументации. Факт, таким образом, имеет следующие атрибуты: действительный, истинный, достоверный, самоочевидный, подтверждаемый либо фальсифицируемый. Разграничивая события и факты, Н.Д. Арутюнова пишет о том, что события представляют собой реалии, а факты – суждения о реалиях. Квалифицируя что-либо как факты, мы различаем вещи по признакам реальности / гипотетичности, верифицируемости / неверифицируемости, истинности / ложности, утвердительности / отрицательности (Арутюнова, 1999, с.405). С.Х. Ляпин, рассматривая факт с позиций философской концептологии, дифференцирует следующие ипостаси факта: 1) фактуальность — родовое понятие для всего фактического, субстрат фактов любого вида, 2) фактум – состояние фактуальности, заполняемое фактами, нейтральными по отношению к принципиальным вопросам какой-либо сферы деятельности, 3) фактицитет (термин М.Хайдеггера) – состояние фактуальности, которое заполняется фактами, остающимися за порогом текущего восприятия человека, но <…> определяющими обобщенно-смысловую организацию бытия, 4) фактаурус – состояние фактуальности, которое заполняется фактами, входящими в актуальную детерминацию человеческой деятельности (Ляпин, 1997, с.7-10). Если мы сопоставим эти дистинкции с принятыми в лингвистике характеристиками значения и смысла, то можно сказать, что фактум соответствует тому, что обычно понимается под пресуппозицией высказывания, т.е. это — подразумеваемая базовая информация о мире, о человеке, о языке, разделяемая участниками общения; фактицитет можно осмыслить как ценностные доминанты этой базовой информации, определяющие все поведение человека, причем, обычно неосознаваемые участниками общения (эти характеристики общения обычно более всего интересуют культурологов и специалистов по межкультурной коммуникации); фактаурус же – это актуальный осознаваемый смысл, контектуально и ситуативно определенный и находящийся в фокусе внимания участников общения.

Итак, определяя факт, мы констатируем его противопоставленность реальности, с одной стороны, и его принципиальную двойственность (модусно-диктумное строение), с другой стороны. Диктальный компонент факта, в свою очередь, членится на фоновый и актуальный субкомпоненты (они соотносимы с темой и ремой высказывания). Наконец, фоновый субкомпонент диктума распадается на ценностно-нейтральный и ценностно-маркированный субкомпоненты. В этой дихотомической схеме факт раскрывается как результат осмысления реальности, как оценочно-квалификативное действие, как фокусировка на актуальных моментах действительности и как феномен культуры, обусловленный ее ценностями. Нельзя не отметить наличие несомненной связи между модусной составляющей факта и его глубинным ценностно-маркированным субкомпонентом диктума.

Перформативный дискурс противопоставляется неперформативному дискурсу по признаку «факт – фикция». Соответственно, общение, содержанием которого является заведомо неверифицируемая и не принимаемая на веру информация, следует признать фикциональным. В этом плане признак перформативности соотносится с признаком информативности, так же, как и признак описательности (перформативам противопоставляются дескриптивы) соотносится с признаком фасцинативности. Разумеется, перформативность может быть кажущейся. Наряду с фактами существуют фактоиды (как бы факты). В массово-информационном дискурсе сложился даже специфический жанр опровержения ранее изложенной информации: «Редакция газеты приносит извинения в связи с публикацией недостаточно проверенной информации в статье такой-то от такого-то числа». Аналогичным образом дезавуируется высказывание должностного лица: «Представитель правительства заявил, что высказанное в интервью радиостанции «Эхо Москвы» мнение заместителя министра NN о необходимости ужесточить контроль за выпускными экзаменами в негосударственных учебных заведениях в этом году является его личной точкой зрения и не отражает позиции правительства по этому вопросу». В приведенных примерах иллюстрируется двойной рассогласованный перформативный дискурс.

Действия в различных сферах общения весьма различны в плане осознания их фактуальности. Так, для религиозного дискурса молитва является перформативом и вряд ли может рассматриваться как действие в рамках научного дискурса. Исторический факт в его вербальном дискурсивном проявлении является перформативом, даже если текстуальное выражение того или иного поступка обнаруживает большую вариативность. Классическим примером здесь является фраза наполеоновского генерала «Гвардия умирает, но не сдается!», хотя в ответ на предложение капитулировать этот герой ответил грубым солдатским ругательством. Граница между историческим фактом и легендой весьма размыта, и перформатив как тип текста заполняет этот разрыв. Примером может служить следующий текст.

Известно, что римский император Калигула приказал считать своего коня сенатором. Сенаторы смирились с этим позором, но один из них сказал следующее: «Ты правильно поступил, великий император! Но ты остановился на полпути. Теперь ты должен возложить свой венец на голову этого благородного животного, потому что оно во всех отношениях выше тебя!». После этих слов сенатор был немедленно убит.

Этот текст является перформативом, поскольку сообщает о факте или якобы факте, связанном с достоверно известным фактом введения коня в сенат, и устанавливает нормы поведения, которые должны служить образцом мужества и чести.

Одним из важнейших признаков перформативности является отнесенность речи к настоящему моменту. Этот показатель является системообразующим для выделения перформативных высказываний: «От имени Президента Российской Федерации награждаю Вас медалью «За отвагу на пожаре». Перформативность применительно к дискурсу предполагает более широкое понимание настоящего момента. Важно то, что некая информация релевантна. При этом содержание высказывания может относиться как к настоящему, так к прошлому и будущему. Например, «На основании археологических данных удалось установить, что врачи в древней Индии успешно делали трепанацию черепа». Информация в газете либо в научном журнале на эту тему является перформативным дискурсом, поскольку затрагивает жизненно важные ориентиры поведения и ценностную картину мира людей. Мы считали, что столь сложные операции люди научились делать только недавно, а оказывается, что уровень медицины в древнем мире был очень высоким.

Информационные сообщения в газетах, журналах, электронных выпусках телевизионных программ и компьютерной сети являются одним из прототипных жанров перформативного дискурса. Актуальность информации связана с двумя ориентирами сообщаемого факта: новость должна быть релевантной для людей и должна соотноситься с их культурной доминантой поведения. Например, информация о том, что сын бывшего премьер-министра Великобритании Маргарет Тэтчер признался в своей причастности к организации государственного переворота в одной из африканских стран, представляет собой перформативный текст, поскольку привлекает внимание многих адресатов и подразумевает выводные знания о нанесении ущерба имиджу известного политика. Газета не опубликует новость о том, что NN потерял паспорт и повесил объявление на столбах с просьбой вернуть его за определенное вознаграждение, если этот NN не будет известной личностью или обстоятельства этого происшествия не будут чрезвычайными (например, вознаграждение будет очень высоким).

В отличие от перформативного высказывания перформативный дискурс характеризуется признаком протокольности. Например, процедура сдачи экзамена является действием, в результате которого меняются статусные характеристики студента. Интересно, что в рамках перформативного дискурса (если мы будем рассматривать ситуацию экзамена) могут иметь место и принципиально неперформативные высказывания, но они не являются системообразующими для дискурса в целом. Например:

Студентка: Первый вопрос: Системные связи слов. В последнее время ученые уделяют большое внимание системным связям слов. Эти связи имеют большое значение. Их необходимо анализировать.

^ Преподаватель: Вы не волнуйтесь.

Студентка: Как я уже говорила, существуют системные связи слов. Слова связаны друг с другом. Очень важно понимать системные связи слов в языке.

^ Преподаватель: Может быть, Вы еще немного посидите и подготовитесь?

В этом диалоге разворачивается перформативный дискурс (неудачный для студентки), но только одна фраза преподавателя, предлагающего студентке еще раз обдумать свой ответ, может быть квалифицирована как действие.

В какой мере признак перформативности связан с признаком официальности общения? Можно сказать, что официальное общение почти всегда перформативно, но действием может быть и неофициальное общение. Например, объяснение в любви или сообщение о релевантном событии («Мама, ты не нервничай, я опять завалил этот экзамен, меня отчисляют»).

Юридический дискурс в силу его предназначения является перформативным. Можно говорить о степени институциональности применительно к ситуации судебного заседания: речь адвоката в большей мере содержит личностно маркированные коммуникативные поступки, протокольные фразы судьи в максимальной мере дистанцированы от его личностного отношения к подсудимому и аудитории.

Особую значимость имеет анализ перформативов в юрислингвистике – новой области на стыке языкознания и юриспруденции в связи с необходимостью давать экспертное заключение в тех случаях, когда имеют место высказывания, допускающие интерпретацию, которая наносит ущерб личности либо группе лиц. Таковы, например, тексты, в которых содержатся этнические оскорбления (статья уголовного кодекса о разжигании национальной розни). Истец настаивает в таких случаях на признании текста оскорблением, а ответчик пытается доказать, что никакой интенции ущемить права кого-либо не было. Осенью 2004 г. в Волгограде один из кандидатов на должность губернатора выступил под девизом «Волгоградская область – не Кавказ!». Представители нескольких землячеств обратились в суд с заявлением, в котором говорилось, что этот девиз подразумевает призыв к депортации граждан, являющихся представителями коренных народов Кавказа, из Волгоградской области. Политик, который баллотировался на официальную должность под упомянутым лозунгом, отвечал, что его высказывание поняли неверно, что он настаивает на проведении взвешенной миграционной политики, а фразу, из-за которой разгорелся конфликт, следует понимать сугубо в буквальном смысле, так же, например, как «Земля – не Луна». В качестве перформативного текста высказывание «Волгоградская область – не Кавказ!» допускает только одну интерпретацию: Нельзя увеличивать количество мигрантов с Кавказа в нашей области. Если бы можно было сравнить эту фразу с условным высказыванием «Волгоградская область – не Крым!», то пресуппозитивный фонд наших общих знаний позволил бы нам в нынешней ситуации проинтерпретировать этот текст, возможно, так: у нас более суровая погода, у нас – не курорт (такую же интерпретацию, кстати, могло получить и высказывание, вызвавшее протест национальных землячеств, лет тридцать тому назад). В этом плане тезис С.Х. Ляпина о том, что необходимой составной частью факта является его актуальность для участников общения, подтверждается в полной мере.

Весьма интересным примером перформативности являются девизы на монетах. На монетах республиканской Франции уже несколько веков выбит девиз революции: Liberte, Egalite, Fraternite – Свобода, Равенство, Братство. Когда немецкие фашисты оккупировали Францию и установили в этой стране марионеточный коллаборационистский режим, в 1942-1944 гг. были выпущены новые деньги, на которых появился новый девиз: Travail, Famille, Patrie – Работа, Семья, Родина. Взятые вне контекста, слова нового девиза имеют положительный смысл, но в условиях оккупации они воспринимались в контрасте с прежним девизом и должны были интерпретироваться, по всей видимости, следующим образом: следует жить земными заботами, больше работать, чтобы содержать семью, а не разглагольствовать о своих правах и абстрактных ценностях. Этот факт заслуживает, вероятно, более подробной интерпретации. Мы видим, что символическая горизонталь концептов, сориентированных на высшие ценности, сменилась четкой вертикалью, где на первом месте находится работа (здесь не хватает только концепта «Порядок», чтобы смена ориентиров была абсолютно очевидной, но можно предположить, что оккупанты понимали: немецкий концепт Ordnung совсем не соответствует французскому Ordre). Изменилось и название страны, вместо Французской республики страна официально называлась Государство Франция. Когда генерал де Голль возглавил восстание, поддержанное антигитлеровской коалицией, в 1944 г. была выпущена монета, на которой вновь появились слова «Свобода, Равенство, Братство», а на лицевой стороне монеты в обрамлении венка было отчеканено слово France без определения. Это название было противопоставлено чужому порядку в виде марионеточного государства. Девиз Французской революции красуется и на современных монетах Франции, хотя там циркулируют сегодня не франки и сантимы, а евро и евроценты.

Существуют градуальные ступени перформативности, которые можно проиллюстрировать речевым действием «совет». В течение ряда лет в газете “The Times” известный британский журналист Дж. Морган вел рубрику «The A and Z of Manners» — «Манеры от А до Я». Читатели посылали ему множество конкретных вопросов о том, как следует вести себя в ситуациях, связанных с возможной потерей лица. Этикет, как известно, предлагает людям оптимальный выход в таких ситуациях. В ряде случаев журналист переводил ответ в шутку, но достаточно часто давал однозначный категоричный совет. Например:

Wedding

Q: I have to give my first best man's speech. The groom is one of my closest friends and I do not want to muck it up. I am not sure how to go about it and am very nervous at the prospect. Could you give me some advice?

A. Winston Churchill said that "the head cannot take in more than the seat can endure", sensible advice that will guide you on the length of time that you speak. I would caution you against making it in any way smutty: such a technique normally embarrasses more than it entertains. However, do try to be as amusing as possible. I once attended a wedding at which the best man's speech was conducted entirely in rhyme, much to the delight of all present.


^ Buckingham Palace

Q: What is the dress code for women when attending a garden party at Buckingham Palace, apart from the obligatory hat? As the present weather is so cold, I would prefer to wear a trouser suit. Is this acceptable?

A: Despite the fact that the Queen wishes her guests to be comfortable and not to spend unnecessary money on their appearance, trouser suits are not encouraged. For this reason, leave your no doubt incredibly chic trouser look at home this time, and instead don a summer dress or suit, both of which are more appropriate to a formal daytime occasion.

В первом случае молодой человек интересуется, каким образом лучше построить свою речь в качестве шафера на свадьбе. Джон Морган советует быть лаконичным, приводя шутливое высказывание Черчилля «В голову взять можно не больше, чем удастся высидеть», и далее рекомендует избежать любой скабрезности и постараться позабавить гостей.

Во втором случае читательница спрашивает, уместно ли ей явиться на летний прием к королеве в саду Букингэмского дворца в брючном костюме. Знаток этикета однозначно определяет приемлемый стиль одежды: только летнее платье либо дамский костюм.

Итак, перформативность представляет собой аспект коммуникации, она организует факты в сознании носителей языка в соответствии с культурными доминантами, определяющими ценностную картину мира определенного этнокультурного и социокультурного сообщества, с одной стороны, и в соответствии с актуальными смыслами реального общения, с другой стороны. Перформативность как смысловое образование имеет полевое строение, в центре такого поля находятся перформативные высказывания, но помимо таких высказываний можно выделить разновидности перформативных жанров применительно к разным типам дискурса.


^ 3.5. Тональные характеристики дискурса


В научной литературе тональность определяется как психологическая окраска речи, которая может быть торжественной, нейтральной, нейтрально-обиходной и вульгарной (Тарасов, 1974), как вид субъективной модальности, которая отражает отношение говорящего к тексту, к реципиенту и к самому себе и влияет на формирование смысла текста в следующих разновидностях: «официально», «серьезно», «шутливо», «восторженно», «дружелюбно», «враждебно», «саркастически», «недоверчиво», «безразлично», «пессимистически», «осторожно», «мечтательно», «с грустью», «пренебрежительно», «надменно», «агрессивно», «с отвращением», «настойчиво», «с завистью», «удивленно», «взволнованно», «хвастливо», «стревогой», «раздраженно», «с обидой», «отрешенно», «радостно», «притворно», «задумчиво», «решительно», «вызывающе», «таинственно», «грубо», «испуганно», «вежливо», «ласково» (Багдасарян, 2000, с.4, 16-17); как выражение эмоционального настроя в тексте (Хабибрахманова, 2004, с.181). Приведенные определения и характеристики тональности свидетельствуют о двояком понимании этого феномена: с одной стороны, это эмоциональное отношение к действительности, с другой стороны, это оформление речи в определенном стилевом регистре. Приведенные определения не противоречат друг другу и дают нам основания считать, что коммуникативная тональность – это эмоционально-стилевой формат общения, возникающий в процессе взаимовлияния коммуникантов и определяющий их меняющиеся установки и выбор всех средств общения. Коммуникативная тональность является культурно-обусловленной и соотносится с принятыми в обществе типами дискурса. Тональность соотносима с тембром звучащего текста, в этом плане заслуживает внимания вывод М.В. Вербицкой (2000, с.22) о пяти видах тембральной окраски произведений английской литературы XIX-XX веков: тембр нейтрального повествования, лирический, драматический, патетический, иронический.

Понимание представляет собой сложный процесс соотнесения имеющегося и нового знания. Этот процесс не строится на пустом месте. Для человека новое есть всегда относительно новое, в большей или меньшей степени соответствующее осознанному или подсознательному ожиданию. Такое ожидание, трактуемое как установка, достаточно детально изучено в психологии. Известный советский психолог Д.Н. Узнадзе в 30-40 годах сформулировал и обосновал тезис о том, «что поведению предшествует состояние субъекта, в котором заранее определен общий характер этого поведения, его соответствие объективным обстоятельствам. … Иными словами, до того, как живое существо обратится к осуществлению определенного поведения, это поведение задано в нем в виде установки» (Узнадзе, 2004, с.73). Простая двучленная схема «среда – поведение» либо «энтелехия (присущая организму целеполагающая сила) – поведение» заменяется трехчленной: «среда — установка – поведение». Отмечу, что эта идея опосредованности понимания и любой человеческой активности получила широкое распространение в современной биологической теории человеческого понимания: «Живая система на любом уровне организована так, чтобы порождать внутренние регулярности» (Матурана, Варела, 2001, с.205.).

Готовность участников общения гибко перенастраиваться в процессе коммуникации не противоречит их упреждающей настроенности на получение той или иной информации. В этом плане процесс общения представляет собой динамическое смысловое пространство, которое можно смоделировать с помощью шкалы интерпретативной свободы. Существуют ситуации, которые мы воспринимаем только однозначно (например, крик о помощи) и ситуации, которые принципиально не допускают однозначного толкования (мягкие структуры, по В.В.Налимову, 1979). Между этими крайними точками проявляется широкий спектр коммуникативных ситуаций, сужающих либо расширяющих интерпретативную свободу. Естественный язык построен на ассоциативной связи знака с полем смысловых значений, и это предполагает активную деятельность адресата по осмыслению полученной информации. Эта мысль четко сформулирована В.В.Дементьевым (2006: 13): «Итоговый смысл высказывания выводится именно адресатом». Общение представляет собой свободно развивающийся процесс в ситуации ежесекундно меняющихся обстоятельств, эмоциональных реакций и мотивов. Признавая некоторую степень непредсказуемости в естественном общении, тем не менее, можно предположить, что существует определенная иерархия возможных реакций на то или иное коммуникативное действие. Более того, можно построить типологию общения на основании степени предсказуемости перлокутивного эффекта применительно к той или иной ситуации общения (или в снятом виде – применительно к тому или иному тексту).

В данной работе рассматривается одна из характеристик установки в общении – тональность восприятия, готовность понимать информацию в заранее заданном формате. Например, все, что мы воспринимаем в конкретной коммуникативной ситуации, мы трактуем как обычную информацию, либо как пустой разговор, либо как шутку, либо как произведение искусства, либо как идеологически нагруженные сведения, либо как эзотерическое послание и т.д. Тональность восприятия и понимания текста обеспечивает нам единство интерпретации: «целостная интерпретация выполнена в одной тональности» (Демьянков, 1989, с.140). В устном общении готовность воспринимать сказанное в том или ином формате обусловлена обстоятельствами, нашими пресуппозициями о мире и эмпатической настроенностью на коммуникативного партнера.

Типология коммуникативной тональности может строиться на разных основаниях, из которых ведущими являются следующие: 1) одноплановость / многоплановость смыслов, 2) заданность / открытость смыслов, 3) серьезность / несерьезность общения, 4) кооперативность / конфликтность общения, 5) приоритет содержания / формы общения, 6) конкретность / отвлеченность тематики.

Можно выделить следующие типы коммуникативной тональности:

1) информативная тональность – серьезное нейтрально-эмоциональное общение, целью которого является взаимное либо одностороннее информирование и реакция на него;

2) фатическая тональность – вариативное динамичное общение, целью которого является обеспечение комфортного диалога;

3) статусная тональность – вариативное общение, целью которого является взаимное позиционирование коммуникантов;

4) шутливая тональность – несерьезное сниженное эмоциональное общение, целью которого является сокращение дистанции между коммуникантами;

5) торжественная тональность – ритуально-возвышенное общение, целью которого является подтверждение коллективной идентичности;

6) идеологическая тональность – серьезное общение с жестко заданными установками, целью которого является определение принадлежности партнера к своим либо чужим;

7) фасцинативная тональность – серьезное эстетическое общение, сориентированное на форму речевого поведения, целью которого является получение удовольствия;

8) гипотетическая тональность – серьезное общение, сориентированное на обсуждение отвлеченных тем, целью которого является поиск истины;

9) агрессивная тональность – сниженное эмоциональное общение, целью которого является подавление партнера;

10) эзотерическая тональность – экзальтированное общение, направленное на поиск тайных знаков, целью которого является получение сакрального знания;

11) манипулятивная тональность – общение, сориентированное на заблуждение партнера (во вред либо во благо), целью которого является выполнение либо значимое невыполнение партнером того или иного действия по воле адресанта;

12) менторская тональность – серьезное общение, направленное на жесткий контроль поведения партнера с опорой на авторитет знаний и традиций, его целью является демонстрация своего превосходства.

Список можно продолжить. Коммуникативная тональность в том или ином ее типе (ключе) специфически проявляется в личностно-ориентированном (бытовом и бытийном) и статусно-ориентированном дискурсе (Карасик, 2004). Приведем примеры некоторых типов коммуникативной тональности применительно к бытовому личностно-ориентированному дискурсу.

Если школьник говорит родителям: «^ Мне сегодня по географии пару поставили», то родители в типичной ситуации общения понимают следующее: 1) произошло неприятное событие, 2) это событие носит частный характер, 3) сын доверяет родителям и рассчитывает на их понимание, 4) сын предполагает, что родители будут огорчены, 5) сын ожидает, что родители захотят знать, как и почему это произошло, 6) сын знает, что родители считают его способным и ответственным человеком. Мальчик может сообщить об этом с сожалением либо с беспечностью. В первом случае это может быть действительное огорчение либо упреждающая манипулятивная стратегия, по Д.Карнеги. Во втором случае это либо ценностное понижение события, либо демонстрация внешнего безразличия как способ сохранить лицо. Соответственно, типичная реакция родителей выражается следующим образом: 1) простая эмоциональная реакция (вздох, междометие, дискурсивная формула отрицательного отношения к новостям), 2) эмпатическая реакция («Ты не заболел?», «Она <учительница> тебя не любит?», «Трудный материал?»), 3) критическая реакция («Ты совсем учиться перестал!», «Меньше по улице бегать надо!», «Как тебе не стыдно!»). Критическое замечание может быть выражено в виде иронии («Я горжусь тобой», «Прекрасные новости!», «Ура!»). Разумеется, названные типы реакций могут вербализоваться иначе, но в принципе они сводятся к выделенным трем типам типичного отношения к подобной информации. Нетипичное отношение к соответствующему сообщению свидетельствует о сбое в адекватности восприятия информации.

Если перед нами сведение общения к другой теме или разговору ни о чем, то такое фатическое понижение информации свидетельствует о безразличии адресата к новостям: «Ладно, иди обедай», «Кажется, сегодня похолодало», «Ну, как тебе моя кофточка?». В более широком смысле такое общение сводится к абсурду, обмену несвязанными друг с другом фразами.

Фасцинативное восприятие сообщения представляет собой эстетическое переживание содержания и формы текста либо способа его презентации. В обиходном общении людям может нравиться звучание голоса собеседника, таков, например, разговор влюбленных. Применительно к приведенной выше фразе школьника его родители могут, поморщившись, произнести: «Что ты там бубнишь себе под нос?», «Ты хочешь сказать, что ты получил двойку?» Фасцинативная реакция в случае положительного отношения к информации часто проявляется в желании еще раз услышать или прочитать текст, а в случае отрицательного к ней отношения – в критике стиля или манеры передачи информации.

Перевод сообщения в шутку применительно к приведенному ранее коммуникативному фрагменту о двойке по географии может свидетельствовать о широком спектре коммуникативных интенций: это и демонстрация симпатии и поддержки («Сейчас пойду и застрелюсь», «Объявляется траур», «Давай уничтожим злую училку»), и понижение значимости события («Теперь весь мир об этом будет говорить», «А в новостях пока об этом не сообщалось», «А как же теперь мы перегоним Америку?»), и перевод ситуации в нонсенс («Молись, несчастный!», «Кровью искупишь свою вину», «Боги нам этого не простят!»). Обратим внимание на гендерную маркированность подобных реакций: обычно так ведут себя мужчины.

Идеологическое осмысление любой информации типично для людей, остро переживающих свой социальный статус. Приведенная фраза о плохой отметке может получить следующую интерпретацию, выраженную в соответствующей вербальной реакции: апелляция к долгу («Ведь ты же пионер!», «Ты позоришь нашу семью», «Ты должен быть первым!»), происки врагов («С бездельниками связался!», «На кого ты смотришь!», «Как ты легко сдался!»), негативизация будущего («Сегодня — «двойка», а завтра – воровать пойдешь!», «Из-за лентяев и двоечников страна погибнет», «Ничего тебе хорошего не светит!»). Часто идеологическая интерпретация выражается в виде контраста: «У соседей – дети как дети!», «Я в твои годы учился только на пятерки», «А Витя Быков тоже двойку получил?»).

Эзотерическая интерпретация предполагает поиск невыраженных смыслов, знаков для избранных. Разумеется, такой интерпретативный ключ применим к ограниченному числу ситуаций и характерен для людей, стремящихся к выходу за грани очевидного и обыденного. Приведенная фраза относится к сугубо обиходной сфере общения, но (как и любое высказывание) допускает эзотерическое толкование («Тебе сегодня на улице никто не встретился?», «Что ж, будем готовиться», «Что тебе сегодня снилось?»).


В бытийном дискурсе представлено множество тональностей восприятия текста. Если бытовое общение протекает обычно в устной форме, и его участники имеют возможность опираться на невербальную информацию, которая непосредственно проявляется в естественном устном диалоге, то бытийное общение преимущественно выражено в письменной форме, и уже одно это обстоятельство требует от адресата активной интерпретативной деятельности. Отметим в этой связи очень важное наблюдение И.Н.Горелова: «Реципиент часто отмечает, что знает, что именно ему собираются сказать, и – гораздо реже – как будет сказано» (Горелов, 2006, с.92). Именно поэтому, вероятно, интерпретативные девиации в интерпретации коммуникативного ключа столь распространены.

Бытийный текст может иметь разную протяженность, от афоризма до многотомного произведения. Его основной характеристикой является наличие смысла, связанного с фундаментальными ценностями жизни. Практика интерпретации бытийных текстов, обычно художественных, часто сводится к цели, сформулированной в школьном вопросе «Что автор хотел сказать?». Такая стратегия упрощения в значительной мере искажает коммуникативный процесс. Интерпретатор в таком случае стремится к раскрытию некоторого единственного авторского смысла, который и признается объективным смыслом текста. Предполагается, что существует некая иллокуция, объективно наличествующая в тексте. Но принципиально важно подчеркнуть, что прочитанный мною текст становится моим достоянием, соотносится с моим жизненным опытом и моей системой ценностей. Это противопоставление удачно схвачено в терминах «понятность» и «понимание» текста. Когда мы говорим о понятности текста, то имеется в виду некий содержательный минимум, к которому должны прийти любые адресаты, это соотносимо со значением слова, которое понятно носителю культуры, благодаря чему становится возможной вербальная коммуникация. В этой связи понятность текста есть абстракция, поскольку как для автора, так и для читателя смысл текста богаче, чем содержательный минимум. С.Я.Маршак выразил эту мысль очень точно:

- О чем твои стихи? — Не знаю, брат.

Ты их прочти, коли придет охота.

^ Стихи живые сами говорят,

И не о чем-то говорят, а что-то.

Понимание текста есть ответ на вопрос, что этот текст значит для меня. Приведем интерпретацию одного из афоризмов: «Ужасно, когда мудрость приходит раньше, чем счастье».

Содержательный минимум этой сентенции сводится к констатации того, что мудрость сопряжена с трезвым отношением к обстоятельствам и жизненным опытом, который включает и горькие переживания, счастье есть состояние высшей радости, обычно оно связано с молодостью и беспечностью, и поэтому человек, пришедший к мудрости и знакомый с превратностями судьбы, может потерять способность быть счастливым.

Интерпретация в информативной тональности есть формулирование личностного смысла. Прямое информативное понимание этой фразы выражено в строке А.С.Пушкина «Блажен, кто смолоду был молод». Способность быть счастливым дана всем людям, но с годами некоторые ее утрачивают. Счастье считается предназначением человека: «Человек создан для счастья, как птица для полета» (Короленко). Счастье есть субъективное и сиюминутное переживание жизни (Он сейчас так счастлив), мудрость же представляет собой объективное постоянное качество человека (*Он сейчас так мудр). Нормальная последовательность жизненных переживаний человека сводится к трем этапам жизни с их важнейшими характеристиками: 1) молодость – беспечность, ошибки, счастье, 2) зрелость – воля, испытания, успех, 3) старость – здравый смысл, утраты, мудрость. Разумеется, эти характеристики условны. Но людям всегда было свойственно задумываться над основными характеристиками возраста. Сравним: Каждому возрасту свойственны свои пороки, молодости – вожделение, зрелости – ссоры, старости – скупость. Эта сентенция коррелирует с анализируемой фразой и приведенными выше возрастными характеристиками мужчины. Вожделение в определенной мере связано с наслаждением, толкуемым как счастье, ссоры – с испытаниями и волей, а скупость – с утратами материальных ценностей и завистью, которую старики иногда испытывают к молодым. Мудрость приходит не ко всем. Приведу еще одну сентенцию, имеющую отношение к возрасту: Отцам приходится всю жизнь переживать из-за своих дочерей, в юности – чтобы не связались с дурными людьми, в зрелости – чтобы не ссорились с мужьями, в старости – чтобы не стали колдуньями. В этой фразе также прослеживается связь с вожделением, ссорами и специфически понимаемой мудростью. Автором последней фразы, несомненно, был мужчина. Тема искажения жизненных этапов волновала многих поэтов: «Я встретил осень, не прожив весны. Все закрома до осени полны. Год подарил мне тяжесть урожая и, обессилев, облетел, как сад, где не восход я видел, а закат. Я был бы рад не знать того, что знаю» (Р.Киплинг). Мудрость для человека часто связана с непомерной ношей. Такое понимание мудрости восходит к библейским текстам, где говорится о скорби, связанной с многознанием: «Сердце мудрого – в доме плача, сердце глупого – в доме веселья». Глупость ассоциируется с молодостью, во всяком случае, молодой глупец имеет шанс поумнеть. Возникает вопрос: почему к некоторым людям мудрость приходит досрочно? Мудрость, в отличие от счастья, не приходит как дар, она связана с усилиями человека, который намеренно ускоряет свой жизненный путь, избегает ошибок, свойственных молодости, и конфликтов, свойственных зрелости, лишает себя права на естественное поведение. Такая преждевременная мудрость приводит к горечи. Подлинная мудрость, однако, основана не на ускоренном прохождении жизненного лабиринта, а на созревании в срок, она оптимистична: «У всякого глупца хватает глупости для скорби, и лишь мудрец разрывает смехом завесу бытия» (И.Бабель). Итак, существует подлинная и поспешная мудрость, первая связана с полным прохождением жизни, со всеми ее радостями и горестями, вторая – с ускоренным, конспективным приобретением мудрости, приносящей человеку только страдания.

Интерпретация в фатической тональности есть использование текста как инструмента для обеспечения правильного, красивого или уместного течения беседы. Целый ряд выражений подходит для успешной аргументации, выгодного самопредставления, или для учебных целей. Фатическая интерпретация текста в данном случае – это его инструментальное освоение. На мой взгляд, здесь уместно сравнение с характеристикой слова, фиксируемой в пометах («твань» — диалектное, «бутить» — профессиональное, «чувырла» — просторечное). В газетной статье приводится интервью с популярным актером.

Журналист: «Что Вы хотели бы сказать о Вашей личной жизни? Наши читатели знают, что Ваша жена моложе Вас почти на 30 лет». Актер: «Моя жизнь – это моя жизнь, в ней были и радости, и беды… А Света – я даже и не думал, что у нас что-то получится. Знаете, ужасно, когда мудрость приходит раньше, чем счастье. Мне хочется возвращаться вечером домой».

Приведенная сентенция в контексте интервью используется, на мой взгляд, для самопрезентации. Говорящий конструирует себе имидж умудренного опытом человека, невольно или намеренно свидетельствуя о том, что он сам не совсем верит в свое счастье. С аналогичной целью в иной коммуникативной ситуации приводятся пословицы, популярные речения, отрывки из анекдотов. Например, ответственный работник выступает по местному телевидению и говорит: «Звучат нарекания в адрес областной администрации, люди жалуются, что из-за перекупщиков цены на рынке слишком выросли. Но это – компетенция муниципалитета, мэр города обещал ситуацию исправить. Как говорится, взялся за гуж – не говори, что не дюж». Ведущий с пониманием улыбается. Местные жители хорошо знают о противостоянии губернатора и мэра города, выступающий не упустил возможности отрицательно охарактеризовать руководителя городской администрации. У некоторых публицистов подобное орнаментальное цитирование известных сентенций является способом создания своего индивидуального стиля. Приведу пример из статьи М.Соколова («Известия»).

Бывший советник президента РФ по экономике [А.Н.Илларионов], в течение девяти месяцев после своей отставки пытавшийся сопрягать борьбу за экономическую свободу и пребывание, как выразился президент РСПП А.Н. Шохин, "на российском рынке труда", понял, что эти вещи несопрягаемы, и отбывает продолжать борьбу за океан. Руководствуясь принципом "Мил победитель богам, побежденный любезен Катону", вашингтонский институт, носящий имя славного героя, предложил А.Н. Илларионову ставку старшего научного сотрудника Центра по глобальной свободе и процветанию. Оставляя в стороне название дочерней структуры института — Центр по процветанию звучит почти как Министерство плодородия, — нельзя не порадоваться тому, что советник будет служить в учреждении, посвященном мужу, имеющему так много с ним общих черт — "Уже в детстве А.Н. Илларионов обнаружил качества бескомпромиссного борца за справедливость. С ранней юности, получив сан жреца бога Аполлона, вел умеренный, почти аскетический образ жизни. На Форум часто приходил босой, одетый в тогу на голое тело, что контрастировало с неумеренной роскошью в одежде магистратов". Главное теперь — блюсти умеренность в подражании герою и не бросаться на меч при появлении В.В. Путина в окрестностях Вашингтона. Впрочем, при нынешней остуде в отношениях между РФ и США он вряд ли там и появится.

Публицист иронически сравнивает бывшего советника российского президента с героем древнего Рима, украшая текст классическими цитатами, квазицитатами и аллюзиями, такая стилистика делает автора текста легко узнаваемым.

Фасцинативное осмысление афоризма выражается как оценка: красиво или некрасиво сказано. Например: «^ Ужасно, когда мудрость приходит раньше, чем счастье» — «Как хорошо сказано! Кто автор?». В романе Юрия Полякова «Замыслил я побег…» один из персонажей, заведующий складом ремонтных материалов, любил блеснуть афоризмом в разговоре с деятелями искусства, и результат всегда был ощутим:

«Вообразите: вы артист театра и кино, задумчиво разглядывающий чешскую керамическую плитку, за которую вам предстоит переплатить вдвое, а сидящий за конторским столом златозубый мужичок в телогрейке, поигрывая складным метром, вдруг невзначай бросает:

- Прав, прав был чертяка Анатоль Франс! У художника два смертельных врага – вдохновение без мастерства и мастерство без вдохновения…

И вы, потрясенный артист театра и кино, пришедший за дефицитами, тут же приглашаете странного мужичка на свою премьеру».

Со стороны персонажа это – желание самоутвердиться в недоступной для него сфере, со стороны артиста – фасцинативная реакция на мудрое глубокое изречение. Интерпретация в фасцинативном ключе может быть и отрицательно-оценочной. Например: «Как сказал поэт, В напрасных поисках за ней я исходил земные тропы…» — «Не исходил, а исследил, и звали поэта Максимилиан Волошин». Говорящий поправляет собеседника, неверно процитировавшего стихотворение.

Интерпретация в шутливом ключе представляет собой создание комической ситуации на базе любого материала. Часто комический эффект возникает при состыковке разностилевого материала, высокого и низкого. Например, критически оценивая заявление одного из депутатов о том, что тот готов нагим выйти на площадь, если обстоятельства того потребуют, известный поэт Д.А.Пригов замечает: «Это – крик души посредством обнаженного тела». Комический эффект строится на ряде пресуппозиций (депутат должен вести себя достойно и сдержанно; выйти нагим на площадь — экстравагантность; фигура депутата вряд ли соответствует канонам красоты и др.). В наши дни весьма распространены виртуальные романы, которые завязываются и порой долго существуют в Интернет-переписке. Люди общаются с неизвестными им партнерами, часто детально раскрывают свою душу (подобным образом бывают очень откровенны случайные попутчики в купе поезда, знающие, что больше никогда не встретятся). Но иногда виртуальным коммуникантам хочется выйти за рамки своего условного общения и встретиться, как они говорят, «в реале», в действительности. В ряде случаев встреча в реальном мире подтверждает их ожидания, большей частью же они бывают разочарованы. Представим себе ситуацию, когда в кафе или на остановке троллейбуса должны встретиться двое, которые уже давно пришли заранее, замаскировались в тени и с огорчением отмечают, что человек, с которым хотелось познакомиться, неприятен внешне. Каждый из них допускает такую возможность, и старается прокомментировать ее в шутливом ключе. Здесь уместна приведенная выше сентенция: Ужасно, когда мудрость приходит раньше, чем счастье. Мудрость в данном контексте понимается как прозрение. В компьютерной переписке каждый имеет право использовать после письма некий девиз, служащий для создания имиджа. Иногда эти девизы служат своеобразными эмоциональными указателями, ключами для интерпретации любой, самой серьезной информации. Например: «Все обломалось в доме Смешальских». Перед нами шутливая модификация известной, ключевой фразы из романа Л.Н.Толстого «Все смешалось в доме Облонских». В обиходном диалоге муж, желая сделать комплимент своей жене, согласившейся с ним, говорит: Great people think alike” (Великие люди мыслят сходно). Его жена отвечает: Fools seldom differ” (Дураки редко отличаются друг от друга). Такая игра на понижение приводит к комическому эффекту. Типичным примером шутливой реакции на вполне серьезный текст является эпиграмма или пародия. Например:

^ Дополнительные правила русского языка

Слитное и раздельное написание слов «внагляк» и «в натуре»

Для правильного написания слов «внагляк» и «в натуре» следует руководствоваться следующим правилом: если к проверяемому слову подходит проверочный вопрос «как?» — писать следует слитно. Если к проверяемому слову применим проверочный вопрос «ты чё?» — раздельно (Р.Кривицкий).

Приведенный текст пародирует справочные пособия по русскому языку.

Интерпретация в идеологическом ключе есть позиционирование: свои и чужие, это поиск враждебных прямых и косвенных смыслов и активная, иногда почти маниакально выраженная интенция объяснять текст или коммуникативное поведение кого-либо, используя заранее заготовленные выводы. Так, с позиций революционного романтизма счастье заключается в борьбе за лучшее будущее человечества, а мудрость представляет собой идеал убогих приспособленцев, стремящихся к покою и благополучию. Отмечу, что в такое отношение к мудрости выражено в русской литературе достаточно ясно (Премудрый пескарь у М.Е.Салтыкова-Щедрина). Эта оппозиция сформулирована в известной поэме М.Горького «Песня о соколе»: «Рожденный ползать летать не может». Сравним: Не кляните, мудрые. Что вам до меня? Я ведь только облачко, полное огня. Я ведь только облачко. Видите: плыву. И зову мечтателей... Вас я не зову! (К.Бальмонт). Соответственно, сентенцию «Ужасно, когда мудрость приходит раньше, чем счастье» в идеологическом ключе можно трактовать как осуждение мещанской мудрости.

Идеологический ключ может полярно изменять смысл высказывания. Так, известное изречение М.Горького «^ Если враг не сдается, его уничтожают» понималось во время Великой отечественной войны как призыв уничтожать врагов. Однако вдумаемся: прямое толкование этой фразы включает условие – врага следует уничтожать, если он не сдается. В Евангелии есть одно место, которое трудно согласуется с общепринятыми нормами поведения. К Иисусу пришел ученик с просьбой отпустить его, чтобы похоронить умершего родителя. Спаситель не разрешил ему уйти, сказав: «Иди за мною и предоставь мертвым погребать своих мертвецов» (Матф., 8:22). Обычно цитируется речение «Пусть мертвые хоронят своих мертвецов». Эта парадоксальная фраза резко противоречит заповеди из Декалога «Чти отца своего и мать свою». Интерпретация этого ответа в информативной тональности характеризует Христа как бессердечного человека. Но в идеологическом ключе под мертвыми понимаются люди, придерживающиеся старых норм поведения, не принявшие нового вероучения. Дело уверовавших – нести свет нового откровения, все остальное не заслуживает внимания. Идеологическая интерпретация текста предполагает в определенной мере произвольное его толкование. Соответственно, возвращение к содержательному минимуму высказывания есть деидеологизация текста. В 70-е годы двадцатого века на улицах многих советских городов красовался большой плакат с изображением Л.И.Брежнева и надписью: «Советские люди знают: там, где Партия, там успех, там победа!». Этот лозунг выражал кредо конформизма со скрытой угрозой: пойдешь против Партии – потерпишь поражение. Интересно отметить, что абсолютизация успеха характерна для англоязычной культуры, там резко отрицательно относятся к неудачникам, этикетка «loser» является знаком неприкасаемых. В России, как известно, неудачников жалеют. В русской культуре успех всегда соотносился с той ценой, которую пришлось за него заплатить. Характерен афоризм: Победы – истины подлецов. По сути дела, лозунг, призывавший людей идти за Партией потому, что это безопасно и выгодно, был аморален, с точки зрения критиков господствующей идеологии. Идеологическая тональность в силу априорного оправдания определенной позиции прагматична. Во время войны во Вьетнаме многие американцы протестовали против этой грязной войны, но нашлись и защитники правительства, выступавшие под лозунгом: «Right or wrong, its my country» — «Права она или нет, это моя страна». Идеологическое позиционирование в данном случае означает поддержку своей администрации, что бы она ни делала. Замечу, что такая позиция подвергается критике в США, американский писатель Уильям Дин Гоуэлс иронически заметил: «Как хорошо, что твоя страна всегда права, и даже когда не права, то все равно права!». В этой связи приведем афоризм: «Победителей не судят. А зря!». В первой части содержится известная сентенция о том, что при успешном результате не принято обсуждать средства достижения успеха. Вторая часть афоризма показывает недвусмысленное отрицание этой позиции. Подобные двухчастные афоризмы представляют собой контраст позиций, обычно их первая часть хорошо всем известна и используется как поучение, как констатация правильности определенного положения дел, как подтверждение власти. Вторая часть критически отрицает первую. Критическая интерпретация, является, на мой взгляд, разновидностью идеологической.

Интерпретация в эзотерической тональности, подобно идеологической, направлена на поиск невыраженного смысла, но, в отличие от нее, не предполагает заранее заданного результата. Эзотерическое толкование – это поиск таких тайных смыслов, которые могут быть условно связаны с общеизвестным значением слов. В известной мере такие тексты парольны, они не поддаются рациональному толкованию с опорой на исходные значения и прямые ассоциативные переносы. Вместе с тем в том или ином высказывании не все слова допускают эзотерическое толкование. Применительно к сентенции «Ужасно, когда мудрость приходит раньше, чем счастье» открытые смыслы концентрируются в диаде «мудрость» — «счастье». Например, «мудрость» может означать земную жизнь, право на влияние на судьбы других людей, переход в иное состояние сознания и т.д., а «счастье» — единство с Творцом, полное растворение, рождение и т.д. Эзотерическая интерпретация представляет собой своеобразную смысловую магму в рамках той или иной школы. Смыслы всех слов переходят друг в друга. Эзотерические знаки предназначены для конкретного адресата в конкретной ситуации, они уникальны. В эзотерических школах ставится задача отучить человека от привычной жесткой ориентации в рамках обиходного или научного сознания, человек должен выйти на уровень континуального сознания. Смысл того или иного текста должен приходить к человеку как озарение, а дискурсивное логическое рассуждение отменяется.


Институциональный дискурс характеризуется высокой степенью предсказуемости. Например, беседа пациента с врачом обычно строится по жесткой схеме, включающей информацию о жалобах пациента, о ранее перенесенных заболеваниях, о факторах, которые могли вызвать недомогание, о наличии определенных симптомов, о лекарствах, которыми пользовался пациент и т.д. Это объясняется целью медицинского дискурса – восстановить здоровье. Запрос о состоянии пациента выражается ограниченным набором дискурсивных формульных клише («На что жалуетесь?», «Что Вас беспокоит?», «Слушаю Вас»).

Интерпретация такого запроса в информативной тональности вытекает из сути медицинского дискурса. Некоторые пациенты детально описывают свое заболевание («Последнее время у меня участилось сердцебиение, я стал задыхаться, сильно утомляюсь»), другие же констатируют свое отношение к своему состоянию («Что-то я заболел», «Не пойму, что со мной происходит»), есть и такие, кто обращается к врачу с самостоятельно поставленным диагнозом и описанием самолечения («Я думаю, у меня предынфарктное состояние, надо лечь в больницу и обследоваться, принимаю валидол, но не всегда помогает)». Вопрос «Как Вы себя чувствуете?» избыточен при первом посещении врача (если бы пациент себя чувствовал хорошо, он бы к врачу не обратился), но вполне уместен при последующих встречах, поскольку построен на пресуппозиции о положительных или отрицательных изменениях самочувствия.

Интерпретация запроса о состоянии здоровья в фатической тональности выражается как возможность пообщаться и получить психологическую поддержку («Вы здесь недавно работаете?», «Сейчас здоровых людей вообще нет, все чем-нибудь болеют», «Как-то мне нехорошо, не знаю, что и делать»). В ряде случаев пациент использует возможность показать свою эрудицию или ссылается на чье-то мнение («Я вот в медицинской энциклопедии прочитал…», «А правда, что бисептол запретили?», «Знакомые говорят, надо пойти к врачу»).

Фасцинативное восприятие текста в институциональном дискурсе обычно касается стиля коммуникативного поведения. Имеется в виду отрицательная оценка манеры общаться. Пациентов раздражает, например, фамильярность: «Какие жалобы? Молодость прошла?» — «Что ж Вы так…» Поскольку пациент зависим от врача или медсестры, отрицательная реакция обычно маскируется. Восхищение манерой общаться относится обычно к опытным специалистам, умеющим применительно к медицинскому дискурсу моментально поставить диагноз и определить симптоматику заболевания: «Прошу, садитесь. Так, так… Стали задыхаться при ходьбе, нервы взвинчены, аппетит хороший, но сил нет, повышенная утомляемость» — «Совершенно верно!».

Шутливая тональность применительно к данному дискурсу присуща скорее медикам, чем пациентам, и обычно используется как способ поддержки больного («Да у Вас пустяки, полечитесь пару месяцев и пойдете в космонавты»). Пациенты иногда прибегают к черному юмору либо самоиронии («Выпишите мне цианистый калий», «Поздно пить боржоми, когда печень отвалилась», «Видите, какой я герой!»). Некоторым пациентам такое общение позволяет преодолеть тревогу («Какой у нас доктор симпатичный! Вы не замужем?»). Отметим, что медицинский юмор вряд ли уместен в медицинском дискурсе (диалоге врача и пациента), это либо разговоры врачей («Больные выздоравливают, как мухи», «Лечить будем, или пусть живет?»), либо анекдоты, которые рассказывают о врачах («Стоматолог пациенту: Помнишь, Петька, как ты меня в детстве за косичку дергал?»).

Интерпретация в идеологической тональности выражается как безапелляционная эмоциональная оценка. У пациентов это часто жалобы на других врачей или обстоятельства («Лечили меня неизвестно от чего, диагноза нет до сих пор!», «Непонятно, чему вас там учат, раньше другие врачи были», «К вам тут в очереди не достоишься, скорее помрешь!»). Подобные высказывания свидетельствуют, как о дурном воспитании, так и о нервном срыве пациентов. Идеологическая тональность в рассматриваемом дискурсе – это отрицательная оценка работы, знаний или поведения медиков. Резкие оценки в диалоге с пациентом можно услышать и от врачей («Кто мог это Вам выписать!», «Какой идиот Вас лечил?!»). Такие фразы, впрочем, фиксируются обычно в доверительном разговоре между знакомыми и свидетельствуют о нарушении профессиональной этики.

Эзотерическая тональность в медицинском дискурсе представляет собой поиск скрытой информации, которую, по мнению пациента, намеренно или случайно передает врач. Вопрос «На что жалуетесь?» дает мало возможностей для ассоциативных вариантов, решающую роль здесь играет интонация и мимика врача. Мнительные пациенты сразу же делают трагические выводы («Все, похоже, мне конец», «Она для вида задает мне вопросы, все ясно») либо выстраивают линию знаков («12 кабинет, 12 ноября умерла мама»). Такого рода ассоциации приходят внезапно, это точно показано в известном стихотворении Б.Л. Пастернака: «Как вдруг из расспросов сиделки, покачивавшей головой, он понял, что из переделки едва ли он выйдет живой».

Статусная тональность в институциональном дискурсе проявляется как подчеркнутая демонстрация неравенства коммуникантов (например, вышестоящий может позволить себе выносить оценки, менять тему разговора, задавать вопросы с целью осуществления контроля, а нижестоящий прибегает к роли пассивного участника общения, его инициатива сведена к минимуму, его речь содержит большое количество знаков неуверенности и внимания).

Следует отметить, что демократизация общественных отношений приводит к тому, что некоторые носители современной русской лингвокультуры не понимают специфики статусной тональности в официальной сфере общения. Им неизвестны определенные коммуникативные формулы. Это касается, к сожалению, и студентов, и людей с высшим образованием. Приведу примеры из собственного коммуникативного опыта. Студентка-выпускница, завершая свою речь на защите дипломной работы, сказала: «Я хочу объявить благодарность моему научному руководителю». Присутствующие улыбнулись, а научный руководитель встал и сказал: «Служу делу подготовки специалистов!». Студентка не знала о различии в значении выражений «выразить благодарность» и «объявить благодарность». Эти оба выражения относятся к сфере официальной речи, при этом первое является нейтральным в статусном отношении, а второе – маркированным, поскольку объявлять благодарность имеет право только вышестоящий, например, ректор университета. Другой пример связан с аналогичной коммуникативной формулой. Обычно перед защитой диссертаций специалисты по той проблеме, по которой написано исследование, получают письма с авторефератом диссертации с выраженной или имплицитной просьбой написать отзыв о работе. В одном из таких писем мне была адресована следующая записка: «Предлагаю Вам написать отзыв о моем автореферате и послать его ученому секретарю диссертационного совета». Выражение «Предлагаю Вам…» обычно используется в разных повестках, вызывающих человека в суд, военкомат и другие органы власти. Эти случаи можно объяснить волнением студентки или аспирантки, но отсутствие коммуникативной компетенции, незнание формул официальной речи свидетельствует о том, что соблюдение статусной дистанции становится в современном российском обществе малозначимым.


В центре внимания современной лингвистики находится языковая личность – человек, участвующий в коммуникации. Такой поворот в развитии науки о языке обусловлен, с одной стороны, интегративными процессами в области гуманитарного знания, антропоцентризмом современной науки в целом, и, с другой стороны, объективной логикой развития языкознания, предмет изучения в котором последовательно сдвигался от исследования формальных языковых структур к анализу их содержания, затем – к осмыслению функционирования содержательных языковых единиц в речи, затем – к определению их места, специфики и динамики в культурной среде и сознании человека. Термин «языковая личность» был введен в научный обиход Ю.Н. Карауловым (1987), термин «лингвистическая персонология» (область лингвистики, предметом изучения которой является личность в общении) – В.П. Нерознаком (1996).

Существующие в современной лингвистике подходы к изучению языковой личности могут быть сведены к следующим типам (Карасик, 2002):

1) психологический анализ языковой личности (в психологии разработано множество классификаций характеров – от античной модели темпераментов до теории акцентуированных личностей; при этом подчеркнем, что каждый из типов характеров так или иначе проявляется в коммуникации, т.е. может быть исследован с лингвистических позиций);

2) социологический анализ языковой личности (имеются в виду выделенные и описанные в социологии и социолингвистике языковые индикаторы определенных общественных групп – от индикаторов социальной идентичности в малых группах (семья, школьный класс, производственный коллектив) до индикаторов коммуникативного поведения больших групп (язык молодежи, гендерные характеристики речи, языковые индикаторы людей с низким образовательным цензом);

3) культурологический анализ языковой личности (моделирование лингвокультурных типажей – обобщенных узнаваемых представителей определенных групп общества, поведение которых воплощает в себе нормы лингвокультуры в целом и оказывает влияние на поведение всех представителей общества, например, «русский интеллигент», «американский адвокат», «немецкий офицер», «английский джентльмен»);

4) лингвистический анализ языковой личности (описание коммуникативного поведения носителей элитарной либо массовой языковой культуры, характеристика людей с позиций их коммуникативной компетенции, анализ креативного и стандартного языкового сознания).

В дополнение к выделенным подходам и типам языковых личностей можно предложить анализ человека в языке с позиций того или иного дискурса, в котором человек участвует. Такой подход по своей сути является прагмалингвистическим, поскольку в его основе лежит выделение типов коммуникативной тональности, характерной для того или иного дискурса. Под коммуникативной тональностью мы понимаем эмоционально-стилевой формат общения, возникающий в процессе взаимовлияния коммуникантов и определяющий их меняющиеся установки и выбор всех средств общения.

Понимая дискурс как общение посредством текста, мы противопоставляем две классификации дискурса – социолингвистическую (в ее основу положен признак участников общения) и прагмалингвистическую (она строится на основе признака коммуникативной тональности). В рамках социолингвистической классификации дискурса выделяются личностно-ориентированный и статусно-ориентированный дискурс, каждый из которых в свою очередь разделяется на несколько подтипов (в первом случае – бытовой и бытийный, во втором – институциональный и неинституциональный). Типология дискурса, выделяемого на основе прагмалингвистического критерия, может строиться на разных основаниях, из которых ведущими являются следующие: 1) одноплановость / многоплановость смыслов, 2) заданность / открытость реакций, 3) серьезность / несерьезность общения, 4) кооперативность / конфликтность общения, 5) приоритет содержания / формы общения, 6) конкретность / отвлеченность тематики. Поясним предложенные критерии.

Одноплановость либо многоплановость смыслов в общении подразумевает установку участников коммуникации на поиск скрытой, подразумеваемой информации либо ориентирует их на восприятие сообщаемого в прямом смысле. Например, в обиходном общении мы, как правило, говорим не загадками, а изъясняемся прямо:

«Который час?» — «Без пяти семь».

Участники этого диалога (и многих подобных речевых образований) говорят то, что имеют в виду. Вместе с тем тональность общения может измениться, и тогда интерпретация информации требует мобилизации дополнительных ресурсов:

«Что Вы можете сказать по поводу разговоров о Вашем участии в выборах мэра города?» — «Я могу сказать, что поступаю в соответствии с конституционными правами, которыми наделен каждый гражданин нашей страны».

Адресат уходит от прямого ответа, риторически усложняя его и заставляя интервьюера интерпретировать сказанное по своему усмотрению. Возможно, имелось в виду право каждого гражданина участвовать в выборах, но может быть, подразумевалось, что интервьюируемый пользуется дополнительными возможностями, рекламируя свою кандидатуру в средствах массовой информации, чего лишены по ряду обстоятельств его конкуренты, и говорящий дает понять, что подобные разговоры необоснованны. Такая позиция позволяет политику заявить впоследствии, что его неправильно поняли. В качестве типичного примера неоднозначного ответа часто приводят ответ предсказательницы, который был дан древнему царю, пришедшему с вопросом, стоит ли начинать войну с соседом: «Если начнешь войну, разрушишь могучее царство». Царь понял это как призыв к действию, начал войну и потерпел поражение – разрушил собственное царство. По этому принципу построены тексты гороскопов и подобных коммуникативных образований.

С позиций дискурсивной персонологии мы предлагаем выделять типы коммуникативных личностей, реализующих свои предпочтения в том или ином стиле поведения с учетом их участия в определенном типе дискурса. Применительно к критерию одноплановости либо многоплановости смысла в общении можно сказать, что есть люди, которые чувствуют себя комфортно, общаясь в ситуации, не требующей постоянного анализа подлинных интенций партнера, и есть люди, которые склонны шифровать свои высказывания, пользоваться намеками, иронизировать, т.е. усложнять коммуникацию. Они не только сами часто используют непрямую коммуникацию, но и воспринимают речь своего партнера с аналогичных позиций. В античной риторике считалось, что такое общение является способом оказания уважения другому человеку: если мы говорим прямо, без подтекста, то мы невысокого мнения об интеллектуальных способностях собеседника. Условно мы предлагаем обозначить выделенные по первому критерию типы дискурсивных личностей как одномерный и многомерный субъекты общения. Подчеркнем, что речь идет о предпочтениях, о привычном стиле общения. Этот стиль формируется культурой в целом (например, русская лингвокультура прямолинейнее английской), принадлежностью личности к определенной социальной группе (чем ниже образовательный уровень, тем прямолинейнее общение), личными качествами характера человека (зависимые люди чаще прибегают к косвенному выражению смысла). Есть ситуации, в которых все должны вести себя предельно прямолинейно (крик о помощи), и ситуации, в которых все избегают прямолинейности (табуируемые темы общения). Заметим, что наши рассуждения не противоречат тезису В.В.Дементьева (2006) о том, что в противопоставлении прямой и непрямой коммуникации первая является сравнительно редкой и специфичной, а вторая – частотной и обычной как в повседневном, так и в художественном дискурсе.

Заданность либо открытость реакций в общении предполагает установку коммуникантов на заранее определенную либо свободную реакцию на то или иное коммуникативное действие. Речь идет о сценарной тональности общения. Например, военные приказы не обсуждаются:

«Наступление начинается в 5 утра» — «Есть!»

Командир не поймет своего подчиненного, если тот скажет, что можно было бы начать наступление и попозже. Аналогичным образом ведут себя участники религиозного дискурса: поставить под сомнение истинность высказывания проповедника – значит радикально нарушить весь ритуал. В советское время в нашей стране регулярно проводились партийные и комсомольские собрания, на которых обсуждались все вопросы жизни общества. Старшеклассники-комсомольцы обсуждали успеваемость своих товарищей, говорили с пафосом, использовали в своей речи определенную лексику и фразеологию, их интонации были трафаретными:

^ Назарова: «Плужников, ты позоришь честь нашего класса! Ты пропускаешь занятия, не готовишься к урокам!»

Яковлев: «Я согласен с Мариной. Виктор, ты должен изменить свое отношение к учебе».

^ Яковенко: «Виктор, дело серьезное – ты что, хочешь, чтобы тебя из комсомола исключили?»

Назарова: «Кто за то, чтобы вынести выговор Плужникову Виктору за поведение, несовместимое с высоким званием комсомольца? Единогласно».

^ Плужников: «Ребята, я обещаю, я исправлюсь, больше этого не повторится».

Список подобных ситуаций, требующих сценарной однозначности коммуникативного поведения, достаточно широк и не сводится к определенной исторической эпохе. Соответственно, можно выделить коммуникативную личность, для которой подобная тональность общения является доминирующей, и личность, избегающую такой тональности. Обычно люди второго типа в названных ситуациях отмалчиваются. Условно эти два типа личностей можно обозначить как сценарный и несценарный субъекты общения. Первый тип активно ведет себя в соответствии со сценарием определенного коммуникативного действия, второй тип предпочитает оставаться в тени. Сценарная личность может иногда действовать и вопреки сценарию, реализуя альтернативную программу, которая, впрочем, тоже строится по жесткому алгоритму. Таким, например, было поведение диссидентов — сознательных борцов против политического режима в стране. Сценарный субъект ведет себя серьезно, его действия являются поступками, он часто претендует на лидерство.

Серьезность либо несерьезность общения является критерием для выделения юмористического и серьезного дискурса. В юмористическом дискурсе намеренно нарушаются привычные стереотипы, сокращается дистанция общения, карнавально переворачиваются нормы общества. Между юмористическим и серьезным дискурсом есть промежуточное коммуникативное образование – полусерьезный дискурс, когда оба участника общения (либо один из них) ведут серьезный разговор, который в любой момент может перейти в шутку. Такое общение особенно ценится в англоязычном мире. Например, Дж.Б.Шоу сказал:

«^ В детстве мой брат чуть не утонул, я его успел спасти. До сих пор себе не могу этого простить».

Разновидностью несерьезного общения является общение ироническое, включающее самоиронию. Соответственно, можно выделить типичных дискурсивных субъектов, склонных к шутке, игре, иронии, и субъектов, не понимающих юмора и чувствующих себя дискомфортно в условиях карнавального переворачивания смыслов. Условно эти два типа дискурсивных личностей можно обозначить как игровой и серьезный субъекты общения. Отметим, впрочем, что шутка и ирония могут быть злыми и едкими, переходящими в саркастическую насмешку. Шутник резко отличается от насмешника.

Следующий признак, по которому можно выделить определенные типы коммуникативной тональности, представляет собой кооперативность либо конфликтность общения. Этот признак лежит в основе этикетного либо агонального (состязательного) дискурса. В первом случае участники общения стремятся продемонстрировать друг другу свои добрые намерения и сделать коммуникацию легкой и приятной, во втором случае они намеренно обостряют обстановку, оскорбляя и высмеивая друг друга или присутствующих. Как этикетный, так и агональный дискурс могут быть симметричным либо асимметричным. Оба участника общения могут соблюдать этикет либо намеренно нарушать его. Вместе с тем один из них может выйти на асимметричную модель поведения – нарушить этикет либо ответить сигналом примирения на явное оскорбление. Приведем пример подобного асимметричного дискурса:

«Привет! Рад тебя видеть! Как у тебя дела?» — «Какая ж ты дрянь! Я все знаю».

В приведенном примере второй участник общения идет на явный конфликт, не желая поддерживать видимость добрых отношений после того, что ему стало известно о действиях первого коммуниканта. К.Ф.Седов (1999) применительно к установке коммуникантов на кооперативность либо конфликт выделяет три типа личностей – куртуазную, инвективную и рационально-эвристическую. Соглашаясь с предложенной моделью, мы терминологически обозначаем типичных участников кооперативного либо агонального дискурса как этикетный либо агональный дискурсивный субъект. В разных сообществах установка на этикетное либо агональное поведение варьируется применительно к ситуациям и социальным характеристикам участников общения. Например, юноши-подростки склонны к агональности, агрессивности, задиристости и молодой человек, сознательно выбирающий этикетный стиль общения, неизбежно будет в их кругу мишенью насмешек. Учителя же обычно любят таких бесконфликтных учеников. Способность к агональному поведению часто является показателем силы характера, это отражено в паремиях: «Тот, кто может рычать, может и защитить» (англ.), «Из непослушной дочери часто вырастает хорошая хозяйка» (кит.).

Признак приоритета содержания либо формы общения позволяет выделить информативный и фасцинативный дискурс, т.е. общение, целью которого является получение каких-либо сведений, и коммуникацию, которая ведется для получения удовольствия от общения. Информативный дискурс допускает сжатие и расширение, его ценность снижается при повторном предъявлении, он поддается достаточно точному переводу на другой язык. Фасцинативный дискурс теряет свои основные характеристики при аннотировании, пересказе и переводе, его ценность возрастает при повторном предъявлении. Строго говоря, здесь на первый план выходят не обстоятельства общения, которые приоритетны для любого другого дискурса, анализируемого с позиций прагмалингвистики, а текст, используемый в этом дискурсе. Следует обратить внимание на то, что выделяемые в данной работе типы дискурса на основе типов коммуникативной тональности не являются взаимоисключающими, а представляют собой разные аспекты общения. Например, содержательно общение может быть агональным, но оба его участника могут получать удовольствие от взаимной пикировки. Вспомним блестящие диалоги, которые ведут персонажи Оскара Уайльда:

- Мужей очень красивых женщин я отношу к разряду преступников, — объявил лорд Генри, отхлебнув глоток вина.

Леди Нарборо ударила его веером.

- Лорд Генри, меня ничуть не удивляет, что свет считает вас в высшей степени безнравственным человеком.

- Неужели? – спросил лорд Генри, поднимая брови. – Вероятно, вы имеете в виду тот свет? С этим светом я в прекрасных отношениях.

- Нет, все, кого я только знаю, говорят, что вы опасный человек, настаивала леди Нарборо. качая головой.

Лорд Генри на минутку стал серьезен.

- Просто возмутительно, — сказал он, — что в наше время принято за спиной у человека говорить о нем вещи, которые… безусловно верны.

(О.Уайльд. Портрет Дориана Грея).

На примитивном уровне имеет место то же самое: дети с удовольствием обмениваются дразнилками, при этом ценится скорость реакции и спонтанная рифма. В негритянских кварталах больших городов США такой обмен цветистыми оскорблениями на пулеметной скорости превратился в особый род вербального искусства, который в известной мере повлиял на формирование стиля «рэп». Соответственно, можно условно выделить два типа личностей применительно к рассматриваемым разновидностям дискурса – артистический и неартистический дискурсивные субъекты.

Говоря о признаке конкретности либо отвлеченности тематики дискурса, мы имеем в виду обиходно-практическую либо дискуссионно-гипотетическую тональность. Последняя характерна в первую очередь для научного общения, но свойственна любому диалогу, участники которого говорят о вещах ненаблюдаемых и вероятных, взвешивая варианты:

- Ты не думаешь, что нам стоит купить дачу? Новиковы купили, и Семеновы тоже.

- Дело хорошее. Но они так подорожали сейчас. Вообще, свежий воздух, экологически чистые продукты…

- Правда, всякая шпана шныряет, бомжи ночуют… И налог, наверно, придется платить…

- Так я не понял: покупаем или не покупаем?

- Вот и не знаю, что делать: с одной стороны, было бы хорошо, но, с дугой стороны…

Исходя из сути такого общения, можно противопоставить следующие типы языковых личностей – аргументативный и перформативный дискурсивные субъекты, т.е. люди, которые склонны к рассуждениям либо действиям.

Подведем основные итоги.

Прагмалингвистический анализ дает возможность с определенной степенью вероятности предсказать перлокутивный эффект высказывания в том или ином типе дискурса. Общение всегда разворачивается в определенной тональности – установке на отношение к партнеру по общению, обстоятельствам и тексту сообщения. Система тональностей общения весьма вариативна, вместе с тем можно выделить информативную, фатическую, фасцинативную, шутливую, идеологическую, эзотерическую и другие типы тональности. В каждом типе личностно-ориентированного и статусно-ориентированного дискурса типы тональности в определенной мере модифицируются. Изучение тональностей дискурса дает возможность построить более полную модель общения.

В дополнение к существующим в науке о языке подходам к изучению языковых личностей можно предложить подход, в основу которого положен признак коммуникативной тональности общения. Такой подход дает возможность выделить ряд языковых личностей, проявляющихся в определенных типах дискурса: одномерный и многомерный, сценарный и несценарный, игровой и серьезный, этикетный и агональный, артистический и неартистический, аргументативный и перформативный типы дискурсивных субъектов.





страница16/20
Дата конвертации25.10.2013
Размер6,64 Mb.
ТипДокументы
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   20
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rud.exdat.com


База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2012
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Документы