Закон рода icon

Закон рода



Смотрите также:
1   2   3   4   5

История 5

^
“Рок какой-то”

Как толпа болельщиков на любимого кумира, кинулась разновозрастная, разноодетая, разнооснащенная различными предметами хозяйства толпа людей на электричку, которая своей опрятной простотой являла диссонанс в этом штурме. Казалось, она не выдержит сейчас и отлетит прочь под таким неистовым напором. На удивление страждущие поглощены были чревом вагонов полностью. Медленно-медленно электричка тронулась. Хаос начал упорядочиваться в вагоне. Люди оказались правильно распределенными по салону, плотно прижавшись к своим креслам.

Сквозь дрему настойчиво влезал в уши его громкий голос. Исповедь на заданную тему подумал я. Перед людьми, которые и не собирались для этой исповеди, но были использованы для неё рассказчиком. Он так словами живописал события, будто читал сборник рассказов для семейного пользования.

Неудивительно, что все, кто находился в вагоне, в какой-то мере слушали его. Никто не проявлял активного начала, чтобы остановить рассказчика. Люди или вынуждены было смириться с ним как с жужжащей мухой, или он своими рассказами затронул в каждом что-то такое, что требовало осмысления и вызывало неподдельный интерес. Я несколькими днями позже по памяти восстановил его рассказ.

Невеста друга оказалась из Нижневартовска. На свадьбе мы, как свидетели, много сделали совместного с подругой невесты. И танцевали, и поздравляли, и участвовали в шутках, многочисленных фотографированиях, “приколах”…. И локальные тосты друг для друга и тосты на брудершафт… Чувствовалось, что у нас с Катей складываются отношения. А после ночных событий мы с ней однозначно решили, что едем вместе в Нижневартовск.

К великой радости молодоженов, мы составили им веселую радостную компанию, которая незаметно преодолела утомительный полуторасуточный переезд в поезде далеко не повышенного комфорта. Нас встречала шумная ликующая молодежная “тусовка” с лозунгом “Невестам Нижневартовска лучших парней России”.

Родители Кати оказались “предками что надо”. И через неделю, благодаря ненавязчивому устремлению Катиной мамы, забрезжили контуры нашей свадьбы.

Как это случилось? Будто что-то со мной произошло. Но на нашей с Катей свадьбе я танцевал с ее подругой. Я танцевал и танцевал с ней. Иногда брошу взгляд на Катю. Она тоже нарасхват в танцах со своими друзьями. Улыбнется мне или помашет ручкой….

Только проснулся я в квартире, которая не напоминала Катину квартиру и рядом со мной была совсем не Катя, а как выяснилось, Вера. Вера настолько меня волновала, что я тут же заключил её в объятья и не выпускал. И так прошли день и еще день.

А наутро через два дня раздался телефонный звонок. Вера с кем-то очень бурно говорила. Потом отправила кого-то очень далеко и хлопнула трубкой по столику, даже не пытаясь попасть ею на её законное место лежания.

Вера уставилась огромными глазищами на меня и спросила с какой то пронзающей простотой:

  • Ты меня любишь?

Я вдруг ошутил, что где-то там есть Катя. Что для меня её вовсе нет. И что Вера - та женщина, ради которой я приехал в Нижневартовск.

- В общем так, миленький, “тусовка” дала нам с тобой время до поезда на материк. Если не уедем, то можно считать, что нас с тобой среди живых не найдут больше. А до поезда осталось полтора часа.

Через трое суток нас с Верой в Воронеже встречали её счастливые родители. Прошлое не омрачало нашего настоящего. Мы с Верой облазили весь родной её город. Где только не целовались, не обнимались. Её родители, глядя на нас, были счастливы. У них появилась уверенность, что Вера нашла себе на жизненном пути единственного и неповторимого.

Мы все друг другу казались милыми. Жили мы с Верой в отдельной комнате. С родителями Веры тепло общались и часто собирались за утренним чаем. Всё было дружно, влюбленно и на всю жизнь. Через месяц Вера сказала мне о своем - нашем общем секрете. Я был согласен, счастлив и понял однозначно, что официально отношения наши надо узаконить.

Родителям было объявлено о нашем желании пойти в загс. После обсуждения мама Веры подвела итог, что поход в загс все-таки должен закончиться церемонией, а ритуал один – свадьба. Мы отдались счастью жениха и невесты. Примеряли, разыскивали, заказывали, покупали, подавали.

И день настал. Шикарная невеста в сопровождении немногочисленных родственников и друзей садится на переднее место “девятки” рядом с водителем-своим братом Сережей. Так она захотела в поездке до загса. А на заднее сиденье сел я. Меня посадили между собой свидетели. Под общее непринужденное веселье наш кортеж из трех машин тронулся, как нам казалось, в счастливое будущее.

Мы непрерывно болтали. В какой-то эйфории счастья моя рука вдруг притронулась к бедру свидетельницы. Меня просто обожгло огнем. Я ощутил всем телом, что ей это касание небезразлично. Водитель тоже в состоянии праздничного возбуждения, что-то рассказывая, повернулся к свидетелю, сидевшему слева от меня.

Повернулся он резко через левое плечо, чтобы успеть не выпустить дорогу из поля зрения, но не успел. Почему-то машина последовала за его поворотом. Она выскочила в левый ряд и на скорости ударилась правой передней дверцей о, затормозивший перед светофором, камаз. Удар был несильным, но хлестким. Сергей быстро выправил машину. Мы как-то враз нервно заговорили. Инцидент, казалось, был исчерпан. Камаз и не почувствовал нашего удара.

Не участвовала в разговоре почему-то Вера. Дальше я только помню звериный крик Сергея: “Верка !” Вера сидела в своей прежней позе прекрасная в своем свадебном обличии. Она была неподвижна и настолько спокойна, что ужас охватил всех. Моя соседка, перед тем как потерять сознание, вытянула руку, показывая на голову Веры. Это увидел только я. Фата на правом виске Веры прямо на глазах тяжелела от крови….

Похоронили Веру через неделю. Осталась странная семья. Я один в чужом городе, целиком погруженный в горе. В комнату Веры зайти я не смог больше и ночевал на краю кладбища у маленького костерка. Мне все казалось, что так я не расстаюсь с Верой.

На девятый день около могилки Веры собралось много народу. Её родители просили меня вернуться в город и обрести “цивильный” вид. Я остался ночевать на кладбище.

Поздно уже ночью пришла машина “жигуленок “. Двое ребят, которых я смутно помнил из Вериного окружения, молча подошли к моему костерку. Один сказал: “извини”. Они затоптали костер, уверенно жестко взяли меня под руки, посадили в машину.

Спокойно, но решительно меня доставили в город. Привели в однокомнатную квартиру. На кухонном столе стояли три полных стакана водки. Меня мягко усадили за стол. Молча подняли стаканы. Только здесь я увидел, что хозяйка за столом - свидетельница на нашей так трагически не состоявшейся свадьбе.

Она сказала: “Пусть земля будет ей пухом”, - и мы выпили. Я сразу отключился. Очнулся в ванной, ванна плавала у меня перед глазами. Было тепло и приятно лежать, но какие-то руки настойчиво извлекали меня из дремотного состояния. Они гладили и гладили меня. Я сосредоточился и понял, что меня моют в ванной и моют очень ласково. Я прижался к этим рукам, и слезы покатились из моих глаз.

Несколько дней я был в полудремотном состоянии, будто ушла куда-то моя энергия, и я представляю собой управляемый манекен. Она делала для меня все. Одежда моя была выстирана, отглажена. Я сам был вымыт, ухожен, побрит, подстрижен. Меня кормили. Меня нянчили как маленького ребенка. Выхаживали как слабого больного после длительной, изнурительной болезни.

Я постепенно начал фиксировать некоторые детали, реагировать на её приход, разговаривать пока односложно. А я ведь даже не знал как её зовут, чем она занимается, где её мужчина. Постепенно у меня появился интерес. Я узнал ее имя. Мне захотелось определиться во времени. Я начал ощущать себя мужчиной. У меня появилась тяга к работе, все равно какой. Когда Нины не было, я начал её ждать.

И однажды, неожиданно для себя, когда раздался звук открываемой двери, я не пошел, а бросился к ней на встречу. Осторожно прикасаясь к ней, помог снять пальто. Увидел, как она на меня смотрит. И вдруг так её обнял, что она полностью очутилась в моих объятьях. У меня появилось чувство, что она маленькая девочка, а я - её единственный защитник. Я всем телом ощутил, что она полностью моя…

Время полетело. Я стремительно жил, наверстывая упущенное. Наши отношения с Ниной радовали её и меня. Они развивались во всех направлениях так естественно и легко, будто мы были созданы друг для друга в благодарность за пережитое.

Мама Нины отнеслась ко мне без всякой настороженности, так просто и открыто, что это вызвало во мне чувство безграничного доверия. Я пристрастился к её загородному дому. Начал совершать там такие преобразования, которые может сделать только мужчина, истосковавшийся по работе.

Во мне крепла уверенность, что эти женщины мои и именно я делаю их счастливыми. Вот только где-то далеко пока у меня внутри начала появляться мысль. Она пока меня даже не тревожила, поскольку была еще очень далеко. Но присутствие этой мысли я в себе все-таки ощущал. Эта мысль касалась наших с Ниной взаимоотношений с обществом. Ни Нина, ни её мама даже полунамеком не задевали этого направления наших взаимоотношений.

Только раз, проснувшись ночью, я вдруг ясно ощутил страх. Я понял, что панически боюсь потерять Нину. Почему-то это мое ощущение было связано с формальной регистрацией наших отношений. В этом месте рассказчик замолчал.

Я обнаружил, что он затронул своим рассказом не только мой профессиональный интерес, но и чисто человеческий. В салоне вагона загородной электрички была тишина. Я огляделся, и что меня поразило. Все люди вокруг смотрели в сторону рассказчика. Они даже переместились на своих скамейках так, чтобы видеть его. Глядя на них, я понимал, что они полностью в рассказе. У каждого из них появилась обеспокоенность за судьбу неизвестной доселе для них семейной пары. Назревало коллективное желание хоть как- то помочь рассказчику.

Сейчас рассказчик, как я понял, ехал в загородный дом, где ждали его приезда Нина с мамой. Информация, которая была сообщена в рассказе, заинтересовала меня профессионально. Уже все было ясно. Мне было понятно, как разрешить проблему рассказчика. Но нужно было подтверждение некоторых моих догадок, которое могло возникнуть только из личной беседы.

Так уж я устроен, что пропустил свою остановку и вышел вместе с рассказчиком. Мы познакомились. Провели вместе целый день. Мои догадки подтвердились. На обратную электричку меня уже проводили Нина и Матвей, так звали рассказчика. Судьба свела Матвея со мной. И теперь я мог спокойно ехать дальше в уверенности, что счастье этой семейной пары не будет сиюминутным.


Воронежская обл Урал Украина

1937

.




24 Ксения, 1913 33

(во время родов)

Иван 1 Владимир Людмила,

1912 Егор 1910 1915

(война,41)

без имени Алевтина, 1934

(замужем не была,

1944 партийный деятель)

Зинаида 1

Альберт 1923

Иван 2 1915 Зинаида 2 Софья,1940



Борис,1938 25

Иван 3 Анна (несч. случ.)

(военный роман с Егор,1950 Нил

мед.сестр.-погибла )

Катя,1963

Алексей Нина

1940 1941

(без отца с 1 года) (сирота по отцу)



Матвей 1 25 Катя

1963




Матвей 2 Вера




не рожден,1 месяц

(погиб с матерью)



Матвей 3 Нина







Алексей Лена,

1965 1967

(служба в Афганистане)Рис. 4. Генограмма к истории 5
Комментарий психогенетика.

Неоспоримы в рассказанной Матвеем истории следующие факты:

1. Дед Матвея по отцовской линии Иван был репрессирован в 1937 году и с семьей выслан на Урал. При переезде умерла в возрасте 24 лет жена Ивана во время родов второго ребенка.

2. Иван повторно женится в 1939 году. Его жене Зинаиде – бабушке Матвея – 17 лет. Их брак официально не зарегистрирован. В 1940 году у Ивана и Зинаиды рождается мальчик Алексей - будущий отец Матвея.

3. На Великой Отечественной Войне у Ивана возникает серьезный роман с медсестрой, которая в 1942 году в возрасте 22 лет погибает.

4. Жена Ивана Зинаида оставляет своего мужа и официально вступает в брак с другим мужчиной в 1944 году в возрасте 22 лет.

5. Отец Матвея Алексей остается без родного отца в возрасте 1 года.

6. Дед Матвея по материнской линии Владимир в возрасте 33 лет в 1943 году погибает на ВОВ.

7. Мать Матвея Нина никогда не видела своего отца.

8. Брат Нины Борис погиб в результате несчастного случая на производстве в возрасте 25 лет.

9. Матвей делает попытки создать свою семью, но по непонятным для него и окружающих людей мотивам в день свадьбы бросает молодую жену Катю и уходит к другой женщине Вере.

10. Матвей делает вторую попытку создать семью уже с Верой. Но Вера в день свадьбы погибает вместе с сыном, которому в утробе матери был всего 1 месяц.

11. Через некоторое время Матвей делает третью попытку создать семью теперь уже с Ниной - подругой Веры. Семья возникает. Но Матвей начинает панически бояться официального брака из опасения за жизнь своей молодой жены. Его жене в это время 22 года.


Обсудим эти факты.


1. В родословной Матвея, как и во всех предыдущих историях, формируется закон рода “Уход“.

Репрессия представителями власти семьи деда и последовавшая в результате смерть бабушки Ксении в молодом возрасте при родах ребенка. Уход из семьи деда Ивана на войну и в результате: потеря второй и третьей жены. Гибель на войне деда Владимира. Гибель дяди Бориса в молодом возрасте в результате несчастного случая.

Названные события привели к появлению в жизни дедов и бабушек новых бессознательных психологических установок: семья не может быть стабильной, так как ее разрушат внешние обстоятельства (репрессии, война); с любимым человеком лучше не строить семейные отношения, так как он в любой момент может уйти из жизни; детей рожать опасно – можно погибнуть …

На такого рода внутренних психологических установках вызревает закон рода “Уход“, который проявляется через деструктивные модели поведения человека.

Например, Матвей на сознательном уровне делает все, чтобы создать семью. Но при этом совершает поступки, которые идут вразрез с его желанием. Логику своих поступков он не понимает. Он и не может её понять. Так как закон рода, который определяет выбор моделей его поведения, зафиксирован в бессознательном.

На бессознательном уровне у Матвея существует предрасположенность решать все вопросы с помощью таких моделей поведения, которые диктует закон рода “Уход“.

Набор этих моделей поведения продемонстрирован предками в прошлом. Его демонстрируют окружающие Матвея люди в настоящем. Из моделей поведения человека, например: выбирать такую линию поведения, чтобы уйти из семьи; так себя вести, чтобы семья не возникла; выбрать профессию, чтобы она была с большой степенью риска; найти такую девушку, которая бы имела систему внутренних убеждений, что любимый мужчина обязательно уйдет или погибнет и т. д. Матвей бессознательно выбирает ту модель поведения, которая сегодня оптимально соответствует закону его рода.

2. Этот закон по мужской линии начинает формироваться на фоне и в результате сильного нервного потрясения, которое испытал дед Иван. Власть лишила его дома, хозяйства. Уходит из жизни половина семьи, которую создал Иван. Во время родов погибает его жена вместе с ребенком.

3. Жизнелюбие деда Ивана дает ему возможность подняться и попытаться снова создать семью, дом, очаг. Он женится без регистрации брака на молодой девушке. Рождается сын. В семью Ивана снова вмешивается внешняя социальная сила - национальная трагедия - война. Он уходит из дома на войну. Его сын в возрасте 1 года остается без отца.

4. На войне закон рода “ Уход “ может привести к неминуемой гибели. Интуитивно понимая смертельную опасность, Иван пытается преодолеть ее. Он на бессознательном уровне находит выход из смертельной опасности. Он влюбляется. Страх погибнуть на войне Иван подавляет чувством любви к женщине. Но закон его рода “Уход“ причудливо проявляется в модели поведения Ивана. У него возникает страх за жизнь любимой женщины. И его любимая женщина уходит из жизни- она погибает на фронте.

5. В тылу от Ивана уходит с сыном Алексеем - будущим отцом Матвея – молодая жена Зинаида – бабушка Матвея. Она официально выходит замуж за другого мужчину.

Обратите внимание: женщины, с которыми Иван пытается создать семью, уходят от него. Они погибают или уходят в другую семью.


6. Закон “Уход “ формируется и по родословной матери Матвея.

7. Дед по материнской линии уходит на войну и там погибает.

8. Бабушка Людмила пытается сама вытянуть семью с тремя детьми, но при этом старшая дочь не создает семью. Сын, создав семью, уходит из нее - погибает.

9. Мы наблюдаем по материнской линии уход из семьи мужчин. Они уходят из жизни.


На жизненном пути создают семью Алексей и Нина – родители Матвея. Они выросли без отцов. На бессознательном уровне притянулись друг к другу идеальные исполнители закона рода “ Уход “.

Алексей - к уходу женщины из семьи. Нина - к уходу мужчины из семьи.

Поколение отец-мать Матвея живут в любви и поддержке друг друга. Они пережили детьми все те потери, которые произошли у дедушек-бабушек. Они стремятся создать устойчивый счастливый дом. Это им удается.

Но закон генетического наследования ярко (доминантно) вспыхивает в следующем поколении. На бессознательном уровне их сын Матвей стремится создать семью. Он активен, влюбчив. Наделен привлекательными мужскими чертами. Но происходит непонятное. Он совершает поступки (или совершают люди вокруг него), в результате которых почти созданная семья рушится.

В народе говорят “яблоко от яблоньки не далеко падает“. Без высокой науки, глядя на генограмму деда Ивана, можно сказать внуку Матвею (как говорят в народе): “Весь в деда”. Да только у этой констатации факта нет лекарства от несчастья.

Важно – родословные сформировали для Матвея закон рода “^ Уход“. Все эти события в родословной Матвея развиваются на фоне страшного преступления перед семьей: репрессия. За ней последовало клеймо общества, потеря дома, потеря семьи. Этот фон – тот самый психический удар, который блокирует сознание.

Он открывает возможности для образования в бессознательном деструктивных концентратов энергии в виде бифуркационных колец - “варьянтов” (см. книгу “Генетический транс“). Именно они являются строительным материалом для формирования деструктивных законов взаимодействия человека с социумом.

Самостоятельные попытки Матвея бессознательно выбрать модель поведения, которая бы могла помочь ему противостоять психическому закону рода, обречены на неудачу. Даже если ему удастся создать семью и уберечь жену, он уйдет сам и с большой степенью вероятности - в смерть.

История 6

Холакост

Холакост – день памяти геноцида евреев. В этот день евреи всего мира поминают жертв фашистского «эндлёзунга» - «окончательного решения», которое предложил Гитлер по «еврейскому вопросу». Нет евреев – нет проблемы.“

(“Черная балка”)


Студент - любимое существо на всей планете !

В моей стране любовь государства к студенту часто корректировалась желанием усредненного по воинскому контингенту измятого полковника, который на следующий день после бурно проведенной охоты размышлял на тему: убил ли он дичь, а если убил, то кто ее найдет и доставит домой.

В его сознании возникало эдакое безалаберное, не охваченное Уставом существо, которое все ночи «брякает» на гитаре под заливистый смех девушек. Изображает из себя свободного человека - творца истории своего государства. Постохотничье видение полковника превращалось в навязчивую идею, которая, с регулярностью возникновения охотничьего сезона, всплывала из армейского бессознательного и поражала ответственные органы страны.

Всем становилось совершенно ясно, что для удовлетворения запроса усредненного полковника есть студент. Студент изначально для того и существует, чтобы пугать его армией. И все это исключительно из соображений стратегии воинского искусства и плодотворного развития государства. Чтобы студент, который «брякает» все ночи на гитаре, не стал слишком умным тормозом в развитии страны и чтобы доразвить в нем рудиментарное “наши зубы остры, не погаснут костры…“

В один из таких постохотничьих запалов под высокогуманными флагами почти весь наш второй курс будущих атомщиков оказался на территории Украины в составе танкового батальона под управлением лица неустановленной национальности по прозвищу Лечь-встать.

Самым приятным для нас моментом во всей этой военно-государственной игре “каждый студент – солдат” был наш студенческий ритуал. Мы свято, с завидным постоянством совершали его в один и тот же момент, когда темное покрывало ночи окутывало засыпающий лагерь.

Вдруг! Откуда-то из глубины нашего палаточного лагеря рождался высокий, чистый, сильный в синхронном исполнении трех человек речетатив: “Н-скому дню армейской службы”. Секундная пауза.

И мощный рев сотен голосов выдыхал в дремучий лес все накопившееся за день одним словом великого русского языка “…!” Приближенная интерпретация этого слова для гражданских лиц “конец!” Ритуал приводил в истерическое состояние усредненного полковника. Он принимал неадекватные меры, но … ритуал жил.

В конце апреля в преддверии “дембеля” мы вскочили посреди ночи по сигналу боевой тревоги. Исключительно русским народным коротким и доходчивым языком изъясняя свою любовь к усредненному полковнику…

Впервые все оказалось по-настоящему. Надо отдать должное усредненному полковнику. Уже через десять минут мы двигались колонной в район Чернобыля.

В средине яркого солнечного дня, когда начался “веерный охват“ и танки оказались развернутыми в редкую цепь, я, сидя на броне, увидел вмятину в земле, зияющую рваной раной посреди равнины. Над ней зависла скомканная груда гражданского тряпья. Я остановил танк, спустился на землю, близко подошел к груде тряпья. Склонился над ним. И вдруг, словно резануло меня под лопатку холодным тесаком, и мурашки окатили тело.

Груда тряпья оказалась пышным платьем с юбками, в котором на краю зияющего проема лежала девушка. Это только сейчас я могу сказать, что она неописуемо красива. Тогда у меня руки затряслись от неожиданности соприкосновения с прекрасным. Она была бела как бинт и признаки жизни казались призраком, который унесет даже легкое дуновение ветерка. Я бросился к танку, вскарабкался по броне, отдал приказания.

Радист отправил сообщение комбату. Ребята выскочили из танка и подбежали к девушке. Я встал перед ней на колени. Легко рукой приподнял ее голову, тысячами нитей шелка волос связанную с колючими травинками. Мне подали фляжку. Я набрал в рот воды и сильно брызнул девушке прямо в лицо. Механик-водитель быстро оторвал кусок бинта и смочил его водкой. Я протер виски девушки водкой и аккуратно капнул водки на губы, неестественно яркие на фоне белоснежного лица.

Наши усилия оказались успешными. Она открыла огромные бархатные глаза. Её взгляд, как-то странно направленный сквозь меня стал приобретать осмысленность. Вдруг дикий ужас исказил ее лицо. Она страшно, надрывно из груди закричала и снова потеряла сознание. Я оглянулся. В трех метрах за мной стоял танк, его огромная пушка почти нависала над нами. Полукругом стояли мои ребята в шлемофонах с засученными от жары рукавами гимнастерок…

Через несколько минут санитары увезли её в медсанбат…


Прошло, пожалуй, лет десять. Крутая ломка государства закончилась тем, что весь наш курс атомщиков превратился в рыночных дельцов разной степени успешности. И каких только диковинных специалистов среди нас не возникло: хочешь водки настоящей - звонишь в Питер, хочешь золота - звонишь в Магадан, хочешь за границу - звонишь в Зеленоград. Хочешь в атомщики - некому звонить.

Я почему-то с большой страстью отдался психогенетике. И случилась у меня короткая практика в “Сосновом бору” - в небольшом комфортабельном психопансионате, расположенном в пригороде одного из промышленных центров России.

К вечеру первого дня знакомства с пациентами я пребывал в чрезвычайно подавленном настроении от увиденного. Уже начал подумывать, как бы под благовидным предлогом избежать продолжения практики. Но что-то начало происходить со мной - подавленное настроение превращалось в странное состояние бытия. Мне казалось, что вот-вот произойдет нечто жизненно важное для меня. Будто из бессознательного какая-то мощная сила будоражила мое сознание.

Охватившее меня было столь необычным, что я ушел к себе в комнату. В полубреду лег на кровать и мгновенно уснул. Проснулся с восходом солнца и с таким приливом энергии, что был готов решить проблемы всего человечества здесь и сейчас.

На второй день практики я знакомился с “палатой странных явлений“, как называли ее мои коллеги. Палату населяли совершенно спокойные, уравновешенные женщины. На первый взгляд их место на берегу моря или в активной работе. То есть явно не в стенах данного пансионата. Но женщины этой палаты обладали одной странной особенностью. У каждой из них могла возникнуть своеобразная обостренная реакция на определенное внешнее событие.

Мы вошли. В светлой с удивительно легким чистым воздухом комфортно обставленной комнате находились три женщины.

Я эти бархатные глаза помнил всю свою еще недолгую послеармейскую жизнь. Я почему-то сразу узнал, что это она. Я давно уже научился доверять своим ощущениям, хотя порой их возникновение противоречило здравому смыслу. Я снова вдруг испытал то же самое состояние, как и тогда, когда впервые увидел её.

Нет сомнений. Я стоял перед потерянной мною незнакомкой из армейского прошлого. Она смотрела на меня так, будто только что между нами возник бурный, полный страсти роман и я олицетворял для нее все радости этого мира.

У меня возникло непреодолимое желание взять ее на руки. Я подался к ней. Но хрипловатый голос медсестры механически заученно констатировал: «Я здесь стою и я там лежу». Я отрешенно посмотрел на медсестру, пытаясь “въехать в предмет”. Она повторила свою фразу и добавила, увлекая к следующему пациенту, чтобы не слышал предыдущий: “Эта женщина теряет сознание при виде рва, канавы, ямы и при этом твердит как во сне «Я здесь стою и я там лежу».”

Практика практикой. Но я нашел ее не для того, чтобы потерять. После обхода я прочитал сухую историю ее поведения, в которой не нашел никаких зацепок. В традициях этого пансионата ни имени, ни фамилии не было. А значилась она отдыхающей госпожой N. Приписывались ей таблетки, процедуры успокаивающие и еще раз успокаивающие, и расслабляющие, и отвлекающие и т.д.

Затем пошел к главврачу и высказал свое желание использовать принципы психогенетического подхода для восстановления здоровья пациентки N. Главврач не возражал, хотя сказал, что картина ясная. Что блокировка логики у пациентки связана с органикой и к счастью возникает только в ситуации, которой можно избегать и на его взгляд после некоторого времени пребывания здесь ей нужно будет прописать темные очки, и она будет счастлива в здоровом социуме.

Такие глаза и за стекла темных очков !? Во мне возник мощный инстинктивный протест. Я почувствовал в себе огромную энергию мотивации для того, чтобы собрать воедино все мои знания и спасти – сделать эту женщину счастливой. Мне было совершенно ясно, что она во власти какой-то тайны. И, скорее всего, этой тайны она не знает.

Вечер в пансионате – время отдыха. Телевизор, игры, танцы, лекция чья-то.

Я нашел её в коридоре. Она стояла у окна и смотрела в зияющий проем уходящего света. Ее стройная фигурка и особенно утонченно-изящные линии спины содержали в себе фантастическое напряжение, которое улавливалось не глазами, а скорее каким-то не подвластным человеку чувством. У меня появилось прямо-таки физическое ощущение, что она будто под непосильной ношей, слегка согнувшись, смотрит в землю.

Я однажды был во власти такого напряжения. Тогда Джигарханян в кожане стоял на сцене в “Железном потоке“ один спиной к зрителям. Напряжение, которое чувствовалось в его позе, было столь велико, что зритель из зала будто втягивался в эту кожаную спину как в черную дыру, теряя всякое представление о реалиях бытия.

Она, не оборачиваясь, полным мягким голосом сказала: ”Почему я так тебя знаю? “ Повернулась, и ее глазищи столь властно охватили меня всего, что я, забыв про свое положение в этом пансионате, шагнул к ней. Стремительно схватил в объятья и в последнее мгновение, как хрупкую драгоценность, нежно прижал к своей груди. Всколыхнулись два чувства и вспыхнули, соединив в страстном пламени пожар двух душ.

Такого разворота и столь стремительного развития событий не ожидал никто. Я взял на себя всю полноту ответственности за нее. На следующий день, в 1400 прибыли нотариус и представитель загса. Нас зарегистрировали как мужа и жену.

Вечером весь оторопевший персонал пансионата заливал каждый свое недоумение изысканными винами на нашей свадьбе, которая по особому разрешению главврача проходила в парке пансионата и обслуживалась персоналом соседнего летнего ресторанчика.

Главврач, серьезно запив коньяком свое изумление, несколько раз подходил ко мне. Он трогал меня за руку, похлопывал по спине и недоуменно вещал куда-то в небо: “Если это и есть новая технология работы с пациентом, то я тоже хочу освоить вашу психогенетику.”

Через месяц закончилась моя практика. Я получил невразумительный отзыв о своей работе и вышел на последний этап получения “второго высшего”. На защиту диплома приехало столько желающих, что государственная комиссия перенесла защиту в большую римскую аудиторию.

Тема диплома “Снятие отдаленных последствий репрессий методами психогенетической теории поведения”. Предварительная защита настолько ошеломила профессиональный коллектив института, что было решено на защиту диплома в государственную комиссию пригласить представителей ВАКа - высшей аттестационной комиссии по присвоению ученых степеней.

На защите я был “в задоре”. Мне все удавалось. Логика сопутствовала мне. Вопросы, которыми меня засыпали, получали удовлетворявшие всех ответы. В завершение защиты представитель ВАКа составил со мной короткий публичный разговор:

- Строить такого рода выводы хорошо. А вы уверенны, что получили устойчивый результат?

-Что убедит Вас в устойчивости результата?

- Продемонстрировать при всех, что Ваш клиент действительно адекватно реагирует на раздражитель.

- Вас ждет во дворе автобус. Бывший пациент – моя жена Бэла. Она сейчас присоединится к нам. Пожалуйста, выберите сами такое место в городе или в окрестностях, где был бы ров.

Члены комиссии тайным голосованием выбрали место. Мы погрузились в автобус и прибыли на выбранную площадку через 20 минут. Бэла ехала со мной в автобусе вместе с членами комиссии.

Я почувствовал, что у меня начало нарастать напряжение. Но вдруг веер черных кудрей осыпал мою грудь и на плечо мое склонилась ее головка. У меня возникла совершенно полная уверенность, что мы выиграем.

Члены комиссии без лишних хлопот выстроили процедуру эксперимента. Они все встали на одном берегу рва. Бэла должна была перейти через ров и подняться к членам комиссии. Затем вместе с ними снова перейти ров и вернуться в автобус.

Она проделала все это так легко и непринужденно, что заслужила искренние овации ученых мужей, которые лучше, чем кто бы -то ни был знали предмет и понимали , что они свидетели первой ласточки революции в психиатрии.


Испытание снова встало у дверей нашего счастья через два года. Все родственники Бэлы решили переехать жить в Израиль. Перед отъездом мы вместе с ними решили отдать дань памяти погибшим.

Это был день поминовения – Холакост. Вблизи “Черной балки” собралось несколько сот евреев. Мы оказались среди них. Чувственный накал происходящего был неимоверно силен. В какое-то мгновение я почувствовал, что Бэла уходит от меня. Я сильно прижал ее к себе.

Вокруг люди. Никто не окажет нам помощь, ибо они воспринимают наше состояние как естественное. Я не знал, что делать. Потом резко поднял Бэлу на руки и, нарушая скорбный ритуал общего моления, начал протискиваться прочь от “Черной балки”, а она как бездна властно тянула меня обратно к себе. Мои силы были на исходе, и тут я почувствовал, что Бэла своим угасающим сознанием помогает мне. Ощущение этой помощи настолько меня взбудоражило, что в неимоверно зверином рывке я вырвался из ритуального кольца и бросился в степь.

Я бежал с Бэлой на руках и силы с каждым шагом возвращались в меня. Я непрерывно смотрел в ее глаза и видел, что удержал ее. Она не погрузилась в небытие и стремительно возвращалась ко мне…..

Сладость победы была столь велика, что мы опустились с ней на траву и слезы непроизвольно потекли из наших глаз.


Украина, Рогачев Белоруссия Белоруссия







Евреи,- семья Евреи – во время революции семьи

уничтожена фашистами лишились оседлого места жительства



Мария 10 детей Творческие

Петр -1 музыкальные

Бэла

закопана Люба Петр

живой в ров



Петр -2 1972 74 Гирша 54

инфаркт Полина секретарь обкома Полина

старше жены на 17 лет 1926 рожд. партии, Ашхабад, 1906-1960

был женат на ее сестре, война, эвакуация басмачи, война 42 г. гипертонич,криз

воевал, демобилизовался, везде застревали, пропал без вести 1923г. попытка

гл.инженер завода Казахстан, голод, контузия, вернулся, уехать в Америку

рвался домой на Украину 1945г.-Свердловск, после войны ослеп украли билет,

там в поездке и умер 1996г. - эмиграция 1929г.- Ашхабад,

в Израиль. 1943-44 переезд

Жесткая, властная, Бронислава в Свердловск

очень красивая сдали в д/дом к брату,

крали цыгане по дороге украли документы.

Люся Прямая, честная,

очень простая.



Ефим 1 55 64

инженер Сара

«беззаботная

Ефим 2 бабочка»



Ефим 3 Володя

Эмигрировал в Израиль умер от желтухи, 1941

37 34

Гриша Бэла

названа бабушкой по имени

Гриша 3 погибшей племяницы Бэлы,

В 6 лет была на месте гибели

семьи бабушки в Рогачеве

Мария

Таня 1 названа бабушкой

по имени погибшей сестры,

эмигрировала в Израиль

Рис. 5. Генограмма к истории 6
Комментарий психогенетика.

Художественное изложение – лишь легкий мазок в истории поведения Бэлы. Его можно понять и проанализировать на основании документа, который содержит неопровержимые факты. Таким документом является генограмма.

Очевидны в этой истории следующие факты:


^ 1. По материнской линии:

Здесь ключевая фигура – бабушка Лия, ушедшая из жизни в 54 года в результате гипертонического криза. Для матери тоже характерно стремление к уходу из дома, от семьи.

Бабушка Полина кочевала по жизни со своей семьей за мужем или во время войны к брату в Свердловск. Вначале она после окончания гимназии в 1923 г. в 17 лет пыталась уехать в Америку, у нее были украдены чемодан и билет – потеря и прерывание, у нее крадут, отнимают возможность.

С мужем она уезжает в Ашхабад и все время живет со своей семьей в напряжении и страхе за жизнь мужа и детей. Муж – секретарь обкома партии – воюет с басмачами. Она теряет двух своих первенцев и в 1941г. от желтухи умирает младший сын. Муж уходит на фронт и пропадает без вести – потеря мужа. Во время переезда из Ашхабада в Свердловск у нее крадут документы.

Муж возвращается с войны после контузии и слепнет – опять потеря, это окончательно подкосило бабушку.

Интерпретируя перечисленные факты можно предположить, что по материнской линии формируются следующие страхи и бессознательные психологические установки:

- страх за свою жизнь;

- страх за жизнь детей;

- страх за жизнь мужа.

- «Я не могу уехать туда, куда я хочу» или « Я не могу уехать в другую страну», т.к. у меня крадут эту возможность;

- постоянное прерывание привычного образа жизни, смена дома и его обустройство в связи с внешними событиями и катаклизмами, формируется бессознательная тенденция к уходу из своего дома, привычного образа жизни, переходу с места на место и т.п.;

- «Я теряю отца», т.к. мать в раннем возрасте потеряла своего отца;

- «Я теряю мужа»;

- «Мой муж инвалид»;

- беспомощность;

- «Жизнь – это напряжение»;

- безнадежность и желание уйти.

^ 2. По отцовской линии:

Ключевая фигура – бабушка Мария. Семья ее родителей была уничтожена фашистами во время войны на Украине в Рогачеве в «Черной балке». Сама она осталась в живых, т.к. уехала в Киев. Таким образом, она теряет своих родителей и родных. Во время войны она скитается в эвакуации, голодает, попадает в Казахстан, после демобилизации ее разыскал дед и они переехали в Свердловск, т.е. тоже постоянное прерывание того или иного образа жизни в результате социальных катаклизм, потери, смена места жительства, дома. Формируется тенденция к уходу из привычного образа жизни. Потеря мужа в 46 лет.

Стремление покинуть эту страну реализуется в 1996 году – эмиграция в Израиль с семьей сына и внучки.

Интерпретируя перечисленные факты можно предположить, что по отцовской линии формируются следующие страхи и бессознательные психологические установки:

- страх агрессии;

- страх насильственной смерти;

- несправедливости и жестокости жизни;

- обиды;

- беспомощности;

- все это перекрывает эмоциональную сферу и с целью выживания формирует жестко логическую схему реакций.


Все вышеперечисленное было актуализировано:

- бабушкой Марией, которая называет свою внучку именем племянницы Бэлы, которая была заживо закопана в яму фашистами, и когда внучке Бэле исполнилось 6 лет она везет ее в Рогачев и показывает место – “Черную балку”, где фашистами были уничтожены еврейские семьи. В дальнейшем у Бэлы формируется очень сильная реакция на подобные места – «Я здесь стою и я там лежу»;

- мамой, ее отношением к дочери: нежеланный ребенок, несправедливые обвинения, поступала в отношении дочери нечестно, возложила на нее ответственность за развод;

- разводом родителей (отец уходит, привычный мир рухнул, она теряет отца).


В комментарии к истории 6 перечислено уже несколько закономерностей. Но мы видим, что закон рода “Уход” имеет прочные основания для формирования в последующих поколениях целого набора деструктивных моделей поведения, которые в полной мере объясняют поведение Бэлы.

Следует особо отметить, что на микроуровне – на уровне молекул ДНК, человек использует способ передачи информации под условным названием “конварьянтная редупликация“. На макроуровне – на уровне человека этот принцип тоже частично срабатывает в виде “склеивания“ человека, сегодня существующего, с неким образом другого реального человека – кумира, героя, любимого… И особенно родственника, который горячо любим сегодняшней семьей, но ушел из жизни давно в силу разных обстоятельств. Мы в память этого родственника называем своих детей и тем самым подталкиваем их к повторению определенных моделей поведения.

История 7

Кто Я?

В Берлине на холодной сцене

Пел немец, раненный в Испании.

По обвинению в измене

Казненный «за глаза» заранее…


Витьку по кличке Данке шён провожали всей “кодлой” бездомных военных пацанов. Он сидел в телеге, поджав под себя грязный ноги в рваных галошах, мокрый, холодный, с огромной рваной царапиной на левой щеке и смотрел на нас глазами, полными слез. Слезы в его глазах что–то делали с нами. Мы никогда не видели такого. Мы били. Нас били. Мы плакали – злились, мстили. Но слезы без боли, без драки да еще у Витьки на глазах. Для нас это было впервые и запомнилось на всю жизнь.

Мы встретились много лет спустя. Случайно, как это часто бывает. Совершенно случайно. Я летел на конференцию в Москву самолетом авиакомпании “Люфтганзе”. В средине полета со стороны кабины летчиков появился и пошел по моему проходу между креслами сухой высокий человек. Его странно молодое лицо было окаймлено длинными седыми волосами. Живые голубые глаза и летная форма делали его чертовски привлекательным.

Один из пилотов, подумал я и отвел глаза. Но сердце в груди моей так резко ёкнуло, что я снова внимательно посмотрел ему в лицо. Он был уже метрах в двух от меня. И тут я ясно увидел белую полоску на лице пилота поперек левой щеки. Прежде чем подумать, что чувство всегда опережает логику нашего восприятия, я уже вскочил и встал перед ним с распахнутыми руками. Он только успел выдохнуть: “Бориска!”. И мы на долгие минуты замерли, стиснув друг друга в объятьях.


Обстоятельно мы уже встретились у него дома в Саратове. Вспоминали время, ребят. Многих помянули, к сожалению, тостом без слов. Через столько лет я впервые услышал историю Витьки, искореженную грохотом репрессий – тылового боя государственной машины с беззащитным населением своей страны.


Он сбежал с эшелона, в котором мать и его многочисленные братья, сестры в товарняке ехали в далекий Карабутаг из родного Саратова. Он вышел за водой и сбежал. Он бежал и падал. Он знал, куда бежит. Он знал, что расскажет главному начальнику, он покажет ему орденскую книжку своего отца, которую носил на груди. Он докажет, что его отец герой, а не предатель…

От голода и обиды мысли его путались. Он не видел, куда бежит, но твердо знал, что ему надо к главному начальнику над всеми военными….. Он очнулся в непривычно теплом, мягком месте. Губы так запеклись, что пришлось помочь руками, чтобы разлепить их. Темно. Рядом чье-то тяжелое дыхание. Он тихонечко ощупал себя. Оказалось, он лежит совершенно голым. Он испуганно зашарил вокруг руками – где моя книжка, которая спасет отца, где она, кто ее взял ? Он выполз из-под фуфайки, которая его закрывала и окончательно проснулся. Оказалось, он лежал на полу на ватном одеяле. На ощупь рядом с ним какая-то доска. Поднимаясь по ней рукой, он обнаружил перекладину у доски и понял - скамейка. На скамейке лежала стопка теплой одежды. Он потянул к себе одежду и что-то темной тенью шлепнуло его по лицу. Он испуганно отпрянул, но быстро успокоился. На ошупь узнал свою-отцову книжку, прижал ее к груди и погладил. Одежда оказалась его. Она была теплой мягкой, приятной. Он начал тихонько одеваться. Вся одежда была поглажена, как когда-то давно делала это мама. Он оделся и тихонечко сел на скамейку. Слабый свет проходил сквозь стекло окна, которое было от него в двух шагах. Глаза начали привыкать. На полу еще кто-то лежал и даже не один. Что-то заныло внутри. Захотелось домой на Волгу. Нет теперь дома. Мама куда-то едет в поезде. Папа – и тут его захлестнуло - ему же надо к главному начальнику. Надо скорее выбраться отсюда. Пока он здесь разлеживает папе нужна помощь. Он подобрался к окну. За окном ничего не было видно, тогда вдоль стены он стал тихонечко пробираться и натолкнулся на кольцо, вбитое в стену. Он потянул его на себя. Стена шевельнулась - дверь….

Его задержал патруль на окраине степного городка. Доставили в комендатуру. Он производил впечатление мальчика, у которого в голове есть какой-то план. Но он твердил только одно, что ему надо к самому главному военному начальнику. Его напоили чаем с хлебом с сахаром. Утром пришел начальник комендатуры в военной форме – самый главный начальник. Погладил его по голове. Посадил к себе на колени и сказал: “Ну, давай рассказывай”.

Он все еще недоверчиво спросил:

  • Вы самый главный начальник над военными?

  • Да, я.

Тогда он достал из-под веревочки, которой были привязаны штаны к телу, книжку и с доверием протянул начальнику. Тот взял орденскую книжку, внимательно ее посмотрел. Потом еще и еще раз.

- Чья это книжка?

Спросил он мальчика.

  • Моего папы!

Последовал гордый ответ.

  • А почему ты с этой книжкой бегаешь один ночью по городу? Откуда ты?

Я искал вас, чтобы вы спасли моего папу. Его забрали военные. Увезли. Мы все плакали, а потом я сказал маме, что найду папу. Но тут опять приехали военные, посадили нас в вагон и повезли куда-то. Тогда я убежал и стал искать вас, чтобы спасти папу…

Комендант обнял его за плечи прижал к себе и долго смотрел на мальчишку, который явно был истощен и, судя по коростам на лице, нуждался в лечении… Он явно взвалил на себя непосильную ношу. И верил, что нашел спасителя и защитника…

Он снова сбежал, когда увидел в окно из больницы, что самый главный начальник идет по улице с завязанными за спиной руками, а по обе стороны от него два человека в обыкновенной одежде.

Мы встретились с ним поздно вечером на вокзале, когда за ним гналась здоровенная тетка. В руке у него был сверток, завязанный платочком. Наша “кодла“ как раз вышла в поисках еды. Мы с разных сторон вбежали между ним и теткой с воплями: “Грабят!”. Она растерялась и остановилась. Тогда мы рассыпались в разные стороны.

Нашли его сразу. Он сидел в углу между столбом и бревенчатым домом, в руке у него был здоровенный гвоздь. Мы сошлись с ним сразу. Он нам всем понравился. Наша “кодла” ему тоже понравилась. У нас были свои правила. Теперь можно сказать неписаный кодекс поведения. Мы не обижали девчонок, нищих, не лазали по квартирам, а добывали только еду…

За год мы объехали несколько уральских городов, постепенно пробираясь в сторону Волги. В каждом городе нам приходилось отстаивать свои права перед такими же, как мы. Но мы так были сплочены и верили друг в друга, что очень быстро нас признавали…

Видимо мать у него была отчаянная. Она подняла на ноги даже тех, кто не в ладах с законом. Нас нашли. Ему передали письмо от матери. Что там было написано, мы не знали, да и знать не могли, даже если бы увидели письмо. Читать умел только он, а остальные делали первые шаги, так как он настоятельно вталкивал в нас грамоту почти на ощупь, лежа ночью в каком-нибудь очередном подвале.

Только стало всем нам ясно, что Витька нас оставляет и едет к матери, как он сказал: поднимать семью.

Прошло много лет. Воронова Виктора Алексеевича знали уже многие. Он поднялся и, обладая хорошей грамотой, сумел стать военным летчиком. Создал семью. Восстановил квартиру в Саратове. Теперь у него трое детей. После выхода с военной службы стал гражданским летчиком. Казалось, испытания детства в прошлом. Но порой всколыхнет его – отец, где мой отец ? Спросить уже не у кого…

И беспокоит его младшая дочь, которая справная женщина. Учитель немецкого языка. Но что-то с ней не так. С семьей не ладится у нее. Нет- нет да и задаст она вопрос: ”Кто я ?” . То вдруг услышит музыку и заплачет. А на днях ее пригласили переводчиком к делегации из Германии. Она ходила счастливая, а при расставании сняла с груди самое ценное, что у нее было – подарок отца - аметистовые бусы и подарила-отдала немке из состава делегации…

Я жил у них целую неделю. Мне показали все достопримечательности Саратова. Мы много провели времени в беседах. Будто прорвало его и меня. Мы не могли наговориться. А были ведь мы знакомы почти год в десятилетнем возрасте, казалось бы какие у нас разговоры…

С Анной, его дочерью, я говорил особо. Она отнеслась ко мне с большим доверием. Сказала, что никогда не видела отца таким раскрепощенным, каким-то свободным в общении, а ведь обо мне никто в семье ничего не знал. Я говорил с Анной - я с ней работал. Я не говорил, что я с ней работаю – ни Виктору, ни ей самой. Но я очень серьезно с ней работал.

Потихоньку передо мной из лоскутков складывалась вся величественная панорама трагедии целого народа, которая, как в зеркале истории, отразилась в семье моего друга. Мне было радостно, что наша взрослая встреча с Виктором не разочаровала нас, а только укрепила. И в таком возрасте повеяло чем-то надежным, крепким, настоящим в человеческих отношениях.

В средину 18 столетия уходят корни этой старинной семьи. Некогда, помогая Петру в повышении технической культуры государства Российского, приехали они на Волгу и занялись делом. Строили красивые дома, железные дороги….

В 1936 году дед Анны (рис. 6) уехал добровольцем в Испанию. Его совершенное знание немецкого языка оказало неоценимую помощь молодой республике. За что и получил он две правительственные награды от Советского командования.

Безжалостна “надстройка” к своему народу. Выполняя план по “зачистке территории от врагов народа“, прихлебатели и тыловые подхалимы перевыполняли безнравственный античеловеческий план. Сгинул в 1939 году боевой офицер - отец Виктора в застенках .

Осталась огромная семья без кормильца. Мало этого показалось “надстройке”. Всю эту семью с ручным скарбом в товарняке отправили в степи Казахстана на верную погибель. Добились своего. Надломилась и мать рода – шизофрения и маниакальный депрессивный синдром были ей наградой за то , что в тяжелейщие годы подарила государству 11 детей. Но культура есть культура. Не сгинула семья в степях. И там малолетние дети возмужали, выстроили себе дом. Обустроили хозяйство на зависть многим…

Да вот только мальчишка Виктор всю свою жизнь служит Родине сердцем под именем чужим, отчеством и фамилией не своей. И дочь его взвалила на плечи свои непосильную ношу памяти предков. И психика её не выдерживает такой нагрузки и прорисовываются контуры вымирания рода. Что делать? Вопрос, который от Виктора и его детей, из уст многих наших соплеменников горячо стоит перед народом, с каждым мгновением все больше и больше теряющим и теряющим своих соплеменников в бездне времени.

Помнишь, Витька, как говорил Уленшпигель Тиль: “Пепел Кларка стучит в моем сердце!“ Я, от имени моего народа, говорю тебе: “Ты теперь глава рода. И никакой ты не Воронов Виктор Алексеевич. Ты - глава древнего рода и имя тебе Бергер Вальтер Яковлевич. Назови своих детей истинными их именами и сила рода проявится через них…

Мы расставались со слезами на глазах. Генриетта Вальтер Бергер (бывшая Анна) никак не хотела отпускать меня и только клятвенное заверение мое и отца ее

Вальтера Яковлевича, что скоро приедут они ко мне в гости успокоили ее.

Я уезжал с твердой верой в сердце – никому и никогда не будет дано силы уничтожить, лишить будущего целый народ. Какой бы диктатор над ним не измывался. Народ всегда выживет и будет жить счастливо.

Поволжье Поволжье



Боргер Кнауб

Яков,1873 Мария, 1880 Генрих,1882 Катарина, 1883



64 76 66 89

3 детей



Яков 1 Мария 1 Поволожье

1902 4 детей 1904

Людвиг Генриетта

Мария 2

Яков 2 37 77 40 69

Виктория (труд.армия) (инсульт)



Лора, эмигр. в Германию



Анатолий

(суицид)

Эльвира



Яков, эмигр. в Германию



Лида, Марина, эмигр. в Германию



Воронов Виктор Катарина

Алексеевич, 1930 30 1935

(Боргер Вальтер Яковлевич) (несчаст. случай)



Ольга Владимир (Яков)

10 (утонул)


Ольга

(операция – не сможет иметь детей)




Иван Анна 1 (Генриетта)

(убили) 18 Илья


Игорь Анна 2




(4 мес)

Александр Анна 3




внематочная берем.




аборт по состоянию здоровья

^ Рис. 6. Генограмма к истории 7
Комментарий психогенетика.

Обладая опытом анализа предыдущих генограмм, читатель на наш взгляд легко выделит на рис. 6 существенные признаки психологическогоо закона рода “УХОД”. Мы предлагаем Вам, уважаемый читатель, если на то будет ваша добрая воля, проанализировать генограмму к истории 7 и тем самым приобщиться к великому таинству творения природой наших человеческих законов.

Мы привели несколько вариантов условий, при которых начинает формироваться закон рода “Уход “. И рассмотрели различные модели поведения человека, продиктованные ему этим законом рода.

Данная книга и посвящена рассмотрению только одного закона. Он самый значимый для россиян. Он самый беспощадный. Он самый трудный для работы.

Не стоит отчаиваться: знание закона – 50% успеха!

Возникает вопрос: “Можно ли помочь героям наших рассказов?“. Ответ положителен – Да! Приведенные истории не вымысел – за ними стоят реальные люди.

Что они сделали? И что нужно сделать нам? Что нужно сделать нам - жителям прекрасной России. Чтобы не уходили из жизни наши мальчики и девочки, чтобы были счастливы наши юноши и девушки, чтобы радовали они дедов своих и бабушек ?

Представьте себе, - Вы знаете закон своего рода. Вы знаете уже, что закон рода проявляет себя через конкретные модели поведения человека. То есть ваше каждоминутное поведение, поступки, психическое состояние, реакции на внешний мир… – все это вместе - модель поведения.

В таком случае можно начать работать над изменением поведения, психического состояния, реакций. Подвергнуть анализу поступки . Тем самым начать изменять модель поведения. Тем самым вступить в поединок с законом рода, принять его, трансформировать и научиться жить счастливо.

Научиться жить по-новому - трудная и сложная работа для человека. Но как говорит наш народ: “Цель оправдывает средства”.


Успехов вам, россияне, и всего самого доброго!


^
Таблица соответствия психологического закона рода “Уход“ моделям (pattern) поведения

Варианты закона рода

“Уход “

Варианты модели (pattern) поведения, бессознательно выбираемые человеком для выполнения закона рода

Комментарий

Уход из жизни

Выбор рисковых профессий

При любых предполагаемых вариантах: профессии, работы, отдыха - выбирается тот вариант, в котором вероятность смерти наиболее велика - склонность к необоснованному риску

Выбор рисковых увлечений

“Выбор “ болезни

Способ поведения в конкретной ситуации

Уход из “дела”

Человек бессознательно создает условия, которые способствуют его увольнению с работы

При любых вариантах развития бессознательно выбирается тот, который ведет к сворачиванию “дела”…


Не мотивируемый уход


Не мотивируемый переход из “дела” в “дело”

Уход из семьи

Алкоголизм, наркотики

Человек сознательно делает все, чтобы сохранить семью, но модели поведения, которые он бессознательно выбирает, приводят к тому, что он постоянно отсутствует дома или уходит совсем.

Другая женщина

В болезнь

Из жизни

В работу

Уход в болезни


(См. книга “Генетический транс” [16 ] )

Затруднение в выражении эмоций. Отсутствие целеполагания

Наркомания

Агрессия внутрь – затаенная обида. Безнадежность

Рак


Агрессивное мироощущение

Язва

Непосильный груз

Хандрозы

Опасно что-то сказать

( Запрет на высказывание чего-либо; возможно подвергался насилию “за длинный язык“)

Заикания



^

Что делать?



Следует под руководством специалиста пройти “Программу переобучения”.

“Программа переобучения” индивидуальна для каждого человека. Она ведет к коррекции закона рода. Формирует ее специалист- психогенетик.

Ниже приведен один блок из “Программы переобучения“.

Осознание



Я осознаю тот факта, что:


1. В моей жизни есть такой-то набор моделей поведения, которые деструктивны при взаимодействии с окружающей средой.


2. Набор моделей поведения не случаен. Он отображает сегодня определенный, сформировавшийся в прошлом, закон рода. Для выполнения этого закона я бессознательно “выбираю” именно такие, а не другие модели (pattern) поведения.


3. В прошлом у моих предков в результате психологического удара сформировались определенные внутренние психологические установки. Они положили начало формированию нового закона рода. Эти бессознательные установки необходимо откорректировать, если закон рода деструктивен.


^
Терминологический cловарик

Агрессия

(от лат. aggredi – нападать)

Индивидуальное или коллективное поведение, действие, направленное на нанесение физического или психологического вреда, ущерба либо на уничтожение другого человека или группы людей

Адаптация

( лат. adapto – приспособляю)

Приспособление строения и функций организма, его органов и клеток к условиям среды

Адекватный

( лат. adaequatus – приравненный)

Равный, тождественный, вполне соответствующий

Бифуркация

(лат. bifurcus-раздвоенный)

Раздвоение; разделение, разветвление чего-либо

Варьянт

Устойчивое кольцо циркуляции энергии, возникающее в результате бифуркационных процессов (жаргон)

Волонтер

(фр. volontaire – доброволец)

Лицо, добровольно поступившее на военную службу

Ген

(гр. genos – происхождение)

Материальный носитель наследственности, единица наследственной (генетической) информации

^ Генетический код

(гр. genetikos -относящийся к рождению, происхождению + фр. сode)

Система ”записи” наследственной информации в молекулах нуклеиновых кислот

^ Генетический транс

(гр. genetikos + фр. transir – оцепенеть)

Расстройство сознания, проявляющееся автоматическим выполнением сложных актов поведения на протяжении нескольких минут или более длительного времени, без осознания окружающей ситуации и целей своих поступков, обусловленное генетической предрасположенностью.

Генограмма

(гр. genos-происхождение + гр. gramma- письменный знак, черта, линия)

Форма записи родословной

^ Горячий стул”

Название формы индивидуальной психологической консультации в присутствии зрителей (жаргон)


Дембель

(от фр. demobilisation  лат.de… приставка, обозначающая отмену, удаление + лат. mobilis-подвижный)

Военнослужащий по окончании срока службы в ожидании приказа об увольнении из вооруженных сил (жаргон)

Деструктивный

(от лат. destructio – разрушение)

Нарушение нормальной структуры чего-либо

ДНК

Дезоксирибонуклеиновая кислота

Характерная составная часть вещества ядра животных и растительных клеток

Доминанта

(от лат. dominans – господствующий)

Временно господствующая рефлекторная система, обусловливающая работу нервных центров в данный момент и тем самым придающая поведению определенную направленность.

^ Закон рода

Устойчивая предрасположенность к определенной форме взаимодействия с окружающей средой, передаваемая по наследству

Инсайт

(от англ. insight – постижение, озарение)

Внезапное и невыводимое из прошлого опыта понимание существенных отношений и структуры ситуации в целом

^ Комплекс жертвы

(от лат. complexus – связь сочетание + victim-жертва)

Соединение отдельных психических процессов в целое- неосознаваемое образование, обусловливающее структуру и направленность сознания жертвы

^ Конварьянтная редупликация

Постоянное самовоспроизведение, включающее возникающий варьянт (вариант)

Коррекция

(лат. correctio – исправление)

Исправление

Крыша

Организация, принудительно оказывающая платные услуги по защите (жаргон)

Метаболизм

(от гр. metabole – перемена, превращение)

Слово использовано в узком смысле-промежуточный обмен, т.е. превращение определенных веществ внутри клетки с момента их поступления до образования конечных продуктов

^ Модель поведения

(англ. pattern – модель, шаблон, стиль, образец)

Устойчивая, регулярно повторяющаяся, “узнаваемая” форма поведения

Ощущение


Отражение свойств предметов объективного мира, возникающее при их непосредственном воздействии на рецепторы

^ Петля Нестерова

Фигура высшего пилотажа – “мертвая петля”

Психический удар

(гр.  - душа)

Кратковременное комплексное воздействие среды на душевную сферу человека, вызывающее торможение сознания.

Психогенетика

Область науки, пограничная между генетикой и психологией, предметом исследования в которой являются наследственные и средовые детерминанты в вариативности психологических и психофизиологических признаков человека

Реакция

(лат. re-против + action-действие)

Любой ответ организма на изменение во внешней или внутренней среде

Репрессия

(позднелат. repressio- подавление)

Карательная мера, наказание

Страх

Эмоция, возникающая в ситуациях угрозы биологическому или социальному существованию индивида и направленная на источник действительной или воображаемой опасности

Тусовка

Коллектив людей, объединенных доминирующей эмоцией (жаргон)

Удар

Кратковременное воздействие на психику человека, дестабилизирующее работу сознания

Установка

Готовность действовать тем или иным образом

Учебка

Учебное заведение, в котором молодого бойца обучают азам солдатского искусства и готовят к принятию присяги (жаргон)

Холакост


День памяти геноцида евреев. В этот день евреи всего мира поминают жертв фашистского «эндлёзунга» - «окончательного решения», которое предложил Гитлер по «еврейскому вопросу». Нет евреев – нет проблемы.“

Семен Новопрудский

в колонке обозревателя “Армянский баланс“, газ. Известия, 25.04. 2001г.

Хромосома

(гр. chromo (chromatos)-цвет + гр. soma – тело)

Самовоспроизводящиеся структуры, постоянно присутствующие в ядрах клеток животных и растений

Черепник

Специалист по хирургическому вмешательству в области черепной коробки (жаргон)

Штопор

(гол. stopper )

Падение самолета вниз по винтовой линии под действием собственного веса; фигура высшего пилотажа, включающая такое падение

Эукариоты

(гр. еu-хорошо + гр. karyon – орех,ядро ореха)

Все высшие организмы, клетки которых содержат оформленное ядро



ПОСЛЕСЛОВИЕ



На примерах родословных конкретных людей рассмотрены различные проявления только одного деструктивного закона рода “Уход“. Показаны причины, которые привели к формированию в предыдущих поколениях у человека внутренних психологических установок. Именно тех установок, которые впоследствии сформировали закон рода. Отмечены модели поведения человека, которые он в последующих поколениях бессознательно использует под влиянием этого закона.

При анализе причин, которые привели к появлению закона, желательно обратиться к специалисту. Он поможет найти те события в жизни предков, которые привели к появлению у них новых психологических установок.

Специалист покажет, как взаимодействие внутренних психологических установок с окружающей средой привело к формированию закона рода - устойчивой доминанты во многих поколениях.

Следует отметить, что законов рода много. В основном они носят положительный, конструктивный характер. Человек начинает задумываться о законах своего рода тогда, когда он ощущает, что что-то мешает ему счастливо жить.

На примере закона рода “Уход“ в книге показан первый блок работы специалиста - анализ и постановка диагноза. Следующая книга будет посвящена второму блоку - коррекционному, который отвечает на вопрос: Ну и что со всем этим делать?









страница5/5
Дата конвертации11.11.2013
Размер0,75 Mb.
ТипЗакон
1   2   3   4   5
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rud.exdat.com


База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2012
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Документы