Детская беспризорность и безнадзорность в россии конца 1920-Х - начала 1950-х годов: социальный портрет, причины, формы борьбы 07. 00. 02 Отечественная история icon

Детская беспризорность и безнадзорность в россии конца 1920-Х - начала 1950-х годов: социальный портрет, причины, формы борьбы 07. 00. 02 Отечественная история



Смотрите также:
  1   2   3


На правах рукописи


СЛАВКО Андрей Александрович


ДЕТСКАЯ БЕСПРИЗОРНОСТЬ И БЕЗНАДЗОРНОСТЬ В РОССИИ

КОНЦА 1920-Х – НАЧАЛА 1950-Х ГОДОВ:

СОЦИАЛЬНЫЙ ПОРТРЕТ, ПРИЧИНЫ, ФОРМЫ БОРЬБЫ


07.00.02 – Отечественная история


Автореферат диссертации на соискание учёной степени

доктора исторических наук


Самара – 2011

Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Самарский государственный университет»


Научный консультант: Заслуженный деятель науки РФ

доктор исторических наук, профессор

Кабытов Петр Серафимович


Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор

Бородкин Леонид Иосифович


доктор исторических наук

Есаков Владимир Дмитриевич


доктор исторических наук, профессор

Парамонов Вячеслав Николаевич


Ведущая организация - Саратовский государственный университет.


Защита состоится 26 мая 2011 года в 14.00 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.218.02 при Самарском государственном университете, 443011, г. Самара, ул. Академика Павлова, д. 1, зал заседаний


С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Самарского государственного университета.


Автореферат разослан «____» ________________ 2011 г.


Учёный секретарь

диссертационного совета Леонтьева О. Б.
^

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность темы исследования. Актуальность проблемы детской беспризорности и безнадзорности в конце 1920-х – начале 1950-х гг. определяется тем, что долгое время эта тема была закрытой для исследований, многие вопросы до сих пор являются дискуссионными и подход к их решению неоднозначен. Отсутствуют обобщающие труды по истории детской беспризорности в России рассматриваемого периода, не проанализированы возможности исследования данной темы с точки зрения их обеспеченности источниками. Называя причины детской беспризорности, авторы не раскрывают их сущностного происхождения на основе фактических данных. Не обработаны материалы массовых источников, которые позволяют изучить состав и структуру беспризорников как социальной группы. Не использовался системный подход к рассмотрению проблемы беспризорности и безнадзорности в динамическом разрезе и т. д.

Одной из важнейших задач, которую Советское государство решало с первых лет своего существования, являлась борьба с детской беспризорностью и безнадзорностью как сложнейшим социальным явлением. Основными причинами сиротства детей в этот период стали Первая мировая и Гражданская войны, голод, массовые эпидемии. К концу 1920-х гг. были достигнуты определённые положительные результаты: в городах резко сократилась численность беспризорников, функционировали различного типа детские учреждения, в которых ребёнок вне семьи мог получить социальную помощь. Однако, несмотря на усилия государства, условия жизни в детских учреждениях, в которые попадал такой ребёнок, были крайне неудовлетворительными, что не позволяет сделать вывод об окончательном решении проблемы.

Начало следующего десятилетия связано с расширением массовых репрессий, что вновь резко обострило проблему детского сиротства. Противоречивость социальной политики Советского государства в этот период заключалась в том, что, с одной стороны, оно постоянно решало задачу построения эффективной системы преодоления детской беспризорности и безнадзорности, а, с другой, – именно репрессивная политика по отношению к советским гражданам явилась одной из основных причин разрушения семьи и новых витков массовой детской беспризорности. Великая Отечественная война ещё более усугубила тяжёлое положение ребёнка. Всё это повлекло и ужесточение методов работы с беспризорниками. Политика борьбы с детской беспризорностью и безнадзорностью стала эффективной только к началу 1950-х гг., когда в определённой степени начали свёртываться репрессии, постепенно улучшалось экономическое положение в стране и, как следствие, – жизнь ребёнка в семье и детских учреждениях.

В России накоплен значительный опыт по ликвидации детской беспризорности, как позитивный, так и негативный, который, несомненно, может быть полезен и интересен в современных условиях, тем более, что, по одним сведениям, на сентябрь 2010 г. в России насчитывалось 2 млн беспризорников, по другим – до 5 млн человек. Таким образом, тема детской беспризорности и безнадзорности актуальна не только в научном, но и практическом плане.

Объектом изучения данной работы являются беспризорные и безнадзорные дети России конца 1920-х – начала 1950-х гг. как массовое социальное явление, а также государственная политика, направленная на решение этой проблемы.

Предмет исследования – социальный портрет беспризорного и безнадзорного ребёнка изучаемого периода, становление и функционирование государственных учреждений и общественных организаций по работе с беспризорными и безнадзорными детьми, деятельность детских домов и учреждений для несовершеннолетних правонарушителей.

^ Цель исследования данной работы – комплексное изучение детской беспризорности и безнадзорности в России конца 1920-х – начала 1950-х гг. Для раскрытия цели поставлены следующие задачи:

– проанализировать отечественную и зарубежную историографию, выявив глубину исследования тех или иных вопросов, а также наличие дискуссионных проблем;

– рассмотреть процессы становления и развития системы учёта и отчётности по детской беспризорности и безнадзорности, охарактеризовать основные комплексы источников по теме;

– воссоздать социальный портрет беспризорного и безнадзорного ребёнка;

– выявить причины массовой детской беспризорности и безнадзорности в конкретные исторические периоды;

– изучить процесс формирования законодательной и нормативно–методической базы по ликвидации детской беспризорности и безнадзорности;

– исследовать деятельность государственных учреждений и общественных организаций в борьбе с беспризорностью и безнадзорностью;

– охарактеризовать исторические особенности функционирования детских домов в различные временные периоды;

– определить роль трудовых домов и детских трудовых и трудовых воспитательных колоний в социализации беспризорного и безнадзорного ребёнка.

^ Хронологические границы исследования – конец 1920-х – начало 1950-х гг. Этот период охватывает историю борьбы с детской беспризорностью и безнадзорностью, основными причинами которой явились репрессивная политика Советского государства, голод, Великая Отечественная война. Для него характерны неоднократные резкие всплески массовой беспризорности и снижение её размеров. Менялись причины данного социального явления и формы его ликвидации, система детских учреждений для беспризорников. Нижняя граница определяется периодом, когда молодое Советское государство в основном решило свои задачи по борьбе с детской беспризорностью, вызванной войнами, голодом и эпидемиями первых лет советской власти. Сокращается численность детских учреждений для беспризорников, а также денежные ассигнования на них. Верхняя хронологическая граница определяется созданием целостной системы эффективной борьбы с детской беспризорностью и безнадзорностью, позволившей не только уменьшить количество беспризорников, но и улучшить условия их существования. Эти положения были сформулированы в постановлении Совета Министров СССР «О мерах ликвидации детской беспризорности в РСФСР» от 8 апреля 1952 г. № 1708.

^ Территориальные рамки исследования представлены границами Российской Социалистической Федеративной Советской республики. Для иллюстрации общих закономерностей и тенденций использованы материалы по различным регионам страны. Это Центр и Северо-Запад Европейской России, Север и Юг России, Урал и Сибирь. Для более детальной характеристики взяты Москва и Ленинград, как столичные города, где особенно много скапливалось беспризорников; Орёл, Тверь и, соответственно, Орловская и Тверская области – регионы, бывшие оккупационной зоной в годы Великой Отечественной войны; Уральская (Свердловская) область, Коми АССР, ставшие одними из основных мест спецпоселений и лагерей, Тюменская область, как один из важнейших регионов, принявших эвакуированных, и др. В работе кратко затрагиваются проблемы детей в союзных республиках. Как правило, это дети-россияне, попавшие в исправительно-трудовые лагеря вместе с репрессированными родителями или родившиеся в неволе.

^ Методологическую основу работы составляет многофакторный подход, укоренённый в традициях отечественной исторической науки. Его применение позволяет выявить комплекс причин, порождающих определенные социальные явления, проследить на конкретных примерах взаимосвязь и взаимовлияние демографического, социально-экономического, политического, социально-психологического и других факторов исторического процесса.

Современные авторы к беспризорным относят детей, оставшихся без связи с семьёй и родителями, не имеющих жилья и добывающих средства для своего существования противоправными способами. Безнадзорными считаются дети, окончательно не порвавшие связь с семьёй, но лишённые должного контроля и надзора со стороны родителей или лиц, их заменяющих.

В определении термина «беспризорный ребёнок» мы придерживаемся широкого толкования, причисляя к этой категории всех детей, оказавшихся в аномальной ситуации и лишённых возможности нормального духовного, психического и физического развития, в том числе находящихся вместе с родителями. Это определение наиболее полно подходит и к детям репрессированных родителей, независимо от того, подверглись ли они административному наказанию – кулацкой ссылке, депортации или трудовой мобилизации – или же уголовному наказанию по политическим мотивам. Такие дети в данной работе будут причисляться к беспризорным, поскольку, разделив трагическую судьбу своих родителей, они были лишены нормального детства. К безнадзорным детям в диссертации относится та часть беспризорников, которые имели родителей (родителя) или лиц, их замещающих, с ними не поддерживали никаких отношений, но потенциально официальными органами могли быть направлены на их содержание и воспитание. Беспризорность – это социальная среда, в которую попадал беспризорный ребёнок, зачастую связанная с асоциальными явлениями: нищенством, воровством, алкоголизмом, наркоманией и проституцией. Социальный портрет беспризорного ребёнка предполагает изучение обобщённых личностных характеристик беспризорника, а также типичных условий его существования на улице.

В работе широко привлекается историко-сравнительный подход, позволивший проанализировать механизм осуществления тех или иных мероприятий по борьбе с детской беспризорностью в их взаимосвязи и взаимообусловленности, на фоне и в сопоставлении с другими политическими и социально-экономическими явлениями, происходившими в стране в этот период. Системно-структурный метод дал возможность выделить основные характеристики беспризорных детей как социальной группы, рассмотреть степень зависимости этих признаков в рамках единой структуры, а также изучить структурные изменения данной группы на протяжении выделенного периода. Метод моделирования позволил выявить наиболее важные стороны деятельности детских домов открытого типа и трудовых домов и колоний для несовершеннолетних правонарушителей. С помощью иллюстративного метода был привлечён разнообразный материал для демонстрации тех или иных явлений или процессов на конкретных примерах. Кроме того, использованы статистические и математические методы обработки массовых источников, просопографический подход при изучении биографий конкретных персоналий – бывших беспризорников и бывших воспитанников детских домов.

^ Научная новизна исследования заключается в следующем:

 впервые в отечественной историографии ставится проблема системного исследования детской беспризорности на протяжении одного из наиболее сложных периодов Российской истории;

 уточнены понятия «беспризорный» и «безнадзорный» ребёнок в зависимости от сущности государственной политики борьбы с детской беспризорностью в различные исторические периоды;

 изучен вклад зарубежных исследователей в раскрытие проблемы беспризорных и безнадзорных детей в России сталинского периода;

 особой новизной отличается раздел, связанный с раскрытием системы учёта и отчётности по детской беспризорности;

 предпринят комплексный анализ как позитивных, так и негативных тенденций процесса ликвидации детской беспризорности за длительный, 25-летний период российской истории;

 по-новому анализируются причины детской беспризорности как результата репрессивной политики Советского государства;

 предложен авторский подход  к периодизации массовой детской беспризорности и критерии её обоснования;

 представлена реляционная база данных «беспризорник», которая позволила получить новые материалы для изучения состава беспризорных детей конца 1920-х гг.;

 внесены существенные коррективы в историографическую концепцию политики борьбы государства с беспризорностью и безнадзорностью детей; установлено, что эта политика способствовала не ликвидации данного явления, а лишь временному сокращению численности беспризорных детей;

 впервые поставлена и рассмотрена проблема функционирования детских учреждений открытого и закрытого типов как единой системы;

^ Научно-практическая значимость диссертации определяется тем, что её результаты могут быть использованы при подготовке обобщающих трудов по социальной истории Советского государства, истории детства, а также детской беспризорности в отдельных регионах страны. Материалы и выводы могут войти в лекционные курсы исторических, педагогических, управленческих, психологических специальностей и направлений вузов.

^ На защиту выносятся следующие положения:

1. Система учёта и отчётности по детям-сиротам, окончательно сложившаяся к концу 1940-х гг., свидетельствует об огромных сложностях в получении обобщённых показателей состояния детской беспризорности и безнадзорности на протяжении всего рассматриваемого в диссертации периода. Несмотря на это, комплексы архивных и опубликованных источников, доступные в настоящее время исследователям, позволяют сделать вывод о полноте и достоверности информации по основным важнейшим аспектам проблемы беспризорного детства.

2. В истории детской беспризорности в России рассматриваемого периода выделяется несколько «волн»: конец 1920-х – первая половина 1930-х гг.; вторая половина 1930-х гг.; период Великой Отечественной войны; вторая половина 1940-х – начало 1950-х гг.

3. К числу важнейших факторов, обусловивших причины детской беспризорности и безнадзорности конца 1920-х – начала 1950-х гг., относится не только Великая Отечественная война, но и репрессивная политика Советского государства, повлекшая за собой разрушение семьи, голод, высокую смертность и др. В условиях беспризорного и безнадзорного детства ребёнок попадал в тяжелейшие жизненные условия, которые отрицательно сказывались на его здоровье, психике, дальнейшей социализации.

5. Политика Советского государства на протяжении всего изучаемого периода была нацелена на борьбу с массовой беспризорностью и безнадзорностью детей. Однако она носила противоречивый и непоследовательный характер этого социального явления, затрагивая не первопричины, а только следствие.

6. Неоднократные декларативные заявления официальных органов власти о ликвидации беспризорничества в различные исторические отрезки рассматриваемого в диссертации периода не подтверждаются никакими документальными свидетельствами и скорее носили пропагандистский характер. На самом деле речь шла об изъятии беспризорников с улиц и из больших городов, активном использовании мер судебного преследования, что приводило к временному сокращению численности беспризорных детей, но не искоренению этого явления.

7. К концу 1920-х гг. происходит отказ государства от использования различных методов педагогического воздействия на беспризорного ребёнка и попыток реализовать идею перехода к всеобщему государственному воспитанию детей. Беспризорность рассматривается как преступность, а всё большее число беспризорников помещается в общие места заключения и в труддома для несовершеннолетних правонарушителей. С середины 1930-х гг. все основные полномочия по борьбе с беспризорностью передаются НКВД.

8. Одним из основных детских учреждений, в которых беспризорник получал социальную помощь и реабилитацию, являлись детские дома. Деятельность этих учреждений постоянно сталкивалась с огромными трудностями: недостаточным финансированием, плохими условиями содержания воспитанников, значительной текучестью педагогических кадров, недостатком мест и др. Жизнь воспитанников детдомов постепенно улучшается только к началу 1950-х гг.

9. Наряду с детскими домами существовали детские учреждения открытого и закрытого типов для несовершеннолетних правонарушителей – трудовые дома, трудовые и трудовые воспитательные колонии. Сюда попадали не только дети, имеющие судимость, но и не совершившие никаких преступлений. Строгий режим в детских колониях приводил к резкому снижению побегов, но и способствовал значительно большей криминализации среди детей и подростков.

^ Апробация результатов проведённого исследования. Основные положения и выводы докладывались и обсуждались на кафедре новейшей истории Самарского государственного университета, кафедре гуманитарных и социально–экономических дисциплин Тверского филиала Российского государственного гуманитарного университета, международных, всероссийских и региональных научных и научно-практических конференциях, таких как: VII Всероссийская научно-практическая конференция «Политические, экономические и социокультурные аспекты регионального управления на Европейском Севере (Сыктывкар, 28 марта 2008 г.); Международная конференция «Инновационные подходы в исторических исследованиях: информационные технологии, модели и методы» Ассоциации «История и компьютер» (Москва, 13–15 декабря 2008 г.); Международная научно–практическая конференция «Проблемы современного общества: естественно–научные и гуманитарные аспекты» (Георгиевск, 19 марта 2009 г.); Международная научно–практическая конференция «Теоретические и практические аспекты социально-экономического и политического развития республики Казахстан, Центральной Азии и стран СНГ на современном этапе» (Алматы, 15 мая 2009 г.), и др.

Результаты диссертации отражены в 53 публикациях, из них 11 – в ведущих рецензируемых научных журналах, определённых ВАК Минобрнауки России, общим объёмом 74 п. л.

Материалы диссертации использованы при чтении лекций студентам ряда вузов в рамках учебных курсов «Отечественная история», «История государственных учреждений в России» и «История государственного управления в России», а также авторского специализированного курса «История борьбы с детской беспризорностью и безнадзорностью в России в 1920 – начале 1950-х гг.»; по данной проблематике разработана тематика курсовых и дипломных работ студентов.

^ Структура работы. Диссертация состоит из введения, шести глав, заключения, списка сокращений, списка использованных источников и литературы, приложения.


^ II. СТРУКТУРА И ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ


Во введении обосновывается актуальность диссертационного исследования с точки зрения значимости для теоретического и практического осмысления государственной политики в отношении беспризорных детей. Здесь же сформулированы объект и предмет, цель и задачи диссертации, определены хронологические и территориальные границы, охарактеризована методология исследования, раскрыта научная новизна и практическая значимость, приведены сведения об апробации её результатов, сформулированы основные положения, выносимые на защиту, охарактеризована структура работы.

^ Первая глава «Историография и источники изучения проблемы детской беспризорности и безнадзорности» посвящена анализу вклада российских и зарубежных авторов в разработку проблемы беспризорного детства и характеристике источников её исследования.

Неоднозначная степень внимания к данной проблеме со стороны государства и научной общественности обусловила необходимость выделения различных историографических периодов. В этой же главе даётся источниковедческая характеристика использованных комплексов источников в зависимости от их происхождения, содержания и внутренней формы. Особое место уделено процессу становления и развития системы учёта и отчётности по беспризорным и безнадзорным детям.

^ Первый параграф - «Оценка становления и развития концепции борьбы с детской беспризорностью в публикациях отечественных и зарубежных исследователей». В первых работах, посвящённых причинам беспризорности в Советской России, авторы основывались на теории моральной дефективности (П. П. Блонский, Н. Н. Иорданский и др.)1. К концу 1920-х гг. эта концепция подверглась резкой критике, и корни беспризорности стали связываться с социальными проблемами, важнейшими из которых были Первая мировая и Гражданская войны, массовый голод и эпидемии. Исследование причин беспризорности, обусловленных личностными особенностями подростка и его психологической недостаточностью, заменяется изучением социально–экономических факторов. Заброшенность и безнадзорность детей в условиях сложнейшей экономической ситуации и тяжёлого быта, как одна из причин беспризорности, рядом авторов была отнесена к наследию дореволюционного прошлого (И. Свет, Д. Футер и др.)2. В конце 1920-х гг. к причинам беспризорности стала причисляться безработица взрослых и подростков.

В центре внимания авторов находилась проблема численности беспризорников. Уточнялись показатели по отдельным регионам и периодам (М. Богуславский, М. Эпштейн и др.)3. Для публикаций конца 1920-х гг. характерен идеологически важный вывод о значительном сокращении «уличной беспризорности» как массового явления. Однако недаром вводится этот термин, под которым подразумевается городская беспризорность. Полностью отсутствуют работы о беспризорниках, находящихся в сельской местности.

В статьях широко обсуждается механизм функционирования детских домов и проблемы их дальнейшего развития (К. Студинский, Н. Деянова и др.)4. Заостряется внимание на роли мастерских в овладении воспитанников детдомов трудовыми навыками. В условиях финансового дефицита дискутировалась проблема окупаемости производственных подразделений, на которых были задействованы бывшие беспризорники (О. Бем, А. Климов, Л. Глатман и др.)5. Большинство авторов придерживались мнения о том, что труд в детских учреждениях не должен быть направлен на содержание учреждений и обеспечивать их самоокупаемость. Отдельной темой в публикациях проходит детская преступность и методы её пресечения. Определённый интерес привлекали вопросы, связанные с ролью общественности в судьбе беспризорных детей. Существенное место при этом отводилось родительским объединениям в деле предотвращения беспризорности, организации общественного мнения по вопросам воспитания среди рабочих и крестьян.

На страницах публикаций рассматривается и региональный аспект работы с беспризорными детьми и беспризорностью как социальным явлением (Б. Орловский, Ф. Б. Беспалов, Т. М. Горемыкин, И. Зобов, Тронин и др.)6. Проблемам беспризорности были посвящены многочисленные научно–практические конференции, съезды, совещания, проводившиеся в 1920-е – начале 1930-х гг. На них обсуждались социальные корни детской беспризорности, проблемы труда подростков, динамика численности детдомов, а также формы и принципы их функционирования, вопросы правовой защиты детей и т.п.

К середине 1930-х гг. дискуссии по борьбе с беспризорностью полностью прекращаются, поскольку в них начинают затрагиваться вопросы о негативных последствиях раскулачивания и спецпереселения как причинах детской беспризорности. Перестали печататься любые суждения не только о причинах беспризорности и методах её ликвидации, но и о детской беспризорности в целом. В работах последующего периода, до середины 1980-х гг., изучается история создания детских школьных коллективов7, анализируются проблемы сочетания процесса обучения с производительным трудом, детского самоуправления8. В исследованиях, посвящённых Великой Отечественной войне, широко освещается помощь голодающим и особенно детям в трудные периоды истории Советского государства. Защищаются диссертации, где основное место уделяется роли Коммунистической партии и Советского правительства в борьбе с детской беспризорностью и безнадзорностью, успехам в решении этого сложнейшего вопроса9.

Период «перестройки» был связан с началом «рассекречивания» проблемы репрессий в Советском Союзе в целом, в том числе и судеб беспризорных и безнадзорных детей. Общество начинает обсуждать такие темы в условиях недостатка информации и полного отсутствия специальных исследований, высказываются диаметрально противоположные точки зрения на одни и те же проблемы. Краткие упоминания о беспризорных детях содержатся в работах, посвящённых смежным сюжетам10. Заслуживает внимания исследование В. Г. Тимофеева о воспитанниках детских домов Чувашии11.

Новый этап в области изучения проблем беспризорности начинается в 1991 г., когда был снят гриф секретности со многих источников. Перестала быть запретной и разнообразная проблематика, связанная с историей беспризорности.

В числе первых были опубликованы статьи А. Ю. Рожкова, где представлен материал и важные обобщения о причинах беспризорности, социальном портрете беспризорников, их жизни в условиях беспризорности и в детских домах, мероприятиях партии и правительства по «изъятию» беспризорников и др., предлагается авторское видение ряда проблем беспризорности12. Опубликованы статьи о беспризорниках 1930-х и послевоенных 1940-х гг. Катастрофический рост численности беспризорных детей в 1990-е гг., сложные условия их существования поставили в качестве актуальной проблему исследования исторического опыта ликвидации беспризорности, а также ретроспективных динамических процессов (А. Базаров, М. Зезина и др.)13.

История детской беспризорности изучается в региональном разрезе. Н. В. Рябинина, например, опубликовала серию статей по материалам Ярославской губернии14. Борьбе с беспризорностью в 1920 – 1930-е годы в городах Сызрань и Елабуга посвящена статья Ю. В. Войнаровской15.

Постепенно начинается всестороннее осмысление проблемы ГУЛАГа. Интересные материалы и аналитические обобщения содержит исследование вопросов экономики принудительного труда на основе материалов архивных фондов. Авторский коллектив остановился на таких важнейших проблемах, как принудительный труд в сталинских лагерях 1930-х – середины 1950-х гг. (А. К. Соколов); масштабы, структура и тенденции развития экономики ОГПУ – НКВД – МВД СССР (О. В. Хлевнюк); механизм регулирования принудительного труда в ГУЛАГе (Л. И. Бородкин) и др.16 Результаты этих исследований позволяют систематизировать виды репрессий и оценить огромные людские потери, напрямую повлиявшие на рост численности беспризорных и безнадзорных детей.

Если сравнить отечественную историографию с зарубежной в рамках тех же историографических периодов, то наблюдается следующая проблемная ситуация. В 1920-е – начале 1930-х гг. за рубежом публикуются работы, в которых авторы делятся своими впечатлениями от посещения в России образцово-показательных учреждений, одним из которых являлась Болшевская трудовая коммуна для несовершеннолетних правонарушителей. Среди тех, кто посетил коммуну в 1926 г., а затем опубликовал свои наблюдения, приводятся имена члена немецкой компартии, юриста и педагога Гуго Якоби17 и социал-демократа, адвоката Курта Розенфельда18. В статьях обсуждается методика перевоспитания несовершеннолетних правонарушителей в Советской России, в том числе используемая при этом система наказаний. Болшевской коммуне посвящена и работа М. Бесса. На её примере автор изучает методы борьбы с беспризорностью в России19. Однако монографические исследования по детской беспризорности и безнадзорности в Советской России этого периода отсутствуют.

Отличительной особенностью второго и третьего историографических периодов, со второй половины 1930-х по 1991 г., для зарубежной историографии по русистике является всестороннее обсуждение сталинских репрессий, в том числе их социальных последствий. Тема беспризорного и безнадзорного детства в Советской России как самостоятельная не изучается. Зарубежных авторов интересует советская модель пенитенциарной системы, частью которой являлись детские учреждения для несовершеннолетних правонарушителей20. В 1960-1980-е гг. опубликованы исследования по советской истории сталинского периода, позволяющие оценить ту обстановку, с которой столкнулись многие дети, и условия, негативно повлиявшие на советскую семью21.

За рубежом широко изучается система воспитания несовершеннолетних правонарушителей, предложенная выдающимся педагогом А. С. Макаренко. В Германии в Марбургском университете в течение длительного времени функционирует лаборатория «Макаренко-реферат», руководителем которой является Г. Хиллиг22. За время работы лаборатории (более 25 лет) подготовлено значительное число исследований, посвящённых жизни и творчеству А. С. Макаренко, часть из которых опубликована на русском языке23.

В зарубежной литературе 1991 г. назван годом архивной и историографической революции24. Доступ исследователей к новым источникам, отложившимся в российских архивах, расширил и проблематику научных исследований. Историографический опыт предыдущих лет позволил продолжить изучение сталинских репрессий на новом качественном уровне. Уточняются многие факты, разворачиваются научные дискуссии по ряду важнейших положений. Начинается изучение и проблемы детской беспризорности и безнадзорности в России сталинского периода.

Бездомным детям в Советской России посвящена монография Алана М. Болла, опубликованная в 1996 г.25. В ней анализируются причины того, почему миллионы советских детей в 1920-е годы стали бездомными, а также жизнь детей в условиях беспризорности. Автор задаётся вопросом, в чьих интересах была Октябрьская революция, если столько советских детей оказалось на улице, занимаясь нищенством, проституцией и воровством.

В работе Ш. Фицпатрик, посвящённой российской деревне 1930-х гг., есть специальный раздел по крестьянским семьям26. Автор обращает особое внимание на то, что осиротевшие дети представляли собой «второе поколение беспризорных – детища коллективизации, миграции, раскулачивания и голода». В связи с этим возникает ещё одна сложнейшая проблема: отношение населения к сиротам из кулацких семей.

Заслуживает особого внимания исследование Катрионы Келли, опубликованное в 2007 г.27 Одна из глав, «Дети государства, 1935-1953 гг.», переведена на русский язык и выложена в сети Интернет28. Автор пишет, что «глубочайшие институциональные сдвиги» для малолетних правонарушителей обернулись «сворачиванием либеральных реформ первых лет советской власти и возвращением в пределы исправительной системы». Это утверждение ставит новую, пока ещё недостаточно изученную проблему: в какой степени советская власть использовала опыт работы с трудными подростками, накопленный в дореволюционной России.

В своей работе К. Келли останавливается на организационных проблемах – отсутствии в России рассматриваемого периода «централизованной социальной службы, занимающейся детством». Интересна постановка вопроса о языке, «на котором разговаривали беспризорные дети в современных драматических произведениях», приведшая «к цензурной обработке существующих текстов и более тщательной подготовке последующих». К. Келли детально изучает задачи, сформулированные в постановлении СНК СССР и ЦК ВКП(б) «О ликвидации детской беспризорности и безнадзорности» от 31 мая 1935 г., и итоги их выполнения, пытается найти позитивные стороны в работе с беспризорными детьми. К их числу она относит практику прикрепления к детским домам «шефских» организаций, учреждение «патроната над детьми» – хотя далее и пишет, что «далеко не ясно, насколько эффективными оказались новые установления».

Многие публикации зарубежных авторов по истории сталинской эпохи в настоящее время позволяют оценить различные концептуальные подходы, дать сравнительный анализ основных видов репрессий и их последствий. Важной в зарубежной историографии является проблема моральных последствий репрессивной политики Советского государства. Применительно к истории детства, это прежде всего взаимоотношения бездомных детей и взрослых в семье и обществе, проблема «реабилитации» беспризорных детей Советской России.

Российскими авторами подготовлена серия кандидатских диссертаций по данной проблеме. Проблема беспризорности и безнадзорности теснейшим образом связана с вопросами защиты детства в СССР изучаемого периода. Диссертация Н. Н. Карамашевой (1993 г.) была посвящена охране детства в СССР в годы Великой Отечественной войны. В основу работы легли материалы по Восточной Сибири29. Успешно защищена в 2003 г. диссертация Н. С. Сажиной по истории беспризорности на Урале 1920-х гг.30. В 2004 г., А. Д. Реутова защищает кандидатскую диссертацию, посвящённую проблеме ликвидации детской беспризорности в Верхневолжском регионе в 1921 – 1935 гг.31 Л. В. Блонский подготовил кандидатскую диссертацию по детской беспризорности периода НЭПа, основное внимание сосредоточив на ситуации в Нижнем Поволжье32. В 2005 г. автор настоящего исследования защитил кандидатскую диссертацию по беспризорникам России первого десятилетия Советской власти33. В результате был сделан вывод о том, что, хотя к 10-летнему юбилею советской власти работа с беспризорными детьми в стране постепенно приобретала плановый и управляемый характер, однако задачи по борьбе с детской беспризорностью были решены лишь частично. Предметом исследования Е. Н. Афанасьевой стал опыт сокращения детской беспризорности на территории Иркутской области и Красноярского края в 1920 –1930-е гг.34. Автор детально остановилась на изучении деятельности приёмных пунктов, охарактеризовала патронирование, проанализировала содержание учебно-воспитательной работы в детских домах. Тогда же, в 2007 г., была защищена диссертация В. Н. Бубличенко, посвящённая детским закрытым учреждениям НКВД–МВД СССР на Европейском Севере России в 1935–1956 гг.35.

Таким образом, в историографии детской беспризорности особо выделяются работы 1920-х – первой половины 1930-х гг. В их основе лежал научный подход, эффективное использование практического опыта. Эти исследования отличает разнообразие проблематики, огромная научная и практическая значимость, поиск эффективных путей выхода из состояния беспризорности. Вместе с тем на содержании работ сказались идеологические установки, приведшие, в конечном итоге, к свёртыванию публичного обсуждения проблем беспризорности. Научные изыскания последующего, второго периода, вплоть до середины 1980-х гг., фактически касаются лишь смежных сюжетов – проблем детства в целом, позитивной роли государства и общественности в помощи детям–сиротам, особенно в годы Великой Отечественной войны, методики преподавания и воспитания в детских домах обычного типа. Вторая половина 1980-х гг. (третий историографический период) связана с началом обсуждения проблем репрессивной политики Советского государства и их социальных последствий. После 1991 г. (четвёртый период), когда открываются многие архивные фонды, постепенно вновь актуализируется проблема детской беспризорности и безнадзорности. Подготовлена серия статей, успешно защищено несколько диссертаций по данной проблематике, прежде всего регионального характера. Однако многие вопросы остались неизученными.





страница1/3
Дата конвертации14.11.2013
Размер0,76 Mb.
ТипАвтореферат диссертации
  1   2   3
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rud.exdat.com


База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2012
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Документы