Стенограмма круглого стола icon

Стенограмма круглого стола



Смотрите также:
  1   2   3

Стенограмма круглого стола

«Социальное предпринимательство. Единство интересов общества и бизнеса»



3 апреля

Центральный Дом предпринимателя

Организаторы:

Фонд Развития Социальных Инноваций

Деловой журнал «Время Инноваций»


КНЯЗЕВ Д. А.:

– Поэтому здесь присутствует мой коллега Константин Поздняков, и он продолжит нашу встречу. Несколько слов по нашим планам, и задачи, которые мы перед собой видим. Представлюсь: меня зовут Князев Дмитрий Александрович. Я являюсь заместителем руководителя Департамента науки, промышленной политики и предпринимательства. В зону моей ответственности входят вопросы, связанные с поддержкой развития малого и среднего бизнеса, и поэтому вопросы, связанные с социальным предпринимательством, инновациями в социальной сфере, в бизнес-сфере также входят в задачи блока, которыми я занимаюсь. Вообще, та инициатива, которая была проявлена Правительством Российской Федерации, Агентством стратегических инициатив,  мне кажется замечательной реакцией. Правильной реакцией на те проблемы, которые назрели не только в Москве, но и в России. И реакцией на те обращения, на те сигналы, которые идут как от бизнеса, так и от людей, которые уже много лет работают в этой очень сложной и деликатной сфере, и которые действительно нуждаются в специальных решениях, специальных механизмах. Поскольку сегодня заниматься с одной стороны бизнесом, а с другой стороны решать социальные задачи общества – это действительно очень трудно совмещаемые процессы. Тем не менее то, что сегодня без участия бизнеса в этом направлении нам задач социальных не решить – это становится совершенно очевидно.

Для нас, безусловно, очень важным является сформировать, определить те формы работы и инструменты, которые мы предложим бизнес-сообществу в части поддержания их инициатив. Мы опираемся и сейчас рассматриваем и анализируем, и будем опираться как на рекомендации Министерства экономического развития, как на наработки Агентства стратегических инициатив, так и на ту практику, которая уже на сегодняшний день сложилась в Московском регионе. То, что малый бизнес, на мой взгляд, изначально социален, особенно для такого города, как Москва, для меня является вполне объяснимым и очевидным. Хотя бы потому, что наш город – это огромный мегаполис, в котором живет 12 миллионов человек, не считая гостей. Это люди, которые являются участниками, а в каком-то смысле и носителями социальных проблем, и эти проблемы нужно решать. Нужно решать проблемы, связанные с воспитанием детей; нужно решать проблемы, связанные с обучением детей; заниматься вопросами, связанными с психологической обстановкой в городе, как огромный мегаполис влияет на жителей.

Наш город замечательный, но это город, в котором живет огромное количество инвалидов, людей с ограниченными возможностями. И вопрос поддержки: как людям с ограниченными возможностями реализовать себя, обеспечить свою независимость, в том числе в виде собственной предпринимательской деятельности, так и тех предпринимателей, которые свои услуги, свои предложения ориентируют на эту категорию населения. Безусловно, и для первого, и для второго случая нужны специальные решения, которые будут отличаться по своим подходам от нашего традиционного отношения к бизнесу.

Бизнес – это коммерческая деятельность, это деятельность, которая и по Гражданскому кодексу, собственно, и по духу своему, здесь никакого противоречия нет: это деятельность, которая связана и нацелена на извлечение прибыли. Уж каким образом распределяется эта прибыль, решает сам хозяин бизнеса – это его полное право, и это его право никто не может ограничивать. Но если предприниматели ставят перед собой не только задачу получения прибыли, развития бизнеса как такового, но и решение социальных задач – вот здесь вот появляются особенности, которые нам необходимо будет учитывать в нашей работе.

Департаментом в прошлом году было учреждено Государственное бюджетное учреждение «Малый бизнес Москвы». И сегодня присутствует, помогает мне в ведении этого круглого стола Константин Поздняков, заместитель директора. И он курирует в ГБУ проект, связанный с социальным предпринимательством, поддержкой инноваций в социальной сфере. Мы сейчас, следуя наработкам, рекомендациям, подходам, которые предлагает Минэкономразвития, создаем в ГБУ центр, задачей которого будет, собственно, и реализовывать поддержку проектов в социальной сфере. Насколько я понимаю позицию Минэкономразвития, таких центров в каждом субъекте федерации может быть несколько. И формы, в которых Правительство Российской Федерации через Минэкономразвития планирует их поддерживать, они определены, они известны. Один из таких центров мы намерены создать в ГБУ «Малый бизнес Москвы», что не лишает, безусловно, инициативы и возможностей для создания аналогичных центров и каких-то других форм.

Мне кажется при всем том, что ГБУ «Малый бизнес Москвы» сегодня имеет филиалы, свои отделения в каждом округе, тем не менее, для такого города, как Москва, нашего одного центра наверняка будет недостаточно. И в этом смысле мы заинтересованы в партнерстве, мы заинтересованы в кооперации с теми центрами, которые, я надеюсь, будут создаваться и помимо нашего центра. Связано это с тем, что при всей универсальности наших подходов, инструментарии, которые у нас есть – консультанты, помещение, финансовые возможности – все-таки сфера социального предпринимательства, она гораздо более широка, и в ряде случаев требует весьма глубокого проникновения в суть того или иного направления. И в этом смысле такие специализированные центры, направленные на определенную тематику, на решение определенных проблем, могут быть весьма и весьма эффективными, и будет правильно с нашей стороны поддерживать такую работу. Поэтому помимо реализации собственных задач, которые мы поставили перед ГБУ, ГБУ будет решать и функцию такого интегратора, предлагая возможности и ресурсы для функционирования других центров, которые в Москве, надеюсь, в скором времени появятся, полагаю, что в большинстве случаев уже на базе существующих бизнесов, существующих предпринимательских объединений.

К нам уже поступают обращения о партнерстве в этой сфере и Московского отделения Общества инвалидов, и «Опора России», и Фонд «Евразия». Мы готовы к самому широкому партнерству в этой сфере, но нам нужно договориться немножко о правилах игры. И насколько я понимаю, одной из тематик сегодняшней встречи, наверное, это будет в выступлениях звучать – это вопрос: что же все-таки мы будем относить к сфере социального предпринимательства, что такое социально-ориентированный бизнес; как это отличается от социально-ответственного бизнеса, и, соответственно, какую задачу мы должны будем для себя сформулировать на этот год, с точки зрения создания центров, как наш при ГБУ «Малый бизнес Москвы», так и других, которые появятся; так и выстроим их деятельность на ближайшие годы. Для нас это важно, потому что мы находимся в режиме планового ведения хозяйства, я имею в виду департамент. У нас есть Программа поддержки малого и среднего предпринимательства. Нам очень важно в рамках этой программы вычленить те проекты, которые в большей степени будут подходить на понятие социального предпринимательства.

Из того инструментария, который на сегодняшний день у нас уже есть – он себя показал достаточно эффективным, и мы его намерены адаптировать вот к новым формам работы. Я бы начал с обучения, потому что, на мой взгляд, бизнес, какой бы он направленности ни был, он все-таки должен быть самодостаточным. На мой взгляд, бизнес на льготах и преференциях построить нельзя. Я имею в виду устойчивый бизнес. Можно использовать льготы и преференции на самом трудном этапе: либо стартовом этапе, либо этапе, связанном с переориентацией деятельности предприятия. И тогда действительно, если деятельность его социально значима для города – здесь необходима будет помощь и поддержка: финансовая ли это будет помощь или в виде преференций и льгот. Бизнес все-таки должен быть самодостаточным в плане экономики. Вообще-то ситуация прошлого года очень остро показала, что бизнес-модели, построенные на льготах, в случае изменения неких внешних обстоятельств становятся самыми уязвимыми. И здесь, конечно, нам нужно сделать все возможное, для того чтобы те проекты, которые мы будем реализовывать – они будут затрагивать очень деликатные сферы нашей жизни, они будут относиться к нашим жителям, к людям, которые по каким-то причинам активней, в большей степени нуждаются в помощи со стороны общества, в том числе со стороны бизнес-сообщества – поэтому очень важно, чтобы эта помощь не прерывалась. Соответственно, сам бизнес, который будет работать в этой сфере, должен быть достаточно стабильным. Поэтому сейчас мы готовим свои предложения, проекты по программам обучения социальных предпринимателей... Люди, которые намерены заниматься социальным бизнесом; по тем, кто будет обучать социальных предпринимателей, по консультантам, которые должны будут в этой сфере работать.

Учитывая многообразие поля деятельности, здесь, конечно, нам очень важно будет выстроить приоритеты. Наверняка все сразу сделать не удастся, поэтому очень важно выстроить приоритеты: в какой последовательности мы будем эту задачу решать. То есть, какие проблемы социального характера, решение которых берет на себя бизнес, мы готовы поддерживать в первую очередь? Это не значит, что мы хотим делить на кого-то – хороших, плохих, на первый, второй сорт. Просто сложилась ситуация ограниченного ресурса времени и финансовых средств, поэтому нужно выстроить некоторую последовательность.

Вот тот формат сегодняшнего мероприятия, те программы, которые мы будем реализовывать в будущем, они будут обязательно предполагать наше совместное обсуждение этих проблем... чтобы наши приоритеты были понятны и прозрачны. Если они требуют корректировки – мы это можем узнать только от вас, от тех сигналов, которые будут в наш адрес поступать. Поэтому в этом смысле построение приоритетов не является задачей или решением, которое мы примем раз и навсегда, и будем ему неукоснительно следовать, невзирая на реалии, на окружающую нас обстановку. Поэтому это продукт нашего совместного диалога.

Далее у нас большая программа финансовой поддержки бизнеса. Она уже начала работать в этом году. С 1 февраля мы начали прием заявок на субсидии. И мы намерены в этом году, пожалуй, достичь абсолютного рекорда в этом направлении, поскольку возможности для предоставления финансовой помощи московским предприятиям у нас есть. Что греха таить, каждый год мы не в полном объеме успевали это сделать. То, что мы сейчас открыли работу гораздо... чем в прежние годы, и то, что у нас на сегодняшний день работают уже откатанные по прошлому году правила рассмотрения заявок, правила подготовки проектов, внушает в нас надежду, что в этом году мы сможем предоставить такую финансовую помощь больше.

И одна из категорий, которую мы сейчас для себя выделяем – это то, что связано с предпринимательской деятельностью в социальной сфере. Те, кто знаком с этим процессом, знают, что у нас есть система критериев, система баллов, которая, собственно, и определяет конкурентоспособность проекта при получении финансовой поддержки. Мы сейчас будем вносить в нее изменения, для того чтобы отразить эту нашу позицию. И, соответственно, предприятия, претендующие на финансовую поддержку, предприниматели, занятые в этой сфере, соответственно, в балльной оценке своих проектов получают большее значение.

О количестве проектов, которые мы намерены поддержать. Только по московской области у нас запланировано 500 проектов для начинающих предпринимателей, тем, которым менее двух лет. В прошлом году мы профинансировали около 300 проектов, если я не ошибаюсь. Я просто оговорюсь, что роль ведущего сегодняшнего нашего круглого стола мне была предоставлена 10 минут назад, поэтому я и вынужден некоторые цифры называть по памяти. Так вот, около 300 проектов начинающими предпринимателями было представлено. Напомню: это до 500 тысяч рублей – тем предприятиям, которым менее двух лет. В этом году только московский бюджет запланировал 500 субсидий. И если мы так рано начали, то у нас есть все шансы получить аналогичные средства еще и с федерального бюджета. Соответственно, у нас есть реальная возможность значительное количество проектов в этой ситуации поддержать. Во многом успех нашей задачи будет зависеть от того, насколько качественно будут предоставлены эти проекты.

По моему впечатлению, по моему опыту, может быть, он носит сугубо частный характер, и я буду рад, если он будет опровергнут и на сегодняшней нашей встрече, а еще... опровергнут на финансовых комиссиях, я сталкивался с тем, что предприниматели, занятые в социальной сфере, обладая массой достоинств и замечательных человеческих качеств, движимые такими прекрасными и важными для всего нашего общества моральными и нравственными потребностями в помощи согражданам, жителям нашего города, иногда не дружат с калькулятором. И вот здесь вот мы сталкиваемся с проблемами. Могу сказать, что в прошлом году мы отказали нескольким совершенно замечательным проектам, которые я готов был поддержать двумя руками. Один проект был по патронату, если я правильно называю это слово, патронажные сестры – те, которые помогают нуждающимся в постоянном уходе. И инициатором этого проекта была женщина-инвалид, пришла на финансовую комиссию. Финансовая комиссия происходит здесь, в этом зале. Вот так же, как сейчас расположен стол, так же, как сейчас участники сегодняшнего круглого стола, выступающие стоят лицом к лицу с предпринимателем. И, конечно, говорить «нет» предпринимателю очень сложно. Но комиссия вынуждена была это сделать, потому что проект был, мягко говоря, сырой, а если говорить откровенно – беспомощный с точки зрения коммерции. А поскольку условия предоставления субсидии в сфере бизнеса – это мы говорим именно от нашего департамента – предполагают реальную экономическую отдачу от проекта, поэтому нам очень важно, чтобы эти проекты отдачу эту показывали.

Для того чтобы помочь предпринимателю в этой сфере, мы, во-первых, готовы будем реализовать специальную программу обучения по подготовке бизнес-планов именно в части требований правительства Москвы. У нас на базе ГБУ – Константин об этом сможет подробней сказать – развернута работа по консультированию предпринимателей по тому, каковы требования к проектам, выносимым на финансовую комиссию. И наша задача в этом смысле не планку требований к бизнес-плану снизить, а помочь приблизиться к этим требованиям тем людям, которые намерены заниматься бизнесом, невзирая на то, что сфера такая сложная, помочь преодолеть особенности и специфику бизнес-деятельности в социальной сфере.

Вообще мы сторонники ставить совершенно конкретные задачи для себя и для наших партнеров. Вот в начале года у меня была встреча с Московским отделением Всероссийского общества инвалидов и с членами этого общества. И я им предложил: «Давайте на каждую финансовую комиссию поставим перед собой простую задачу: вносить 5 проектов от предпринимателей с ограниченными возможностями». И мы готовы это делать. Собственно, то, что я сейчас говорю – это предложение к сотрудничеству. Мы готовы обеспечить дистанционный консалтинг по вопросам субсидирования, для того чтобы предпринимателю не надо было приезжать в наши офисы, хотя они гостеприимно распахнуты и готовы принять вас в любой день. Но тем не менее, понимая, что некоторым людям сложно в нашем городе добираться, пожалуйста: мы сейчас запускаем прием заявок в электронном виде, а дистанционный консалтинг мы готовы реализовать уже сейчас. Мы готовы проводить дистанционные консультации в формате веб-семинаров, групповые семинары по вопросам финансовой помощи, для того чтобы люди, которым трудно добираться до нас, могли бы принять участие в этих семинарах. Такой формат мы планируем запустить к лету, когда решим все технологические возможности.

В отношении же прозрачности процедур, что очень важно, потому что еще один момент, который мы наблюдаем, я наблюдаю – это обеспокоенность предпринимателей: насколько те правила игры, которые мы предлагаем, действительно являются правилами, и не живем ли мы в режиме исключений, а не в режиме правил? Мы постарались здесь сделать весьма решительные шаги. Во-первых, что я уже сказал, вопрос обсуждения самих проектов, презентация самих проектов проходит публично. И не только при самих предпринимателях – любое заинтересованное лицо, интересующееся вопросами финансовой поддержки, может принять участие в финансовой комиссии. Она так же происходит, как сейчас, при открытых дверях. Люди могут входить, выходить. И пожалуйста, приглашаем: 18 апреля в этом зале состоится следующее заседание финансовой комиссии. Вы можете прийти и посмотреть, как это происходит: как представляются проекты, как высказываются замечания, каким образом принимает решение комиссия, потому что она принимает решение сразу же, голосуя тут же. Если у вас по каким-то причинам не удастся пойти – пожалуйста, посмотрите нас в Интернете, потому что заседание финансовой комиссии идет в прямом эфире в Интернете. То есть мы стараемся сделать все возможное, для того чтобы люди, претендующие на получение финансовой поддержи, видели, что город в этом плане максимально открыт и поддерживает такую вот прозрачную позицию, равные условия для всех. Особенно это существенно, мне кажется, в отношении людей, которые вот работают в социальной сфере и много раз обжигались и ошибались, столкнувшись если не с равнодушием, то зачастую с попыткой выдать желаемое за действительное, чтоб дезориентировать предпринимателя. Он получает обещания, которые заведомо невыполнимы, и лучше бы их не давали, этих обещаний.

Извините за такое, может быть, затянувшееся вступление. Оно, в общем-то, продиктовано тем, что тема сегодня для нас очень актуальная. И мы ищем сейчас наиболее оптимальные решения, для того чтобы наша деятельность была максимально эффективна, и готовы к самому широкому сотрудничеству в этой сфере, поскольку мы понимаем, что общественное решение общественных проблем, социальных проблем без общества невозможно. Поэтому спасибо, что сегодня вы пришли, и с авансом и надеждой спасибо за то, что вы нам поможете в нашей работе в дальнейшем. Спасибо огромное!

Я хочу тогда по повестке дня. У нас должен выступать Илья Владимирович Пономарев. Он, видимо, задерживается. Рассчитываем, что он присоединится к нам. Константин, вы добавите что-либо?


^ ПОЗДНЯКОВ К. К.:

– Добрый день, коллеги! Достаточно трудно что-то добавить после такого развернутого выступления Дмитрия Александровича. Единственное хотел добавить, сказать, что функции реализации проекта социального предпринимательства города Москвы будут возложены на ГБУ «Малый бизнес Москвы». Тема, как было сказано, достаточно важная, но именно для нас она новая, хотя в России есть пять пилотных регионов, где при поддержке Минэкономразвития уже были реализованы проекты. В частности, в городе Новотроицк, где партнером выступал Фонд «Новая Евразия», с которым мы, естественно, будем проводить консультации, когда будем начинать реализовывать проект на уровне города Москвы. Соответственно, уже прошли ряд рабочих встреч с представителями предпринимательского сообщества, с «Опорой», с «Деловой Россией». Естественно, для нас важно услышать мнение всех по данному вопросу. И мне бы хотелось с учетом того, что тема новая, но крайне важная для нас, чтобы в результате сегодняшней встречи мы все-таки определились: что такое социальное предпринимательство в глобальном смысле этого слова, и какие меры необходимы со стороны города, со стороны бизнес-сообщества, для того чтобы это более полноценно развивалось на территории города Москвы.

Пока мы ожидали начало встречи, я как раз рассказал коллегам, Дмитрию Александровичу в том числе, о случае, когда я находился за границей и просто увидел готовый кейс решения бизнеса. Предприниматель снял проблему бездомных животных в курортном городе. Под это он получил достаточно «длинные» деньги – на 20 лет под 3 процента годовых от фонда, что он снимет головную боль с муниципальных властей, и на эти деньги в том числе частично открывает свой бизнес. Грубо говоря, во втором крыле находилась уже полноценная ветеринарная клиника. Но это действительно были 3 процента годовых и 20 лет. Господин Князев сказал, что льготы и преференции, может быть, не самый правильный путь, но можно как раз обсудить о том, что должны быть нормальные, длинные кредиты, для того чтобы социальный бизнес развивался. И мне хотелось, чтобы это стало одной из тем нашего сегодняшнего обсуждения.

То, что Дмитрий Александрович попросил меня более широко осветить – я буквально две минуты займу – по специфике подачи заявок и так далее. То есть любой малый бизнес имеет свои подразделения в каждом округе города Москвы, где есть штат консультантов, куда вы можете прийти, получить пакет документов, которые будет необходимо вам заполнить. То есть консультанты готовы в данном случае оказать вам всестороннюю поддержку в их заполнении, если необходимо, проконсультировать. После этого пройдет экспертиза и, соответственно, будет вынесено на финансовую комиссию по утверждению заявки на субсидию. На той неделе закончили тестирование пилотного проекта, для того чтобы можно было это делать, не выходя из дома. То есть то, о чем говорили – для предпринимателей с ограниченными возможностями, то есть сделать это через Интернет, заполнить эти формы. И, соответственно, смотреть, опять же, за работой комиссии в режиме онлайн. Поэтому, в принципе, так как тема стола немножко другая, если какие-то вопросы по деятельности любого малого бизнеса у вас будут – я буду готов ответить уже после круглого стола. А сейчас, наверное, хотелось бы все-таки перейти к дальнейшим выступлениям, дискуссиям, потому что повестка насыщенная. Поэтому, коллеги, кто за главного и кто у нас следующий?


ШИШЛОВА:

– Татьяна Александровна у нас следующая выступающая – это член Общественной палаты Москвы. Татьяна Александровна Михайлова, пожалуйста.


^ МИХАЙЛОВА Т. А.:

– Здравствуйте, дорогие друзья! Мы со многими знаем друг друга, неоднократно встречались. Так как я уже в Общественном совете работаю с 2008 года – это был первый созыв города Москвы. И один из комитетов, на котором я была заместителем именно по предпринимательству, социальным услугам. И вопрос, конечно, с 2008 года очень долго движется. И хочу сказать. Вот ушел, конечно, Дмитрий Александрович, но мы с 2008 года с Департаментом науки и промышленности работаем именно по этому направлению. И просим их давно о том, чтобы все-таки приняли решение о том, что же все-таки такое социальное предпринимательство. Потому что никто не понимает его. И в то же время те предприятия, которые оказывают услуги городу – это бытовые услуги: парикмахерские, которые мы с вами прекрасно знаем, кладбища, бани, химчистки, прачечные – это как раз именно те люди, и в основном там работают женщины, это как раз они и выполняют социальное направление нашего города.

Но хочу сказать, что неоднократно мы выходили с предложением о субсидии от департамента именно науки и промышленности. И если сказать правду, то очень мало – это было всего лишь только одно ателье, которое получило у нас эту субсидию за эти четыре года. Почему? Потому что для того, чтобы получить эту субсидию… Субсидия – это хорошо. Вот очень хорошо сказать, что мы даем субсидию 500 тысяч рублей молодым, начинающим. Пожалуйста, приходите, берите. Почему же мы не говорим обратную сторону этим же молодым? О том, что где же они возьмут еще половину – 50 процентов, которые они должны вложить в этот же бизнес? И если только они получают эти 500 тысяч рублей, приобретая оборудование – оборудование запускают, и с первого же дня они обязаны проводить налоговые отчисления. А они еще только начинают. Значит, если они не нашли свои 500 и взяли у мамы с папой, то они берут в кредит. А кредиты у нас, как мы с вами знаем, меньше 19-20-23 молодежи вообще не дают, потому что, говорят, вы начинающие, товарищи, и вы этого не получаете. Это мы говорим с 2008 года. Это все находится в этом же состоянии. Даже те социальные предприятия, которые работают 20 лет в городе, с 1992-го, обслуживаются в банках, в Сбербанке, в нашем основном банке города – они так же не получают никаких кредитов. Директора, замдиректора берут на себя кредиты под 19-23 процента и закупают оборудование. Вот поэтому я все время хочу понять.

И очень хорошо, конечно: создали мы ГБУ «Малый бизнес Москвы». Отлично. Но у нас с вами всегда были Центры развития предпринимательства, во всех округах. Почему же мы их с вами взяли и закрыли? Мне это непонятно было. Их закрыли буквально в том году, все убрали, сказали: «Они нам не нужны. Мы обойдемся без них». А теперь мы снова возрождаем, мы снова начинаем всё то же самое, только по-другому обозвали. А где же те люди, те специалисты, которые это все делали: обучали и готовили программы, и понимали в округах каждого бизнесмена, каждого предпринимателя, шли им на помощь? А теперь что у нас получается? Значит, опять у нас сейчас возникнут проблемы? Мы опять сейчас будем натыкаться на те же камни, премьер потому что нас не слышит. Я понимаю, что приходит новый состав, молодежь – это отлично! Но они же должны тоже прислушиваться к тем, кто уже много лет на рынке работает, уже неоднократно ведут эту работу.

Также взять некоммерческий сектор. Мы уже так же с 2008 года ведем эту же работу. Почему? У нас есть бизнес-инкубатор. Он только должен быть инновационный, только для технологий. Простите, а где у нас инновации? Где у нас технологии? Заводов у нас нет. Значит, бизнес-инкубатор предлагает молодым людям помещения, чтобы они свои готовые идеи, мысли… Вот вам комната, вот вам стол. Очень хорошо, офис: работайте, ребята, творите – на три года идет льгота. Хорошо. А что потом? Кто помогает? Куда он дальше движется? Мы его направляем дальше от бизнес-инкубатора и он самостоятельно ведет какое-то свое направление? Или же мы предлагаем предприятиям взять его именно для новых инноваций, для того чтобы через эти предприятия, которые уже имеют большие наработки, заказы, чтобы этот молодой человек мог разместить свой заказ? Тоже мы стоим на этом. Ничего до сих пор мы не можем сделать.

И почему до сих пор? Это с 2008 года. Уже бы давно мы решили проблему с социальными предприятиями, Константин Константинович. Почему? Потому что уже тогда мы предлагали социальный инкубатор параллельно с бизнес-инкубатором инноваций. Потому что социальный предприниматель – он новатор, он сам берет на себя эту работу. Для чего? Потому что он видит, как трудно рядом с ним живется другим людям, он просто им помогает. А все, кто у нас в облаках витают – ведь они сейчас не могут достать свои деньги – они не понимают ни что такое социальный бизнес, ни то, что мы с вами, ни то, что у нас там есть еще инвалиды, что их нужно трудоустраивать, чтоб они работали. Они же не берут к себе на работу. А чтобы взять на работу, трудоустроить инвалида, мы тоже не можем получить для себя никакого финансирования, никаких денег. Почему? Потому что там уже эти деньги распределены.

Поэтому наше предложение было одно из основных всегда: давайте создадим, сделаем одну общую программу города Москвы. Потому что есть договор – вот он. Он уже принят с финансами до 2015 года. Раньше мы принимали трехсторонний договор на один год – теперь у нас с вами на два. Но он пустой. Здесь просто я могу вам сказать: пожалуйста, продолжать работу по развитию государственно-частного партнерства. Продолжаем. Понимаете? Только все продолжать, смотреть, устанавливать размеры – для нас установить размер. На этот год у нас с вами уже установлен размер заработной платы – это 11700 с 1 января, с июля 2013-го – 12200. Но это хорошо, что не так много, потому что, наверное, испугались. Потому что когда были приняты законы 809-й и 800-й, когда аренда в Москве от 2 до 20 раз повысилась и предприниматели просто пошли сдавать свои организации, а «ипэшники» вообще стоят в очередях до сих пор и закрывают свои предприятия, молодежь закрывает.

Да, по критериям сказал Дмитрий Александрович. Мы получили документ. Так как я еще возглавляю в Московской торгово-промышленной палате Комитет межсекторного взаимодействия и социальной политики, моему комитету было предложено разработать критерии на документ к приложению постановления Правительства Москвы, но неизвестно, к какому. Порядок распределения и представления субсидий из бюджета города Москвы социально значимым предприятиям и малого бизнеса. И когда мы посмотрели – да, там было очень сухо представлено: постановления правительства, года, номера. Все очень хорошо. Ну а как дальше-то работать? Здесь не было раскрыто. И на каждый пункт – вот здесь я вам хочу показать – нами было отвечено, что мы предлагаем вот в этом документе. Вот этот документ со всеми расчетами – мы его весь проработали, отправили. За два дня мы сделали большую работу для Департамента науки, промышленности, но не получили обратного эффекта. У нас как-то нет взаимодействия. Они не сказали: «Ладно, хорошо». Торгово-промышленная палата дала свои критерии, предложения – обратная связь-то какая? Что они, приняли за основу, что-то взяли, какие-то предложения, хотели бы, чтобы что-то мы могли дальше озвучить, расширить? Нет ничего. Молчание. Но уже принято, наверное, да, Константин Константинович? Потому что мы не знаем: принято или нет?

Мы любим свой город. Предприниматели не отдадут свой город просто так, никто. И мы понимаем, что все те структуры, которые создаются в городе – они создаются для того, чтобы нам было легче работать. Но почему-то мы всегда натыкаемся на одни проблемы. Хотелось бы, чтобы вы все были открыты для чего? Для того чтобы любой из некоммерческой организации… Сегодня говорил Дмитрий Александрович, что была такая организация. Но если мы увидели, что хороший проект, почему не пригласили инвалида и не переговорили с ним, как ему привести в соответствие? Обучить его, показать, потому что Комитет общественных связей, который для некоммерческих организаций дает субсидии, он постоянно ведет с ними работу. Я просто понимаю то, что все-таки социальный бизнес нам не нужен, наверное, в городе. Но закрывать мы его не собираемся, потому что предприниматели города, они уже все стали социальными, они все стали просветителями.

Мы с вами знаем, что сейчас прошел съезд общества «Знание России» Российской Федерации. И председателем общества «Знание России» выбрали Людмилу Ивановну Швецову, и нам это большой плюс. По крайней мере, теперь начнется хотя бы просветительство развиваться в нашем городе. И как раз одно из ее предложений, она как раз также озвучивала, что нужно заниматься социальными предприятиями, услугами и просветительством. Поэтому я думаю, что мы все-таки найдем какие-то точки соприкосновения наконец-то. Мы наконец-то услышим друг друга, потому что сейчас бизнес в тяжелом состоянии. Бизнес не понимает: что же случилось? Что же случилось с этими постановлениями – 800-м и 809-м? Отложили, отменили, дали нам какую-то возможность обдумать, и чтобы нас пригласили, для того чтобы мы все вместе все-таки отработали эти документы?

В свое время Общественный совет, хотя мы вот говорим… Как-то в Департамент торговли, услуг я приходила с нашими предложениями в программу Департамента торговли. И там у нас есть такой заместитель, молодой человек, Кузнецов. Он сказал: «Так, сейчас быстренько мы с вами решим вопросик. Так, и давайте сегодня без лужковщины, и давайте побольше то, что смотрим на Запад». И я ему сказала: «Молодой человек, а при чем здесь лужковщина? Все мы начинали откуда? Неважно, кто был тогда: Лужков ли, Собянин ли, Иванов ли или Петров – мы делали общее дело. Хорошо ли или плохо – оно двигалось, оно работало. Пришли сейчас новые. Ломать ничего, говорю, не надо. Надо пробовать продвигать, потому что мы растем». Мы не говорим о том, чтобы предприниматели сели на голову нашей Москве и сказали о том, что «дайте нам все быстро льготы». Да не было их никогда в социальном бизнесе, не было этих льгот, хотя о них говорят. Все остались на том же уровне, что и было. И все время повышается всё больше и больше. Вы просто поймите, мы говорим о тех людях, которые имеют площади, помещения от 100 квадратных метров и выше. Они платят аренду, они платят налоги, они содержат у себя профессионалов, работников. Это не забегаловка там маленькая: там в одном окошке мы сидим, здравствуйте, я сам на себя. И то даже «ипэшник», который работает сам на себя – о нем тоже надо думать.

Поэтому крик моей души произошел. И сейчас мы все сидим в ожидании, и ждем все-таки обратной связи от нашего руководства города. Конечно, очень было приятно, когда именно 6 марта в Белом зале Собянин принимал женщин – 25 женщин, победителей конкурса «Женщина – директор года». И очень хорошо, что тогда смогли женщины-предприниматели сказать об этой беде. И на самом деле я вам хочу сказать, что Собянин был удивлен, что была так повышена аренда. И он сказал: «Разберемся». Получается, или его сотрудники ограждают его от тяжелой информации. А тогда для чего такие игры? Если не будет бизнеса – не будет никого. Не будет ни департамента, не будет ничего.

Поэтому, Константин Константинович, мне бы хотелось, конечно, с вами как с новой структурой «Малый бизнес Москвы» вернуться ко всем нашим вот этим вопросам. Слава Богу, Дмитрий Александрович начал об этом говорить сегодня. Я даже очень рада. Потому что когда мы с ним встречаемся – встречаемся все время на площадках, и как бы вот это уходило в сторону, а сегодня вы к нам повернулись. Но это, наверное, потому что мы наконец-то стали зубастыми. Спасибо.


^ ПОЗДНЯКОВ К. К.:

– Спасибо большое, Татьяна Александровна. Я тогда кратко попробую ответить на поставленные вопросы в результате выступления Татьяны Александровны. У меня единственная просьба к выступающим после меня коллегам: давайте основное выступление, тезисы своих докладов ограничим семью минутами, чтобы у нас была возможность поучаствовать в прениях, выслушать какие-то вопросы, потому что время все-таки ограничено у всех.

У Татьяны Александровны прозвучало, что у города было ЦРП, сейчас это ГБУ, непонятно как структура модифицировалась, и так далее. Отвечаю. Что все те люди, которые работали в округах, которые работали с предпринимательским сообществом на базе ЦРП – большинство этих сотрудников перешли в ГБУ.

Почему была выбрана такая форма и почему сейчас занимается ГБУ, а не ЦРП? Я не обсуждаю: хорошо это было или плохо, но до недавнего времени в городе Москве поддержку предпринимательского сообщества оказывало достаточно большое количество организаций. Это был и образовательный



страница1/3
Дата конвертации19.11.2013
Размер0,56 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rud.exdat.com


База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2012
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Документы