Л. И. Коновалова «Что за прелесть эти сказки » icon

Л. И. Коновалова «Что за прелесть эти сказки »



Смотрите также:
Задания к дистанционному курсу Л.И.Коноваловой

«Технологическая культура учителя-словесника»


Прочтите материал лекции. Ответьте на вопросы, указанные в тексте, выполните задания.


Л.И.Коновалова

«Что за прелесть эти сказки ….»

Уроки по изучению литературных сказок в школе


Порой опять гармонией упьюсь,

над вымыслом слезами обольюсь…»


А. С. Пушкин. «Сказка о мертвой царевне и семи богатырях»

Учитывая художественные особенности пушкинской сказки – ее динамичность, отсутствие сказочного зачина. (сказка начинается сразу фактом из жизни – царь с царицею простился), мы предлагаем один из возможных вариантов изучения «Сказки о мертвой царевне». Основными творческими приемами будут приемы киносценария, устного словесного рисования, литературного комментария, сравнительно-сопоставительных характеристик, читательского мини-исследования. Данные приемы рассматриваются нами как приемы, способствующие органической связи между восприятием школьников и постижением концепции текста. Определим наиболее целесообразный в разборе пушкинского произведения, важно определить путь анализа.

Анализ «вслед за автором», включающий в себя проблемные ситуации, наиболее органичен для учащихся 5 класса, так как этот путь анализа и разрешение проблемных ситуа­ций стимулируют их творческую деятельность. Киносценарий, выступая как своеобразный синтез творческой деятельности, является завершающим этапом анализа и позволяет наиболее точно его реализовать. Предлагаем следующую система уроков:

1урок. «Что за прелесть эти сказки! Каждая есть поэма!»

(А. С. Пушкин).

(Пролог к поэме «Руслан и Людмила» (1828), «Сказка с мертвой царевне» (1833)).

  1. урок. Царица и царевна. (Кто виноват в гибели царевны?).

  2. урок. «Королевич Елисей между тем по свету скачет» (Что спасает царевну?).

  3. урок. «Сказка ложь, да в ней намек, добрым молодцам урок» (А. С. Пушкин).

(Сопоставление народных сказок со сказкой А. С. Пушкина).

Последовательность работы учащихся над пушкинской сказкой может быть такой: а) создание у школьников установки на эстетическое восприятие сказки, опирающееся на их прошлый читательский опыт; б) аналитическая беседа с целью сопоставления и противопоставления царицы и царевны и разрешение проблемного вопроса: «Кто виновен в гибели царевны?» – устное словесное рисование; в) работа « нал композицией сказки и включение киносценария в анализ тек ста с целью активизации таких сфер читательской деятельности, как эмоции, воображение, осмысление детали и ком позиции произведения, а также с целью постижения основ ной концепции сказки.

^ Первый уроквступительный. Целью его является создание установки на восприятие «Сказки о мертвой царевне>. Вопрос о том, какие сказки Пушкина ученики знают и особенно любят, является переходом от анализа «Пролога» к чтению сказки непосредственно на уроке. Осмыслению пушкинского текста поможет беседа, в которой, наряду с вопросами на выявление читательских впечатлений

1. Какие эпизоды сказки более всего. запомнились и чем?

2. Какие из них забавные, печальные страшные?

3. Кто из героев более всего понравился и почему?

необходимо выяснить – что дети считают самым главным для себя, что сближает сказку Пушкина с народными сказками, почему она так называется. Эти вопросы «сквозные», они так или иначе будут затронуты на всех уроках по сказке и найдут окончательное разрешение на итоговом четвертом уроке.

Основным способом создания установки на восприятие явился проблемный, ситуативно-игровой вопрос: «Если бы я был режиссером, то, как бы я снял фильм по сказке? Кто были бы его главные герои почему? Что самое главное я хо­тел бы выразить своим фильмом?».

Методическая целесообразность подобного вопроса за­ключается в следующем: обсуждение творческих предложений давало возможность выявить уровень первоначального читательского осмысления сказки; обнаружить для самих уче­ников недостаточность первых впечатлений для осмысления сказки в целом; возбудить интерес к анализу, готовность к эмоциональному приобщению к Пушкину, потребность в этом общении.

Необходимо заострить внимание школьников на следую­щем: кто же является главным героем сказки, вокруг которого происходят все основные события? Почему так случилось, что царевна умирает?

Итог первого урока – постановка проблемного вопроса: «Кто же виновен в гибели царевны?» Этот вопрос найдет окончательное разрешение на втором уроке, направленность которого определяется вниманием к основному композиционно­му принципу сказки – контрасту. Основой дальнейшей рабо­ты могут послужить домашние ответы пятиклассников на воп­росы анкеты:

  1. Какова сказка: грустная или радостная? Что особенно ярко запомнилось в ней?

  2. Почему царица решила погубить царевну, а Зеркальце сказало царице, что царевна жива?

  3. Опишите, как в первый раз царица разговаривала с Зеркальцем?

  4. Как вы представляете себе сцену в лесу, когда царев­ на просит Чернавку не губить ее?

  5. Почему Пушкин пишет о царевне именно так: «тихомолком расцветая»?

  6. Почему семь богатырей не сумели уберечь царевну, а Королевичу удалось ее оживить?

^ Основа второго урока – аналитическая беседа с привле­чением читательских анкет школьников. Выявляя настрое­ние сказки, ее тональность, уточняем» ответы детей в беседе, обращая их внимание на первый эпизод. Отсутствие сказоч­ного зачина, печальные события реальной жизни, смерть царицы, после которой жизнь царя потеряла смысл («год прошел, как сон пустой»), свидетельствует о том, что сказка начинается грустно. Заостряя внимание школьников на этой авторской детали, которая будет еще раз осмыслена на третьем уроке, мы стремимся сразу же остановить его на об­разных мотивах сказки, с тем, чтобы событийная сторона, занимательность сюжета не закрыли собой образный строй произведения.

В центре урока – конкретный анализ эпизодов: царица беседует с Зеркальцем, царевна с Чернавкой в лесу, царевна у семи богатырей, царевна и Черница.

Во время чтения и разбора эпизодов важно подчеркнуть авторскую характеристику царицы, царевны, контраст в опи­сании внешности, действий, речи, поступков героинь сказ­ки.

Покажем конкретно, как методически обеспечивалась цель данного урока. Анализируя эпизод «Царица с Зеркальцем», ставим задачу – показать через действия и поступки царицы ее характер. Чтобы выполнить поставленную задачу, нужно ответить на ряд вопросов: Когда мы впершые знакомимся с царицей? («Царь женился на другой»). Какой была царица? Что вас насторожило в ее поведении? Почему ей в приданое дано было Зеркальце одно»? Кого любит царица? К кому она благосклонна и почему? Как царица разговаривает с Зеркальцем? Каковы ее действия? Какой представляет ее ав­тор в этот момент?

Мы видим ее горделивой, самовлюбленной, но совершенно иной предстает перед нами царица, когда узнает, что она не первая красавица. Изменился тон речи и обращение к Зеркальцу. Если в первом случае – «Свет мой, Зеркальце», то сейчас —»Ах ты, мерзкое стекло! Это врешь ты мне назло!.. Я в ней дурь-то успокою».

Царица, стремясь подчеркнуть разность между собой и царевной, – «как тягаться ей со мною!» – обнаруживает злобный и жестокий нрав: «весть царевну в глушь лесную...».

За что решила царица погубить царевну? Чем царевна провинилась перед мачехой? Почему автор, знакомя нас с царевной, начинает рассказ о ней с противопоставления – «Но...»? Можем ли мы уже здесь предположить и на осно­вании чего, что ожидает царевну? Что помогло царевне спастись в первый раз? Каково ее поведение в самый страшный для нее час, когда решается ее судьба?

В беседе после чтения эпизода «Царевна и Чернавка в лесу» установим образность представлений школьни­ков, зафиксируем работу их воображения. Предлагая ученикам устно нарисовать иллюстрацию к этому эпизоду, необходимо выявить умения школьников в выполнении устного словесного рисования, навыки их «художественного» видения, которые предстоит формировать в ходе реализации всей системы упражнений и заданий на развитие воображения, а также уточнить суждение школьников на четвертый вопрос анкеты.

Как ведет себя царевна, оказавшись в незнакомом тере­ме? Во время выразительного чтения эпизода «Царевна у семи богатырей» отметим и выделим детали, характеризующие ее действия (дверь «тихонько отворилась»; царев­на, как заботливая хозяйка, обошла весь дом, привела все в порядок и «тихонько улеглась»).

Анализируя сцену встречи с богатырями, сделаем акцент на скромности поведения и поступков царевны («в пояс низко поклонилась, закраснелась, извинилась»; «пиро­жок лишь разломила, да кусочек прикусила...»).

Как, каким образом братья «вмиг познали, что царевну принимали»? Этому способствовал милый, спокойный тон, простая, полная достоинства речь царевны. Предлагаем уче­никам сопоставить действия царицы («бросив зеркало под лавку...» налетела, угрожая), порывистость, резкость, гру­бость движений с плавностью и мягкостыо действий и поступков царевны («дверь тихонько заперла», «потихоньку прикусила», «тиха, недвижна стала») и вновь отметить характерную деталь, которую Пушкин настойчиво употребляет в описании действий царевны.

Кто окружает царицу и царевну? Отвечая на этот вопрос, мы видим контрастность авторского описания и авторского отношения. Царица одинока, царевна окружена за­ботой и любовью; царица – «баба гневная», «злая мачеха», царевна – «моя душа», «красавица-душа», «хозяюшка», «ми­лая девица».

Итак, сказка не просто о добре и зле, но и о проявлениях и качествах добра, о правде, о красоте истинной (скромной, без оглядки на себя, объединяющей в себе красоту внешнюю с красотой внутренней) и красоте ложной. «Свечение души» во внешнем облике, души благородной – важное условие красоты человека вообще. Как бы красива ни была царица, ее красота не скрывает всех ее внутренних пороков. Царица, красивая внешне, олицетворяет собой зло и жестокость. Орудие мести царицы – яблочко – чем-то похоже на нее: внешне оно тоже красиво, но «ядом напоено»; царица умна, красива, но «черной зависти полна».

Сопоставление основных эпизодов текста, где проявляет­ся характер царевны и царицы, позволяет сделать на уроке следующий вывод: если царица и жестока, и груба, то царевна чутка, проста и сердечка; она заботливая хозяйка и, хоть и царевна, но скромная, милая и тоже красивая. Кра­сота царицы беспокойная и неуверенная в своей истинно­сти, не скрывает ее злобный характер, а красота царевны, напротив, еще более подчеркивает и выявляет ее душевные качества. Недаром царевна – «красавица-душа». Прекрасные качества царевны проявляются и в сцене сватовства се­ми богатырей: «...всех я вас люблю сердечно... но мне всех милей королевич Елисей», – где вновь звучит мотив печали.

Как узнала царица-мачеха, что ее обманули? Виновно ли Зеркальце в гибели царевны? Какую роль сыграло оно в сказке?

Чтобы разрешить эту ситуацию, ученики должны отве­тить на следующие вопросы: Какое Зеркальце – доброе или злое? Должно было оно сказать, где находится царевна, или нет? Может, лучше было бы, если бы Зеркальце промолчало? Честно оно поступило или предало царевну? Есть у Зеркальца своя воля, своя цель?

Итак, царица не могла жить, чтобы не погубить царевну. Зеркальце не могло не сказать, а злую волю царицы испол­нила Черница. Обратимся к «Учебной хрестоматии», которая предлагает ученикам подумать над вопросом: «Кто скрывал­ся под видом Черницы?».

Работа над текстом сказки, в которой Пушкин знакомит детей с миром своей фантазии и вымысла, заставляет задуматься над жизненно-необходимыми нравственными проблемами: каким должно быть добро, настоящая доброта и правда, в чем истоки лжи, почему Чернавка солгала царице. Ока­зывается, что добро и правда не могут существовать раздель­но: там, где есть ложь, зло побеждает в человеке добрые чувства.

Итак, царевна отравлена. Красота истинная погибает, торжествует ложная краса. Почему так случилось, что царевна, находясь в окружении добрых людей, все-таки не спасена? Достаточно ли доброго отношения к царевне богатырей, что­бы спасти ее? Разрешение проблемной ситуации в конце урока предполагало переход к постановке вопроса, ведущего к разрешению основной концепции сказки - Как ожила царевна, что спасает ее?

Домашним заданием школьником явится выразительное чтение эпизода «Поиски царевны Елисеем», устное рисование (создание словесных рисунков к сцене «Царевна ожила»).

Методическая целесообразность данного задания заклю­чается в закреплении навыков словесного рисования, полу­ченных на уроке.

^ Третий урок в первой своей части выявит понимание уча­щимися композиции сказки. Работа над композицией пред­полагала выразительное чтение основных эпизодов, чередую­щееся с пересказом. Очерчивая границы эпизодов и восста­навливая сюжетные связи, определим «настроение», тональ­ность каждого эпизода, смысл и значение его в общей смене движения сказочного, сюжета, тем самым, уточняя и корректируя ответы учащихся на вопросы анкеты: Какова сказка: грустная или радостная? Какие эпизоды запомнились особенно ярко, чем? Какие считаете главными и почему?

Основной вопрос урока: Почему семь богатырей не сумели уберечь царевну, а королевичу Елисею удалось ее спасти? К ответу на этот вопрос четвероклассники должны прийти в результате аналитической беседы и работы над составлением киносценария.

- Почему царевна, войдя в терем, решила, что «здесь люди добрые живут»?

- Какими предстали перед нами богатыри в сцене сватовства и смерти царевны?

Действительным защитником царевны является Елисей. Как удалось Елисею спасти царевну? Этот вопрос позволит обратиться к эпизоду «Поиски Елисеем царевны». Его ана­лиз необходимо выстроить, опираясь на возможности школь­ников как читателей.

Работая над составлением киносценария, учителю важно проследить процесс осмысления пятиклассниками ключевого эпизода сказки, уточняющего концепцию произведения. Анализ, строящийся на приеме киносценария, – это своеобразный творческий процесс, к которому нужно подвести учени­ков постепенно, так как сразу же «подключить» деятельность воображения невозможно, у учащихся нет еще достаточного материала для реализации подобного задания. «Киносценарий» не единственная форма работы над эпизодом, она пред­варяется беседой, анализом композиции и стиля.

Когда впервые автор упоминает о Елисее? Где еще встречаемся с ним на страницах сказки? (Пока царевна живет у семи богатырей, королевич ищет ее по белу свету). И подробно о Елисее пишет автор тогда, когда Елисей уже на гра­ни отчаяния, – люди не могут ему помочь, Елисей обращается к силам природы. Чем объяснить последовательность об­ращений Елисея: сначала к Солнцу, затем – к Месяцу и Ветру? Почему автор пишет: «К красну Солнцу, наконец, обратился молодец»? Что означает слово «наконец»? Как звучит просьба Елисея: «Аль откажешь мне в ответе»? Каким настроением проникнуты обращения Елисея к Месяцу, Ветру? Какой ответ приносит надежду? Какое нет? Почему Месяц говорит: «Царевна, видно, пробежала»? Почему только Ветер смог ответить на вопрос Елисея?

Во время работы над эпизодом «Поиски царевны Елисеем» обращаем внимание учеников на стилистические признаки усиления взволнованности королевича Елисея: «обратил­ся... с мольбой», «погнался», «кинулся, взывая», «пошел к пу­стому месту». Здесь глагол «пошел» усиливает контрастность действий Елисея, передает его душевную муку (кинулся... пошел).

Чем различны все три обращения? Что общего во всех трех? Беседа заканчивается выразительным чтением, эпизо­да в лицах. После чтения эпизода можно продолжить его анализ, включив домашние работы: устное рисование иллюстрации «Царевна ожила».

Работу над киносценарием лучше начинать в классе коллективно, где важно уточнить некоторые вопросы: Что мы хотим сказать своим киносценарием? Какова будет его идея, основная мысль? Сколько будет кадров в нашем фильме, какие? Нужна ли музыка?

Приведем возможный вариант этой части урока.

«Попытаемся определить кадры фильма в выделенном эпизоде.

  1. кадр – Елисей скачет по свету в поисках царевны.

  2. кадр – Обращение Елисея к людям.

  3. кадр – Разговор с Солнцем.

  4. кадр – Обращение к Месяцу.

  5. кадр – Обращение к Ветру.

  • Что войдет в первый кадр? Как «снять» на пленку эти долгие поиски Елисея?

  • Попробуем представить этот кадр. Как выглядит Елисей? Как он одет?

  • Каким мы изобразим его на экране?

  • Как реагирует народ на просьбу Елисея?

  • Каким мы представили в этот момент Елисея? Как покажем его?

  • Как преобразилось лицо Елисея? Какова поза, выражение лица? Елисей стоит на месте или скачет к Солнцу? Какое изобразительное решение лучше и почему?

— Как изобразим Солнце?

  • Каково будет содержание следующего кадра? Когда и где происходит действие?

  • Как на «экране» изобразим Месяц?

  • Посмотрим на Елисея вместе с Месяцем. Каков Елисей?

— Каков Месяц?

  • -Как Елисей произносит свой гимн Ветру? Как «снимем» Ветер?

  • Каков Елисей в начале кадра и в конце? Каким планом «снимем» кадр и почему именно так? Как Елисей отреагировал на ответ Ветра? и т. д.

Когда мы просим учащихся показать на воображаемом эк­ране, каким мы увидим королевича, каково выражение его лица, то попутно обращаем их внимание на детали произве­дения, с помощью которых автор передает душевное состояние героя, но главное – учим воссоздавать в воображении картины, раскрывающие чувства героев, и именно они могут вызвать сопереживание читателей-школьников.

«Снимая» крупным планом, мы приближаем лицо Елисея к зрителю, отмечая сложную гамму чувств и огромное внут­реннее напряжение.

В работе по составлению киносценария не нужно стре­миться к максимальной точности, которая может превратить­ся в лишенную динамики иллюстративность, что совершенно противопоказано приему киносценария. «Киносценарий» – это «живые, слышимые, зрительные образы», в нем более интересует процесс работы, нежели формула» его записи. Кро­ме того, в процессе коллективной работы над киносценари­ем не обязательно объяснять каждую его деталь, а предло­жить ученикам различные творческие решения и приветство­вать их, с целью дать известную «свободу творчества» в пос­ледующем домашнем задании.

Итак, почему Елисею удалось спасти царевну? Просто доброжелательность не спасает царевну от гибели, ее спасла сила любви Елисея, его неуспокоенность, вера и преданность. Сказка Пушкина непроста. Это сказка о человеческих ка­чествах, о проявлениях добра, зла, красоты, огромной силе любви. Зло в сказке – активная, даже агрессивная сила, и победа героев над ним действительно символизирует торже­ство добра над злом.

Домашней работой к четвертому уроку явятся задания:

1.«Подумать, какими бы кадрами школьники закончили свой фильм о сказке и почему?

2. Перечитать сказку «Морозко».

^ Четвертый урок – это своеобразный синтез всех вопросов, которые решались на предыдущих уроках по сказке Пушкина, Основными же вопросами урока являются: 1) В чем смысл названия сказки? Или: Почему так называется сказка? 2) В чем сходство и отличие пушкинской сказки от народных ска­зок?

Урок можно начать с работы над читательскими вариан­тами эпилога пушкинского произведения: какие кадры вой­дут в эпилог и закончат сказку? Каковы они по настроению и почему? Чем объяснить мотив грусти в радостном возвра­щении? Омрачает ли общий тон эпилога смерть мачехи? Как объясните слова Пушкина: «...тут тоска ее взяла»?

Зло несостоятельно рядом с правдой и добром, и там, где после долгих испытаний торжествует справедливость, зло умирает. Эпилог сказки одновременно и радостный, и грустный. Чем он отличается от эпилогов народных сказок? Вспомните, как заканчиваются народные сказки? В чем еще можно заметить различие между сказкой Пушкина и народными сказками? Как изображает Пушкин внешность своих героев? Есть ли подробные описания внешности в сказке «Морозко»? Каково участие автора в сказке, ее событиях?

Что помогает нам понять грусть и тяжесть одиночества первой царицы, испуг и страх царевны в сцене с Чернавкой, переживания Елисея? Природа у Пушкина активно помогает своим героям. Это не безразличный фон, где действуют персонажи, она передает их настроения, переживания.

Присутствуют ли картины природы в народной сказке? Какую роль они выполняют?

Предлагаем ученикам вспомнить, как обычно начинают­ся народные сказки. Обращаем еще раз внимание на начало сказки Пушкина, которое взято «из жизни», реальной ситуа­ции. Грустное начало – умирает царица. Автор минует ска­зочный зачин, вводя сразу же своих читателей в сюжет сказ­ки. Кроме того, если сопоставить испытания, выпавшие на долю героинь в народных сказках (например: Василисы и царевны), нужно отметить характерную для народных ска­зок тройственность испытаний героев. А у Пушкина это не всегда соблюдается, а иногда и отсутствует вовсе: так, перед нами сразу же орудие мести царицы – яблочко. Пушкин при­нял от народных сказок и воплотил в своей сказке гуманис­тические идеи и веру в добро и справедливость. Но победа добра, торжество справедливости непросты. Недаром поэт написал: «И никто сначала мира не видал такого пира». По­беда героев пушкинской сказки действительно символизиру­ет торжество добра над злом.

Таким образом, разбор «Сказки о мертвой царевне», строящийся на сочетании эмоционального и логического на­чало анализа текста, позволил среди всего разнообразия твор­ческих приемов определить наиболее целесообразный и ре­альный прием (киносценарий), способствующий открытию пушкинского произведения в сознании пятиклассников. «Ки­носценарий» в сочетании с выразительным чтением, аналити­ческой беседой, работой над композицией и стилем сказки позволил выявить первоначальные читательские умения школьников и явился в данном случае более эффективным приемом, нежели устное словесное рисование, так как специ­фика изучаемого произведения и художественные особенно­сти пушкинского текста «диктуют» обращение к тому или иному творческому приему.

«Киносценарий» был завершающим этапом работы – синтезом той творческой деятельности учащихся, которую они выполняли в процессе изучения сказки.

Знакомство со сказками продолжим на материале зарубежного фольклора. Но прежде расскажу случай из собственной учительской практики. Чтобы лучше познакомить детей с творчеством Г.-Х. Андерсена и его произведениями, нами были предложены сказки вне программы. Сказка «Соловей», особенно заинтересовала детей, и та сцена, когда ки­тайский император со свитой выходил ночью в сад, чтобы полюбоваться луной и послушать соловья, привлекла их внимание. Мы работали с иллюстрацией по данному эпизоду, обращая внимание ребят на способность человека на­слаждаться природой, созерцать ее, вели беседу о том, для чего это нужно, что дает такое «любование», созерцание. Но эти вопросы были непонятны детям. Им никогда не приходилось, выходя на улицу, восхищаться ярким звездным небом, полнолунием, они не понимают, как можно наслаждаться созерцанием природы. И, очевид­но, так оно и есть, потому что мы не воспитываем в них эту потребность созерцания и восхищения.


Основным лейтмотивом изучения литературы в 5 классе является «Времена жизни – времена года – времена исто­рии». Обратимся к первому циклу программы – сказкам, и конкретно-литературным сказкам, которые мы предлагаем предварить уроком внеклассного чтения по «Сказке о Золо­том петушке» А. С. Пушкина. (см. подробно Л.И.Коновалова Развитие воображения читателя - школьника Л., 1981, Развитие читательского воображения в процессе изучения литературного произведения Спб, Образование,1992) Смысл проведения такого уро­ка состоит, на наш взгляд; в следующем. Дети, в основном, знакомы со сказками Пушкина, читали раньше, видели филь­мы или мультфильмы. Поэтому урок внеклассного чтения позволит выявить своеобразный уровень начитанности пуш­кинских сказок, возможности самостоятельного постижения смысла пушкинских произведений, уровень читательского во­ображения и поможет более точно выстроить концепцию по­следующего изучения «Сказка о мертвой царевне».

В беседе с учениками выяснилось, что в известных им сказках А. С. Пушкина добро всегда побеждает зло, мир дан в гармонии и равновесии, пороки наказываются, справедли­вость торжествует. Это подтверждают ответы на вопросы ан­кеты: «Какая из знакомых сказок Пушкина понравилась вам больше других и почему?». Дети почти единодушно назы­вают «Сказку о мертвой царевне». В ответах ученики стре­мятся свести свои впечатления от сказок к знакомым фольк­лорным традициям – зло должно быть наказано; герои, прой­дя все испытания судьбы, сохраняют доброту и по-справедливому вознаграждены. Такому оптимистическому восприя­тию способствует и благополучный сказочный эпилог. Школьники отмечают в числе своих любимых сказок также и «Сказ­ку о царе Салтане», так как «дома учит правде», «в этой сказке высмеивается зле», «побеждает доброта и правда». Царь Салтан добрый и смелый, за это жизнь его сделала счастливым.

Характер ответов указывает на умение школьников моти­вировать свои впечатления, чувства от чтения той или другой сказки. И, в целом, отзываясь одобрительно о сказках А. С. Пушкина и исходя >в своих оценках прежде всего из событийного содержания, ученики говорят о добре и зле как о силах, которые побеждают или наказываются и обязатель­но чему-то учат. Свои впечатления от чтения они пытаются свести к какой-либо одной проблеме, «выпрямить» сюжет поч­ти до моральной формулы басни. Так «Сказка о рыбаке и рыбке» учит тому, чтобы не быть таким жадным и скупым, как старуха, а нравится тем, что в ней восторжествовала справедливость». Характеризуя отрицательных или поло­жительных персонажей сказки, говоря о своих любимых сказках, ученики пытаются определить какие-то общие нрав­ственные истины: (красота должна быть доброй и скромной); стремятся найти то, что присуще пушкинским сказкам в це­лом: «Вообще все сказки А. С. Пушкина мне нравятся, и у всех этих сказок хороший конец, и все герои остаются по-справедливому убитыми или живыми, богатыми или бедными, но всегда добрыми». В суждениях школьников о пер­сонажах чувствуется четкость светотени, полярность эмоцио­нальных оценок.

Интересно, что некоторые учащиеся в числе наиболее понравившихся сказок А. С. Пушкина назвали поэму «Рус­лан и Людмила», «Сказку о медведихе», совсем мало изве­стную школьникам, и почти никто не отметил «Сказку о Зо­лотом петушке», видимо, потому, что в ней все обстоит ина­че, чем в других сказках Пушкина.

Известно, что «Сказка о Золотом петушке» была написа­на в пору Болдинской осени 1834 года. Она завершила «сказочный» цикл, созданный ранее. «Сказка о Золотом петуш­ке» – прекрасная и загадочная страница в творчестве А. С. Пушкина. На «загадочность» и «странность» указы­вают и исследователи: А. А. Ахматова, А. Л. Слонимский, С. М. Бонди, В. Непомнящих. Так, А. А. Ахматова, говоря о смысле, который заключен в сказке, пишет: «Бутафория народной сказки служит здесь для маскировки политического смысла. Ссора Звездочета с царем имеет автобиографические черты. В черновой и даже в беловой рукописях намеки совсем прозрачны. В черновике: «но с царями плохо вздорить» – в печатной редакции – «но с иным накладно вздо­рить». Тема сказки – неисполнение царского слова». А. Л. Слонимский, поддерживая мнение А. А. Ахматовой и также ссылаясь на черновики, указывает: «Сказка-сатира политическая. Написана по свежим впечатлениям конфликта с Николаем I. В основе сказки – типичный для сказочного фольклора «мотив неосторожного обещания». В сонное существование Дадона врывается темная магическая сила, он гибнет, а вместе с тем исчезает и все наваждение».

B. Непомнящий высказывает мысль о том, что «Золотой петушок» не был только политической сатирой. Даже в самых «не личных» произведениях Пушкин писал и о себе. Не только сказка в целом, – пародия-трагедия, но и судьба Дадона – трагедийная автопародия и автосатира». ( С.165).

Совершенно иного мнения придерживается С.М.Бонди. «Шутливая форма рассказа, ироничный тон в описании царя Дадона и его действий, лаконичность повествования, отсут­ствие авторских размышлений – все это приводило критиков к неправильному пониманию смысла сказки: в ней искали политические темы, намеков на личные отношения с Нико­лаем I и т. д. На самом деле А. С. Пушкин написал шутли­вую сказку на тему об опасности, гибельности женских чар. Сказка примыкает к существующим анекдотам о том, что женская красота страшнее всякого врага». (с, 517).

Мы не ставили своей целью критический разбор всех за­служивающих внимания точек зрения на «Сказку о Золотом петушке» А. С. Пушкина. Однако наличие столь разноречи­вых мнений исследователей еще раз подтверждает ее слож­ность и таинственность. Считая верной и беря за основу кон­цепцию исследователей о присутствии политических мотивов в сказке, считаем, что содержание ими не исчерпывается. Очевидно, и смысл сказки значительно шире той темы, ко­торую А. Ахматова определяет как «неисполнение царского слова». Если содержание сказки свести к этой теме, то мно­гие эпизоды оказываются тогда логически неоправданными, и немотивированными. Например, непонятен эпизод гибели сыновей царя Дадона, сцена спора из-за Шамаханской цари­цы, которая является здесь только предлогом для ссоры ца­ря Дадона с Звездочетом.

События 1834 года и сложные отношения А. С. Пушкина с царем, который явно несправедлив к поэту, нашли своеобразное воплощение в сказке. Исходя из двух ее сюжетных линий, а именно: проступков Дадона, его легкомысленно данного и невыполненного обещания, а также ссоры царя Дадона с Звездочетом, их взаимоотношений с Шамаханской царицей и Золотым петушком – важно отметить, что и в сказке Дадон – олицетворение несправедливой власти. «Смо­лоду был грозен он, и соседям то и дело наносил обиды сме­ло».

Власть и могущество, которые в молодости позволяли смело наносить обиды, к старости утратили свою силу. Оста­лась бессильная власть. И поэтому «со злости инда плакал царь Дадон». Он мечтает о покое, не уйдя от власти. Об­ратившись ас мудрецу, Дадон совершает одно из первых дви­жений, казалось бы вполне благородных (он полон благо­дарности Звездочету), но ведущих его к концу.

«За такое одолженье, —

говорит он в восхищеньи, —

Волю первую твою

Я исполню, как мою». 1

Дадон, сам того не подозревая, отдает себя во власть чу­жой воли. Испытывая эту же потребность в благодарности, царь призывает Звездочета, которого увидел случайно.

«Вдруг в толпе увидел он,

в сарачинской шапке белой ,

весь, как лебедь поседелый,

Старый друг его, скопец».

И вот здесь Звездочет напоминает Дадону о его неосторожно данном обещании и требует не казну, не чин боярский, а де­вицу.

Безусловно, и Золотой петушок, и Звездочет, и Шамахан­ская царица—это фантастические герои, принадлежащие к странной, магической силе. И если Звездочет и Петушок свя­заны непосредственно, то царица—одна из таинственных сил, которая противостоит Звездочету, Золотому петушку и Да­дону. Не случайно Золотой петушок предупреждал об опас­ности «беды незваной» на востоке, из-за которой гибнут бритья, погибает Звездочет, обречен и сам Дадон. Интересно заметить, что в черновиках у Пушкина было «Шамахан­ский скопец»; но в окончательном варианте автор отказы­вается от этого, видимо, для того, чтобы не прямо связывать Шамаханскую царицу и Звездочета. И тогда, наверное, не совсем правомерным является утверждение В. Непомнящего, что «Золотой петушок, сияющая, как заря, девица, седой, как лебедь, старик в белой шапке – все они даже не связаны между собой, а представляют у Пушкина одно целое» (с 161).

Такие извечные понятия, как любовь, доброта, красота, те­ряют свое истинное значение в сказке, красота несет смерть и губительна для тех, кто с ней соприкасается (братья гиб­нут, «меч вонзивши друг во друга»), царь Дадон, увидев «сияющую, как заря, девицу», «забыл смерть обоих сыновей» и с этого момента обречен. Мудрость, которая должна быть бескорыстной, требует оплаты.

«Помнишь, за мою услугу, Обещался мне, как другу, Волю первую мою ты исполнить, как свою».

Любовь – не облагораживающая сила, а зло. Влюбленный Дадон убивает на глазах у всей столицы Звездочета.


Вопросы на читательское восприятие школьниками «Сказки о Золотом петушке»

1. Чем эта сказка интересна для вас?

2. В какие моменты чтения сказки вам было смешно, грустно, страшно?

3. Каким вы себе представляете царя Дадона «смолоду»?

4. Каким представляете Звездочета в начале сказки и каким в конце?

5. Как вы думаете, почему эта сказка так называется?

6. Почему царь Дадон не захотел отдать Шамаханскую царицу?

  1. Почему Пушкин пишет: «царь завыл», а не заплакал, зарыдал?

  2. Какие события сказки вы считаете самыми важными и почему?

Ответы школьников показали, что интерес к сказке обус­ловлен «не только событийной стороной содержания; сказка интересна и тем, что «складно, красочно написана, в стихах, в ней есть чудеса», интересна тем, что написана Пушкиным. Интерес к сказке основан и на эстетических, познавательных и нравственных мотивах. Однако доминируют последние.

Школьники стремятся дать оценку нравственной позиции ца­ря Дадона, (не сдержал своего слова), но гари этом за эмо­цией учеников можно увидеть иногда, может быть, наивно «выраженное внимание к форме произведения: «сказка нра­вится тем, что в ней просмеивается царь Дадон, который царствовал, лежа на боку».

Пятиклассники понимают иронию, насмешку автора, осо­бенно в диалоге царя с воеводой, который «дан в план гротес­ка» (А. Ахматова), и может быть, в наивно выраженных от­ветах, интуитивно понимая смысл этого эпизода, отмечают и лень Дадона, и его неумение прашить государством, и его дряхлость. Ученики чувствуют авторское отношение, сказавшееся в намеренно сниженном стиле, в просторечиях, вве­денных в речь героя «или бес в тебя ввернулся, или ты с ума рехнулся»— разве может так царь говорить? И, веруя в доб­ро и великую силу справедливости, дети говорят, что «Дадона не жаль, так ему и надо за его несдержанное слово- и злобу к Звездочету». Такая реакция вполне закономерна, так как «воспринимая в произведения искусства противоречия, читатель испытывает эмоции в растущей потребности спра­ведливости». Но потребность в справедливости у детей ос­ложняется противоречивым чувством жалости, непонятного им самим сочувствия к Дадону. Желая осудить Дадона, школьники говорят, что гибель его вызывает чувство трагич­ности, его немного жаль. Да и сказка заканчивается груст­но, Дадон убивает Звездочета, петушок – царя!)

Эта противоречивость чувств заметна и в истолковании отношения Дадона к Шамаханской царице, его влюбленно­сти. Ученики не отказывают Дадону в искреннем чувстве, но в то же время им непонятно, как он мог влюбиться и забыть о гибели своих сыновей, нарушить договор с Звездочетом. Подняться до глубокого осмысления содержания сказки им мешает «дробность» ее восприятия. Однако при характер­ном отсутствии осмысления содержания на уровне концепции есть единичные ответы, в которых высказывается своя, смут­но осознанная и наивно выраженная концепция. «В начале сказки Звездочет специально дал царю петушка как испы­тание. Он хотел проверить Дадона, отдаст ли он когда-нибудь обещанное или нет? Дадон совсем и не подозревал этого. Петушок знал своего хозяина и в любой момент мог отомстить за него».

Размышляя над вопросом: «Почему Пушкин пишет «царь завыл», а не заплакал, зарыдал?» – школьники в основном однолинейно трактуют образ Дадона, исходя в своих от­ветах из сугубо внешних мотивировок и из канона формы, которой, по их мнению, подчинен автор сказки – «потому, что это сказочное выражение и в сказках так принято», «по­тому что это слово лучше подходит для рифмы». Но есть ответы, в которых ученики пытаются осмыслить деталь тек­ста в перспективе всего произведения и по логике отношения автора к персонажу: «завыл, потому что слезы его были не­долгие и не горькие», «Пушкину не нравится царь Дадон, потому он так и написал, чтобы показать его глупым крив­лякой», или «скорее всего он выл для приличия».

В данном случае ученики «единогласны» в трактовке дан­ной детали В. Непомнящим: «У слова «выть» есть традицион­ное обрядовое значение плакать по умершим... Дадон воет самым комическим образом – громогласно, аффектированно. И вслед за «отцом народа» громогласно и ненатурально воет рать» (с. 145).

Однако есть ответы, в которых ученики сочувствуют Дадону и считают, что слово – выть – сильнее передает его горе, его трагедию. И в правомерности данных суждений, в отличие от высказанных ранее, нас убеждает и пушкинский текст, раскрывший трагедию случившегося:

«Застонала тяжким стоном глубь долин, и сердце гор потряслося...»

Пытаясь осмыслить композицию, школьники отме­тили, что все основные события в сказке начинаются с появ­ления Золотого петушка, пытаются группировать героев, рассуждал о том, кто же из них является главным в сказ­ке. Однако «поэтическая прелесть факта, конкретного эпи­зода, события – оказывает на маленького читателя более сильное эстетическое воздействие» (3, 45), поэтому учени­кам осмысление композиции произведения, прояснение логики мало доступно, а группировка героев – легче.

Проанализируем ответы школьников на 3 и 4 вопрос, направленные на выявление деятельности читательского во­ображения. Общая картина такова: в большинстве своем ученики пересказывали содержание, описывали состояние героев, их чувства или ограничивались перечислением черт характера героев и цитированием текста. Такие ответы яв­ляются приблизительными и не могут дать представления о работе воображения. Подойдем к анализу ответов с другой стороны: посмотрим, кого из героев сказки дети охот­но «оживляют» в своем воображении. Если в представлении об образе Дадона ученики почти на выходят за пределы от­дельных деталей в конкретизации текста, то в создании об­раза Звездочета видно стремление охарактеризовать его в динамике, чему способствует положительное отношение к герою. Ученики сумели за внешними проявлениями «уви­деть» внутреннее психологическое состояние героя, «движе­ние» души Звездочета от внешнего бескорыстия до требова­ния вознаграждения «за услугу». Динамика характера Звез­дочета несколько схематична, но все-таки определена в некоторых ученических суждениях, к примеру: «Звездочет в начале сказки спокойный и добрый, в конце – злой и мсти­тельный».

В целом же образы воображения учеников носят «свер­нутый», а иногда и неточный характер. Вводя в восточную сказку типично русскую деталь костюма Звездочета – лап­ти— ученики склонны к тому, чтобы показать его жалким и беспомощным, используя здесь и-авторскую оценку – «старичок». Иногда вместо воображаемой картины просто назы­вают «состояние» Звездочета, но если и пытаются создать воображаемую ситуацию, то в оценке героев активно используют антонимы как средство конкретизации характери­стик царя Дадона и Звездочета (злой—добрый, старый—молодой). В данном случае уровень развития речи школьни­ков прямо сказывается на выявлении читательских реакций и в какой-то степени на формировании их.

Деятельность читательского воображения школьников опирается в основном, на имеющийся у них «фонд ассоциаций» от других видов искусства: живописи и кино. Приведем наиболее характерные ответы: «Царь Дадон смолоду был жестоким, он нападал на другие города. Мне представляется, как царь едет впереди своей рати в сверкающих латах, с гордо поднятой головой».

«Звездочета я представляю в длинном колпаке и развевающемся халате. К концу сказки Звездочет стал более горбатым, и из-под колпака выбивались седые волосы».

Таким образом, в ответах учеников присутствуют образы воображения, которые, по мнению психологов, не обязательно должны выступать в форме представления. Они могут существовать в восприятии как конкретность чувства, которым заражается читатель... и его эмоция не менее конкретна; чем преставление. Воссоздавая образы Звездочета и Дадона, школьники не выходят за пределы авторского текста, и их «видения» опираются на детали, данные А. С. Пушкиным. Художественное же воображение учеников опирается на сложившийся стереотип и по отношению к литературному тексту зачастую произвольно. Понимая интуитивно пушкинский образ, учащимся сложно реализовать его в развернутой объективно-художественной картине.

Таким образом, изучение сказок А.С.Пушкина в школе представляет собой незаконченный процесс общения учащихся с художественным текстом и в дальнейшем. Так при изучении произведений Пушкина в старшей школе вновь возникнет необходимость вернуться к сказочным сюжетам, чтобы на новой ступени читательского восприятия по-новому осмыслить хрестоматийный текст и поразиться пушкинским открытиям.



Скачать 262,08 Kb.
Дата конвертации03.12.2013
Размер262,08 Kb.
ТипДокументы
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rud.exdat.com


База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2012
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Документы