План I)Введение. Цели и задачи работы стр. 2 II) Основная часть. Живые страницы(37 школа города Ярославля в годы Великой Отечественной войны) 1) Впервые дни войны стр. 3-4 2) Они защищали Родину стр. 5-6 icon

План I)Введение. Цели и задачи работы стр. 2 II) Основная часть. Живые страницы(37 школа города Ярославля в годы Великой Отечественной войны) 1) Впервые дни войны стр. 3-4 2) Они защищали Родину стр. 5-6



Смотрите также:
XIII городская научно-краеведческая конференция учащихся «Отечество»


Секция «Дети войны»


Живые страницы

(37 школа г.Ярославля в годы Великой Отечественной войны)


Выполнили:

Посысоева Юлия Юрьевна

Ученица 9 «в» класса

школы № 37


Научный руководитель:

Сурова Евгения Николаевна,

учитель русского языка и литературы,

Заслуженный учитель Российской Федерации


г. Ярославль

2010


План

I)Введение. Цели и задачи работы. стр. 2


II) Основная часть. Живые страницы(37 школа города Ярославля в годы Великой Отечественной войны)

1) В первые дни войны. стр. 3-4

2) Они защищали Родину. стр. 5-6

3) В едином строю. стр. 7-10

4) Пусть продолжат лучшие. стр. 11-13

5) Детская память. стр. 14-16

6) Еще одна находка. стр. 17-18

III) Выводы стр. 19


IV) Библиография. стр. 20


V) Приложение. стр. 20


Живые страницы

(37 школа в годы Великой Отечественной войны)


Введение


В 2010 году нашей школе №37 города Ярославля исполняется 75 лет со дня основания. И наша работа – дань памяти всем, кто учился до нас.

На Матросской улице, на пустыре, поросшем бурьяном, весной 1935 года был заложен фундамент школы. За 90 дней, за небывало короткий срок, было построено здание, а к концу августа закончена внутренняя отделка. Светлые, просторные классы с нежно-зелёными стенами и ослепительно- белыми потолками дышали весной и светом. Длинные коридоры с паркетными полами, натёртыми до блеска, ковровые дорожки на площадках, и самое изумительное – это лестница – зеркало- всё было богато, красиво, величественно.[5; стр. 4-5]

Полированная доска, которой была лестница отделана, отражала в себе все предметы, а рядом с ней на каждой ступеньке, от первого до четвертого этажа, стояли плошки с цветами. Астры, хризантемы, примулы, анютины глазки – море цветов! Цветы на окнах, цветы перед школой, от самых ворот до крыльца - всюду цветы. При входе в школе каждый невольно восклицал: « Как хорошо!» За неделю до начала занятий первый завхоз Константин Иванович привез для буфета столовую и чайную посуду на 200 человек сразу и огромный, в 5-ть ведёр ёмкости самовар.

Поставив самовар на середину стола, довольно сказал: «Вот мы и дома...» - вспоминает Марченко А. Н., бывший ученик школы № 37.

1 сентября 1935 года состоялось торжественное открытие, и первые ученики переступили порог школы.

С весны 1936 года школа стала носить имя деятеля Коммунистической партии и Советского государства Георгия Константиновича Орджоникидзе.

Первый выпуск состоялся в1939 году. В июне 1939 года 46 выпускников десятого класса получили аттестат зрелости.

1941-1945- особые годы в жизни нашего государства и нашей школы. Это время страшных трагедий и больших испытаний. Как жили и учились ребята школы №37 в эти дни войны?

И основной целью работы является:

- собрать материал о жизни и учёбе детей в школе в годы Великой Отечественной войны для будущего музея школы «37я в годы Великой Отечественной войны»,

- подготовить презентацию .

-сделать подбор экспонатов для музея

А для этого:

- собрать сведения о бывших учениках школы, кто учился в 1941-1945 годах

- изучить воспоминания учеников военных лет, хранившиеся в школьном архиве.

- организовать встречи с ветеранами, обучавшимися в школе в годы войны

- поработать в ГАЯО -собрать материал о школе в военное время

- познакомиться с книгой «Герои огненных лет» и др. источниками.


Основная часть.


37 школа в годы Великой Отечественной войны.


В первые дни войны.


22 июня 1941 года. Каким он запомнился тем, кто учился в школе? Беседуя с бывшими учениками, мы узнаём, что это был прекрасный светлый день. Многие сначала не поверили, что началась война. Выпускники просят администрацию школы отпраздновать прощальный выпускной вечер в Красном Холме.

В найденной нами книге воспоминаний (1965г) Елена Александровна Мурашова - Левитская, учительница, пишет:

«21-ого июня чудный безоблачный день. Вся палуба речного пароходика загружена молодёжью. Одна песня сменяет другую. Слышатся шутки, воспоминания, весёлые и трогательные. Все десять лет они дружили, а теперь предстоит разлука. Одни обещают писать, другие собираются ехать учиться вместе.

Высадились на пристань и направились в уютный лесочек. Девочки-хозяйки принялись готовить угощенье. Мальчишки отправились за цветущей черёмухой. Скатерти разостлали прямо на травке. Вернувшиеся мальчишки украшали гирляндами черёмухи деревья около расположившийся вкруг «столов» молодёжи. Шутки сыплются со всех сторон. Учителя, директор школы Б.П.Беляев, близкие друзья ребят-все участвуют в веселье.

Помнится, кто-то обратил внимание, что в сторону запада по небу непрерывно двигались самолеты, и тотчас же высказал догадку, что, вероятно, идут маневры.

На душе у всех радостно: экзамены позади, теперь можно и отдохнуть.

До позднего вечера веселилась молодёжь. Домой возвращались в час ночи. Прощаясь, все дали слово: завтра в шесть часов вечера встретиться и пойти на Волгу.

А утром 22 июня…

Как непохоже стало всё окружающее! По радио я услышала, что немцы внезапно напали на нашу родину. Объявлена война…

Отправилась в школу. Мальчики уже спешили в призывные пункты. Вид у наших растерянный и серьёзный. Как будто за несколько часов они повзрослели.

Солнце светило так, как накануне, но нам показалось, что оно уже не то и вся жизнь не та…В каждой семье проводы, и сердце сжалось ожиданием чего-то страшного, непоправимого…»

С. Татаурщиков, бывший ученик школы № 37, участник Великой Отечественной войны, вспоминает:

«Любуясь просторами этой необыкновенно красивой русской реки, ее зелеными берегами, как-то особенно легко дышится после экзаменов, и чувствуешь себя самым счастливым человеком на свете. Помню, забравшись на палубу прогулочного парохода, мы, юные и смелые, много пели, смеялись, тормошили друг друга, соревновались в остроумии, вспоминали презабавные случаи, которые произошли когда-то в школе.

Но вдруг… Кто-то услышал гул самолетов. И в небе показались маленькие треугольнички . Стальные птицы летели на большой высоте куда-то на запад… И каждый тогда о чем-то подумал. Прежнее настроение уже пропало. Одна девушка неожиданно спросила: «Неужели, ребята, скоро война..?»

Да, это была война. Она неожиданно обрушилась и принесла тревогу в каждый дом, в каждую семью. Наутро нас никто не звал в школу, но мы сами собрались там, и потом многие пошли в райком комсомола, где заявили о своем желании как можно скорее ехать на фронт.

- Погодите ребята, разберемся, решим, - сказал секретарь. – Найдем дело для вас!

И дело нашлось. Везде требовались дополнительные рабочие руки. Мы трудились на предприятиях, помогали убирать урожай в колхозах и совхозах. Но каждый рвался все-таки на передний край».

Так начался первый день войны: с ощущения праздника новой будущей светлой жизни и предчувствия страшных военных трагедий.


Они защищали Родину.


23 июня 1941 года 49 учеников – выпускников, узнав о том, что началась война, были в военкомате. Многие из них не вернулись. Погибли, защищая Родину, Алексеев В., Малков Д., Щербаков К., Тахер Г., Романов В., Лебедев Л., Финкельштейн А., Смирнов В., Коган А., Алфеев В., Божедомов В., Голосов Д., Григоров Ю., Каменских В., Леонтьев Н., Любавцев А., Мансветов Б., Минаков Е., Пасынкова Е., Тихомиров С., Сопков А., Хананова З., военрук школы Колотилов Н.Н. Их имена на мемориальной доске школы, в фойе, чтобы мы знали их и помнили, берегли.

Секретарю комсомольской организации школы Евгению Полонскому было 17 лет, когда началась война, а 10 октября он добровольцем отправился на фронт. Был командиром понтонной роты , воевал на Западном и Белорусском фронтах , обеспечивая переправы 47 и 2 гвардейской танковой армии.

Дошел до Берлина. В районе Альт- Плессин получил приказ навести переправу через Одер. Под непрекращающимся огнем взводу лейтенанта Полонского удалось собрать мост. В это время вражеский снаряд попал в один из паромов : цепь моста стала распадаться.

- Это было страшно,- вспоминал Е. Полонский после войны, - через полчаса должны были переправиться танки и артиллерия , началось наступление на Берлин.

Не раздумывая, он бросился в воду, нашел сорванный паром, закрепил на нем трос. Только успели завести паром в линию моста , как фашистский снаряд убил одного из бойцов ,другого ранил , а Е.Полонский получил контузию ,но он не оставил начатое дело и продолжал монтировать мост. Когда вводили в линию моста последний паром. Е. Полонского тяжело ранили в голову. Но работа была завершена- через мост стали передвигаться наши войска.

За образцовое выполнение боевых заданий, проявленный героизм и мужество Указом Президиума Верховного совета СССР от 31 мая 1945 года старшему лейтенанту Евгению Федоровичу Полонскому было присвоено звание Героя Советского Союза.[2;стр 300-301 ]

Через некоторое время после объявления войны по решению ЦК ВЛКСМ в городе стали отбирать добровольцев из числа комсомольцев и молодежи для выполнения специальных заданий. В числе 50 наших ярославских ребят С. Татаурщиков оказался в Карелии. «Мы составили основное ядро вновь сформированного партизанского отряда, названного, по нашему общему согласию, «Железняк», - вспоминает С. Татаурщиков после войны.

Потянулись солдатские будни. Молодежь партизанского отряда кипела ненавистью к врагу. Ни холодные ветры, ни снежные вьюги не могли даже на день приостановить ход боевых действий. Пробираясь на лыжах по лесным чащам настойчиво выслеживали гитлеровцев, уничтожали автомашины, склады, боевую технику, мстили подлым предателям, где бы они ни укрывались.

23 боевых похода в тыл врага совершил отряд за время войны. С. Татаурщиков был политруком и одновременно помощником командира отряда по комсомолу. «Теперь вот вспоминаю обо всем и прихожу к выводу: не будь мы комсомольцами, воспитанными Ленинской партией, разве могли бы выдержать неслыханные испытания, так рано свалившиеся на наши молодые плечи?! Комсомол нам дал и физическую и духовную зарядку. Он привил самое главное – горячую любовь к матери – Родине. Отряд сплачивала крепкая хорошая дружба. Каждый заботился, прежде всего, о товарищах, о своем боевом коллективе, дорожил его честью.»

Ветеран вспоминает, как зимой 1943 года, когда фашистскому зверю был нанесен смертельный удар на берегах Волги, они получили задание разгромить крупный вражеский гарнизон, находившийся в районе деревни Андронова гора. «Настроение у нас было особенно боевое. Словно невидимые нити связывали нас с теми, кто у волжских берегов в кровопролитных боях отстаивал родную Отчизну. Каждому бойцу хотелось как можно лучше проявить себя при выполнении задания.

Эта операция была сложной, но успешной. Подступы к гарнизону хорошо охранялись противником и были сильно укреплены, казалось невозможным сокрушить врага. Но выручила партизанская смекалка, смелость и отвага. Провели заблаговременную разведку, хорошо изучили обстановку, а потом, ночью, как снег на голову, нагрянули на гарнизон. Пока фашисты опомнились, мы сумели пробиться к штабу и в коротком, но сильном бою сожгли гараж, уничтожили много вражеских солдат и офицеров, автомашин, а уходя, разрушили мост через реку Чирка-Кемь, по которому переправлялись к фронту грузы c боеприпасами и снаряжением.

Так отомстили проклятому врагу за нашу родную Волгу, за то, что он испоганил нашу землю, посягнул на нашу свободу и независимость.

Это только один эпизод из боевой партизанской жизни. Их было много, из них складывались дни, недели, месяцы, годы нашего пребывания в отряде.» В нашей исследовательской работе мы остановились на рассказах только двух участников Великой Отечественной войны, бывших учащихся школы, а их, как нам удалось узнать, было много, и они вместе с другими советскими воинами сумели отстоять нашу Родину, сумели подарить нам мир.


В едином строю.


Враги наступали стремительно. Шли ожесточённые бои на передовой, а в Ярославль стали поступать раненые. Сначала они размещались в госпиталях, а потом в школах.

Вражеские самолеты кружили над Волгой, пытаясь пробиться к железнодорожному мосту, беспорядочно сбрасывали бомбы над кварталами жилых домов в неудобные часы дня и ночи.

В этих тяжелых условиях очень слаженно и напряженно работал коллектив учителей школы № 37.Здание школы занимали последовательно воинские части ,бригады рабочих по восстановлению зданий, разрушенных бомбами, госпиталь для эвакуированных из города-героя Ленинграда . Учащиеся размещались в 4х зданиях на территории Ленинского р-на и работали в три смены.

Елена Александровна Мурашова-Левитская рассказывает в книге Воспоминаний:

«За школой были закреплены два госпиталя где ученики, проводили шефскую работу. Это отнимало уйму времени, т.к. надо было подбирать материал, готовить ребят, организовывать дежурство, выделять чтецов, санитарок и вести за всеми непрерывное наблюдение.

Патриотами в этом деле были ученики:

Репина, Яртышникова, Зиновьева, Пигузова, Барышев, Прянишников, Лисянский, многие-многие другие. Они буквально не выходили из палат, каким-то чудом готовили уроки, шли в школу - и снова в госпиталь. Мы получали много писем от раненых бойцов со словами благодарности.»

Вот одно из них:

«Премного благодарны учителям школы № 37 за хороший концерт. А еще наша благодарность двум девочкам: Люсе Пигузовой, Мусе Зиновьевой, которые безотказно писали письма за бойцов их родителям и читали в палате книгу « Овод». Как вошли они в палату, так и мы вспомнили свои семьи, и у нас многих дома остались такие девушки. Просим не отказать в нашей просьбе и приходить почаще. По поручению бойцов палаты №8 старший сержант Колчин М. Н.»

Нам удалось найти в архиве документы, где жители блокадного Ленинграда, находившиеся на лечении в школе № 37, выражали благодарность школе:

«37 школа города Ярославля превращена в санаторий для эвакуированных ленинградцев. В каждой комнате – 10-12 кроватей с теплыми одеялами, чистыми и новыми простынями, полотенцами. Комнаты ярко освещены мартовским солнцем. С вокзала прибывают группы в 70-100 человек. Здесь и одиночки, и матери с детьми, здесь и люди, не способные подняться по лестнице. Автобусы останавливаются, открываются дверки – и людей окружают незнакомые для ленинградцев молодые девушки и женщин, дети спокойно протягивают к ним руки.

По прибытию всех отправляют в баню, каждый переодевается, к слабым подходят женщины и помогают, предлагают мыло, а все снятое переносится в дезокамеру . Что может быть приятнее для человека, для матери, когда она видит, что ее ребенок моется в прекрасной бане. Сама она после тяжелой дороги видит все удобства: и свет, и воду, и связь, видит внимание и заботу.

После мытья ленинградцев размещают в санатории. Комиссар санатория, увидев ослабленную женщину с детьми, вдет ее в самую теплую комнату, устраивает мать и ребятишек. Не проходит и часа, как их уже видишь в столовой. Больные и слабые получают обед у кроватей, которые им приносит заботливая девушка-официантка. Предусмотрено и меню, оно состоит из рисовой каши, рисового супа, манной каши.

Диетическое питание для администрации санатория – основной и самый трудный вопрос. Ленинградцы «капризны», они хотели бы получить капусту, лук, мясные блюда. Комиссар ежедневно посещает палаты и проводит разъяснительную работу. Благодаря диете, сколько сохранено жизней, сколько людей спасено от колита, дизентерии. Люди быстро поправляются. Слабые пользуются в санатории особым вниманием. Врач осматривает их ежедневно. Специальные диеты, лекарства, витамины, вино. Погибают только те, которые обязательно желают «быть сытыми», не считаясь с предупреждениями врача, комиссара, сестры.

Большое количество получают бесплатное питание. Казалось бы, поправился – выписывайся и уходи. Но не так! Выздоровевшим подают автобусы, коллективно закупают железнодорожные билеты. Многим предоставляется бесплатный проезд. Многие устраиваются на работу в Ярославле. Другими словами, если среди ленинградцев встречались люди, обремененные детьми, без средств, без работы, с подавленным настроением, то в санатории они нашли родной дом,обеспеченное будущее. Товарищи, где, в какой стране, в какую историческую эпоху во время войны люди, вырвавшиеся из блокады, получили бы, что имели, мы, ленинградцы, в нашей прекрасной стране? Это государственное мероприятие – конкретный живой пример заботы о людях. Большое спасибо стране, партии и правительству за сохранение нашей жизни и жизни наших детей.

Товарищи ленинградцы! Разъезжаясь по местам, будем твердо помнить, что сделал с ним коварный злой враг и как была спасена наша жизнь. Отплатим за все, за все, за всю заботу о нас хорошей работой, будем служить примером для всех в городе, колхозе, на заводе.


Отдыхающие ленинградцы, комната № 30:

работницы Мауфякова, жена командира Оленина,

жена командира Чеснокова, ученица 10 класса

Г. Оленина, студентка университета Антонова,

парикмахер Миркина, учительница А. Москвина,

ученица 8 класса Д. Миркина.

[4; стр. 271-272]


Также в городском архиве находится документ-обращение учащихся школы им.Пирогова к пионерам ,комсомольцам и школьникам г. Ярославля:

«С чувством глубочайшего негодования и ненависти к фашистской банде авантюристов мы узнали о неслыханной провокации Гитлера, его фашистской своры.

И вот сейчас озверевшая банда фашистов напала на нашу любимую Родину. Она хочет отнять у нас радости жизни, нашу свободу и честь.

Никогда, никогда этому не бывать! Наша славная и непобедимая Красная Армия разобьет и уничтожит взбесившихся псов черной фашистской реакции…

Юные пионеры, комсомольцы и школьники! Помните: высокие урожай нужен теперь так же, как снаряды и винтовки в бою. Мы должны приложить все усилия, всю свою молодую энергию, чтобы помочь выполнить все основные сельскохозяйственные работы и, самое главное, быстро и без потерь убрать урожай на наших социалистических полях колхоза и совхоза.

Все на работу! Все на защиту Отечества!»

[4;стр. 94-95]


По свидетельству бывших учеников можно сделать вывод, что учащиеся школы № 37 в этом деле не были последними.

Самоотверженно работали комсомольцы школы в сельском хозяйстве. Участки совхоза «20 лет октября» были в 3-8км от последней трамвайной остановки. Приходилось вставать в 5 часов утра, чтобы успеть на работу. Работали все, начиная с учащихся 6 класса.

Работали много: пололи, резали лук, убирали морковь, капусту, помидоры. Болели руки, ныли спины, но темпы работы не снижались. Домой возвращались поздно, но на следующий день опоздавших не было.

Душой всех ребят были комсомольцы: Репина, Селиванова, Третьякова, Битюгова. Песней и шутками подбодряли они малышей.


Ю. П. Фиолетова, преподаватель физики, рассказывает, что « все военные годы учителя и учащиеся 6х и 10х классов работали в сельском хозяйстве. Земли совхоза «20 лет Октября» были в 3км от последней трамвайной остановки. Маленькие работали не хуже старших, только очень часто спрашивали :» А дадут нам сегодня овсянку на обед?» Помню, огромное поле капусты: ребята рубят, девочки носят кочаны и складывают в груды… всем надоело, и невольно то тут, то там останавливаются ребята, а норма не выполнена.

И вот один из учителей крикнул: «А ну, ребята, представьте, что это фашисты на грядках. По фашистам огонь из всех орудий!.. Кто больше голов снесет?!» Участок был очищен через полчаса, план перевыполнен. Сознание выполненного долга поддерживало наши силы.»

Когда было возвращено здание школы, новая беда подстерегала учителей и детей - холод. Своя котельная топилась плохо, не было дров. И вот в зиму 1942 года 8 человек учителей отправились на лесозаготовки в район.

Работали не по силам много. Вначале не было умения, сноровки. Мерзли, недоедали. Но бодрость, желание помочь школе родной никогда не покидало. Кроме основных обязанностей, было еще очень много всевозможных поручений, выполняемых учителями: ночные дежурства в школе и домоуправлениях, сбор вещей от населения и учащихся, рытье щелей и канав для труб отопительной системы и большая педагогическая работа по обучению и воспитанию детей. Укрепляло сознание, что своими делами помогали фронту в борьбе с ненавистным врагом - гитлеровским фашизмом».


Медянцева Н. А. вспоминает:

« В 1943 году группа комсомольцев-старшеклассников, среди которых были Сретенский, Косолапов, Белов, все лето работала в колхозе по подъему целины недалеко от станции Лом. Комсомольцы научились управлять трактором, работали от зари до зари.

Фронту не хватало медикаментов. В 1943 году в 7км от станции Лютова, в деревне Жабино был организован комсомольский лагерь учащихся 7х классов. Задачей лагеря было драть кору крушины, которая была необходима для приготовления лекарств. Во главе лагеря была учительница истории и классный руководитель 71 класса Софья Самуиловна Маневич. Ребята очень уставали, руки с непривычки к такой работе потрескались и покрывались волдырями. Вечером засыпали рано от усталости и голода. Обеды готовили сами по очереди, очень радовались, когда можно было сварить немного картофеля в мундире, а величиной этот картофель был с грецкий орех.

Несмотря на трудности, норму выполняли все. Никто не жаловался».

Комсомольцы школы помогали в ремонте школы, сами рыли траншеи для отопительной системы, делали щели для укрытия во время бомбежек.

По призыву партии многие комсомольцы нашей школы ушли на заводы, фабрики, ремесленные училища, так как стране нужны были рабочие.

Комсомольцы школы помогали в работе пионерского лагеря им. Орджоникидзе. Работали помощниками вожатых такие комсомольцы, как Яскевич, Темнова, Скрыгина, Голованова и многие другие. Чудесно справлялись комсомолки–старшеклассницы, которых Медянцева Н.А. готовила во время весенних семинаров помощников вожатых отрядов в летнем лагере им. Орджоникидзе.

Девочки-ученицы сумели втянуть в общую колею всей лагерной жизни мальчиков, среди которых попадались недисциплинированные. Мальчики младших отрядов даже вышивали. Каждая из восьми смен всегда начиналась торжественным днем открытия, а кончалась костром с художественной самодеятельностью и выставкой работ детского творчества. Из лагеря уезжали ребята крепкими, возмужавшими, более дисциплинированными, отважными и ответственными .

Таким образом, мы узнали, что учащиеся школы, как и вся страна, жили под девизом «Все – для фронта, все – для победы» и помогали Родине быстрее избавиться от ненавистного врага – гитлеровской Германии.


Пусть продолжат лучшие.


1943 год был самым трудным годом для нашего города. Участились налеты немецкой авиации. Во время одного из налетов погибли лучшие комсомольцы: Логинова, Лина и Маруся Ханнановы. Они были гордостью школы.

Но даже в такое трудное время комсомольцы школы жили полной жизнью: проходили бурные комсомольские собрания, вечера художественной самодеятельности, литературные и химические вечера.

В школе после уроков действовали несколько кружков (в ходе нашей работы нам удалось найти альбомы двух из них; литературного, который назывался «Искра», в нём участвовали девочки из 10 классов, и химического кружка)

Но особенно стоит сказать о работе химического кружка.

Крупным ровным красивым почерком на обложке альбома написаны слова Ломоносова « Широко простирает химия руки свои в дела человеческие», сделан прекрасный карандашный рисунок, а дальше - план работы, рассказы о химических вечерах. Вот один из них.

О том как, мы начали свою работу.

Близятся зимние каникулы. Каждую неделю собираются десятиклассники в химическом кабинете. Опыты лабораторных работ дали хорошие результаты.

Начали мы свою работу с самых простых вещей: познакомились со спиртовкой, весами, разновесами, гнули и резали стекла и приступали к работе над опытами. Не теряя ни одной минуты, мы приступили к подготовке первого вечера. Сначала никто не представлял отчетливо о том, какую роль должен будет играть он во время проведения вечера, но по мере приближения 8 января (день проведения вечера) каждый был уверен в своих действиях.

Работать приходилось очень много. И вот – все готово!.. Завтра генеральная репетиция. Как волнуются кружковцы! А больше всех – Люся Танкилевич, т.к. для проведения опытов с кислородом ей необходимо было иметь мышонка. Все члены кружка устроили в кабинете засаду и решили изловить единственного жителя, но маленький мышонок оказался хитрее 10 взрослых и ускользнул от нас.

Все для вечера подготовлено. Мы очень волнуемся, т.к. приглашены не только учащиеся других школ, но представители райкома комсомола, из Гороно. Все юные химики почему-то не надеются на хороший результат проведения вечера, только Ольга Ивановна подбадривает всех рассказами о ранее проводимых ею вечерах, и под впечатлением этих рассказов мы успокаиваемся. С большим нетерпением ждем мы приближения назначенного для открытия вечера часа.

Зиновьева 10 кл.

О вечере

Уже семь часов вечера. Как нервничают кружковцы: они бегают, суетятся, охают и ахают. Понемногу начинают собираться гости. Скоро в пионерской комнате собралось много ребят. Шум и смех долетают до 4го этажа, где в химическом кабинете взволнованные химики заканчивают приготовления к опытам. Пора начинать… вот уже приглашенные гости заполнили все пустые места кабинета. Сюда собрались ученики из многих школ, учителя, директор, представители из Гороно. Все с нетерпением ждут начала. Наконец, ведущий вечера Муся Зиновьева призывает к тишине.

Прежде всего, она передает горячий привет от юных химиков школы № 37, желает всем ребятам организовать химические кружки в школах и делиться опытом своей работы друг с другом. «Тема вечера, - говорит Муся, - это реакция горения и ее химическая сущность». Так открывается первое отделение. Доклад делает Люся Танкилевич. Она сразу заинтересовывает ребят. «Представьте, что на Земле нет огня», - говорит она. В это время в кабинете гаснет свет, и таинственная обстановка сразу охватывает слушателей. Затем она рисует картину жизни людей без огня. И вдруг – совершенно неожиданно появляется огонь с неба. Среди тьмы кабинета ярко вспыхивает костер и долго горит на глазах удивленных зрителей. Этот опыт проделала наш алхимик Люся Третьякова. Затем докладчица уверенно рассказывает о теории Флогистона. Сущность теории всем ясна. Люся проделывает опыты горения веществ в кислороде. Кислорода у нее достаточно! Она наполняет им из газометра литровые банки. Вот горит ослепительным пламенем фосфор, затем сера. Особенно красиво горит струна – она напоминает бенгальский огонь. Большое впечатление производит и «невидимый художник». На совершенно чистых листках бумаги вдруг появляются буквы, затем слова, которые выливаются в лозунги.

«Привет от юных химиков школы 37», - читают ребята на первом плакате; затем стихи, сочиненные самими ребятами:

Учите химию, ребята,

Она фантазией богата.

Вы все добудете тогда

И без особого труда.

Под удивленные возгласы ребят появляются еще два стишка:

Кто знает химию прекрасно,

Тому печалиться напрасно.

Он может чудо сотворить,

Из ничего продукт варить.


Ребята, химия важна!

Нам не страшна ничья война.

В почете химия у нас.

Мы победим – настанет час!

На лицах присутствовавших довольные выражения.

«Теперь, - говорит Муся, - посмотрим, как вы знаете химию». Начинается химическая викторина. Викторину проводит Люда Репина. Она замечательно знает химию и своими вопросами быстро занимает слушателей. Кто лучше знает химию? Каждому хочется занять первое место. Пока перевес на стороне мальчиков. Ольга Ивановна говорит: « Или мальчики лучше знают химию, или Люда им отдает предпочтение». По аудитории прокатывается взрыв смеха, Муся объявляет, что за активное участие в викторине буду даваться призы – серебряные монетки, которые в это время старательно серебрит алхимик Нина Селиванова.

Первая часть окончена. Но заинтересованный зритель не хочет прерываться и просит сразу перейти ко второй части.

Ведущий вечера предупреждает гостей о том, что во втором действии буду испытываться нервы каждого – это заставляет всех насторожиться. Тамара Волкова делает доклад о взрывчатых веществах; доклад иллюстрируется опытами: вот трещит «безобидный пулемет», бухает «старинная пушка». Тамара рассказывает и о применении взрывчатых веществ. Не имея спичек, она зажигает спиртовку одним прикосновением стеклянной палочки; опыт производит сильное впечатление, особенно на мальчиков. Все опыты толково объясняет Валя Сперанская. Тамара рассказывает о нашей артиллерии, которая крушит гитлеровские орды. Значение артиллерии огромно. В это время «невидимый художник» опять просит слова. На совершенно чистом листе бумаги вдруг появляется надпись «Палач», дальше появляется голова палача Гитлера, затем появляются окровавленные руки, и вскоре вся уродливая фигура Гитлера появляется в луже крови, а под ним надпись: «Будет Гитлеру конец!»

В это время радио приносит радостную весть. Ведущий вечера объявляет, что наши доблестные войска освободили город Кировоград. Взрывы аплодисментов заглушили ее голос, но вот, как только возбужденные возгласы умолкли, снова слышен голос Муси: «Сейчас наши юные химики будут салютовать в честь Красной Армии!» и вдруг с треском перебрасывается столб огня с одной кучки песка на другую. На уголочке кафедры, где примостился «безобидный пулемет», раздаются выстрелы «старой пушки» и от ее огня взлетает столб дыма. В центре ослепительным огнем горит порох, обволакивая дымом восхищенных зрителей. И все это подкрепляется восторженными улыбками и громом несмолкаемых аплодисментов. «Слава нашей армии! Слава советской артиллерии и советскому оружию!» Трудно разглядеть друг друга. Деловая часть вечера окончена. Внизу уже звучит музыка, раздаются звуки вальса. Окуренные дымом, но ужасно довольные гости кружатся в парах, еще не очнувшись от тех впечатлений, которые произвела деловая часть.

Люда Репина 10 кл.


О.И Рукавишникова , учитель химии, руководитель кружка, свидетельствует :

«Мы стали заниматься в школе №2, так как в нашу школу привезли тяжёлобольных из Ленинграда. Изучить химию с мелом в руках мы не могли, и поэтому я хлопотала о разрешении пойти в химический кабинет своей №37 школы. Наконец разрешении получено, и я пробираюсь по лестницам запасного выхода на 4-ый этаж. На всю жизнь запомнила, что почти на каждой площадке лежали трупы людей. Они напоминали мощи. Люди умерли от дистрофии. Сердце обливалось кровью при мысли, как же тяжело там, в Ленинграде, и какое же надо иметь ленинградцем мужество , чтобы так долго и упорно защищать свой родной город.»


Поражаешься, читая альбомы, эрудиции учащихся, их большому желанию учиться, чтобы быть достойными тех, кто находится на фронте, их выдумке и смекалке, чувству юмора и пониманию прекрасного. И это было в годы войны?! Начинался альбом и заканчивался фразой: «Пусть продолжат лучшие кружковцы». И продолжили, как нам удалось узнать, другие, уже после войны...


Детская память

Память. Детская память. Она способна выбирать самое-самое и пронести через всю жизнь. Девочке 7-10 лет, ей в куклы играть, книжку весёлую читать, на одной ножке в «классики» играть.

Алюминиевая кружка, ложка, холщовый мешочек да стираная - перестиранная (но с вышивкой) тряпочка. Вам быть в музее. Вы – свидетели не только голодного детства, но и духа русского человека, который не может сломать никакая беда.

В одной из встреч с Кононовой С. П. мы узнали что, эта война была самой кровавой войной. Примерно 30млн. человек погибло. Почти каждая семья потеряла отца, сына или дочь.

«Как жили мы в годы Великой Отечественной войны? Учились,» -говорила во время одной из встреч Софья Павловна Кононова.

-Когда началась война, мне было 10 лет, - вспоминает Софья Павловна, - мы жили на проспекте Шмидта в доме №18. Когда мне исполнилось 8, я пошла в школу-новостройку №8, по улице Володарского. Это была очень красивая школа, с прекрасной традицией: собирать отличников и

фотографироваться вместе с директором и завучем на фоне бюстов Сталина и Пушкина. В центре, как и положено, стояли директор и завуч. Дети одеты, говоря современным языком, свободно, но обязательным был белый воротничок (как у мальчиков, так и у девочек). К «форме» относились бережно; приходя домой, снимали, вешали на стул.

Но вот началась война, из Москвы стали привозить раненых солдат, и в 1941 году сначала заняли 1-ый этаж под госпиталь, а потом и всю школу. Нас разбросали по другим школам, а я попала в 37ю школу».

В ходе беседы с ветераном мы узнали, что классы были такие же, как сейчас, только парты другие. В центре была чернильница, сбоку желобок для ручек, парты были зеленого цвета, а стулья коричневые. Дежурные должны были приходить за 30 минут до урока, чтобы убрать класс и разлить чернила в желобки. Чернила береглись, и поэтому после уроков они сливались обратно в банку. У детей было всего две тетради (для контрольных и рабочая). Шили они их сами, из газет, а писали между строк. Учебников у них не было, поэтому учителя слушали внимательно, чтобы запомнить все на уроке. «Как сейчас помню: в пятом классе мы собрали 150 рублей и смогли купить учебник по истории и по очереди читали его,» - вспоминает Софья Павловна.

Домашние работы делались в школе. Учителя были очень требовательны, и мы старались учиться хорошо. Прогулов не было. С 4 класса по 7-ой сдавались экзамены по всем предметам.

«Меня часто вызывали к учительскому столу, чтобы я другим ребятам объяснила материал. Всем хотелось быть учителем, а мне особенно, поэтому, наверное, я и стала учительницей.

С нетерпением ждали конца 2-ого урока: был завтрак. Один из дежурных приносил кипяток, а другой делил хлеб на весь класс. До сих пор храню салфетку, мною вышитую, алюминиевую кружку, ложку и мешочек. А крошки от хлеба мы собирали и съедали

После уроков – вязали, вышивали, учили друг друга.

Но потом в школу стали привозить раненых. Для них выделили 2-ой и 3-ий этажи. В школе стали создаваться небольшие бригады, которые посещали палаты. Ребята писали письма, шили кисеты и выступали с концертами. Солдаты нас очень любили: угощали своим хлебом и гладили по голове. Мы брали бинты с собой домой, стирали их и приносили обратно. Также собирали металлолом на подводную лодку и самолет.

В зимнее время было холодно, одеты мы были плохо. Парового отопления не было. Ходили пешком на Перекоп и оттуда везли торф.

Как сейчас помню: приходили эшелоны с фронта, и из теплушек грузили на подводы умерших ленинградцев. На Леонтьевском кладбище есть обелиск, пятиконечная звезда, а в центре написано «Жертвам блокадного Ленинграда». За памятником сейчас ухаживают: возлагают цветы. А тогда тех, кто оставался в живых, отправляли в школу или больницу.

Моему отцу дали бронь, а он пошёл добровольцем в Ярославскую коммунистическую дивизию. Курс молодого бойца проходил под Костромой, и мама ходила пешком навещать его. Было очень трудно.

А мы, дети, посылали посылки на фронт: рукавички, бумагу, карандаши, свои рисунки. И как были рады, когда бойцы с благодарностью присылали ответ.

Все письма, приходившие от отца, проверялись «военной цензурой». В каждом письме он передает привет учителям.

Однажды отец прислал осьмушку табака, чтобы мать обменяла её на хлеб для детей. Как мы радовались этому! Но потом в нашей семье произошла трагедия: погиб отец. Все его письма мы сохранили. Некоторые из них хранятся в различных музеях. После войны мы вместе с поисковой экспедицией ездили на Духовщину, на поиски могилы отца, и мне досталась книга записей погибших солдат, где я увидела данные о своем отце. Тогда я вскрикнула: «Ой, я папу нашла!».

Похоронен отец и другие ярославцы в деревне Починок на Духовщине. Тогда мы там провели линейку, возложили цветы.

1943 год - самый трудный год: были страшные бомбежки города. Бомбили ночью.

12 сентября 1943 года была особенно страшная бомбежка. Я ее никогда не забуду. В нашей квартире жили две семьи: я с семилетним братом и мамой и соседка с малолетней девочкой. В ту ночь с нами не было ни мамы, ни соседки: родители работали днем и ночью. Мы очень испугались, не знали, что делать. Проспект горел, бомбы попадали в «Гигант», по всему проспекту летали бумаги. В нашем доме, только в другом подъезде, бомба пробила все пять этажей, но она, к счастью, не взорвалась. Она была начинена песком, и в ней была записка: «Мы не хотим войны. Мы антифашисты.»

К нам в квартиру влетел осколок, ударился о стену и упал на кровать мамы. Как мы остались жить – не знаю. Соседи прибежали к нам, чтобы отвести нас в бомбоубежище – на улице было очень светло, как днем. Бежали босиком. До1943 года были эти бомбежки, проходили через каждые 10 дней. Страшно…

После того как мы сдали экзамены летом, нас отправляли в колхоз. Подъезжали машины, увозили нас на паром, а оттуда на другой берег в деревни Пазушино, Молочино, Костаново и др. Там жили все лето. Представьте, мне зачли после войны 2,5 года работы в тылу. Работать было разрешено с11-13 лет, а я работала с 10, но этого делать было нельзя. Работали мы за еду. В 2 часа утра нас поднимали, чтобы мы гоняли птиц, которые воровали овощи. Также нам надо было полоть, поливать и подкармливать растения, а ближе к осени мы собирали колоски. Иногда даже мы проводили соревнования, кто больше соберет колосков.

Мы выросли настоящими людьми. Мы были трудолюбивыми. Все умели, всему были научены. Дружбу мы сохранили до сих пор. У одной девочки мама работала на леднике (большой холодильник для овощей) около 8-ого дома на проспекте Шмидта. Мы помогали ей, и она давала нам морковки. Мы несли их в школу и делили на всех. А училась я на одни пятерки и тогда уже решила стать учителем. В 1946 поступила в педучилище имени Морозова, а затем стала преподавать в школе №70, а потом, после окончания института, я получила диплом с отличием и пошла работать в 37-ую школу, где проработала 30 лет».

Софья Павловна – отличник народного образования, председатель ветеранов школы, частый и любимый гость на праздниках и встречах, проводимых в школе. Каждый ее рассказ – живая страница книги о Великой Отечественной войне, книги о сильных духом советских людях.


Ещё одна находка.

Журнал. Школьный журнал. В нём – жизнь ученика, хорошая и плохая, в нём – оценки за его труд. Но журнал 2 класса, найденный в школьном архиве, особенный. Он 1945 года образца. Сделан из страничек школьных тетрадей. Обложка – из картона, прошита суровыми нитками. В нём аккуратным почерком, чернилами написано расписание уроков, названия предметов:

- арифметика

- русский язык (письмо)

- чистописание

- русский язык (развитие речи)

- физкультура

- пение

Заверено подписью Волкова А.К, который был завучем.

Дальше – страницы с оценками, с фамилиями и именами учеников, а их в классе – 46. « Как же учились?- задаём коварный вопрос. Неужели у всех пятёрки? Нет, есть и двойки и тройки. Ищем пятёрки. По арифметике они частыми гостями были у Великорецкой Ирины, Жуковой Галины, Перевезенцевой Светланы. По чтению у Кокоревой Тамары и Чкаловой Нины, Эйдензон Эльвиры. По русскому языку (письмо) у Соломахиной Светланы. По чистописанию у Кокаревой Тамары, Коконовой Галины. По физкультуре у Лебедевой Татьяны, Макаровой Валерии, Чистяковой. По пению у Волковой Нины, Снисарь Фаины.

Лучше всего оценки по русскому языку (чистописанию), физкультуре. На обратной стороне с оценками запись, что проходили : по арифметике (умножение и деление по 5,решение примитивных задач, контрольная работа ,во столько-то раз больше)по русскому языку письмо (признак предмета, действие предмета ,диктанты , раздельное написание предлогов ,контрольные диктанты за четверть» .

И снова обложка, где синим карандашом написано: «Списки для выдачи хлебных талонов за август 1945г.»

Страшная надпись, от которой веет голодным детством, может , поэтому в журнале есть «двоечки»…

И низкий поклон учителям школы, которые работали в это время в школе:

Лиляеву О.В

Парийской З.Д

Крыковой А. И

Рукавишниковой О. И

Сериковой М. И

Бережковой А.С

Новицкой А.М

Маликовой К.И

Сусловой Н.А

Дёгтярёвой А. И

Их имена навечно остались, как лучших педагогов школы № 37 в городском архиве Ярославской области.[6; стр. 8]

В книге воспоминаний А.Н Гречина, учитель начальных классов, пишет:

«Я люблю свою школу до сих пор. Ведь здесь с моими товарищами я переживала тяжёлые годы войны. Мои товарищи помогли мне воспитать и обучить моих троих детей, оставшихся без отца. Помню январь 1942. Я лежу в больнице, а дома на руках 16летней дочери и 14летнего сына двухнедельная Марина. Отец на фронте. В квартире холод, голод. А три учительницы : Шарова Н.М., Смирнова Ю. Н., Соколова Т.К. при участии директора М.И. Мориной на санках в пургу и мороз привезли в Полушкину рощу дров, чтобы отопить квартиру. Н.Н. Тихвинская, Н.М. Шарова , С.С. Маневич навещали меня в больнице. Разве можно его забыть?

Прошло много времени. Изменилась и наша школа. На месте диких серебристых тополей и оврагов построены географическая площадка, физическая площадка, разбит прекрасный пришкольный участок. А воспоминания остались прежними.»


Выводы


В ходе исследовательской работы мы узнали, что в годы Великой Отечественной войны учащиеся нашей школы хорошо учились, несмотря на трудности военного времени: недоедание, бомбежки, потеря родных. Девочки помогали фронту: работали в госпиталях, на полях области, в пионерских лагерях. Многие выпускники школы принимали участие в боевых действиях и партизанских отрядах. Под руководством учителей выжило поколение сильных, трудолюбивых, дружных и умных людей, которым есть что рассказать (см. «Воспоминания») и на примере которых есть чему научиться.


Нам удалось:


- подготовить материал для экскурсии по школьному музею

- собрать экспонаты: альбомы, фотографии, письма, журнал 2 класса, кружка т др.

-сделать презентацию

Материал использовался при проведении городского слёта патриотов, на классных часах в 9 классах.


методы:

- работа с источниками информации в библиотеке

-работа в школьном архиве, городском архиве Ярославской области.

-встреча с ветераном Великой Отечественной войны С. П. Кононовой.

-пешеходные экспедиции


В перспективе просмотреть дальнейшую судьбу учащийся школы после войны, возродить аллею, посаженную выпускниками военных лет.


Библиография

1) Сидоров И.И, Румянцев Б.П Герои огненных лет. Ярославль.Изд. Верхне-Волжское 1985 г.

2) Дябин В.С Вечная память изд. Ярославль ( 1995 г.)

3) ГАЯО ф. 272 оп. 23 д. 16 ( Письмо учащихся школы им. Пирогова г. Ярославля)

4) ГАЯО ф. 272 оп 39 д. 225 л. 88 (Благодарственное письмо)

5) ГАЯО ф. 2358 оп. 3 годы: 1940-57( Историческая справка средней школы № 37 им. Серго Орджоникидзе)

6) Книга Воспоминаний ( Из архива школы)






Скачать 282,92 Kb.
Дата конвертации04.12.2013
Размер282,92 Kb.
ТипДокументы
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rud.exdat.com


База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2012
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Документы